14:04 

15.02.2015(2)

***

Виктория Авосур
Глава-27 Пробуждение Кундалини

Перед тем, как у меня пробудилась Кундалини – я года два или три не занималась никакими духовными практиками, не читала никакой духовной литературы, и даже не ходила ни в какие Церкви. Я вообще не выходила со двора, и никого, кроме членов моей семьи, я не видела. В те годы я жила себе обычной жизнью, как домашнее животное, ничем особо не интересуясь. Пила, правда, травы и делала лечебные ванны, но это не относится ни к каким видам духовности. Поэтому, я точно и уверенно могу теперь сказать, что знаю истинную причину пробуждения Кундалини, и не будет в моих словах никакой ошибки.
На такой неинтересный образ жизни я перешла после одного происшествия, объяснить которое я так и не смогла. Оно меня очень напугало, и заставило ко всему потерять интерес, даже не выходить из дома. Сначала я расскажу, что это было за происшествие.
Однажды я вычитала в местной газете о необыкновенном изображении ливанского святого Шарбеля, которое проявилось прямо в монастыре и его сфотографировали. Это изображение было размножено миллионными тиражами. Люди прикладывали его к больным местам, и под воздействием загадочного портрета, получали исцеление даже от самых страшных и неизлечимых болезней. Книжечки об этом святом продавались и у нас в Цветущей, на почте. В те дни я их купила несколько штук, чтобы целебного материала хватило как можно на дольше.
Настоящее имя Шарбеля – Юзеф Маклуф (8.05.1828г. – 24.12.1898г.). Я тогда прочитала о его жизни, и узнала, что он отвечает всем людям абсолютно всех национальностей, и всех религий, даже атеистам. Однажды на его местность надвигалась саранча. Он помолился на воду, потом этой водой окропили сады и поля, и саранча облетела обработанные земли, не тронув урожаи людей. Шарбель выгонял бесов, исцелил заключённого от полной слепоты и артрита (1950г.), исцелил женщину от горба на спине (1950г.), заблудившемуся в джунглях принёс бензина, потому что портрет Шарбеля был в его машине. Когда этот святой умер, то из его мощей потекла сукровица, и она тоже исцеляла многих людей. Но самым интересным всё же оставался портрет, и я ухватилась за такую простую возможность приобрести здоровье с большой надеждой и уверенностью
Я наклеила изображение Шарбеля на картон, обшила плёнкой, прицепила нитку и повесила себе на шею. Пожила я с этим портретом дней три, а потом, по какой-то причине, у меня начались очень сильные боли в животе, от которых я с трудом избавилась. Такой поворот событий меня напугал, и я сняла портрет Шарбеля, спрятала его на шкаф.
Прошло несколько месяцев и я опять вспомнила о Шарбеле. Мне подумалось, что предыдущая неудача с болью в животе – это было чисто случайное совпадение, поэтому всё же не помешало бы полечиться. Опять я достала портрет и повесила себе на шею. На этот раз мне хватило уже всего лишь одного дня и снова у меня начались такие же сильные приступы болей в животе. Я поняла, что первый раз произошло не совпадение, и от страха я сожгла в печке все портреты Шарбеля, которые у меня были. Но боль моя не проходила, а становилось всё хуже и хуже, а в дополнение ко всему случившемуся ещё и очень высокая температура поднялась.
На пятый день температуры я вызвала скорую помощь и меня забрали в хирургию с подозрением на аппендицит. Пришли врачи, осмотрели, даже среди ночи сделали УЗИ, и нашли мешок с гноем между маткой и маточной трубой, с правой стороны. Анализы крови подтвердили гной в животе, поэтому никаких шансов на жизнь у меня не было. Той же ночью меня отправили в гинекологию и положили в предоперационную палату. Сказали, что жизни осталось три дня или чуть больше, потому что гной в животе никуда не денется, чудес не бывает. Потом я ещё раз пошла на УЗИ и проверилась второй раз. Диагноз не изменился и мне опять написали точные размеры мешка с гноем, который вроде бы находился между маткой и маточной трубой. Подгоняли поспешить со сбором денег на операцию, потому что появившееся несчастье могло лопнуть в любую минуту.
Ну и где эти деньги собирать, если в то время мы не имели их даже на самое необходимое? Дом мы продать не могли. После смерти моей матери мне остались только две наполовину разваленные, и никому не нужные, лачуги, в которых почти что потолок падал на голову, и это ничем не могло помочь. К тому же, в них жил Гунзыр. В своём доме, в Цветущей, тоже была нищета и трое детей, зарплата моего мужа маленькая. Шансов добыть хоть какую-то сумму на операцию у моей семьи совсем не было.
Раньше я не верила в медицинские диагнозы, но на этот раз всё показалось очень убедительным и я поверила. Я понимала, что деньги на операцию моя семья не соберёт, поэтому просто приготовилась к смерти. Ощущение у меня было такое, как у заключённого перед смертной казнью. Но я всё равно имела в своей душе хоть и маленькую, но всё же надежду на исцеление. Ночью я молилась к неизвестному Богу любой конфессии и любой религии с просьбой мне помочь. И если Он поможет, то я просила у Него ещё и визуальный знак, который я могла бы увидеть в день исцеления. Хотелось знать из какой религии или конфессии мой спаситель жизни, чтобы потом ходить в эту Церковь. Помолилась и в три часа ночи уснула.
Проснулась я утром, а живот не болит. Померяла температуру, а она нормальная. Пришли врачи на обход и никак не могут понять куда испарился мешок с гноем у меня в животе. Дальше ко мне в палату подселили молодую женщину двадцати трёх лет. Она оказалась очень разговорчивой и даже угощала меня едой, которую принёс ей муж. Потом она сказала мне, что очень сильно любит свою семью и дала свой мобильный телефон, чтобы я посмотрела её домашние фотографии. Я нажала первую кнопку и у меня волосы встали дыбом.
--Кто это? – спросила я, хотя и сама хорошо понимала чьё изображение я вижу.
--А это Кришна,- Бог моего мужа Кетиса,- ответила она мне.
--Очень удивляет,- сказала я соседке по несчастью, имея в виду, что этой ночью я срочно просила визуальное изображение спасителя жизни, если получу исцеление.
--Ничего удивительного нет,- продолжала она. –Мой муж постоянно мне говорит, что Бог один, это только имена у него разные.
Я ничего не ответила той женщине, но долго раздумывала, что бы это значило. Вариантов было несколько.
Первый вариант такой, что врачи, как обычно, поставили мне неправильный диагноз. Такое они делали постоянно и поэтому неправильные диагнозы уже перестали меня удивлять. Вот даже и эта женщина, которая показала портрет Кришны, тоже пострадала. Пошла она в один кабинет УЗИ, и ей написали кисту левого яичника, пошла в другой – написали кисту правого яичника. Она сидела и угадывала с какой стороны у неё киста. Но у меня ещё и анализ крови показывал, что лейкоциты зашкаливают. Очень было похоже на правду.
Второй вариант причины исцеления был в любви Кришны ко мне. Я, правда, отреклась от Него, как от дьявола, в христианской Церкви, исповедалась. Но если Бог один, то ему без разницы какое имя носить, и возможно, что именно об этом Он хотел мне сказать в день моего исцеления.
Третий вариант был в подозрении на действие травы ежевики. В ночь вызова скорой помощи я выпила пять больших и полных чашек такого крутого отвара травы ежевики, что чай был кислым, как будто я уксуса налила. Однажды ежевика исцелила мне острый панкреатит, и тоже за одну ночь. И вот здесь я опять подозревала её влияние.
Какой из трёх вариантов правильный – этого я уже не узнаю никогда. Писала я о чудесном исцелении на форумах, задавала людям вопросы, но они даже не верят, что такое в моей жизни вообще когда-то произошло. Что уже говорить о вариантах открытия истины?!
Получив шок и огромный испуг, я решила с духовными книгами и Учениями в будущем больше не играть. Наверное, года три я сидела дома, не выходила со двора, и вела жизнь атеистки-безбожницы. В то время я уже не верила ни во что и никому.
Потом мой муж устроился на работу в школу, его взяли завхозом. Появились деньги на еду и на всё самое необходимое. Его зарплата была не большой, но теперь нам её уже хватало, чтобы жить, а не выживать. От радости он начал нам покупать на базаре дешёвые диски с фильмами,- на обмен. То есть, покупал только один диск и только один раз. А потом постоянно его менял и за следующий диск чуть-чуть доплачивал. Я просила именно индийские фильмы и он выполнял мою просьбу. DVD-плеер мы тоже тогда купили, и какое-то время он нам послужил.
Во время просмотров индийских фильмов я начала очень сильно восхищаться увиденным. Мы покупали не боевики, а мелодрамы. Эти фильмы действительно были красивыми. Плюс, ещё мы посмотрели «Подводную одиссею Кусто», и о природе - «Куда уносят мечты». Особенно фильм о природе я пересматривала много раз. Последней каплей, переполнившей чашу моего восхищения, оказались три диска с танцами молодого Акшая Кумара и Праянки Чопры. Это были «Любовь под облаками», «Выходи за меня замуж» и «Противостояние». Акшай и Праянка так красиво танцевали, что восхищение прекрасным меня тогда просто переполнило и эти артисты начали мне сниться по ночам. Сами фильмы я смотрела несколько раз, и опять у меня были сны с индийскими танцами, и опять восхищение накрывало меня так сильно, что нет слов, чтобы передать что я чувствовала у себя в груди.
Потом лежала я на диване, расслабилась. И вдруг какое-то тепло вышло из области возле копчика и волной поднялось вверх, к сердцу. Я испугалась, и тут же взбодрилась, соскочила с дивана и от страха начала бегать по комнате. Моё непонятное явление быстро прошло. Но стоило мне опять лечь и расслабиться, как опять энергетическая волна поднималась по позвоночнику вверх и, дойдя до сердца, разливалась теплом по всему телу.
На меня напала паника и охватил настоящий ужас. Если подумать логически, то меня можно понять. Я была изолирована от общества, не выходила из дома, три года уже не читала духовной литературы, не посещала Церквей и не молилась. Откуда же могло привалить такое «счастье»? Понятное дело, что я подозревала аллергию, заболевание сердца или нервной системы, поражение мозга и даже климакс. От страха я не могла спать ночами и с утра до вечера перечитывала все медицинские книги, в поисках своего диагноза. Но ни одна из болезней не вписывалась в мои симптомы. Я не знала, что делать и мне было очень-очень страшно.
На фильмы у меня никакого подозрения не было, поэтому я продолжала смотреть свои любимые индийские мелодрамы, и позже мне ещё понравился фильм «Тайная сторона желания», в котором в главной роли Джон Абрахам. Все названные и не названные мной фильмы не имели никаких индийских национальных или религиозных мотивов. Они слишком современные, и танцы там современные, даже не такие, чтобы назвать их очень индийскими. В общем, духовной стороны не было, но было очень сильное восхищение прекрасным, на что я совсем не обращала внимания и не догадывалась, что именно это начало подготавливать меня к пробуждению Кундалини.
Восхищение прекрасным – это энергия любви, и когда приходит любовь, то она имеет слишком высокие вибрации. Попадая в физическое тело такие вибрации могут даже пробудить спящую внутреннюю энергию, поэтому их присутствие всё же ощущается. Но мне тогда ещё было неизвестно об этом.
После многодневных неудачных поисков я начала немножко догадываться о том, что это могут быть какие-то энергии. Потом мне вспомнилось, что когда-то давно, более десяти лет тому назад, я уже читала что-то подобное. Это была книга Ромена Роллана «Жизнь Рамакришны. Жизнь Вивекананды». Я позвала свою дочку и попросила, чтобы она сходила в библиотеку и принесла мне эту книгу. Лерочка выполнила моё желание.
Я сидела, и с большим интересом читала книгу. В те дни мне помню понравился Вивекананда и я в него влюбилась. Как такое возможно? Всё очень просто и без проблем. Ромен Роллан написал, что Нарендра (Вивекананда) очень любил музыку, красиво пел и танцевал. Он хотел стать учёным, сидеть в кабинете и писать научные труды о музыке, изучая её со всех сторон. Я представляла Вивекананду танцующим, как Акшай Кумар с Праянкой Чопрой, представляла, как он поёт и как его любят зрители. А в книге было написано, что Нарен был красивым, и его любили все люди, особенно женщины. В общем, я влюбилась в него.
Дальше начало происходить что-то очень необычное. Я уже поняла, что это не аллергия, и не болезнь сердца, а энергия, и её присутствие у меня внутри я чувствовала круглосуточно.
Когда мы видим что-то прекрасное и восхищаемся – появляется энергия, и эту энергию надо куда-то направить, чтобы использовать. Если этого не сделать, то неиспользованная энергия будет в организме ходить по кругу и причинять многие неудобства, даже боль.
Моя подруга Диана, с которой мы в техникуме пробирались в Ботанический сад через забор, переехала на постоянное место жительства в Америку и там у неё был духовный Учитель. Он ей говорил, чтобы она направляла большую часть своего внимания на дом и на семью, потому что пробуждать Кундалини опасно. Это огромная Змея, которая может убить или покалечить, а может и перенести в другую реальность. Диана ждала чудес, а он ей говорил, что кроме этого должно быть и ещё что-то.
Учитель был прав, потому что пробуждённая энергия должна куда-то изливаться,- течь своим потоком. Это может быть не только семья, но и творчество, помощь друзьям, даже интерес к любимому делу у себя на работе, и многое другое. У меня же, в своё время, не было ни Учителя, ни того объекта, на который я могла бы изливать пробудившуюся энергию, потому что я болела, ни с кем не общалась, три года не выходила со двора, не занималась даже творчеством. Я лежала и мучилась от тех ощущений, которые происходили у меня внутри.
Каждое мгновение у меня в организме что-то происходило, и это были или экстазы с сильнейшими наслаждениями, или страдания, или первое и второе одновременно. Мне было жарко, всё тело горело огнём, каждая его клеточка пульсировала, играла, как лампочка светомузыки на дискотеке. Пульсирующие клетки создавали какие-то мелодии у меня внутри, и каждый раз была другая мелодия. А страдания мои были связаны с мистической болью и с психологическим утомлением от слишком острых ощущений, которые действовали у меня в моём теле.
Пробудившаяся энергия была очень чувствительна к тому, о чём я думала. Мне достаточно было мысленно пройтись по позвоночнику раза три, как тут же появлялись такие же огненные волны. За несколько месяцев мучений и наслаждений я уже забыла, что такое ладони рук, стопы ног и губы без пульсирующих оргазмических мурашек. Внутренние органы тоже ощущались и мне хотелось почесать печень или почку, но сделать такое было невозможно. Когда волна поднималась вверх, то энергия попадала в мозг и мне казалось, что мою голову разносит изнутри.
Самый сильный эффект от пробудившейся Кундалини был ночью, и особенно утром. Я имела такие сильнейшие звуки в ушах, что если бы, в это же время, кто-то стоял в комнате возле меня и говорил, то я не услышала бы ни одного слова. А утром я лежала голодная и не могла встать с постели, чтобы сходить по нужде, и хоть немножко чего-нибудь перекусить. И то, что со мной происходило – это была совсем не слабость физического тела, нет. Это были чрезмерно острые ощущения, не позволяющие даже повернуться на бок. Кто из людей пробовал в секунды оргазма ходить по комнате? Кто? Понятное дело, что в такой момент никто не ходит. А я чувствовала одновременно тысячу оргазмов, которые происходили в каждой клетке моего тела и не пять или десять секунд, а много часов подряд, не давая даже пошевельнуться. Иногда я просто лежала, смотрела на потолок и плакала. Это были адские мучения и сильнейшие наслаждения одновременно – два в одном.
Самое интересное было в том, что никак я не могла увидеть причину погружения в такое интересное состояние, хотя и причина была слишком ярко выражена, и просто кричала о своём существовании. Когда мне стало спокойнее и все эти мучения немного прекратились - я достала какой-то прекрасный фильм, и на этот раз даже не индийский. Посмотрела его, с большим восхищением, разумеется, и легла спать. Потом просыпаюсь, а в комнате звучит музыка и песня из этого фильма. Громкость включена на всю комнату и сильнейшие волны снизу вверх по позвоночнику опять не дают даже пошевелить пальцами. Когда экстазы немного утихомирились - я начала задумываться почему у меня в доме включили на всю громкость телевизор и куда-то ушли. Потом собралась силами и села. В эту же секунду звук отключился, причём без участия рук человеческих. Смотрю я вокруг себя, а телевизор не включен. Я вообще не увидела ни единого источника звука, и взглянув на часы, неожиданно поняла, что и муж мой, и дети, -все уже давно в школе. Вот это новость! У меня появились не только звуки в ушах, но и звуковые галлюцинации, как это было раньше, в дни посещения евангельско-харизматических Церквей. Музыка, которая звучала, указывала на то, что мне очень понравилось и подарило восхищение. В последнем случае это был фильм, но в те дни я этого так и не поняла.
В одну из ночей я проснулась от сильных потоков энергии и отдалась в её «руки». Половину моего туловища подняло над диваном и я зависла в воздухе, а всё, что ниже пояса, было привалено одеялом и шубами сверху. Я лежала на воздухе, как на надувном матрасе, в полном сознании, и даже не удивлялась. Чудеса кажутся человеку чудесами только до тех пор, пока мы смотрим на них со стороны, и видим, как что-то происходит с другими людьми. Когда же меня саму по-настоящему подняло над диваном, то я даже и чудом это не считала. Я только подумала: «И это называется чудом? Обычная плотность энергии вокруг меня, и я на ней лежу. Теперь понятно почему Иисус Христос и другие святые ходили по воде. Их энергия стала плотной, как моя сейчас. Она может быть умеренно плотной, и тогда валит людей на спину, как она это делает в харизматических Церквях, а может быть и очень плотной, как у меня сейчас. Тогда на ней можно лежать, как на надувном матрасе. При уплотнении энергии точно, что на воде не утонешь.» Всё было слишком понятно и очевидно, я даже и не радовалась, что чудо происходит, потому что и чудом всё это совсем не считала.
Дальше я полностью расслабилась, и мою голову начало поворачивать то влево, то вправо, с интервалами по одной секунде. Ощущалось, что это делают потоки по позвоночнику. Вроде как бы правый и левый, и их переключение поворачивало голову. Потом я вышла из этого состояния, но до самого утра уже не спала. Я обдумывала, как чудесно устроено всё вокруг и энергия может стать на столько плотной, что даже валить людей, толкая их в грудь, или поднимать человека над диваном.
Моё состояние сильнейших мучений и наслаждений длилось полтора года, и за это время на столько было утомительно для нервной системы терпеть слишком острые ощущения, что хотелось покончить жизнь самоубийством. Я вспоминала глупые фразы людей в газетах, которые мечтают о вечном оргазме и мне хотелось сказать им, что это путь в ад. Оргазмы тем и прекрасны, что они кратковременны. Вот у меня мой оргазм всех клеток тела длился полтора года, и так мне было ужасно, что не хотелось жить. Да, это были сильнейшие наслаждения, но нервная система их не выдерживала, и хотелось исчезнуть куда угодно,- лишь бы всё это наконец прекратилось.
Мне надо было направить свою энергию на окружающих или на творчество, потому что если она не видит выхода, то разрушает нас изнутри. Рамакришна умер от рака, Вивекананда не дожил и до сорока. Многие кундалинщики заплатили за неиспользованную энергию своим здоровьем и жизнью, потому что пробуждали они её много, а использовали мало, и энергия не находила себе места, просто разрывая своего носителя. Все мы знаем, что Рамакришна падал в экстазы даже от красоты журавлей на фоне серой тучи. И Вивекананда сначала красиво пел, танцевал и любил музыку. Ещё Джеймс Редфилд пишет нам о том, что пробуждается внутри от ощущения прекрасного. Ну и Агни-йога Рерихов тоже напоминает.
Для примера можно взять сексуальную энергию. Как она появляется? Её творит ощущение прекрасного при мыслях о человеке противоположного пола, и потом эта энергия растрачивается на сексуальные отношения. А что будет, если противоположный пол очень сильно нравится, и энергии тоже есть много, но об этом только мечтать, а самим сексом никогда не заниматься? Конечно же, начнёт разрушаться здоровье, потому что неиспользованная энергия будет разрывать такого человека изнутри. И меня саму она тоже разрывала не раз. Я всегда восхищалась мужчинами и очень сильно любила их, но физического контакта, у меня с ними, почти что совсем никогда не было. Детей сделали быстренько, по плану, и на этом полный конец. Когда с делами секса полностью прекратилось, то тут же и сердце начало барахлить. Неудовлетворённость сексуальной жизнью на много больше ударила по моему здоровью, чем несчастливые роды.
То же самое и с Кундалини. Её можно пустить через сексуальные центры и горячо заниматься сексом, только в меру. Но йог на это не пойдёт,- он же святой. Кроме того, когда через сексуальные отношения теряется энергия, то йоги чувствуют, что их уже не разрывает, и начинают бороться с потерей специфических ощущений. Можно ещё направить свою энергию и на любовь к семье, чего учил мою подругу Диану её Учитель. Но у йога нет семьи, а у меня, в те полтора года мучений, семья была, но я с ней не контактировала, по причине сильной ограниченности болезнью, и через огромный страх. Я же не понимала, что со мной происходит! Или ещё один дополнительный вариант - пустить свою энергию на творчество, но йоги этим не занимаются, и мне тоже тогда было не до творчества.
Я часто выходила в астрал, и тоже чаще всего это случалось ночью. Просыпалась я среди ночи и не чувствовала своего тела. Я мысленно поднималась вверх и висела под потолком. У меня проскакивала идея куда-то полететь и совершить приятное путешествие, но было страшно, потому что я слишком боялась заблудиться.
Самый интереснейший выход в астрал был у меня одним летним днём, кажется в августе месяце. Утром я проснулась с сильнейшими волнами, которые шли из низа живота вверх. На то время моя Кундалини всё чаще начиналась не в позвоночнике, а внизу живота, на два пальца ниже пупа. Потом я совсем нечаянно подняла язык к верхнему нёбу. Не могу сказать точно, что произошло, но я сначала вышла в свою комнату, а потом переместилась в другую реальность. Та другая реальность была полностью залита золотым светом, и я летала в ней силой мысли. Когда я отдавалась энергии, то она садила меня в разные позы, и потом в позу лотоса. Мне было очень хорошо, но пик блаженства я чувствовала лишь тогда, когда волна поднималась в голову. Я хотела эту волну остановить вверху и так побыть, потому что маленьких мгновений мне не хватало. И тогда я начала разговор с энергией. Оказывается, с ней можно общаться, чего я не знала раньше. Я попросила её подняться вверх и там остаться, а она мне ответила, что для этого надо сначала остановить дыхание в теле, которое лежит у меня дома на диване. При этом я чётко осознавала, что я не сплю. Я согласилась и отдалась энергии. Она свернула моё астральное тело, как младенца в утробе матери, а потом выпрямила, и я поняла, что я уже не дышу физически. В это время меня наполнило неземным блаженством и не хотелось из него выходить. Но энергия позвала меня назад в тело, потому что оно же может стать холодным и будет тогда очень страшно. Я согласилась и вернулась в тело.
Не только ощущение прекрасного пробуждало энергию, но и все мантры со звуком «Ом». Почему оно так – этого я не знала, но факт оставался фактом. От звука «Ом» пробуждение Кундалини было у меня не простым, ох не простым. На всю мою жизнь запомнились такие случаи, и я их не желаю никому повторять, поэтому какую мантру я начитывала – никому не скажу. У меня были чётки для этого дела, и на них было нанизано сто восемь бусинок. Взяла я свои чётки и в лежачем положении начала повторять мантру. Когда мы сидим - дыхание грудное, а лёжа – брюшное, и получаются толчки низом живота. Огонь возле копчика я начала ощущать уже после второго круга. А после четвёртого у меня как рвонуло, то мне казалось, что по венам течёт не кровь, а какое-то страшное и едкое вещество, похожее на уксусную эссенцию. Особенно это чувствовалось выше сердца и вызывало панический страх. Мне кажется, что даже смерть не может вызвать в человеке ужас такой силы, какой бывает от стремительного подъёма сорвавшейся Кундалини. А остановить её невозможно! Она поднимается к одной чакре и взрывается, но не ослабевает. Накатывает снизу вторая волна и то, что уже было – только усиливается. Потом продвигается выше, к следующей чакре, и с каждой новой волной всё сильнее. Вот поэтому ощущение Кундалини вверху на много более страшное, чем внизу. Там она уже просто сильнее.
Когда я почувствовала лёгкое головокружение и предобморочное состояние, то мне было до такой степени страшно, что у меня даже дрожали руки и зубы цокотали. Я пила какое-то успокоительное лекарство, и не могла ни капли сосчитать, ни нормально выпить, чтобы попадало в рот, а не куда-то в другое место. Никогда в жизни мне не было так страшно, как в дни пробуждения Кундалини.
Позже я привыкла к этой энергии и страх мой уменьшился. Она мне несколько раз отключала сознание и я куда-то проваливалась, потом возвращалась. В такие моменты всё горело огнём, или наоборот, леденело, начиная с ног. Утром и ночью свистело в ушах, как на аэродроме, и от движения мысли начинались волны внутри. Ох, я даже и не знаю, как я пережила эти полтора года крутых подъёмов и движений энергии. Одно только то, что я выжила, можно считать настоящим чудом.
А подруга моя, Диана, из Америки, пережила подъём Кундалини во время родов. Она родила в ванной, в воде, при полном расслаблении тела, которое было в состоянии экстаза. Сначала появилось тепло в самом низу позвоночника и в животе. Потом пробудившаяся энергия начала медленно подниматься вверх и дошла до уровня сердца. Диана почувствовала, как её тепло и волшебное блаженство разлились по всему телу, и даже за его пределы. Она чувствовала энергию, как не очень густой кисель. При этом она имела полное сознание, без никаких галлюцинаций. Всё происходило реально, и естественно. Диана контролировала дыхание, родовой процесс и всю работу своего организма. В таком ярком переживании пробуждённой энергии, наполнившей её физическое тело и душу экстазом, она пребывала примерно сутки. Всё было хорошо и Кундалини не убила её, потому что пробудившийся огонь любви тогда был направлен на свою дочку, которую она очень любила, и на всю семью. Это я не знала, что делать и куда вкладывать энергию, а у неё всё получилось само по себе, нечаянно. Говорит, что роды в экстазе прошли за пять часов, и запомнились, как что-то очень прекрасное и необычное.
В то время у неё и так произошли большие перемены в жизни, а тут ещё и рождение любимой девочки. Всё было прекрасно, поэтому вместо родовых мучений, моя подруга погрузилась в приятный экстаз и неземное блаженство. А может оно и земное, это блаженство, но надо только пробудить его внутри себя, суметь почувствовать. Сейчас мне хочется всем женщинам мира пожелать таких родов, как у Дианы. Эх, когда же наступит такая жизнь человечества на Земле? Нужны ли тогда будут роды вообще? Ведь люди станут бессмертными!
www.proza.ru/2013/11/06/1746

00:05 

15.02.2015(1)

***

Виктория Авосур
Глава-26 Период программирования жизни

Сначала я расскажу о самом прекрасном.
Когда тётя Соня купила дом напротив нас, и насадила на своих клумбах много разных цветов, то её двор превратился в такой необыкновенный и разноцветный, какие бывают разве что в индийских фильмах. Позже она и нам дала семена и саженцы своих прекрасных любимцев. Так у нас появились астры, пионы, георгины, ирисы, лилии, клематис, хризантемы и много других представителей влекущей красоты растительного мира. Особенно, очень очаровательным я называла белый клематис, которому мы выделили место с правой стороны от тропинки, ведущей к порогу дома. Другие виды цветов мы купили тогда на базаре и тоже посадили их. Всегда мне нравилось ходить по двору, и несколько раз в день наклоняться к тому или к другому цветку, чтобы понюхать его аромат с особым наслаждением. Я и сейчас могу сказать, что самый приятный запах был всё же у роз, тюльпанов, ирисов, лилий, ваточника и сирени. До сих пор я иногда вспоминаю те дни, в которые меня влекло просто засунуть нос в белую лилию и получать удовольствие.
Не только во дворе, но и за домом, на нашей горе, у нас тоже был настоящий рай. Каждый день он радовал мне сердце и душу. В тёплое время года там росли многие полевые цветы, а с ними и просто травы. Больше всего мне нравились чабрец, душица и маленькие фиалки, которые расцветали ранней весной небольшими полянками.
Много раз я спешила на нашу гору, чтобы сесть на дощечку, и смотреть вдаль на лиственный лес, речку и облака, красиво освещаемые солнцем, которое опускалось за деревья отдалённых гор. В такие моменты я тогда любила помечтать о полётах над землёй в невидимом нематериальном теле. Я представляла, как я лечу над речкой и как я прикасаюсь своим дыханием к её сияющим волнам, гонимым ветром. Потом я мысленно влетала в метёлки рогозы, и в камыши, чтобы пощупать их своим таинственным взглядом. С особым интересом я старалась понаблюдать также и за птицами, живущими на воде, а ещё за весёлыми рыбками, которые от меня не убегали, потому что они не видели моего приближения. Всё это я называла полётами мысли и своего личного воображения.
В каждом году, когда наступали тёплые дни лета – мне нравилось лечь спиной на траву и долго любоваться полётом птиц в голубом небе. Такое занятие мне казалось очень забавным и привлекающим, потому что я тогда старалась разгадать о чём они думают.
Летние ночи были тоже интересными и прекрасными. Почти каждый год я и мои дети находили несколько дней, в которые брали постель, стелили на нашей горе под открытым небом и до самого утра наблюдали за движением звёзд и Чаровницы Луны. Я не могу подтвердить интернетные страшилки, что Луна забирает энергию и может даже убить. Много ночей мы провели под открытым небом в полнолуние, и никому из нас не стало от этого плохо.
Я и мои дети заметили очень интересную закономерность. Когда человек смотрит на звёздное небо, то его отношение к жизни почти полностью изменяется. Лично я почувствовала тот факт, что наша Вселенная слишком большая даже и для просветлённых или святых. Кому-то кажется, что он способен увидеть и объяснить абсолютно все Законы всего мироздания, но так ощущается только в том случае, если человек сидит в закрытых помещениях и молится или медитирует. Но стоит ему посмотреть на звёздное небо, как тут же становится понятно, что в бескрайнем и неограниченном пространстве непостижимой вечности есть на столько много всего, что в один человеческий мозг этого просто не вместить. Оно не впишется даже и в том случае, если этот мозг святой и просветлённый. Да, самое таинственное место ночи всегда было и есть прекрасным. Оно по-настоящему привлекает, манит, интересует, зачаровывает. На ночном звёздном небе вроде и ничего особенного, а все равно тянет каждого. Если просто лежать и наблюдать за звёздами, то почему-то становится легко и радостно на душе. Перед таким большим Вселенским пространством личные проблемы кажутся слишком маленькими, чтобы о них думать и переживать. И даже вся человеческая жизнь в физическом мире кажется незначительной мелочью, которая слишком кратковременна и слишком быстро меняется, появляясь то в одном, то в другом месте.
Я любила ночь, я любила небо, я любила птиц в полёте, а также лес, речку вдали, и дымки яркого света вокруг деревьев на фоне голубого неба.
Раньше я только молилась Богу и верила в святое чудо, ожидаемое мной в ответ на мои молитвы. Но теперь немножко всё изменилось, и я уже начала сама программировать своё будущее, и особенно собственное исцеление, проговаривая разные настрои и утверждения. Мне подумалось, что если только молиться и ничего другого не предпринимать, то так и жизнь может закончиться, а я всё буду сидеть, кормить вампиров и ждать милости от Бога, которой по какой-то причине всё нет и нет. Я вычитала в газетах, что настрои и утверждения могут изменить человеческую жизнь не меньше чем молитвы, поверила в это и приступила к действиям. Десятки моих тетрадей были исписаны прекрасными словами на тему моего крепкого здоровья и счастливой жизни. Всё это я читала каждый день, как раньше свои молитвы. Ещё я сочинила песни мечты, и занимаясь домашней работой, пела их почти постоянно,- если не вслух, то хотя бы мысленно. Когда я пела такие песни, то очень верила в свой успех и радовалась предчувствием победы.
Были у меня и два любимых утверждения, которые я каждый день, без выходных, повторяла сто сорок четыре раза, и, кроме того, на буквах этих утверждений я настаивала воду и выпивала. Первое звучало так: «Бог милостивый и совершенный проявляется в моём теле. Моё подсознание наполняется Его могучей Силой. Он создал меня по образу и подобию Своему. Он дал мне власть над телом и силой духа моими. Бог сотворил этот мир для меня. Всё необходимое для моего счастья в этом мире принадлежит мне. Я властелин своей жизни. Крепкое здоровье, физическая сила, безграничная свобода, идеально правильная ритмичная работа сердца и вечная радость души наполняют всю мою жизнь. Я люблю Бога! Я люблю себя! Я люблю нашу Землю и всех, кто на ней живёт! Я люблю все планеты, все измерения и всю Вселенную! Моё подсознание творит меня заново, в соответствии с образом, созданным Богом. Да будет так! Аминь.»
А это второе утверждение: «Я принимаю ответственность за свою жизнь на себя! Я живу в любви и в радости! Я наказываю всем моим Я, раскиданным вольно или невольно в пространствах, и в разных периодах времени, соединиться здесь и сейчас, чтобы вместе выполнять задания души. Все клетки, органы и системы моего организма становятся всё более мудрыми, пробуждаются и занимают активную жизненную позицию. Они вспоминают Закон Первоисточников о вечной жизни. Они возрождают Божественно-правильную работу всего клапанного аппарата сердца, всех органов и всех систем моего организма. Я знаю всё! Я умею всё! Я всё могу! Я владею полным сознанием! Я имею все энергии всех тел! Я Есмь! Да будет так! Аминь».
Жизнь была трудной, но я жила верой в мой будущий воображаемый успех. Денег у нас не хватало ни на что, мы спали на матрасах, набитых сеном и, как всегда, топили дровами, хотя в каждой семье на нашей улице, и у всех людей Цветущей, дома отапливались газом. Еду мы варили на электрической плитке, дальние соседи засыпали колодец возле пустого дома, в котором никто не жил, чтобы люди не действовали на нервы тем, что ходят по воду, и пришлось на последние деньги копать новый, ближе к нашему двору. А близкие соседи, кроме тёти Сони, постоянно что-то просили в долг и многое не возвращали, особенно банки, крышки и деньги. Но я не отчаивалась. Я повторяла свои настрои и пела песни о том, что девочки мои будут художницами, а сын – математиком, чтобы учительница математики увидела, как несправедливо занижала ему оценки. Я программировала, что у меня будет здоровье, близкие друзья и деньги на всё самое необходимое. Потом я научила, как надо правильно программировать будущее, ещё и своих детей. Они тоже рисовали рисунки мечты и вешали на стены. Теперь мы всей семьёй по-новому верили в чудо. Раньше мы тоже в него верили, но ожидали, что всё необходимое пошлёт Господь Бог. А теперь мы начали верить в свои силы. Мы ожидали того, что мы можем что-то изменить могучей силой собственной мысли.
Многие цепочки событий моей жизни в то время подошли к концу. Резко оборвались отношения с родителями, потому что мама моя умерла, а ездить в гости к отчиму было слишком опасно для жизни. Мою маму вроде бы нашли повешенной во дворе на орехе, но когда приехали из милиции (полиции), то Гунзыр не мог найти верёвку, на которой она повесилась. Последний человек, который видел её за десять минут до смерти, рассказал мне, что мама моя срочно собиралась ехать ко мне. В те дни она забрала свои документы и спрятала в нежилом доме. Нашли мы их через несколько месяцев после её смерти. Гунзыр мог маму и убить, потому что он постоянно избивал её железным ломом по спине, побил голову так, что на черепе была глубокая вмятина, и так постоянно над ней издевался, что мог и убить. Но жить она тоже не хотела, поэтому причина её смерти навсегда осталась неразгаданной.
Цепочка отношений с Димой и его семьёй тоже подвела меня к своему концу. Сначала мы встретились в парке. Я подошла и спросила его – что случилось, потому что он сидел, и сильно грустил. Объяснил, что страдает за очень любимой женой, которая приболела, а потом начал мне рассказывать, что он меня не любит. Я ничего не имела против того, что он горячо любил свою жену, да и его любовь ко мне совсем была не нужна. И всё же, когда тебе говорят прямо в глаза: «Я тебя не люблю»,- то это неприятно. Когда мы идём по улице, то всегда хорошо знаем, что проходящие мимо люди любовью к нам не горят. При этом нам спокойно, или даже бывает и весело просто идти в намеченное место и думать о чём-то своём. Но если бы кто-то из них остановился и сказал: «Я тебя не люблю»,- то было бы неприятно. Вот так произошло и в парке при моей встрече с Димкой. Мне было от его слов просто неприятно. Выслушав его откровения и его слёзы боли, я ничего ему не сказала. Потом он хвалил, что я очень умная, хотя я так и не поняла с чего он это взял, и рассказывал, что его жена считает меня ведьмой. Вот это уже взволновало очень сильно, и я решила расспросить из каких соображений такие выводы. Он мне сказал, что Алина постоянно вспоминает тот день в который я просила у них муку на Пасху, чтобы в семье были муки. Я очень удивилась, потому что муку просила до наступления праздника, а не в пасхальные дни, да и о муке, способной навредить, я никогда ничего не слышала. Кроме того она говорила, что я делаю какие-то обряды в Церкви, потому что хожу туда, и ещё что-то там делаю. Я потом забыла все подробности, потому что в магии не разбиралась совсем.
В тот же день, Дима меня в парке предупредил: «Берегись мою жену, потому что она сказала, что только месть успокоит ей душу». Я вспомнила, как несколько лет тому назад он наговорил своей жене Алине беречься меня, как знающую секреты о её личной жизни, и вот теперь всё повторилось, только с точностью наоборот. Было очень заметно, что наш брат, Дмитрий, любит всех предупреждать.
Потом месяцами мне снились сны, что мы с Алиной объяснили друг другу всё то, что хотели и стали близкими друзьями. И было мне так приятно и сладко от приснившегося мира, что никакими словами не передать. Мои ночные сновидения до такой степени меня согревали, радовали и наслаждали душу, что я уже начала задумываться о превращении их в реальность. Например, Алина не знает, что с Демчихой я не знакома, и надо было бы ей сказать. О том, что я никогда не собирала о ней сплетен – это тоже надо было бы сказать. Но проблема была в том, что слушать то она меня не станет! Что же делать в такой ситуации? И я придумала, что можно было бы поговорить с её мамой, а мама скажет дочери и тогда мы все помиримся, и больше никогда в жизни не будет у нас вражды между семьями.
В один декабрьский день проснулась я утром и твёрдо решила сделать шаг к примирению. Смелости в этом деле мне придавал один случай из прошлого. Когда мой муж лежал в больнице с камнем в почке, то муж мамы Алины лежал в одной палате вместе с ним,- с моим Ярославом, и был после операции язвы желудка. Я приходила к Ярославу, а мама Алины (тётя Маша) к своему мужу. Но это не родной отец Алины, а её отчим. Там мы с тётей Машей встречались и она хорошо ко мне относилась. То есть, мне подумалось, что она хороший человек.
Я быстренько встала, оделась и решила обязательно встретиться с мамой Алины. Я не знала ни номера её телефона, ни адреса, но мне очень хотелось её найти. Сначала я была очень счастлива, потому что не чувствовала своей вины. Каждый человек радуется, когда совесть его чиста. Я же действительно сплетен не собирала, ничего плохого людям на Алину не говорила, разбивать её семью не собиралась, и даже позаниматься с Димкой сексом тоже не планировала. Ну да, я любила его на протяжении некоторого времени, без никаких планов на будущее. Ну и что? Я не считала любовь грехом. Моя любовь была просто братской, а это не грех.
День был прекрасным, без никаких недобрых знаков из тонких миров. Сначала я подошла к магазинам и начала спрашивать где живёт Мария Осадчая, старалась объяснить кто она. Многие бабки всё о всех знают,- прямо как ходячее бюро информации. Именно они мне и объяснили на какой улице надо искать. Добралась я к этому кварталу города, а там все дома одинаковые и все они двухэтажные. Какая-то женщина-дворник, которая что-то делала возле мусорных контейнеров, разъяснила мне все подробности и я пошла в нужную квартиру… кажется, №15.
Я позвонила в дверь, и мне открыла она – Мария Осадчая, разрешила войти. Сначала она смотрела на меня удивлёнными глазами и подумала, что я какая-то проповедница из Церквей. Да, видимо Богослужения как-то подействовали и на мою внешность.
Муж её что-то делал на кухне, которая была очень красивой и новенькой на вид. Комната была только одна, но с чудесным дизайном обеспеченных людей. Мы сели в комнате за стол, я объяснила тёте Маше кто я такая и сказала, что пришла с миром и любовью поговорить о правде, чтобы наладить отношения между нашими семьями.
Как только я призналась кто я – её настроение испортилось, но начать разговор позволила. Она грубо спрашивала о том, чего я хочу. Я начала говорить, но ничего рассказать так и не успела. Тётя Маша загорелась огнём ненависти, начала кричать на весь дом: «Выйди с моей квартиры, чтобы я тебя больше не видела!» Хотя бы выслушала, а потом делала выводы, но этого не произошло. Она наперёд выгоняла меня из дома. Это была низенькая, кругленькая женщина, ростом ниже меня. У неё были чёрные глаза, как у Алины, и она меня ненавидела. Начала обзывать, проклинать, выталкивать за дверь. Когда вытолкнула, то выбросила вслед за мной мои сапоги и закрыла дверь.
После этого случая мне было ужасно. Я поехала в Киев, чтобы походить по местам Силы и пообщаться с Богом. Десять дней я пробыла в Киеве, ожидая свершения Божественного чуда. Я не делила Церкви по конфессиям, потому что в каждой чувствовала присутствие Бога. Кроме протестантских Церквей я обращалась и в православие.
Помню, как я поехала в Покровский монастырь (женский). Вошла в него, поставила несколько свечек и остановилась возле какой-то иконы. Я молилась не к доске и краске, а к Богу. Икона была только символом связи между мной и Господом. Я стояла и плакала: «Боже! Ты веришь мне? Я никогда не желала им зла, я только хотела мира между нашими семьями. У меня есть свой муж, которого я люблю, и за Дмитрием я не охотилась никогда, просто любила его, как брата. Что я сделала не так, Боже? Подскажи мне и прости. А ещё исцели, Боже, и меня, и Алину, пошли нам мир и спокойствие в наши семьи. Пусть всё будет хорошо и у меня, и у них.» А дальше я начала очень сильно рыдать возле иконы и мне было без разницы, кто на меня смотрит и почему.
Какая-то монашка увидела, как сильно я плачу и подошла ко мне, спросила – какое горе случилось. Я ей ответила, что люди обвиняют меня в том, чего я не делала, и ещё есть болезни, сплошные неприятности и неудачи. Монашка посоветовала заказать в монастыре специальные молитвы «о здравии» моих врагов и себя. Я подошла к столику, записала, заказала, заплатила.
На следующий день я ездила в Киево-Печерскую лавру. Прямо в пещерах я подошла к саркофагу с мощами какого-то святого и тоже начала плакать. Моя экскурсионная группа ушла ближе к выходу, а я стояла и плакала возле святого, рассказывая не мощам, а ему – святому на небесах, о всём, что на душе наболело. И тоже просила исцеления для меня и для Алины.
Ещё я ходила по лавре, пила воду из её источников, рассматривала архитектуру. В другие дни ездила к пятидесятникам и тоже молилась за мир в наших семьях и за исцеление.
Одну-единственную мою просьбу Бог услышал,- Он исцелил Алину. И я благодарна Господу Богу хотя бы даже и за это, потому что Димка всегда очень страдал за своей женой и горячо её любил. Я от чистого сердца хотела ему добра в его семье. Он много нам помог в своё время. Брал моего мужа к себе на работу, когда нам не было на что жить, спас ему жизнь в тот день, когда в мочеточнике застрял камень, просто помогал, иногда, чем мог. Я понимала - как это страшно и жутко, когда в беде кто-то из членов семьи, поэтому исцеления Алине я просила у Бога искренне и от чистого сердца. Но меня Бог тогда не исцелил, и примирения между семьями тоже не произошло. Поэтому я с большими усилиями взялась за программирование будущего силой своей мысли.
С христианами нашей Цветущей я в те дни распрощалась ещё не совсем. Иногда всё же продолжала ходить на домашние группы к Вите. А она была из пятидесятников, и посещала то одну, то другую Церковь. Никакие пастора не имели над ней власти, поэтому пока я ещё могла ходить, то к Вите я ходила. В то же время у моей соседки тёти Сони очень тяжело болела её родная сестра Люба. У неё была больная печень, живот уже набирался водой и медицина оказалась бессильна ей помочь. Тётя Соня очень сильно хотела, чтобы я, Вита, и её сестра Люба поехали в Костополь Ровенской области на Богослужение с участием Дмитрия Березюка. Ходили слухи о больших чудесах, которые через этого человека совершал Бог, и тётя Соня надеялась на то, что свершится ещё одно чудо и её сестра Люба в Костополе получит исцеление. После некоторых размышлений где взять деньги на дорогу, и что электричками будет самый дешёвый путь, хотя и дольше ехать, я пошла к Вите и договорилась о дне поездки.
В Ровно мы доехали в общем вагоне. Это было и не дорого, и, кроме того, мы смогли положить Любу на верхнюю полку, потому что она болела и плохо себя чувствовала. Ночью я с ней говорила. Это была женщина добрейшей души, которая мне запомнилась на всю жизнь. В каждом её слове чувствовалась любовь к людям и говорить с ней было приятно и легко. Кроме разговоров на обычные темы, Люба мне ещё рассказывала о своих видениях, и я так поняла, что с ней говорят какие-то Ангелы. До своей болезни она занималась целительством, как биоэнергетик, исцелила много людей. А потом, наверное что-то неправильно сделала, и страшная болезнь перелезла на неё саму.
Уже в Ровно мы сели на какую-то электричку и добрались в Костополь. Но на улицу Сидорова не пошли, потому что в первой же местной Церкви братья и сёстры сообщили нам очень плохую новость. Березюк уехал из Украины в другую страну и его тогда не было в Костополе, мы зря приехали. Но нас заверяли, что не зря, и направили на какое-то сильное служение с другими служителями, которые тоже творят чудеса. Оно ожидалось в Ровно, на улице Уласа Самчука. И ещё посоветовали обратиться к Василию Кравчуку – очень сильному служителю. Именно к нему мы и направились в первую очередь.
Этот человек молился за Любу, я видела его старания, и искренне хотела ей исцеления. Потом он молился за меня, и я почувствовала такой же огонь Святого Духа, как и в нашей Цветущей от Сергея из Харькова.
На Уласа Самчука мы встретили кое-что более интересное. Там все люди старались попасть к молодому пророку Дареку из Польши. Он жил на Украине, но не постоянно, а временно, просто приезжал, и имел многие дары Святого Духа. Я восхищалась тем, что Дарек каждому человеку, за которого молился, говорил причину его болезни. Это был самый радостный подход к проблемам, потому что давал возможность покаяться в неизвестном до этого грехе и надёжно очиститься. То есть, при искреннем желании страдальца дело делалось с гарантией. Я всю жизнь имела больное сердце и я хотела знать за какой это грех, чтобы покаяться. Наконец ко мне подошла очередь и я была очень счастлива от того, что жизнь свела меня с настоящим пророком. Но случилось то, чего я не ожидала. Оказывается, я была единственным человеком из всех собравшихся, которому Дарек не смог назвать не исповеданный грех и причину моей болезни. Это было горьким разочарованием, потому что я готова была признать любой грех и отказаться от него – как ради исцеления, так и ради моей любви к Господу. В зал ожидания я пошла с непередаваемым никакими словами расстройством.
В той Церкви с нами поступили по совести и не выбросили на улицу людей, приехавших издалека. Нам разрешили переночевать на сидениях Церкви. Перед ночёвкой мы придумали немножко перекусить. Люба мало что могла употреблять из пищи по причине диеты, и я видела, как ей тяжело, но я ничем не могла помочь. Она была такой добродушной! Никогда её не забуду.
Бог Любу не исцелил, и спустя несколько месяцев она умерла. После той поездки я тоже не почувствовала никакого улучшения, и почти перестала ходить на домашние группы к Вите, потому что здоровье уже не позволяло. Иногда, очень редко, я немножко встречалась с католиками и даже был у меня разговор с их священнослужителем. Сначала он не поверил, что я пережила всё то, о чём ему рассказала, потому что лицо моё, по его оценкам, не было ужасным от горя. Это меня удивило. Я же всю жизнь старалась вести здоровый образ жизни и такие старания должны были как-то повлиять на физическое тело, так мне кажется. Но позже он со мной согласился и очень просил написать о своей жизни книгу. Через год этот священнослужитель тоже умер. Пусть же исполнится его желание на тему книги, в знак памяти о нём!
Католическая Церковь была последним прибежищем, в которое я обращалась, с надеждой получить помощь от Бога. Позже я больше не смогла ходить на служения, и совсем не потому, что меня выгнали за изучение инфразвуков, а потому что я стала лежачей. Сердце очень ослабло и я не могла даже выходить со двора.
Видимо не сразу действуют настрои и утверждения, но я не теряла надежды. Повторяла слова веры в исцеление, и в светлое будущее, а также продолжала ждать того прекрасного дня, когда же, наконец, всё начнёт сбываться.
Самое плохое здоровье у меня каждый год было на религиозные праздники – на Пасху и на Рождество. В праздники я даже попадала в больницу. Врачам я не нравилась, потому что я была бедной и не могла им ничем заплатить. Помню, как однажды кардиолог посылала к гинекологу, а гинеколог к кардиологу и ни там, ни там, я была не нужна. Пошла в кабинет главного врача и спросила куда мне идти. Я думала, что он будет по-доброму, по-человечески, а он позвонил кардиологу и обругал её, кардиолог обругала меня, потом направила к терапевту.
В каком-то году наступил такой момент, когда двери медицинской помощи стали для меня закрытыми. Одна женщина-терапевт позвонила по телефону и договорилась в Белой Церкви со своими знакомыми, чтобы обследовали меня на УЗИ, и очень дёшево. Сначала я обрадовалась. Это же был единственный шанс в жизни попасть на обследование сердца, которого не было в Цветущей, и я поспешила по направлению. Я попала в кардиологический центр с большими специалистами, знающими своё дело. Там меня посмотрели на своей аппаратуре и написали, что у меня пролапс митрального клапана – шесть миллиметров, плюс вегетососудистая дистония. Потом врач объяснила мне, что у меня врождённый порок сердца, и что я со школьных лет слабенькая, с трудом отбывала уроки физкультуры. Меня также проинформировали и о том, что я всю жизнь не могу быстро ходить, делать домашние дела и другое. «Ничего не поделаешь, - дело врождённое»,- так мне сказали в диагностическом центре.
И там, в Белой Церкви, и у нас в Цветущей, я старалась рассказать врачам, что я в ранней юности пробегала много километров из одного посёлка в другой, а потом в обратную сторону, что я могла побороть даже мужчин и переделать всю домашнюю работу. А особенно я хотела рассказать о том, что меня часто посылали на спортивные соревнования. Грамоты показать я не могу, потому что прибегала четвёртой или пятой, а награды дают только за первые три места, но я была среди первых. Даже в техникуме я принимала участие в беге на длинную, многокилометровую дистанцию и прибежала среди первых. Я хотела всё это рассказать, но меня так же само никто не хотел слушать, как и Алина не хотела слушать о том, что сплетни я о ней не собирала и мужа её любила просто, как брата, без цели позаниматься с ним сексом, или разрушить её семью. Наверное, самые ужасные люди именно те, которых никто не желает выслушать.
В общем, после такой «удачно подвернувшейся помощи» меня в больнице совсем перестали принимать. Как только я входила в какой-то кабинет – мне тут же отвечали: «У тебя врождённый порок сердца, это не лечится. Помочь может только операция, а не лечение, поэтому иди куда хочешь, только не ко мне». И я осталась сам на сам со своими болезнями.
Где-то через год моя соседка тётя Соня ехала в какой-то расхвалённый диагностический центр на машине своих родственников. Машина отправлялась с точки между её и моим двором, поэтому она взяла и меня. Там я обследовалась ещё раз, на другой аппаратуре, и мне написали совсем другие диагнозы. Их было целый список: остеохондроз, грудной радикулит и куча разной суставной нечисти. Я их спросила о пролапсе митрального клапана, а мне ответили, что никакого пролапса нет, и очень плохо отзывались о кардиологическом центре, где ставят неправдивые диагнозы. Вот и верь после этого аппаратуре! Только какой? Я потом приехала в Цветущую и начала говорить местным медикам о новых диагнозах, но мне ответили, что кардиологическому центру они полностью доверяют и послали меня подальше.
Карточку с диагнозом пролапса митрального клапана – шесть миллиметров я забрала в регистратуре и уничтожила. В общем, я тогда не поверила, что этот пролапс у меня есть! После некоторых размышлений я решила, что пройдут годы, поменяются врачи, и в нашей поликлинике все забудут о давнем диагнозе. А так, как при каждой попытке провериться на УЗИ, диагнозы пишутся всё новые, и новые, то выйти опять на тот же самый пролапс вероятность у меня совсем небольшая.
Чуть позже я заинтересовалась магией. Всё никак не могла забыть слов Димы, что если кто-то просит муку в праздник, то это на муки. А что если я и ещё какое-то действие сделаю по глупости и по незнанию? Могу кого-то встретить, вести себя обычно, а на самом деле оно окажется, что это совсем необычно и я нечаянно угадала магические действия. Что будет в таком случае? По Цветущей поползут слухи, что я ведьма, и Алина будет эти слухи разжигать и утверждать. Будет говорить, что всё правильно, так и есть. Люди меня возненавидят, начнут бояться меня и бороться со мной… Какой ужас! С этим надо было что-то делать.
Чтобы никто не знал и не видел – я у неместной, приехавшей на базар продавщицы, купила набор «бэушных» дешёвых книжек Наталии Степановой в мягком переплёте и начала их дома читать. Ничего из написанного я никогда в жизни не делала, но я хотела знать всё то, что знают маги, чтобы не допускать нечаянных магических действий в своих поступках, не заставлять людей меня бояться и не наживать себе врагов. Когда я читала эти книги, то я была в состоянии ужаса. Никогда в жизни не могла бы подумать, что на свете так много существует нечисти. Но самое интересное начало происходить после того, как я их прочитала. В моём дворе начали появляться цветы из венков, взятых на могилах кладбища, и возле двора валялись подклады. Кто-то зарыл купу яиц у нас на огороде, а чуть позже постригли наших коз и они сдохли от неизвестной болезни. Вот тут то я всё и поняла. Оказывается, - на чём мы с чувствами концентрируем своё внимание – то и притягиваем в свою жизнь. Очень сильные эмоции – это ключ! Книги по магии без сильнейшей эмоции страха читать невозможно. Я их читала с большим страхом, и поэтому всё то, что я в состоянии ужаса вычитала – теперь привалило и в мою жизнь. Любую книжку надо читать спокойно, потому что эмоциональное чтение притягивает подобные события и к читателю. Проверено.
Сожгла я все книги Степановой, без никакого сожаления, и решила, что я пока не буду ничего читать, а позанимаюсь обычными физическими процедурами оздоровления. Начала делать разные чистки, пила травы и яблочный уксус, принимала лечебные ванны, голодала и т.д. Ну и о своих настроях с утверждениями, а также о песнях мечты я тоже не забывала. Всё это длилось несколько лет. По Церквям я тогда уже не ходила.
www.proza.ru/2013/11/05/320

00:01 

12.02.2015(6)

***

Виктория Авосур
Глава-25 Инфразвук, который изменил мою жизнь

В том, что ощущение прекрасного – это любовь, и что в восхищении хоть чем-нибудь - энергия жизни, сомнений у меня не было. На протяжении очень долгого периода времени я чувствовала у себя в груди пробуждённую энергию, и успела её запомнить, изучить и даже полюбить. И всё же, удовлетворения от своих исследований я так и не получила. Дело в том, что в евангельско-харизматических Церквях было и ещё что-то, кроме ощущения прекрасного. Интуитивно я чувствовала присутствие чего-то неизученного,- чего-то такого, что хотя и было похоже на проявление восхищения, но назвать его Божественной любовью и радостью к сожалению невозможно. Я тогда ещё не знала, что это такое, и даже не догадывалась.
Любой человек может согласиться с тем, что все мы видели и слёзы счастья, и слёзы боли, но нельзя сказать, что оба вида плача одинаковые. В первом случае мы каким-то внутренним пониманием улавливаем радость, а во втором - страдание. Абсолютно то же самое происходит и со смехом. Когда брат Юра смеялся от радости и от ощущения прекрасного, то я это видела, я это чувствовала,- я знала, что на нём Дух Святой. Но были в Церквях и другие виды смеха. Они выражали не радость, и не боль. Возможно это было даже и безумие,- я не знаю, как оно будет наиболее правильно сказать. Да, да, в других случаях смех уже был неестественным, диким, и кроме того, можно было также увидеть и глупое поведение людей. Мне не хочется такое описывать, потому что каждый, кто побывал в подобных сообществах, или хотя бы просто их видел по телевизору – тот поймёт. В то время я начала очень сильно задумываться над тем, что же это такое. Я поставила себе цель изучить заинтересовавшие меня явления, а ещё я хотела понять из какого источника это «что-то» выходит, почему оно потом попадает в тела и души людей, и как оно действует на человека.
Сначала я составила себе список всех действий и проявлений, увиденных на самых святых собраниях,- в тех Церквях, которые были с радостью, с чудесами и с пробуждением энергии через любовь, но без элементов безумия. А потом я описала собрания, похожие до предыдущих, и тоже проходящие с чудесами, но немножко другие - с безумием. После создания списков я долго сидела у себя за столом и размышляла: чем же одни Богослужения отличаются от других? Самым непреодолимым препятствием в моих исследованиях было то, что есть ещё и параллельный вид памяти человека – это его подсознание. Мы можем даже и совсем уйти из того места, в котором появилась у нас причина какого-то психического спецэффекта, можем забыть о нём, но в состоянии расслабления таинственная причина начнёт проявляться и действовать уже из подсознания, и она будет давать тот же самый спецэффект. Такое необычное открытие в области возможностей подсознания у меня появилось после жизненного опыта с восхищением прекрасным. Прямо среди ночи моя память выдавала прекрасную музыку или просто что-то увиденное и это пробуждало энергию внутри.
Так чем же отличались собрания с таким поведением, которое похоже на одержимость бесами от собраний с восхищением прекрасным и радостью от любви? Некоторые отличия всё же можно найти. На собраниях с «одержимостью» были хлопанья руками, топанья ногами и громкая рок-музыка. Ничего подобного не было на обычных Богослужениях без «одержимости». В чём же дело? Я очень долго размышляла над этим вопросом, пока не появилась интересная мысль – инфразвуки! Да, да, именно инфразвуки могли быть причиной «одержимости» у многих христиан.
Что создаёт инфразвуки? Покопавшись месяца три в разной литературе, я нашла информацию о том, что действительно топанье ногами и хлопанье руками создают инфразвуки. А ещё их создают грозы, сильные ветры и любые медленно работающие машины. Я узнала, что инфразвуки также рождаются от вибраций органных труб, штормов на море, барабанов, тяжёлых станков, мощных потоков жидкости и газов, судовых и реактивных двигателей, моторов и вентиляторов разных машин, подземных взрывов, бурь, ураганов, цунами и других явлений. У меня было чёткое подтверждение того факта, что по законам физики, многие действия в Церквях с «одержимостью» создают инфразвуки. Дальше я начала искать дополнительные статьи из книг и газет, которые могли бы мне подробно всё объяснить, и дать ответ на интересующий меня вопрос: «Что именно происходит с людьми под воздействием инфразвуков?»
После нескольких недель поисков я узнала, что инфразвук с ритмом полтора удара в секунду вызывает экстаз, а если два удара в секунду, то получится танцевальный транс, подобный наркотическому. Удары в барабан или бубен (2Гц) с частотой 120 ударов в минуту вводят человека в «шаманское состояние сознания». Для эксперимента можно даже включить звукозапись и послушать. Через несколько минут появляется туннель из чёрных и белых колец, по которому начинает двигаться тот, кто слушает удары барабана. А рок и джаз-музыка очень похожа до африканской. Если сделать соответствующий ритм, то у всех участников Богослужения начнутся чудеса с видениями. Именно такое же влияние на людей имеет и «медитативная» музыка главы религиозной секты «Аум Сенрике» - Секо Асахары.
Инфразвук 6Гц способен вводить нервную систему человека в очень необычное состояние. Начинает «ломаться горизонт», а видимые картины мира по разному воспринимаются левым и правым глазом. Это может вызвать проблемы с ориентацией в пространстве, тревогу и страх или, наоборот, радость от познания иных миров. Такой звук может действовать не только на зрение и психику, но и даже шевелить волосы на коже. В одной из газет я прочитала такие слова: «Компьютерщик из Ковентри – Вик Тэнди сидел за своим рабочим столом в кабинете и делал какие-то научные заметки. Вдруг его прошил холодный пот, и он почувствовал какой-то зловещий взгляд на себе. Возникшая из ниоткуда Сущность сначала материализовалась во что-то бесформенное, пепельно-серого цвета и приблизилась к учёному, а позже она приобрела форму человека. Но Вик Тэнди не верил в чудеса и начал усиленно искать причину. После некоторых размышлений и соображений он случайно догадался в чём было дело. Причиной появления привидений в его кабинете оказался недавно установленный в кондиционере новый вентилятор, излучающий инфразвук.» Если инфразвук способен создавать привидения, то вполне возможно, что и видения святых Ангелов он тоже может создать. «Эврика!» - выкрикнула я, и пошла писать научную статью по физике для своих братьев и сестёр по вере.
Я открыла все источники, которые у меня были и начала аккуратно переписывать, что наше физическое тело работает на низких вибрациях. 0,5-3,5Гц – дельта-ритм нашего мозга во время сна, 8-13Гц – альфа-ритм нашего мозга во время покоя, 14-35Гц – бета-ритм нашего мозга во время умственной работы. 20-30Гц – ритм головы, 40-100Гц – глаза, 0,5-13Гц – вестибулярный аппарат, 1-6Гц – сердце, 2-3Гц – желудок, 2-4Гц – кишечник, 4-8Гц – брюшная полость, 6-8Гц – почки, 2-5Гц – руки, 6Гц – позвоночник, 8-15Гц – тело. При совпадении частот внутренних органов и инфразвука органы начинают давать сбой. Этот сбой может быть с разными эффектами и проявлениями.
Самым опасным считается звук 6-7Гц. Осенью 1894 года германский пароход «Пиккубен» нашёл в Индийском океане парусника «Эбий Эсс Харт», на котором 38 членов экипажа погибли, а один остался в живых, но он сошёл с ума. Всё это было последствиями воздействия мощного инфразвука. И таких парусников за всю историю человечества найдено очень много, особенно в Бермудском треугольнике. Если же мощность такого звука небольшая, то он вызывает приступы безумия. Поэтому перед штормом на берегу моря растёт число дорожных происшествий. Ведь именно 6-7Гц и создают штормы на море. Ещё и в автобусе такой же звук – 6Гц, но мощность его небольшая, поэтому человека только укачивает.
Я написала своим братьям и сёстрам, что 6Гц вызывает тошноту, а 0,5-13Гц – расстройство вестибулярного аппарата, поэтому после Богослужения в евангельско-харизматической Церкви мы с Дашей были совсем «пьяными», а на женском Богослужении меня очень тошнило, а потом мгновенно всё прекратилось. Это было прямым воздействием инфразвука.
Для того, чтобы добиться признания у пленника – египетские жрецы привязывали его к столбу, и с помощью зеркала освещали глаза пульсирующим солнечным лучом 4-8Гц. Через какое-то время у пленника появлялись судороги, шла пена изо рта, подавлялась психика и он отвечал на все вопросы.
Инфразвук может многое. Если автомобиль едет со скоростью выше 100км/час, то за счёт срыва воздушного потока с его поверхности возникает инфразвук, и водитель сходит с ума. Вот вам и причина гибели принцессы Дианы, над которой разные умы думали много лет.
Инфразвук ещё образуется и от того, что сильные порывы ветра сталкиваются с дымовыми трубами или башнями, а также генерируется коридорами и окнами в соответствии со скоростью сквозняков. И тогда жуткие бесы или светлые Ангелы, в зависимости от мировоззрения человека, проникают сквозь самые толстые стены. Особенно такое бывает на длинных коридорах старинных замков, и особенно в Британии, где нет дефицита в штормовых ветрах. Такие же ветры создают психов с безумцами и в Мистреле, а также в долине Роны или Сирокко в Сахаре.
Когда я всё это писала, то я начала догадываться, что Дух наш, пребывающий внутри нас, может рассказать нам больше, чем мы сами себе способны изучить и понять за одну жизнь. Дело в том, что от инфразвуков человек теряет энергию. Это происходит по той причине, что повышается напряжённость мышц. Каждый из нас может подтвердить тот факт, что он чувствовал очень сильную усталость после любой поездки. Всё правильно, потому что в автобусах и на шумных улицах мы слишком долго слушаем инфразвуки. И вот я вспомнила свои сны с элементами полёта, которые мне приснились ещё до появления знаний об инфразвуках. Если я в своих сновидениях была в закрытом помещении, то леталось мне легко и просто. Я могла силой мысли подняться под потолок и лежать на энергии комнаты, как дома на диване. Но стоило мне только подняться вверх не в комнате, а на коридоре, как тут же я теряла энергию и появлялась усталость. Откуда моё сновидение знало, что на коридоре потеря энергии через инфразвук? А вот это уже информация от Духа внутри. Мой мозг не мог понимать непознанного, но Дух всё же знал об этом!
Ещё я написала в своих «научных трудах» об экспериментах французского учёного Гавро. Он сделал несколько штук интересных приборов. Один прибор (свисток 1,5 метра) был 37Гц, и даже на малой мощности он создавал трещины в стенах и на потолках помещений. Позже он сделал ещё несколько приборов. Это были звуковые пушки, способные разрушать здания и поражать людей. Исследования Гавро просто блестяще мне объясняли каким способом был взят Иерихон в Библии. «И семь священников, несших семь труб юбилейных перед ковчегом Господним, шли и трубили трубами… В седьмой день встали рано, при появлении зари, и обошли таким же образом вокруг города семь раз. Когда в седьмой раз священники трубили трубами, Иисус сказал народу: воскликните, ибо Господь предал вам город! Народ воскликнул, и затрубили трубами. Как скоро услышал народ голос трубы, воскликнул народ громким голосом, и обрушились стены города до своего основания, и народ пошёл в город, каждый со своей стороны, и взяли город. И предали заклятию всё, что в городе, и мужей и жён, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, всё истребили мечем». Исуса Навина 6:12-20
Израильтяне трубили трубами, но не только трубы органа рождают инфразвук. Те трубы, которые были в то время у них - это тоже мощнейший источник инфразвука. Плюс ещё и тот факт, что они топали ногами, когда ходили вокруг Иерихона, что создавало дополнительный сильный инфразвук. Трубы были направлены на город, и поэтому получилось так же, как и от свистков Гавро. Стены разрушились и жители города были уничтожены. Кстати, у Гавро был свисток - звуковая пушка, и его свисток – это такая же труба. Ну чем не Иерихон?
Когда я написала - как пал Иерихон, почему нас с Дашей тошнило на служениях в Белой Церкви, и о причинах «смеха в духе» не от радости, а от «одержимости» хитрым бесом по имени инфразвук, то переписала своё огромное письмо несколько раз. Я очень долго занималась этим делом, несколько недель. Потом я взяла свои письма и раздала братьям и сёстрам евангельско-харизматической Церкви.
Долго ждать не пришлось. Пастор той Церкви, в которой братья и сёстры получили мои письма, примчался прямо на собрание к Адвентистам седьмого дня и предупредил их, что в их Церкви находится страшный Дьявол – Энни Раосити, которая не верит, что Иерихон разрушил Бог, и всем рассказывает, что причиной падения Иерихона был инфразвук. А ещё Энни разрушает все Церкви города, и поэтому от неё надо немедленно избавиться.
Я пришла на Богослужение к адвентистам, и на коридоре встретила этого пастора евангелистов. Он возмущался, что у меня хлев не помазанный, все домашние дела не сделаны, а я пишу «научные диссертации» на тему физики. Перечислил все виды несовершенств моей семьи, раскритиковал меня с ног до головы, что я плохая жена и никакая хозяйка, а потом говорил, что если бы инфразвуком можно было воевать, то не создавали бы бомб, ракет, танков и всего остального. Я ему ответила, что инфразвук действует на близком расстоянии, а ракету или бомбу можно отправить из более дальнего расстояния. И ещё инфразвук действует медленно, поэтому в Иерихоне семь раз топали вокруг города, а бомбу можно кинуть, нажав одну кнопку и сбежать. Вот поэтому для военных действий подходит то, что более эффективное, а не инфразвук. Он меня выругал, и сказал, что член Церкви не может иметь такое мышление, поэтому меня исключили.
Адвентисты седьмого дня тоже не приветствовали разрушение Иерихона инфразвуком, а не Силой Божьей. Я тогда даже и не стала им доказывать свою позицию, просто ушла. Попытки войти в Церковь какой-нибудь другой конфессии у меня заканчивались таким же провалом. Этот пастор обошёл весь город и предупредил каждую Церковь, что в Цветущей появился страшный человек, который очень опасный для христианства. Так закончилось моё посещение Церквей. Из христианства я ушла домой читать книжки. Все друзья меня бросили. Остались только двое: Антон из баптистской Церкви, потому что он не знал о моём мировоззрении, и Лена из Церкви адвентистов седьмого дня. Антона в своё время просто не проинформировали, а сам он слишком долго сидел дома, ухаживая за парализованной женой и никому не рассказывал куда и почему он ходит. Лена может и знала о случившемся, но дружба с «неверующими» людьми не действовала на неё убийственно. Знала она или не знала – мне было неизвестно. Я же не могла первой начать с подругой неприятную тему?! Об инфразвуках я молчала, и она тоже молчала.
www.proza.ru/2013/11/02/1856

23:58 

12.02.2015(5)

***

Виктория Авосур
Глава-24 Усиленные поиски правды и истины

Помню, как в моей жизни начался период усиленных поисков истины. После того, как молитвы о вестнике и проращивание ростков для диалога с Богом ничего мне не дали, я начала искать ответы на свои вопросы логическим мышлением.
Первое, что меня мучило – это Осознанные Сны. Что такое Осознанный Сон? Это сон, в котором находишься не на автопилоте, как в самых обычных, а с интересом. Осознанный Сон всегда имеет взгляд исследователя, ищущего, познающего, обратившего внимание хоть на что-нибудь. И тут начинает происходить чудо. Чёрно-белые краски обычного сна превращаются в голубые, красные, зелёные, жёлтые, фиолетовые и многие другие. Предметы начинают приобретать чёткие формы и излучать сияние. Откуда же оно берётся, это сияние? Может так оно и в реальной жизни? Пока мы весь день на автопилоте – мир для нас никакой, мы его не видим и не воспринимаем. Но стоит нам только остановиться и посмотреть глазами заинтересованного и познающего, как тут же мир вокруг начинает сиять. А раньше было сказано, что и сам познающий от увиденной красоты начинает сиять, наполняться энергией и излучать её.
Мне очень запомнился один сон. Я в нём куда-то летела, спешила, ничего не осознавала. Всё вокруг было расплывчатым и неинтересным, а предметы ощущались серыми и почти не воспринимались. Потом я на какое-то мгновение проснулась, и решила не потерять свой сон, который всё ещё был перед глазами. Я поставила цель заинтересоваться как там, в реальности сновидений, и всё исследовать. Я вцепилась вниманием в ту обстановку, которую видела, и хотела уже себе сказать, что всё вокруг туманное, но не успела. Как только я осозналась – сон стал красочным и всё в нём начало сиять. Я подняла глаза к небу и увидела полную Луну. По рисунку пятен на Луне я догадалась, что астрал мой именно на Земле, а не на других планетах. И Луна была очень настоящей, она излучала Свет. Само небо было прекрасным и всё вокруг тоже было прекрасным. Потом я встретила какую-то женщину и спросила у неё где я. Она мне ответила, что я в городе Звенигородка.
Проснувшись утром я начала немного соображать где берётся Свет, который истинно считается Богом. Он берётся от осознанности, заинтересованности, от познавания непознанного, и в результате – от восхищения. Осознанность делает всё вокруг ярким, чётким, наполненным красками, а также Светом и красотой. И здесь не нужна теория, потому что жизненный опыт на много лучше любой теории. Пример с осознанными и неосознанными снами – это и есть многочисленный жизненный опыт понимания разницы между первым и вторым. Я была счастлива от такого открытия. Мне даже вспомнилась одна притча.
Однажды человек из народа обратился к духовному Учителю:
— Учитель напишите мне, пожалуйста, несколько изречений великой мудрости.
Учитель сразу же взял кисточку и написал слово «внимание».
— Это всё? — спросил тот человек. — И вы не добавите что-нибудь ещё?
Учитель написал тогда два раза подряд: «внимание, внимание».
— Ей-богу, — произнёс тот человек с заметным раздражением, — я не вижу особой глубины или остроты в том, что вы написали.
Тогда Учитель написал то же слово трижды подряд:
«Внимание! Внимание! Внимание!»
Почти в гневе человек потребовал объяснить?
— Что всё-таки означает слово «внимание»?
На что Учитель мягко ответил:
— Внимание означает внимание.
Вот так и в наших снах. Пока нет внимания – сон неосознанный, туманный, неразборчивый. Но стоит только появиться вниманию, как тут же всё преобразуется, приобретает яркие краски и формы, начинает излучать Свет. То же самое и в физической реальности. Без внимания мы не можем быть осознанными, и без внимания мы не можем любить.
Ещё мне подумалось и о том, что только самые яркие события жизни, подарившие восхищение, запоминаются на всю жизнь. Серые будни быстро забываются и трудно вспомнить даже то, что было вчера, но легко вспомнить события многолетней давности, которые удерживали наше внимание и пробуждали радость. Наверное, это и есть те моменты, которые нужны нашему Духу для жизненного опыта.
Немного поразмышляв логически, я сделала выводы, что наиболее осознанная Церковь всё же евангельско-харизматическая, потому что там постоянно что-то исследуешь, познаёшь, интересуешься происходящими чудесами и восхищаешься прекрасным. Но, так называемый «смех в духе», и падения на спину меня всё ещё смущали. Мне казалось, что не все члены Церкви смеются от восхищения прекрасным и от новых открытий и познаний. Я подозревала много чего нехорошего. Для того, чтобы действительно разобраться чем Церкви отличаются между собой и сделать выводы какая из них истинная, мне пришла идея походить в каждую, а потом подумать. Так у меня появились связи с баптистами, католиками и даже Свидетелями Иеговы.
С баптистами я познакомилась на скамейке под большим дубом перед Домом культуры. В тот день должны были приехать артисты из Киева, чтобы делать христианский концерт. Вход был бесплатным, поэтому я тоже пришла. Как уже было сказано, я и сёстры-баптистки сидели под дубом. Они пили молоко с хлебом и предложили такой обед и мне. Я не знала, что делать, но одна баптистка подумала вместо меня. Она налила в пластмассовый стаканчик молока, оторвала кусок батона и протянула мне. Я сначала удивилась такому гостеприимству, а потом согласилась. Теперь мы уже все вместе пили молоко и говорили на Библейские темы.
К нашей компании неожиданно подошёл худенький молодой мужчина с чёрными, как смоль, волосами и серыми глазами. Он подключился к нашему разговору и пригласил меня зайти после концерта к нему домой. Предлагал взять у него и почитать какие-то книги на тему археологических раскопок, подтверждающих слова из Библии. Я ему в ответ молчала, но сёстры-баптистки начали мне доказывать, что знают его очень много лет, что он порядочный, святой и не способный приставать к незнакомой женщине. Сам он тоже начал меня убеждать, что у него дома есть жена, и что можно к нему идти, нет никакой опасности. Помню, как я тогда согласилась, и после концерта мы пошли к нему домой по книги. После прочтения книг надо было их вернуть и я опять к нему пришла. Потом он дал другие книги и мы стали друзьями. Так появился Антон – мой многолетний друг.
Жена Антона - Катя была старше, чем он сам, на девять лет. Но это ещё не проблема, были у них и другие неприятности, которые на много хуже, чем разница в возрасте. Несколько лет тому назад Катя была замужем за другим мужчиной и родила от него двое детей, девочек. Потом на её мужа напала депрессия и он повесился. Когда Катя вошла в то помещение, в котором муж висел в петле, и такое увидела, то упала в обморок. Её подняли и начали приводить в себя, а также утешать и успокаивать. Сознание то вернулось, но в тот день полностью отнялись ноги,- от шока парализовало. Катя осталась на всю жизнь инвалидом, и больше никогда не могла ходить.
Антон очень сильно Катю любил, начиная с ранней юности, хотя и случилось так, что его любимая вышла замуж за другого человека. Как только он услышал о случившемся, то сразу же примчался к ней, забрал её в свой родной дом, оставленный ему бабушкой и дедушкой, а потом на ней женился. Катя совсем не могла ходить и сидеть, не могла сама брать пищу руками и даже переворачиваться с бока на бок. Это были невыносимые страдания.
Помню, я ходила в гости к этим людям и видела, как Антон Катю кормил, купал, переодевал, переворачивал на тот бок, на который она просила, платочком вытирал нос и ещё что-то ей рассказывал, даже книжки читал. У меня была цель добраться к ней в такой момент, когда Антона не будет в доме и расспросить один на один – что она чувствует. Как только появилась такая возможность – я тут же была возле Кати. В тот день я задала ей некоторые вопросы и услышанные ответы по-настоящему меня удивили.
--Катя, ты любишь своего мужа Антона? – спросила я.
--Да, очень сильно,- ответила она и расплакалась.
--А плачешь почему? Любовь же вроде должна дарить радость, а не слёзы. Так почему же ты плачешь когда я спрашиваю тебя о любви?
--Потому что я сломала ему жизнь. Без меня он женился бы на молоденькой девушке и была бы у него нормальная семья, были бы дети, полноценный секс, какая-то радость в жизни,- сказала мне сквозь слёзы Катя.
--Перестань плакать. Антон любит тебя, и может любовь – это и есть то самое главное, что его радует и от чего он счастлив,- утешала я несчастную женщину, хотя и хорошо понимала, что я говорю не то, что чувствую, а только ради успокоения чужой боли.
--Но зачем ему такая любовь, если без неё было бы на много лучше? – ответила она мне.
После своего визита к Антону и Кате я долго раздумывала о том, что я увидела и услышала. В те дни я чувствовала всем сердцем и всей душой ужас происходящего. Быть старше своего мужа на девять лет, не иметь возможности ни ребёнка ему родить, ни обнять, ни подарить ему женскую ласку, и при этом принимать любовь от него – это же на столько ужасно, что ничего подобного я не желаю ни одному человеку на земле, и даже злейшим врагам человечества. Не желаю даже маньякам и Гитлеру. Я никак не могла понять в чём провинились Антон и Катя, что попали вот в такую ситуацию. А ещё я не понимала почему милосердный и любящий Бог ничего не мог и не хотел сделать, чтобы им помочь.
Когда я ещё ходила по городу, то я искала им рецепты исцеления, старалась помочь, и даже попросила верующих, чтобы направили к Антону и Кате Серёжу из Харькова и он помолился за исцеление Кати. Сергей приходил и молился, но ничего не изменилось. Потом я слегла и уже не я к Антону, а Антон ходил ко мне. Мой муж был на работе, а друг Антон сидел возле моей постели и несколько часов подряд старался поднять моё настроение и рассказывал о Божьих чудесах или просто какие-то случаи из жизни. Я понимала, что Катя в это время тоже одна, и ей может захотеться в туалет или воды попить. Старалась уговорить Антона идти к ней, но он всё равно сидел возле меня. Иногда я просила его что-то подать и он это делал. Я смотрела на него и всё понимала, но мне не хотелось таких ролей в своей жизни. Я хотела быть человеком, а не бревном.
Через несколько месяцев мне стало лучше и я начала ходить, а баптист Антон теперь уже очень сильно заболел сам. Он приходил ко мне по рецепты из травников и подшивки газет на эту же тему. Летом мы ним собирали некоторые травы для него, для меня и для Кати. Иногда он сидел у меня во дворе и так читал проповеди, что слышали все соседи. Более десяти лет он приносил «гумунитарку» для всей моей семьи. Это была одежда, постели, продукты, мыло и многое другое из баптистской Церкви. Потом Катя умерла и Антон остался один. На то время он уже был очень болен, к тому же, без денег, без инвалидности, хотя и после многих операций, и видно было, что очень придавлен и подавлен жизненными обстоятельствами. И опять я задавала себе один и тот же вопрос: «Где же Бог, если Он не может помочь даже самым верным и самым преданным Своим детям?! Зато преступники не болеют и почти не имеют неприятностей. Это тоже жизненный факт».
Когда я посещала разные Церкви, то пастор одной из общин баптистов нашей Цветущей умер от рака. В Церквях было много людей больных раком и другими неизлечимыми болезнями. Я никак не могла увидеть Божью руку, ведущую Своих. У меня это не получалось.
Одновременно с баптистами я ещё дружила и со Свидетелями Иеговы. На Богослужения я тогда к ним не ходила, но они ходили ко мне. И я добилась не просто встреч с ними, а даже дружбы с их Людой. Это у меня считалось удачей, потому что Люда была близкой подругой Алины – жены Димы, брата моего мужа. Я хотела показать ей, что я не на столько ужасна, как Алина про меня думает. Но я, оказывается, зря старалась, потому что Люда и так была не в восторге от Алины. Она с ней дружила ради Димы, потому что хотела ему помочь и привести его к Богу.
У Свидетелей Иеговы был пастор Амвросий. Однажды он взял сестричек Галю и Люду, и пришёл ко мне в дом проповедовать свою веру. Моя кошка – как будто материализовалась в той комнате, в которой проходило общение, хотя её никто не впускал, и прямо во время разговора напакостила с неприятным запахом под кроватью. Это не лишнее упоминание, а намёк о знаке и помощи ясновидящей кошки, которая спасла тогда мой дом от беды, потому что пастору оставалось пятнадцать минут жизни, и наверное кошка знала об этом. Она сделала всё, что могла, чтобы беда произошла не в моём доме, а в другом месте. Когда в комнате стало неприятно - я предложила пойти на продолжение беседы к Люде, которая жила совсем рядом.
Люда, Галя, Амвросий и я вышли из моего дома, перешли дорогу и по гребле перешли на другой берег речки. Мы вошли в дом Люды и начали снимать обувь. Потом я увидела, что Амвросий побледнел и падает. Я очень испугалась и подбежала к нему, положила его на пол и начала растирать руки. Потом я нащупала, что нет пульса и делала ему толчки в грудь, хотела завести сердце. Я его растирала, спасала, делала всё, что могла, но вернуть его жизнь в тело было невозможно. Когда я поднялась, то увидела, что от страха все разбежались, а Люда вызвала скорую. Приехала машина скорой помощи и подтвердили смерть. В морг его не забрали, потому что есть родственники, а сын всё не ехал. Если бы кошка не на…а в тот вечер в комнате, то всё произошедшее было бы в моём доме. Но кошка оказалась предусмотрительной и вовремя избавила моих родных от надвигающейся беды.
После смерти Амвросия адвентисты седьмого дня неправильно поняли то, что было и перекрутили услышанное. По Цветущей поползли слухи, что вроде бы я говорила пастору Свидетелей Иеговы какие-то истины адвентистов, а он их не принимал, и поэтому Бог его убил. Я так расстроилась от появившейся неразберихи, что очень сильно заболела и несколько месяцев не могла ходить по причине сильных болей в сердце. Помню, как я лежала и каждый день плакала от большого расстройства, потому что я не хотела ссориться с адвентистами, и не хотела ссориться со Свидетелями Иеговы. Я вообще не знала где истина и была в активном поиске истины, а мне вот такую сплетню приписали.
Прямо напротив моего дома, с другой стороны дороги, жила моя соседка тётя Соня, и мы с ней в то время очень подружились. Вдвоём ходили в Церковь, читали духовную литературу, молились Богу. Я не могла собрать в своём доме молитвенную группу, потому что места не было, но соседку я приглашала, и мы с ней молились. Сначала славили Бога, а потом просили исцеления для себя, и спасения для её мужа Бориса Николаевича, который часто бывал пьяным, не смотря на то, что он занимал очень высокую должность в нашем городе. Борис Николаевич,- муж соседки, был очень приятным и привлекательным. Он красиво рисовал, умел поговорить с людьми и имел такие красивейшие голубые глаза с синим ободком, что нравился всем женщинам нашей улицы, и не только им.
Наши страстные молитвы с тётей Соней закончились плачевно. Борис Николаевич трагически погиб, а что касается здоровья, то и она, и я, превратились в инвалидов. Мы обе теперь имели больное сердце и больше не могли ни в Церковь ходить, ни просто по городу. Она заболела с горя, потому что очень сильно любила своего мужа и не могла смириться с его смертью. А я и так всегда имела болезнь сердца, поэтому мои проблемы были обычными.
Чуть позже горе добралось и до моей семьи. В один осенний день мне приснился сон, что моему мужу стало плохо и он потерял сознание. Прямо во сне у меня был ужас внутри и я с этим проснулась. Сон сбылся на третий день. У Ярослава сорвался камень с почки и застрял в мочеточнике. Ему стало плохо и с работы забрала скорая помощь. В больнице сразу же поставили диагноз лопнувшего желудка и вливали кровоостанавливающее. Понятно, что от камня это не поможет, и боли продолжались. Ему кололи только обезболивающие и ничего не делали. УЗИ показало, что камня нигде нет и все протоки чистые. В те дни я была в таком состоянии, что я уже, можно сказать, не жила на белом свете, а только существовала в своём маленьком и ограниченном шарике не дальше вытянутой руки от меня. В дни страшного горя я совсем ничего не ела. Со мной что-то такое произошло, что я уже не могла употреблять пищу. Только пила воду и молилась Богу, но Бог почему-то не слышал моих молитв и мужу становилось всё хуже. Помню, как его выписали домой с высокой температурой. В тот вечер я была в таком отчаянии, что неожиданно у меня тогда началась нервная лихорадка. Спасибо моей подруге Лене из адвентистов, которая пошла к Диме и добивалась, чтобы он своей машиной завёз брата в больницу Белой Церкви. Он согласился и это спасло жизнь моему мужу и мне самой.
В дни болезни Ярослава брат Дима относился к нашей семье с особым пониманием. Когда я, опустив голову, медленно шла в больницу или возвращалась назад – Дима выходил мне на встречу и предлагал материальную помощь. Но мне тогда было всё равно и я никого не хотела видеть.
Уже в Белой Церкви Ярославу сделали рентген и объяснили, что точно камень застрял, назначили операцию. Но какая может быть операция, если денег у нас не было ни на что. Я почувствовала, что нам всем пришёл конец и легла умирать. Я давно уже ничего не ела, только воду пила, и теперь я решила умереть совсем. Лежала и ждала смерти, хотелось успеть раньше мужа. Вдруг позвонил телефон. С трудом я достала его со стола и узнала приятную спасительную весточку. Это звонил Ярослав, хотел меня обрадовать, что вышел камень. Я быстро встала с постели и срочно начала что-то есть, чтобы не получилось так, что я умру раньше, чем он доедет домой.
Потом я очень долго размышляла о всём произошедшем. Я хотела понять почему наши с тётей Соней искренние молитвы закончились результатами с точностью наоборот. Мы просили спасения для наших мужчин и для себя здоровья. Вот и допросились. Её муж трагически погиб, мой чуть не умер от сорвавшегося из почки камня, а что касается здоровья, то и я, и она, стали инвалидами. В Церквях говорить о таких свидетельствах не принято, но я то хотела понять в чём дело!
После происшествий с почками Дима взял моего Ярослава к себе в мастерскую работать. Когда произошло такое событие, то я обрадовалась, что хотя бы между братьями теперь хорошие отношения. Но Димка почему-то был странным. Он постоянно боялся войти в наш двор и если родители передавали какие-то овощи, то он ставил их у нас на пороге и убегал. Потом умер их отец и было очень грустно. Мы знали Андрея Николаевича, как очень хорошего человека и его уход воспринимался большой потерей.
Теперь о детях. Все эти годы я продолжала заинтересовывать своих детей рисованием. Не смотря на то, что сама я в этом деле была не специалистом - любовь к живописи всё больше и больше пробуждалась в моей семье. Помню, как мы однажды взяли альбомы и пошли на природу рисовать. Я ничего тогда в художествах не умела, но всё равно занималась этим делом. Я стояла на горе и рисовала пейзаж, который можно было увидеть вдали. А дочка Лера сидела возле меня рядом и рисовала сосну, растущую очень близко. В то время нам очень не хватало хороших книг, поэтому если у меня получалось собрать хоть немного денег - я покупала учебники и журналы для художников. Такие покупки потом пригодились в будущем.
Во всех моих бедах меня постоянно поддерживала моя самая добрая, и самая близкая подруга Ирина. Она регулярно присылала свои тёплые и нежные письма, которыми согревала мне и сердце, и душу. Каждый день я бегала к почтовому ящику и ждала от неё дружеских писем. Ира была на столько хорошим человеком, что я даже и не знаю, как это возможно передать на словах. Просто чувствовалось энергетически, и в этом все объяснения. Но и у неё самой тоже были проблемы. Муж её умер, утонул в речке, а с моим двоюродным братом Русланом она никак не могла соединиться. Они постоянно встречались, но замуж почему-то Руслан её не звал.
Когда я поняла, что страданий в моей жизни слишком много – я начала подозревать, что моей жизнью управляют какие-то вампиры, и с большим удовольствием они употребляют в пищу энергию моих страданий. Но что это за Сущности и почему они ко мне пристали надо было ещё разобраться.
Вампиры или упыри - это класс существ имеющих определение Nosferatu (не мёртвое) или нежить (не живое) и представляют, как людей, так и тех кто не был человеком никогда. Они известны практически у всех народов и везде их очень боятся. Есть термин "Заложные покойники". Это люди, умершие не своей смертью - алкоголики и наркоманы, самоубийцы, а так же те, чья смерть была несвоевременной и сопровождалась непонятными и недобрыми обстоятельствами. Таких хоронили с помощью специальных обрядов, чтобы если они не смогут обрести покоя, то также не смогли бы найти дорогу и к человеческому жилью.
Итак виды вампиров:
1.Энергетические. Это живые люди, высасывающие энергию через эмоциональный контакт. Такой вампиризм может быть, как осознанным, так и неосознанным. Как правило, за один раз жертва не гибнет. Противодействие: сохранять хладнокровие и не вступать в контакт. Такого человека можно обезвредить или любовью, или ненавистью, но это уже метод активного противодействия.
2. Нелюдь. Существа называемые в трактатах "ламия" или "эмпуза". Они рыщут ночью по глухим местам и нападают на одиноких путников. Могут отводить глаза, но на периферическое зрение этот способ не действует. Выглядят людьми, но имеют ноги как у скота, и с копытами. Встречаются довольно редко, или же, может быть, очень немногие смогли от них сбежать. Но в истории такие известны. Противодействие: символы веры (крест, молитва, святой круг). А вообще, не шастать ночами по глухим местам, которые пользуются недоброй славой. По статистике число пропадающих людей велико, а находят далеко не всех. Какой процент идёт на прокорм этому ужасу – неизвестно.
3. Опять-таки нелюдь, но немного другого толка. Зовётся "Огненный змей", "Летун" или "Цмок", хотя Цмок может относится и к другой категории нечисти, точно неизвестно. Жертвами становятся, как правило, одинокие люди, сильно по кому-то тоскующие – к примеру по умершим (что, кстати, решительно не рекомендуется делать). Прилетает в виде огненного шара и оборачивается в того, по кому тоска. Для девушки «Огненный змей» может стать парнем (это когда тоска о женихе), а для парня – девушкой. Так и ходит в гости по ночам, а жертва чахнет, пока не умрёт вовсе. Проблема в том, что без приглашения войти в дом он не может, а если войдёт, то может явиться когда ему пожелается. Противодействие: У жертвы, как правило, настолько запутано сознание, что здравого смысла понять, что это нечисть, уже не хватает. Хотя, казалось бы - ну как умерший, к примеру муж, может приходить домой? И всё же - необходимо либо отменить приглашение, либо, если берётся сторонний человек, то жертва в это время опаивается снотворным. Такая процедура делается для того, чтобы страдалец не мог пригласить вампира, а также это улучшит действие всех средств препятствующих приходу. Дальше все входы блокируются освящёнными предметами или средствами, и когда нежить явится – произносятся молитвы или заклятья на изгнание. Сил, веры и воли тут надо много, плюс ещё и то, что надо разъяснять жертве о её заблуждениях. Морок нечисти рано или поздно спадёт и человек сможет осмыслить произошедшее. Да, кстати, при удаче, нечистый, которого не пустили, может больше и не явиться, или он даже будет совсем уничтожен. Для работы с таким вампиром нужны или маги или церковные экзорцисты. Это опасно, потому что неумелого или слабого верой нежить может убить. Но самое лучшее если не впадать в сильную тоску никогда - это вообще-то очень серьёзный грех.
4. Инкубы и Суккубы - демоны разврата. Могут в принципе проявляться как и предыдущий "Огненный змей", а могут и просто приходить во сне-полусне и вступать в половой контакт с человеком. Мужчина это или женщина – им без разницы. Но тут нельзя сказать, что для людей это всегда особо опасно, потому что у такой нечисти разные силы. Одних просто без проблем прогонишь, а с другими даже и контакт не несёт тяжёлых последствий. Для самого человека это не очень опасно, а что с того поимели нечистые - кто его знает? Но, как гласят легенды, порой прицепится такое, от чего можно избавиться только мощными экзорцизмани. По легенде, когда ангелы поймали такого демона, они его отпустили под клятву, что не войдёт он(а) в тот дом где будут начертаны четыре имени архангелов: Рафаил, Михаил, Гавриил и Уриил. Так что, реальное зерно есть, а насколько истинно всё остальное - каждый решает для себя сам. Есть люди, которые с такими встречались не единожды и вышвыривали их без проблем. Противодействие: Поскольку сексуальное желание и способности присущи всем, то возможно, что к каждому, или многим, такая пакость являлась вроде как сон, но со сном не спутаешь. Для предотвращения подобных неприятностей надо перед сном молиться. Выгнать такое можно символами веры или упоминанием о Боге.
5.Классические вампиры. Фильмы о их свойствах - враки, а вот старинные легенды как раз не врут. К примеру - вампир не любит Солнца, но и убить его Оно не может.
Вампиром становится человек не до конца умерший и не разорвавший связь души и тела. Это, как правило, удел очень эгоистичных и оскотинившихся людей у которых в жизни не было ничего святого. Но такие вампиры - большая редкость, мир всё же совершенствуется. Итак, человек вроде умер, произвести в достаточном количестве энергию на поддержку высшей нервной деятельности организм уже не в состоянии. Ведь именно из-за энергозатрат мы устаём. Умерший уже не живой, но и тело-то его ещё не мертво, а ему для поддержки примитивных энергофункций многого и не надо. Обычный человек в таком состоянии найдёт силы оставить тело. А к чему стремиться тому, кто в высшее не верил и не нуждался в нём? Тело хоть и потребляет минимум, но и его то надо где-то взять... И вот астральное тело выходит из могилы. Очень далеко оно не может отойти, но в пределах пяти километров или немного больше у него получается. Потом оно высасывает жизненные силы из живых. Первые жертвы - родственники, особенно те из них у кого вампир был при жизни. Без приглашения в тот дом где он не был при жизни войти не сможет. А вот если на улице попадётся кто-нибудь - нападёт. Текущей воды он перейти не может, к символам веры старается не подходить, Солнца не любит, но может при нужде шастать и днём, хотя его это сильно ослабляет. В общем, ограничений много. Противодействие: отменить приглашение или запретить являться. Входы, окна и другое завесить чесноком, наставить крестов и т.д. Однако окончательный способ один - достать тело из могилы, и при отсутствии признаков разложения, сжечь. Кол и отрубание головы изредка не дают результата.
6. Вампиры, покрытые тайной. Сюда можно отнести всех тех необъяснимых Существ, у которых, в последнее время, постоянно меняются их имена и названия. Их называют то рептилоидами, то какими-то «учителями» с небес, то владельцами Земли, которые устраивают нашу жизнь по-своему и себе для пищи. В общем, что-то туманное и непонятное.
Мне тогда казалось, что любой класс Существ из вышеперечисленных могли, конечно же, влиять на мою жизнь. Но какие именно из них влияли, и главное – почему, этого я тогда не знала, и мне очень хотелось хоть как-нибудь разобраться. Во первых, у меня действительно было несколько родственников, которые покончили жизнь самоубийством. Во вторых, у меня был враг – это жена Димки, и вампиров она могла насылать умышленно. А в третьих, меня не покидали мысли о рептилоидах, и разных там «устроителях жизни на Земле». Загадок у меня было больше, чем надо. Вернее, их вообще не надо было.
www.proza.ru/2013/11/01/315

21:50 

12.02.2015(4)

***

Виктория Авосур
Глава-23 В огне духовного экстаза

Полное отсутствие знаний о месте нахождения источника энергии и о причинах нашего подключения к ней, а также непонимание - почему эта энергия иногда усиливается до состояния экстазов, однажды довели меня до появления многих страхов и даже ссор с любимыми друзьями. Но перед тем, как мы приступим к размышлениям о том, что у меня когда-то было, почему-то мне очень хочется, хоть немножко вспомнить некоторые интересные высказывания на тему ощущения прекрасного, от великих Учителей прошлого.
Рерихи в «Агни-йоге» пишут, что невозможно думать о красоте без аккорда восхищения, а каждый восторг и каждое восхищение собирают зёрна Света, и этот Свет нужен не только для наслаждения, но и для накопления психической энергии. Рассадник сада огненных энергий находится именно в радости перед прекрасным, и такими энергиями соединяются нити дальних миров, потому что это путь к единению. Они пишут, что от огня восхищения крепнет дух. Даже для того, чтобы соединить науку и духовность, тоже нужен огонёк, называемый восхищением. Без него познание и духовность останутся мёртвыми, не соединёнными между собой. Да, иногда и духовность бывает мёртвой, если она не имеет восхищения.
Самое интересное место в «Агни-йоге» Рерихов о восхищении – это физическая сторона его проявления. Они пишут, что у самых здоровых людей могут быть колебания температуры и пульса, а также появляется пламя сердца, которое горит ярко и словами его не описать. Известно также и о человеческих излучениях, видимых даже обычным глазом, поэтому можно назвать конкретные реальные случаи, когда люди, в порыве восхищения, выделяли свечение. А свечение – это появление Света, а также верный ответ на вопрос – что такое просветление. Оказывается, что просветление – это не знания об устройстве Вселенной, или умения управлять миром, а обыкновенная любовь, проявляющаяся через восхищение.
Читая в «Агни-йоге» эти слова, стоит вспомнить также и Рамту, который получил просветление и вознёсся. С каким восторгом он говорит о красоте Луны в её бледном свете, когда она исполняет свой танец на небесах, и о падающих звёздах, соловьях, изморози на камышах, а также о скованных льдом волнах озера, создающих иллюзию иного мира! Дальше он говорит об изумрудных листьях оливковых деревьев, которые при дуновении ветра превращаются в серебро, о красивых женщинах, с юбками, завязанными узлом, что обнажало их алебастровые колени и о многом другом. А описав красоту жизни, Рамта делает нам открытие: «Люди смотрели на меня и вздыхали: «Мастер-то наш уж светиться стал». И я действительно светился, потому что скорость вибрации моего тела возросла от скорости материи до скорости Света. Именно это излучало Свет во мне». Свет, изливающийся от Рамты, оказывается появился по той же самой причине, что Свет и в «Агни-йоге» Рерихов. Он появился от восхищения прекрасным. Потом Рамта вознёсся и стал Бессмертным, потому что его восхищение стало постоянным, а не от рождения к рождению.
В книге Ричарда Баха «Чайка Джонатан Ливингстон» тоже от начала и до конца книги прослеживается эта же самая истина, хотя и прямо не сказано, что чайка Джонатан восхищалась своим полётом, и всем тем, что она видела во время своего полёта.
Рерихи пишут, что можно любоваться величием Природы, можно любоваться самоотверженным подвигом, можно любоваться высоким качеством произведений, можно любоваться стройностью машин… и что восхищение – это одно из самых неэгоистичных чувств, потому что именно через него и проявляется наша любовь.
А теперь вернёмся к моим событиям.
Однажды в нашу Церковь, в Цветущую, приехала одна женщина-проповедница из Америки. Не знаю, как другие, но лично я ждала её особым видом ожидания. В моём сердце была большая любовь к братьям и сёстрам, и к той, которую я ждала увидеть. Я сердцем и душой погружалась в окружающую обстановку прославления, восхищалась музыкой, пением и счастьем нахождения среди тех людей, которые мне очень и очень нравились. И вот она уже была с нами, и теперь я ждала чего-то особенного от соединения с Духом, с Церковью, с любовью и с ней. Потом началась молитва и много народа вышли вперёд, чтобы занять очередь к проповеднице и получить от Бога решения их проблем.
Дальше произошло кое-что необычное. Проповедница молилась за других людей, а огонь в области сердца горел у меня. Я тоже стояла среди желающих и когда до меня дошла очередь молитвы – мы с проповедницей стали друг против друга, и она что-то говорила на незнакомом языке. Потом от неё вышла какая-то Сила и начала давить меня в грудь. Эту Силу описать очень трудно. Можно только сказать, что так, как ветер врывается в помещение и может свалить цветок на подоконнике, так и та Сила пробовала свалить меня на спину, как это случалось с другими людьми.
Я думаю, что эта женщина много восхищалась служениями в евангельских Церквях своей страны, и поэтому в ней накопилось много энергии. И вот теперь эта энергия сходила на каждого, кто хоть немного имел похожие с ней вибрации. Всех, кто хоть чем-то был ещё способен восхищаться, она валила на спину. Лучше всего это получалось с молодёжью и с детьми.
Помню, как я сопротивлялась Силе, и сделав шаг назад, стала в самую устойчивую позу. По залу прокатился смех, и особенно смеялась проповедница. Через переводчика мне сказали: «Это не я, это Он. Почему ты не доверяешь Святому Духу». Я то доверяла Ему, но я боялась упасть. А проповедница утешила меня, что против моей воли Дух меня валить не будет и попросила моего разрешения прикоснуться ко мне Его Силой. Я согласилась и эта женщина молилась за меня минут пять или десять.
Что я при этом чувствовала? Я восхищалась тем, что я очень люблю свою Церковь и ту, которая за меня молится. Я была счастлива тем, что я нахожусь среди этих людей, и что с ними я, в этот момент, – как одно целое. В общем, одна любовь и ничего другого.
Она молилась, а я чувствовала, как энергия то ли выходит из её рук и наполняет меня, то ли рождается в моём сердце. Трудно было сказать точно из какого места она появлялась. Потом женщина сказала:
--Божья Сила на тебе и в тебе, поэтому ты не можешь сейчас идти (перевели на русский).
--Я люблю, люблю, люблю,- говорило моё сердце, но голосом своим я уже говорить не могла.
Помощники проповедницы посадили меня на сидения в первом ряду и отошли. Нет никаких слов во всём мире, чтобы передать то, что я чувствовала в те моменты. Нет даже ничего такого, с чем можно было бы всё это сравнить. Энергия Силы придавила меня к сидению и пока проповедница молилась за других людей – я не могла ни встать, ни пошевелить пальцами. Очень трудно в это поверить, но я действительно не могла даже пошевелиться, потому что и не хотела этого. В случае протеста – думаю, что меня отпустило бы. Но я добровольно хотела быть в вибрациях Силы, мне было приятно и очень нравилось. Энергия рождалась у меня в области сердца, взрывалась и разливалась по всему моему телу приятным наслаждением. Это было слаще от тысячи оргазмов, соединённых в один, и это было слаще от всех опьяняющих веществ, придуманных людьми за всю историю человечества. Время тогда остановилось полностью, и даже если бы кто-то из присутствующих сказал, что началось землетрясение – сомневаюсь, что оно меня взволновало бы.
Два или три часа я просидела в этом состоянии – не знаю. Кто-то со мной говорил, но я была в полном оцепенении и не могла отвечать. Более правильно будет сказать, что Дух меня не насиловал, и если бы возникло намерение всё это прекратить, то я уверена, что я могла бы сбросить энергию и заговорить с людьми. Но в том то и дело, что мне этого совсем не хотелось, и я отдалась Духу (энергии восхищения). По этой причине рот был в особом состоянии и язык тоже, отвечать на вопросы я тогда не могла.
Через какое-то время ко мне подошёл пастор и сказал: «Ты уже отошла. Пересядь на задние сидения, здесь все места заняты». Я пересела и опять Сила Духа накрыла меня с головой. И я ещё где-то час просидела в погружении в неземное Блаженство. Получается, что не только просветление бывает от восхищения, но и Блаженство тоже. Ко мне несколько раз подходил пастор и что-то говорил, но мне было без разницы чего ему надо, и я не отвечала.
Восторг духа и радость сердца дают человеку те энергии, которые нужны для его тонких тел. Такие экстазы, в которые я погружалась в евангельско-харизматических Церквях, в эзотерике называются сиянием Огненного Мира. А ещё следует добавить к сказанному, что восхищение не только привлекает внешнюю энергию, но и пробуждает собственный потенциал энергии человека. Именно через восхищение сподвижники человечества привлекали психическую энергию и потом соединяли её с Беспредельностью, от чего их экстаз к пониманию красоты тоже становился Беспредельным. Наверное и я на том христианском собрании вошла в Беспредельный экстаз. И хотя он был временным, а не постоянным, как у сподвижников, но зато наверное Беспредельным.
Когда Богослужение закончилось, я встала и вместе со всеми направилась к выходу. В этот момент у меня по телу пробежала дрожь. Как тут не вспомнишь Юру и его приключения в доме Ларисы и Олега?! Я с трудом дошла к выходу во двор через дрожь в ногах. Потом мы сфотографировались, и вроде всё прошло, так мне показалось.
Ночью я легла спать, но заснуть не могла. В области сердца у меня опять рождалась энергия и опять разливалась по всему телу. И так было с вечера до самого утра. В упоминаниях о моих ночных экстазах особое место занимает возрождающаяся в памяти музыка прославления, а также приятная обстановка, которая меня и восхищала. Но в то время, когда я не спала ночами, я никак не могла мысленно соединить музыку и обстановку с энергией. Я тогда размышляла с другими подходами со всех сторон. Я перебрала в своих догадках любые возможные и невозможные причины,- от Бога и до демонов. Но того факта, что музыка и пение звучат в моей памяти не зря – догадаться я никак не могла.
После бессонной ночи усталости у меня не было, и это тоже меня удивило. А проповедница тогда ещё не уехала. Перенесли только место собрания, и вместо Дома Культуры мы теперь собрались в кинотеатре. На повторную встречу я взяла ещё и детей.
Мы стояли и пели песни посвящённые Богу. Я опять всем сердцем и всей душой погружалась в красоту пения и музыки, а также в окружающую обстановку. Вся Церковь ждала её – американку-проповедницу, а она немного опаздывала.
Ещё несколько минут и я неожиданно почувствовала энергетический толчок в правое плечо, и чуть не упала на Таню, которая стояла слева от меня, и по телу пробежала лёгкая дрожь. Как позже выяснилось, энергетический толчок почувствовали не все, а только я. Наверное, была и на это своя причина. Я повернула голову в ту сторону, откуда меня толкнула энергия, и увидела, что в зал вошла проповедница. В эту же секунду я почувствовала восторг, от которого хотелось рыдать. Могу сказать, что это была радость, которую по-разному можно выпускать. Можно смехом, как Юра на вечерних собраниях, а можно и рыданиями. Я даже на несколько секунд поддалась позыву на рыдания, а потом вспомнила, что я в общественном месте и остановила себя.
Если бы Юра, в своё время, тоже мудро подходил к радости и распускал свои чувства до неограниченной вольности только дома, а в общественном месте придерживал их, как это сделала я в кинотеатре, то не ушли бы из Церкви многие люди. Но каждый ведёт себя так, как ему хочется, и я Юре не советчик.
В этом месте мне хочется остановиться и привести в пример одну цитату о Рамакришне (Гедадхар Чаттерджи, 1836-1886г.) из книги Ромена Роллана «Жизнь Рамакришны»: «Не всегда Рамакришна на столько владеет своими Силами, чтобы не проявлять их. Туласи не знает его ещё. Он ждёт на веранде, он видит, что мимо него проходит нетвёрдой походкой человек, погружённый в размышления. Этот человек (Рамакришна), не останавливаясь, бросает на него взгляд. Туласи ощущает удар в грудь и остаётся на минуту парализованным. Тарак стоит напротив Рамакришны. Неподвижный и молчаливый взгляд Учителя останавливается на нём, и он (Тарак) от этого взгляда начинает рыдать и дрожит всеми членами. При первом посещении Калипрасад прикасается к Рамакришне и волна какой-то Силы сразу заливает его, овладевает им.»
Абсолютно то же самое произошло и со мной, когда я встретилась с проповедницей из Америки. Толчок в плечо, позыв к рыданию или смеху, лёгкая дрожь… всё это было.
После прославления и проповеди началась молитва. Я сидела далеко, где-то в одном из задних рядов кинотеатра. Но, не смотря на такое большое расстояние, у меня в груди опять начались очень сильные вибрации. Я очень чётко и остро почувствовала загадочную энергию и она меня мучила. Когда у меня уже не было сил терпеть – я начала пробираться к проповеднице сквозь толпу народа, но не одна, а с сыном. Мне тогда подумалось, что за меня вряд ли она помолится, потому что вчера уже молилась, а вот за Руслана может и помолиться.
Да, она помолилась за сына, и помню, как кто-то держал его за ноги, чтобы он не падал. А потом проповедница проявила желание помолиться и за меня. И опять на меня сошла та же самая Сила, что и в Доме Культуры. И опять меня посадили в первый ряд, и я погрузилась в экстаз наслаждения и Блаженства. Это были самые прекрасные моменты в моей жизни, честно. Можно их назвать «эталонным состоянием» если по Верещагину. Я была счастлива и радовалась как никогда раньше.
В нашем мире есть финансовые пирамиды, которые злоупотребляют ощущением прекрасного и доверием других. На вершинах этих пирамид находятся люди, которые умеют красиво улыбаться, очаровательно говорить, создавать приятную обстановку и всех участников зажигать восхищением. Но сами они совсем не такие, и радость их фальшивая, наигранная и обманчивая. Они видят только деньги и переступают через всех, и через всё, ради единственной цели – обогащения. Но люди, которые туда попадают – они любят наш мир и восхищаются искренне, из глубины сердца. Они по-настоящему светятся от счастья, радости и любви. Эти обманутые жертвы никак не могут понять, что для достижения ощущения прекрасного им не нужны никакие финансовые пирамиды и служение на обогащение других. Точно так же и я много лет подряд не могла понять того, что со мной происходит и откуда берётся энергия. Мне казалось, что причина только вот в этой Церкви и ни в какой другой. А тем обманутым людям постоянно кажется, что причина только вот в этой их финансовой пирамиде, и ни при каких условиях не в каком-нибудь другом месте. А на самом деле причина восхищения внутри нас. Бог не где-то там, за облаками. Бог здесь, совсем рядом, Бог - внутри нас!
Есть притча об одном воре, который потрошил карманы чужих людей. Однажды он увидел, как один человек купил бриллиант, а также билет на поезд. Вор сопровождал этого человека в дороге от начала и до конца пути, и когда тот отправился в туалет – обыскал всё купе, но безрезультатно. Потом владелец бриллианта лёг спать и вор продолжил свои поиски, но они тоже оказались безуспешными. На конечной станции вор не выдержал:
— Простите, господин, — сказал он. — Я профессиональный вор, и я испробовал все способы украсть у вас бриллиант, но безуспешно. Вы приехали туда, куда вам надо было, и я вас больше не побеспокою, но я прошу только ответить на мой вопрос, не более: куда вы спрятали бриллиант?
Владелец бриллианта сказал:
— Я видел, что ты следишь за тем, как я покупаю бриллиант. Когда ты оказался в поезде, мне стало ясно, что ты замыслил его украсть. Поначалу я не мог придумать, куда же мне свой бриллиант положить, чтобы ты не сумел его найти. Но, в конце концов, я спрятал его в твоём кармане.
Точно так поступаем и мы все. Нам кажется, что радость и Дух Святой находятся в конкретной Церкви, в финансовой пирамиде, или в более успешных братьях и сестрах. Мы ищем своё счастье где-то в Обществе Сознания Кришны или в дорогостоящих поездках по святым местам. Каждый из нас думает, что счастье и просветление есть у Будды, пастора Церкви или у проповедницы из США. Но никто и никогда никак не может додуматься искать Бога в себе. Такое умеют только маленькие дети, которые находят восхищение даже в бумажке от конфеты и радуются от всей души. Поэтому Иисус Христос и сказал нам: «Будьте как дети». Он учил обыкновенной чистой любви, но никто Его так и не понял.
От непонимания у меня началось хождение по мукам. Каждую ночь или даже днём в состоянии расслабления из глубин моей памяти пробуждались песни и музыка евангельско-харизматических Церквей, а также приятная обстановка, которая дарила восхищение. В это же время взрывалась у меня энергия в области сердца и разливалась по всему телу. Я чувствовала огонь, жар и экстазы, я не могла ночами спать. Если бы я знала, что это всё происходит от ощущения прекрасного, и от восхищения понравившимися песнями, то оставалось бы только молчать и получать удовольствия. Но я тогда поверила в другое и поэтому очень испугалась. Я подумала, что на меня напали бесы.
Помню, как я побывала в гостях у нескольких десятков людей, которые вместе со мной приходили на Богослужения с участием американской проповедницы. Я спрашивала, что они чувствовали и как им было потом дома. Оказалось, что почти все не почувствовали ничего особенного, кроме запаха духов и приятного отношения к ним со стороны Церкви. Такое, как у меня, сошло только на группу прославления, и то оно дома не повторялось. А того факта, что группа прославления – это творческие личности, которые умеют ценить прекрасное, я тогда не осмыслила.
Для борьбы с Духом я, в первую очередь, повесила на шею крест, молилась перед православными иконами, пила святую воду и ходила в православную Церковь. Но от этого энергетические взрывы никуда не делись, они продолжались каждый день. Потом в моей коллекции появился ладан, и я начала с иконами спать – тоже не помогало.
Позже я нашла возможность достать святые масла из Киево-Печерской лавры. Когда я ими намазалась, то на меня сошёл огонь в десятки раз сильнее чем был, и я так испугалась, что на следующий день побежала в больницу к терапевту. В кабинете врача рассказала, что у меня из сердца выходит огонь, разливается по всему телу и очень жарко, но не призналась, что намазалась перед этим святыми маслами. Все проведённые исследования ничего не дали. Терапевт посоветовал попить успокоительное и я, в состоянии ужаса, вернулась домой.
Вторую попытку лечения я задумала в те времена при встрече с батюшкой. Через учительницу моих детей по Петрикивской росписи я договорилась о встрече. Он открыл православный храм и мы вошли. Батюшка стал ко мне спиной и так говорил. Я даже немного удивилась, что в православии вот так говорят с людьми – никакого уважения. Но я ничего ему не сказала, мне было не до этого. Я рассказала ему всё, что со мной происходит ночами и даже днём, если полежать в расслабленном состоянии. Батюшка слушал и так смеялся, что чуть не падал с ног. Было такое ощущение, как будто я ему рассказываю не о беде своей, а какие-то анекдоты. Потом этот священнослужитель повернулся ко мне и начал расспрашивать о моих финансовых доходах. Мне было неприятно, что я ему о Боге, а у него только деньги на уме. Потом он сказал, что бесов выгоняют только в Почаево, а у нас в Цветущей этим не занимаются, и назвал такую сумму оплаты за изгнание бесов, что мы с мужем и за несколько лет не могли бы собрать. И всё это, не учитывая стоимости проезда на поезде туда и обратно.
Все мои приключения с пробуждением энергии или сошествием загадочного Духа продолжались ровно полгода, потом это состояние успокоилось.
Ну а дома продолжалась борьба за выживание. Мой муж Ярослав совсем тогда загрустил. Пока жил в Броварах, то всё ему казалось посильным. Он был наполнен мечтами, надеждой, планами. Теперь, в Цветущей, жизнь стала совсем безрадостной. Пропали все мечты, душа потеряла надежду на светлое будущее, постоянно были только грусть и усталость. Я очень сильно его любила, но я не знала - чем я могу ему помочь. Если бы у меня не было перебоев в работе сердца и приступов сердечной боли, то я устроилась бы на работу и жизнь стала бы на много лучше. Но здоровья у меня не было и я не знала, что я могу сделать.
Вера в то, что Бог меня исцелит начала постепенно улетучиваться, потому что я уже более десяти лет просила Бога об исцелении, а в ответ не было даже улучшения. Всё оставалось по-прежнему и ничего не менялось. Почти все христиане мне доказывали, что только их Церковь истинная, а в остальных дьявол и пугали меня адом или смертью души. Я уже и не знала кому верить. Если проповедники каждой конфессии закончили высшие учебные заведения и даже они не смогли найти общую для всех истину, то что уже говорить о нас – простых и обыкновенных людях? Много лет я молилась этой молитвой: «Боже, пошли мне вестника в такой одежде, чтобы больше всего в ней было голубого цвета, а также с пирожками с изюмом, и с тремя красными яблоками. Пусть тот вестник откроет мне в какой Церкви Ты хочешь меня видеть, и я буду служить Тебе с любовью и верностью до конца своей жизни. Аминь.»,- но никакого вестника не было, и я не знала, как мне найти истинную Церковь.
Потом у меня появилась одна идея. Мне подумалось, что никто, кроме Бога, не может дать жизнь растению, и если я получу ответ через прорастание семян, то этот ответ будет истинным и точно Божественным. Взяла я семена одинаковых размеров и с идеальной схожестью, положила в стаканчики из-под йогуртов на мокрые комки ваты, прикрыла кусочками мокрого бинта, и завернула полиэтиленовыми кулёчками. На каждом стаканчике я написала название Церкви и помолилась, чтобы Бог послал самые крупные ростки именно в тот стаканчик, на котором написано название той Церкви, в которой Он бы хотел меня видеть. Через несколько дней семена проросли и я определила в каком стаканчике самые большие ростки. Потом процедуру повторила, но самые большие ростки теперь уже были в другом стаканчике. Я повторила третий раз, и опять увидела новый результат. После такого эксперимента я была в отчаянии. Можно было сделать выводы, что Бог или не отвечает, или Ему без разницы в какую Церковь я буду ходить.
Дети тоже продолжали болеть. Дочка Лера пролежала в больнице и прошла полный курс лечения антибиотиками от пневмонии, но ей это не помогло и выписали домой с температурой – плюс сорок градусов. Я попросила подругу Виту помолиться, и она пришла ко мне домой, молилась на «иных языках». Болезнь исчезла не сразу же, а через несколько дней после молитвы. То есть, исцеление было обычным, без чудес.
А Наташу мою покусали какие-то блошки, которые жили под полом. Но мы сначала не поняли, что это блошки и пришли с этим в поликлинику. Врач посмотрел и сказал: «Трудно определить, что это такое»,- после чего выписал, кажется бензилбензоат, от чесотки. Это ещё один неправильный диагноз нашей медицины.
В один из тёплых летних дней к нам в гости приехал отец моего мужа Ярослава – Андрей Николаевич. Мы посидели в доме, поговорили, пообедали. Потом я решила провести его на автостанцию, потому что всех, кто к нам когда-нибудь приезжал, я любила провожать и садить в автобус. Когда мы проходили возле дома Димы – Андрей Николаевич попросил подождать его на перекрёстке дорог, ведущих по нашей улице и к базару. Он хотел быстро зайти к Диме и Алине, и отдать им банку молока, а потом мы должны были продолжить свой путь вместе.
Стою я на перекрёстке и несколько минут жду папу моего мужа. Вдруг я увидела, что по дороге, со стороны базара, идёт Дима. На этот раз он был уже пьяным по-настоящему, а не просто выпившим, как обычно. Он шёл, спотыкался, и громко говорил: «Я не хочу жить! Я хочу подохнуть! Я не хочу жить! Я кинусь под машину…». Он постоянно повторял эти слова, но не кричал, а как бы внушал себе уверенность, что надо так и сделать. Потом споткнулся и упал рукой в лужу, опять поднялся и пошёл дальше. Я стояла на перекрёстке, и когда он тоже подошёл к перекрёстку – в этот момент ехала машина, и он просто побежал под машину. Я подскочила к Диме и схватила его за руку, потянув на обочину. В этот момент водитель так затормозил, что на асфальте остался чёрный след от резины. Потом он высунулся из кабины, показал нам железный лом, выругался матом и поехал дальше, это был грузовик. Я хотела уже отпустить Димку, но в этот же момент ехала другая машина – иномарка, и за ней третья. Понятия не имею, где они набрались в одно и то же время, потому что в обычные дни по нашей улице много часов подряд могла не проехать ни одна машина, и вдруг вот такое, что сразу же три машины подряд.
Иду по дороге, стараясь придерживаться обочины, и крепко держу под руку Диму, чтобы не кидался под машины. По причине эмоционального перенапряжения я в те минуты даже и не сообразила, что мы подходим к его дому. И вдруг я неожиданно увидела, что мы подошли уже почти к его двору, и что жена его – Алина, вышла провести Андрея Николаевича от порога к дороге. Открывая калитку она посмотрела в нашу сторону и увидела меня, идущую с её мужем под руку. Я поняла, что такая встреча добром не кончится. Оставила Димку посреди дороги и начала убегать. Когда обернулась назад, то увидела, что Алина меня догоняет.
Наша улица так устроена, что по одну сторону стоят дома, а по другую – речная протока, состоящая из заводей и проточных озёр, которую мы называем просто речкой, и на той стороне её берега есть куда спрятаться. В общем, я знала, что у меня больное сердце и много я не пробегу, поэтому надо срочно сворачивать в безопасное место. Расстояние между мной и Алиной очень мне помогло. Пока она добежала до перекрёстка – я уже оказалась на другом берегу речки и запутала свои следы в зарослях из деревьев, кустов и высоких диких растений.
Какими-то тропинками и неизвестными мне дорогами я потом вышла на знакомые улицы и добралась на автостанцию, чтобы узнать от Андрея Николаевича, что там было дальше. Он меня встретил с тревожными словами:
--Энни, ты же не иди домой по своей улице, потому что Алина собирается тебя убить.
--Даже убить или только побить? - переспросила я.
--Говорила, что выследит тебя одну с ломом в руках и убьёт. Она ни тюрьмы, ничего не боится. У неё сейчас только одна-единственная цель – убить тебя.
--Не переживайте, я пойду другими дорогами. Всё будет хорошо,- утешила я Андрея Николаевича. –А что она ещё говорила?
--Ударила Диму, кинула на диван, а потом звонила подругам и рассказывала какой он ужасный.
--Понятно,- ответила я и перевела разговор на более приятные темы.
Моя мама тоже иногда приезжала в гости, но редко. Я понимала, что дети должны проведывать родителей и хоть немного им помогать, но ездить в свой посёлок я тогда очень сильно боялась. Когда моя мама пошла на пенсию, то начала сильно пить, больше чем раньше, и муж её – Гунзыр тоже был алкоголиком. Моё редкое посещение бывшего родного дома в те годы было связано не с осуждением мамы и отчима, а со страхом. Каждый раз, когда я приезжала к ним в гости – я встречала во дворе или в доме опасных незнакомых людей в нетрезвом состоянии. Часто они между собой бились и их руки были порезаны ножами. Даже ходили слухи, что один из друзей моих родителей употреблял наркотики. Входить в дом было очень страшно и жутко. Я чувствовала, что если я попаду на разборку отношений, то могут подрезать и меня. А как я буду с больным сердцем защищаться? Как я буду убегать от них? Не помню ни одного случая, когда бы я приехала и застала в доме матери нормальных трезвых людей. Постоянно все были пьяными, агрессивными и очень опасными. К тому же, мама давала мне продукты, а Гунзыр психовал, кричал на весь дом, чтобы она этого не делала, и мне было ужасно на всё это смотреть. Я же не за продуктами приехала, а просто побыть в гостях и пообщаться.
До сих пор помню один свой день из прошлого, когда я приехала к родителям и легла на кровать полежать, потому что были перебои в работе сердца. Лежала я лежала, и немножко уснула. Разбудило меня толчки сзади, через одежду, чем-то твёрдым. Неожиданно проснувшись, я тогда на сонную голову ничего ещё не поняла, поэтому, даже не разворачиваясь, ухватила рукой «твёрдое», чтобы откинуть в сторону. Сзади меня оказался Гунзыр, - мой отчим. Напомню, что он был алкоголиком и в возрасте почти семидесяти лет. Не буду говорить, что он делал и чем. Скажу только, что его поступок меня тогда очень удивил. Тот, кто мудрый,- догадается.
Люди не понимали меня и очень сильно осуждали за то, что я редко проведывала родителей и ничего им не помогала, не спасала родную мать от алкоголизма. Но я же была обыкновенным человеком, а не Всемогущим Божеством. Я испытывала сильнейший страх перед семьёй и друзьями моей матери. И ещё у меня не было здоровья даже самой себе помочь, а не только кому-то другому.
В эти же годы, зимой, я очень сильно заболела. Кроме болезни сердца у меня ещё и желудок болел, почти язва, а чуть позже добавился хронический панкреатит. Я уже не могла употреблять никакую пищу, месяцами сидела на хлебе и воде. Мучения были страшными, боли тоже. «Альмагель» и другие препараты не помогали, я тогда уже почти потеряла надежду на исцеление. Знаю, что экстрасенсы и биоэнергетики наговорили бы мне «духовных истин» и написали бы целый список грехов человеческих и разных пороков, которые надо исправить у себя в характере, чтобы избавиться от язвы и панкреатита. Очищением от грехов обещали бы очищение и от болезней. То же самое сказали бы и христиане. Начались бы молитвы всей Церковью и многое другое.
Сейчас, когда я полностью исцелила болезни пищеварения, и не болела подобными болячками уже много лет подряд, я с полной уверенностью могу сказать, что ерунда всё это. Болезни желудка и поджелудочной железы связаны не с грехами, а с неумением физически правильно жить на белом свете.
Начнём с желудка. Однажды, в Церкви адвентистов седьмого дня, люди рассказывали разные свидетельства на тему исцеления. Вышел за кафедру один мужчина и рассказал, что он вылечил многолетнюю язву желудка питьём чистой воды по утрам. Не молитвами, и не Силой Бога с небес, а именно чистой водой, которую он выпивал по утрам. Свидетельство было не совсем по теме, но с рекомендациями Елены Уайт (пророчицы адвентистов) о правильном питании совпадало.
Его слова стали для меня ключом к разгадке проблемы всей моей жизни. Начиная с детства, я всегда очень мало пила воды, да и вообще жидкости я употребляла мало. Организм почти не очищался, кислотность застаивалась и разъедала желудок. Догадываюсь, что и сосуды, ведущие к сердцу забились холестериновыми бляшками именно из-за моей глупости минимального питья воды. Поняв, какая именно причина, начиная с детства, портит моё здоровье, я начала пить воду по утрам. Где-то за месяц такого лечения у меня перестал болеть желудок. Я была на седьмом небе от счастья. Никакие препараты мне не помогали, а помогло самое бесплатное лекарство – вода. Ну какой врач признается вам, что это может помочь? Мало таких. Некоторые из них подумают, что это же так не прибыльно для их профессии. Они выписывают сразу много, - большими списками. А тут обычная вода совершила чудо! И никаких сомнений нет, потому что после исцеления шли годы, а болезнь желудка больше не вернулась ко мне никогда.
Я всегда потом регулировала работу желудка чистой водой. Как только после еды появлялась тяжесть в животе – я уже знала, что это сигнал, и что надо срочно пить воду. Ясное дело, что воды в такие моменты не хочется, но я также знала и о том, что организму это надо и пила. Ещё ни разу такой подход меня не подвёл. Не по графику надо пить воду, а чутко слушать своё тело. Например, тошнота – это тоже намекающий знак, требующий воды. Как только у меня начиналась немножко появляться тошнота – я опять пила воду.
Много лет я мучилась с желудком, а потом вылечила его раз и навсегда. Если внимательно к нему относиться и регулировать внутреннюю чистоту и кислотность водой – он работает – как часы. И мне теперь очень хочется сказать всем людям мира: «Ну зачем вы глотаете разные микстуры и таблетки? Зачем сунете в себя резиновые шланги на диагностиках? Оно вам надо? Пейте воду, как только появляется лёгкое недомогание, и не допускайте чтобы далеко зашло. При таком подходе вам не нужны будут лекарства и больницы.»
С панкреатитом дела немного сложнее. Там уже просто вода не поможет, потому что бактерия завелась. Но и хронический или острый панкреатит тоже удачно лечится без больниц. Есть такое дикое растение, которое называется – ежевика. Оно похоже на малину, только стебли у него петлями, колючие и тонкие, а ягоды не красные или жёлтые, а чёрные. Растёт в лесах и среди разных зарослей с бурьяном. Я насушила этого растения мешок, и пила полгода – как чай. Не дозировала и не боялась лишнего. Пила, как только болела поджелудочная. Приступы ушли после пятой чашки отвара стеблей. Но они потом часто возвращались. Через полгода приятного чайного лечения, без сахара, когда я выпила так много листьев и стеблей ежевики, что даже и не могу сказать сколько, все проблемы с поджелудочной покинули меня навсегда. Ежевика имеет приятный кисловатый вкус и приятный запах. Не понравятся такие чаи только тем, кто не любит трав без сахара. Но если надо, то ради лечения можно и потерпеть. Сахар добавлять нельзя, иначе не поможет. Хорошо помогают и голые стебли. Первый панкреатит у меня был зимой и мой муж Ярослав вытягивал для меня из-под снега стебли ежевики. Именно они и помогли после пятой чашки отвара. Весной я просто решила вылечиться полностью, поэтому заготовила очень много ежевики, с листьями. Как позже выяснилось, не зря.
На собственном жизненном опыте я также поняла, что ежевика ещё и регулирует кислотность желудка, а также помогает от отравлений. Когда я травилась несвежими продуктами, и особенно рыбными консервами, то теперь я скорую уже не вызывала, как это было раньше. Выпивала пять чашек крутого настоя травы ежевики и примерно за шесть часов я получала полное исцеление.
www.proza.ru/2013/10/29/1279

21:47 

12.02.2015(3)

***

Виктория Авосур
Глава-22 Жизненная сила восхищения

Учёные провели некоторые исследования и сделали выводы, что Дух, который сходит на людей во время прославления Бога, молитв или мистических озарений – это не гипноз, и если перечисленные чудеса переходят от одного человека к другому, то загипнотизированными кажутся оба. Такое явление имеет цепную реакцию, передаётся оно таинственным способом – как в книге Рика Джойнера «Мир в огне» и поддерживается восхищением. При его передаче люди всегда поют и радуются, излучая любовь. Помню, как у Ларисы и Олега на вечерних Богослужениях я однажды познакомилась с Юрой. Он тоже очень сильно всем восхищался: и музыкой, и пением, и красотой образов на картинах художников, а также Уэльским пробуждением из книги Рика Джойнера «Мир в огне». Я думаю не трудно догадаться о том, что имел он также и многие дары Духа.
Все стали в круг, и вместе с этим парнем начали петь прекрасные духовные песни, посвящённые Богу. Мы думали не только о Господе. Большая часть нашего внимания была направлена и на Юру – красивого молодого христианина, который был умеренно высокого роста, с чёрными волосами и карими глазами. Именно он и вёл эти Богослужения на вечерних собраниях, а также играл на гитаре и учил нас своим авторским песням. Такая обстановка зажигала нас радостью, весельем и непередаваемым восторгом от всего того, что мы могли увидеть и услышать чудесными вечерами, проведёнными вместе. Каждому из нас на таких встречах было приятно и хорошо. Мы подпевали, подтанцовывали, хлопали руками под музыку гитары и ощущали необыкновенную духовную сладость у себя в груди. Зазвучавшие песни были с глубоким смыслом и очень весёлыми, поэтому они пробуждали сильные чувства внутри нас и энергию.
Мне не хочется разочаровывать многих верующих христиан постепенно появляющимся подозрением, что я начинаю вести свою мысль совсем не туда, потому что я всё говорю правильно. Восхищаться прекрасным – это же любовь! А любовь – это и есть Бог, и ни один человек никогда не спорил, что любовь Божественна. Ну и кто больше всего восхищается прекрасным: обыкновенные люди или творческие личности? Конечно же, творческие личности. Именно таким и был тогда среди нас неожиданно появившийся Юра. Он имел талант играть на гитаре, и на других музыкальных инструментах, сам сочинял песни и музыку, очень красиво пел и, к тому же, ещё был и художником. Понятно, что любовь к природе и Богу, а также собственное творчество, восхищали его на много больше, чем других участников собрания, которые не очень хорошо разбирались в искусстве, и поэтому на много меньше погружались в него своими душевными чувствами.
Из ранее сказанного мы уже можем сделать выводы, что ощущение прекрасного, которое дарит нам радость и восхищение, а также проявляется через любовь, хорошо пробуждает энергию внутри нас. Мы её можем направить на тело и заниматься сексом или можем заняться творчеством. Есть ещё варианты сохранить чистую любовь к миру и помогать людям, как Мать Тереза, или поднять до высоты ясновидения, пророчеств и других духовных даров. Теперь ещё хочу добавить ко всему сказанному, что движение энергии – это и есть жизнь, а её застой – это смерть. Старые люди уже не могут восхищаться красотой жизни, как это делал Юра. Им уже абсолютно всё стало неинтересным и ничто не радует душу. Бывают среди них и такие, кто всё ещё видит прекрасное и радуется, но их чувства уже не сравнить с юношеским восторгом, и поэтому энергии становится слишком мало. Они умирают, потому что там, где нет движения энергии,- то есть, восхищения через любовь,- там нет уже и самой жизни. Потом человек вынужден перевоплощаться в другое тело и обязательно теряет память. Если память о прошлых жизнях оставить, то потеря восхищения так и останется, и, наверное, младенец не сможет нормально жить. Но если память стереть, то опять начинается познания мира, и опять прекрасна даже бумажка от конфеты или листочек, найденный под деревом. Любой предмет, который взрослыми воспринимается – как мусор, у ребёнка вызывает больше счастья и радости, чем у старика даже покупка нового дома. И пока существует восхищение(любовь) жизнью - существует и сама жизнь. Заканчивается движение этой энергии (восхищение, любовь, жизнь) и человек опять умирает, чтобы с новым рождением ухватиться за новые восхищения,- ухватиться за любовь. А энергия жизни – это и есть Сам Господь Бог Всемогущий.
Юра был молодым, красивой внешности и очень талантливым. Своим же собственным огнём любви к прекрасному он зажигался на много больше, чем другие участники Богослужения. Через каналы пения и игры на гитаре пробудившаяся энергия жизни в этом молодом парне уже не успевала изливаться. Да, она действительно была Богом-Духом, никто не спорит, но теперь уже от её проявления на лице юноши выступал пот. Я видела, как он играл и пел, как ему стало очень жарко, хотя в доме было слишком прохладно, и как пот стекал по его лицу. Чем дольше продолжалось прославление Бога – тем сильнее наполнялись любовью и восхищением не только душа, но и тело Юры, и под воздействием сильных энергий оно уже начинало дрожать. О том, что от переполнения энергией дрожат, известно в любом учении и в любой религии. Здесь нет никакой сенсации.
Для новизны в служении наш прекрасный молодой брат организовал хоровод. Все бегали за ним по кругу, танцевали, пели и хлопали руками. Потом Юра стянул с дивана покрывало и два конца взял в свои руки он, а два других взяла сестричка Лида. Они встряхивали покрывало и появившийся от таких движений воздух Юра называл «веянием Святого Духа». Наверное, вспомнил слова из Библии, что Бог не в буре и не в огне, а в тихом веянии ветра. Танцы и хоровод продолжались, а Юра пел песню о том, что он хочет всё больше и больше Бога.
Мы тоже продолжали петь и танцевать, а потом заметили, что Юра уже весь мокрый. Он очень сильно дрожал, особенно дрожали руки и ноги, а по его лицу ручьями стекал пот. Некоторые смотрели на него и не понимали, что происходит. Решили, что в парня вселились бесы и даже ушли тогда из собрания, а потом также и со своей Церкви в другую конфессию. Никакие это не бесы! Если учитывать тот факт, что Юра сам был автором своих песен, которые пел, и сам написал к ним музыку, а теперь вот его творчество зазвучало из уст многих людей, то становится уже совсем не удивительно и начинаешь понимать, что по этой причине огромная радость восхищения пробудилась у него внутри. Кто из нас может сказать, что не было в его жизни такой огромной радости, что аж дух перехватывало, и хотелось делать глупые поступки, а одновременно с ними что-то выкрикивать и смеяться? Было такое у каждого, было, но не называлось оно Богослужением, поэтому никого и не пугало. А здесь чувствовалась определённая обстановка,- духовная. Многие не поняли такого проявления Духа (любви) и почувствовали страх. Но Юре было совсем не страшно, он радовался. Потом подошёл к стене, опёрся об неё и «взорвался» сильным смехом. Он так смеялся, что не мог стоять на ногах. Развернулся и спиной по стене медленно сползал на пол.
Если появляются сомнения, то стоит задать себе вопрос: а бывает ли Бог без любви? А дьявол с любовью бывает? Там, где есть Бог, там обязательно кто-то из присутствующих загорелся любовью. Вот Юра и загорелся. Он любил то, что делал и тех или Того, для кого он это делал, через восхищения.
К дрожащему и смеющемуся нашему брату подбежал Богдан и взял у него гитару, чтобы положить на стол, потому что наш музыкант уже был не в состоянии ни сам подняться, ни гитару поднять. Он валялся на полу мокрый от пота, дрожал под воздействием пробудившейся энергии, которая называлась у нас сошествием Духа Святого, и смеялся, не имея сил остановиться.
Вот так, не выпив ни капли спиртного, без курения травки и употребления наркотиков, одним лишь восхищением красотой собственного творчества, наш руководитель Богослужения довёл себя до определённого состояния, и его поведение, глядя со стороны, казалось очень похожим на то, которое бывает под воздействием галлюциногенных веществ.
Прошло ещё несколько недель и в нашей Церкви ходили слухи, что Юра, и много молодёжи вместе с ним, на вечерних Богослужениях сначала поют и танцуют, а потом заходятся необъяснимым смехом, от которого кажутся похожими на ненормальных, и даже ползают на четвереньках по комнате. Часть людей начали подозревать проявление бесов и перешли в другую конфессию. Но я не ушла, я хотела разобраться что происходит и почему. По этой причине я точно также продолжала ходить на вечерние собрания к Ларисе и Олегу.
Однажды я подошла к Светлане Владимировне – маме Юры, и спросила, что происходит с её сыном. А она у нас в школе учительницей работала, преподавала математику. Мама ответила, что всё знает, а также уверена в том, что её сын с Богом, и на нём дары Святого Духа. Я только со временем согласилась с её словами, потому что восхищение – это любовь, а любовь – это Бог. Но такое понимание пришло ко мне позже, а в то время я тоже подозревала, что в Церкви бесы водятся.
На каком-то из вечеров, проведённых с братьями и сёстрами по вере, Юра подошёл лично ко мне, положил свою руку мне на грудь, под горлом, и молился за моё крещение Духом Святым. Да, я чувствовала и огонь, и жар, и восхищение, и даже дрожь с головокружением, но я не знала, что я должна делать. Я то могла говорить - что попало и как попало, но такая болтовня мне казалась нечестной и не святой. Мне хотелось, чтобы Дух завладел моим языком и говорил вместо меня, а я чтобы при этом только наблюдала со стороны. Но такое не получалось, и все подумали, что у меня есть какие-то не исповеданные грехи, поэтому Бог и не хочет крестить меня Святым Духом.
После молитвы Юры меня поставили в центр круга. Я стояла на коленях и молилась, а он подошёл сзади, положил руку мне на голову и, вместо обычных «иных языков», начал очень сильно смеяться. Потом все другие члены Церкви тоже прикасались ко мне руками и молились. Когда я поднялась с колен, то сразу же села на скамейку, потому что почувствовала лёгкое головокружение и «опьянение». Сидела и не могла говорить. Они ждали от меня говорения на языке инопланетян, а я вообще временно потеряла дар речи.
А.Е.Польский в книге «Жизнь после смерти» пишет: «Все начинали кружиться в таком неистовом танце, что в лёгких не оставалось воздуха для пения, и в конце концов впадали в состояние экстаза или экзальтации. Им казалось, что ограничения обычной жизни переставали для них существовать, а души их временно покинули тела, перейдя в состояние «энтузиазмос»(внутри Бога) и «экстазис»(вне тела) и таким образом освободившись от ограничений физического тела, и получив возможность наслаждаться соединением с Богом. Из энциклопедии: «Экстаз – исступление, восхищение, высшая степень восторга, воодушевления, иногда на грани исступления».
Если сравнить то, что происходит в евангельско-харизматических Церквях с описаниями экстазов в энциклопедиях и научных книгах, то я не вижу никаких расхождений. И всегда этому явлению подвержены именно творческие личности, влюблённые в прекрасное и умеющие восхищаться. К тому же и в Библии слово «исступление» имеет прямое отношение не к дьяволу, а к святым людям. «На другой день, когда они шли и приближались к городу, Пётр около шестого часа взошёл на верх дома помолиться. И почувствовал он голод и хотел есть, между тем как приготовляли, он пришёл в исступление. И видел отверстое небо…» Деяния 10:9-11. «Когда же я возвратился в Иерусалим и молился в храме, пришёл я в исступление, и увидел Его…» Деяния 22:17. «В городе Иопии я молился и в исступлении видел видение…» Деяния 11:5.
Исступление – это экстаз, и в состоянии исступления святые пророки Библии видели свои видения. А экстаз – это не грустный вид по стойке «смирно». Экстаз – это набор таких чувств у себя внутри, как у нашего у Юры и других творческих личностей на Богослужениях, и не только на них. Поэтому я не придерживаюсь мнения, что христиане-харизматики беснуются. Они, всего лишь, восхищаются песнями, танцами, молитвами и духовной обстановкой. Вот что они делают!
Как я уже сказала, в то время мне было неизвестно о силе восхищения, вводящей в экстазы и исступления, поэтому впереди меня ещё ждали очень многие приключения. Первым из них была поездка в Киев на Богослужение в еврейскую евангельско-харизматическую Церковь, членом которой и был наш прославленный музыкант Юра. Вместе со мной поехали ещё муж тёти Вали – Володя и его мама. Они этого служения не выдержали и убежали, а я присутствовала от начала и до конца.
В прославлении там много пели под эстрадную музыку, потом делали театральные сценки и танцевали. Мне было очень интересно, потому что у нас в Цветущей я тоже иногда в своей Церкви выступала в театральных сценках. Ощущение на сцене - непередаваемое. Надо не просто выучить слова своей роли, но и говорить их эмоционально, с определёнными жестами и необычным тоном голоса. Себя не видно, а если судить по словам братьев и сестёр по вере, то они хвалили, что у меня хорошо получалось. Но я хотела не просто хорошо, а очень хорошо, и по этой причине театральные сценки других христиан для меня были очень интересными.
Потом начал появляться дикий смех отдельных участников из зала, и многие не выдержали, ушли. А я не ушла, я поняла, что в зале обман. Смех слышался не настоящий, а подделанный специально. Догадываюсь, что тогда пришли подставные лица, чтобы своим поведением испортить репутацию Церкви. Такие люди всегда найдутся, и их можно научиться отличать от тех, кто чувствует радость по-настоящему. Просто надо уметь слушать своё сердце, а не холодный ум.
Вернувшись в Цветущую, я рассказала Светлане Владимировне о тех всех чудесах, которые я увидела и услышала в Церкви её сына. Я думала, что она тоже заподозрит подделки, но после нашего разговора получились не очень хорошие последствия. Эта женщина действительно на какое-то время немного поверила в возможную опасность и потом разбиралась, что же происходит на самом деле. Мне и самой было не весело, потому что в Церкви меня ругали за мой поступок и спрашивали – зачем я испортила веру в Святого Духа.
Следующим моим приключением была поездка в Белую Церковь. Похожие Богослужения там происходили кажется в Кинотеатре им. Горького, и наши христиане на них часто ездили. Особенно желанными считались поездки в те дни, когда там можно было встретить проповедников из Америки и получить от них прикосновение Духа. Я тоже попала на такое Богослужение и какие-то американцы молились за меня на «иных языках» с возложением рук. В тот вечер в Церкви было много эстрадной музыки, танцев и восхитительных выступлений христиан.
Вечером автобуса на Цветущую не было и я с подругой Дашей пошли ночевать в гости к какой-то сестричке. Когда мы легли спать я никак не могла уснуть. О каком сне можно говорить, если я не только спать, а даже просто спокойно лежать не могла?! У меня начались очень сильные и непонятные вибрации в груди, в области сердца. Кроме того, ощущался сильный жар, и меня пекло каким-то духовным мистическим огнём. Я всю ночь не спала и сказала Даше, что у меня печёт и вибрирует в груди. На это она ответила: «Спи и не прислушивайся. Дух Святой проделывает работу в твоём сердце, а ты прислушиваешься.» Я тогда немножко даже обиделась на Дашу, потому что у меня было не прислушивание к трудноуловимому, а сильные мучения, которые невозможно было терпеть. У меня были очень острые ощущения и так вибрировало в груди, что пекло огнём.
Духовный огонь сходит в Церквях не на каждого. Жаль, что этот факт я осознала не сразу, а только через многие годы. Всегда прослеживается некоторая закономерность. Чем больше человек восхищается всем тем, что видит в Церкви – тем сильнее зажигается огонь внутри. А я отдавалась таким Богослужениям всей душой. Если оценивать в соответствии с моими чувствами и ощущениями, то братья и сёстры слишком прекрасно пели и их пение на столько гармонично соединялось с музыкой, что у меня слёзы выступали на глазах. Я была счастлива, я входила в музыку и песни, я соединялась с увиденным и услышанным через пробудившиеся чувства. Ну а чувства, в свою очередь, пробуждали энергию, которая горела во мне очень сильным мистическим огнём и ночами не давала спать.
Между концертами рок-групп на стадионах и Богослужениями в евангельско-харизматических Церквях есть некоторая разница, потому что пробудившаяся энергия работает на разных высотах. В Церквях есть определённая цель – любовь к миру, к Богу и к людям. Настраиваешься на эту волну, как на цель, и начинает гореть огнём именно та область любви, которая находится в груди. А на концертах – там совсем другие намерения, поэтому и любовь уже горит не там, где у христиан. Помню, как я однажды была на концерте известной рок-группы, танцевала вместе со всеми, веселилась – как все, но любовь моя была скорее в нижних чакрах, чем в верхних. Но и там, и там, причиной пробуждения энергии является именно восхищение.
Была у нас и ещё одна поездка в Белую Церковь на красивое Богослужение с участием американских братьев и сестёр. Когда оно закончилось – я и моя подруга Даша шли по городу – как две пьяницы. У нас началось сильное головокружение и мы были совсем «опьяневшими» без никакого спиртного и наркотиков. Хорошо, что всё это происходило в Белой Церкви, а не в Цветущей, иначе было бы стыдно перед знакомыми людьми. Потом мы с Дашей вошли в магазин, чтобы купить печенья к чаю. Хорошо, что мы тогда были вдвоём, потому что по одной мы уже что-то купить были не в состоянии. Продавщица, наверное, подумала, что мы наркоманки, потому что у пьяниц заплетается язык и спиртное чувствуется на много метром. От нас же не было никакого неприятного запаха, и говорили мы чётко, а вот нормально стоять на ногах мы не могли. И ещё говорили бред продавщице, это я тоже помню. Какое-то странное ощущение было. В сознании вроде норма, а с памятью сплошные провалы. Говорю слово и в эту же секунду забываю, что я говорю и что делаю. А ещё от водки ноги – как ватные. От опьянения Духом всё не так, и тело с ногами в норме. Проблемы только с головой, и кажется, что голова – как после многих оборотов вокруг своей оси. Вот примерно такое состояние было у нас с Дашей.
Самое страшное произошло на одном из женских Богослужений в тоже в Белой Церкви. Прямо на проповеди меня начало сильно тошнить и было такое ощущение, как будто я очень сильно закачалась в автобусе. Я то слышала, что в таких Церквях бывают тошноты и даже рвоты, но два часа своих собственных страданий мне тогда показались целой вечностью. А потом, прямо на проповеди, я почувствовала какой-то прорыв или разрыв, произошедший внутри меня. Через секунду уже было легко-легко. Я приехала домой и отключилась. Проспала примерно двое суток непробудным сном, а потом очень сильно испугалась. Я не могла проснуться и боялась, что усну летаргическим сном. Просыпалась на несколько секунд и опять засыпала. Потом я начала умолять мою семью разбудить меня, и они тогда, все вместе, с трудом меня разбудили.
После неприятного случая с тошнотами, и борьбой со сном, из которого двое суток не могла проснуться, я не на шутку заволновалась. Я начала подозревать, что что в евангельско-харизматических Церквях иногда, не утверждала, что всегда, используют инфразвуки для воздействия на собравшихся. Этой теме я посвятила много месяцев исследований и нажила много проблем, и даже врагов. Но об этом позже.
Ещё хочется сказать, что в те времена я была очень увлечена книгой о Смите Вигглсворде «Крещённый огнём» и многими другими книгами о нём, похожими на эту. Я восхищалась потрясающими фактами исцеления Святым Духом, через этого человека, безнадёжно больных людей, и даже воскрешением из мёртвых. Я интересовалась его жизнью и его верой, искала любую информацию о Смите Вигглсворде и он тогда был для меня примером. Стать такой, как он, я не надеялась, но хотелось иметь хотя бы немножко его успехов и помогать людям. Мне хотелось помочь хотя бы своей семье.
Я всегда очень любила свою семью и хотела, чтобы жизнь каждого из моих детей, а также и моего мужа, была как можно лучше. Но ничего у меня не получалось и мы продолжали бороться за выживание. У Ярослава было бессилие, тошноты, болела голова и постоянно он грустил и грустил от такой жизни. Я никогда не видела его весёлым. Оформить себе инвалидность я тоже не могла, потому что для этого нужны огромные суммы денег, а у меня их не было. Одному моему знакомому сделали много операций, вырезали полностью двенадцатиперстную кишку и две третьих желудка, все органы у него были хронически-больными, и он уже почти не мог ходить, но инвалидность ему не дали – нет денег. А у меня то их было ещё меньше! Он хотя бы на операции деньги нашёл, а у меня совсем ни на что не было денег. Я не имела никакой возможности ездить на обследования и доказывать в разных диагностических центрах, что у меня очень частые перебои в работе сердца и сильная тахикардия. Если бы могла, то мои документы были бы фальшивыми, потому что тот, кто может так много платить, не нуждается в инвалидности. Он и без пенсии себе всё купит. Один только тот факт, что не было у меня ни документов, ни инвалидности, свидетельствовал о том, что я действительно не имела ни единой возможности на их оформление. По этой же причине и помощи на детей я тоже никогда не получала. Для того, чтобы платили хоть какие-то выплаты на детей, надо было стать на биржу, а биржа посылала на тяжёлые работы. Я совсем не могла работать и даже в Церковь ходила с лекарствами. Пока дойду было до молитвенного дома – несколько раз садилась на траву и пила лекарства. Ну какие тяжёлые работы? А если не стоишь на бирже, то нет и справки на детские выплаты. Живите – как хотите.
Государство помогает только тем, кто имеет возможности хоть немного и сам о себе позаботится. Но если жизнь совсем кого-то взяла за горло, и нет даже на дорогу в диагностические центры, нет возможности платить за обследование на дорогостоящей аппаратуре, и нет физических сил кому-то что-то доказывать, то государство уже и детям не платит, совсем ничего не даёт. То есть, автоматически идёт добивание обстоятельствами всей семьи до смерти.
Володя, муж тёти Вали (а она – сестра моего мужа) ездил к моей матери и доказывал, что мы не хотим работать, всю жизнь будем тащить из родителей. Другие родственники делали то же самое. Соседи тоже не понимали, как это такое может быть, чтобы человек ходил по городу, а работать не мог. Если от физической нагрузки сердце сбивается с ритма и отключается сознание, то такое абсолютно всем было непонятно. Соседи собирались прийти компанией ко мне домой и побить меня за то, что бурьян на огороде, но я всё равно не могла работать быстро. Да, я выходила на огород и полола бурьян, но редко. Что поделаешь, если много работать я не могла? Единственное, что я тогда могла делать – это ходить, больше ничего. До драки дело не дошло, огород, по чуть-чуть, мы с мужем спололи. Дети ещё не могли нам помочь, малыми были.
Я любила своих детей и продолжала им рассказывать о красоте искусства. А вот научить их я мало чему могла. Только в самом начале я придумала рисовать некоторые элементы так, как учатся писать. Мои дети рисовали несколько рядочков носиков, несколько рядочков губ, глаз и многие другие элементы. Позже мы пошли в ЦТДЮ и я записала своих детей на кружок Петрикивской росписи. Учительница была очень хорошей и разрешала мне присутствовать сколько захочу. Так мне повезло наблюдать как учат детей этому виду искусства.
Хотелось быть не просто наблюдателем, но и помощником. До сих пор вспоминается, как я иногда сама, своими руками, рисовала на дощечках композиции для детей, а дети мои разрисовывали гуашью. Учительнице не нравилось только то, что цветы слишком геометрически правильные, но на счёт композиций она никогда ничего не имела против.
Свои рисунки мы постоянно раздаривали друзьям, особенно христианам. И всё же, большинство из них остались в ЦТДЮ, потому что были нарисованы на материалах, которые где-то доставала учительница, а также гуашью, предназначенной для всех. Та гуашь покупалась за деньги оплаты за кружок, и в больших баночках стояла в кабинете росписи. У нас тогда своего почти ничего не было и мы пользовались тем, что нам давали.
Когда двое старших детей заканчивали третий класс – мне очень хотелось научить их живописи, но художественной школы в Цветущей не было. Я даже учителя тогда нашла. Потом ходила к директору Дома Культуры и в администрацию, чтобы организовали художественную школу, но мне отвечали, что некому будет в ней учиться. Я пообещала собрать подписи родителей, и по чуть-чуть, потому что с сердцем было плохо, на протяжении трёх месяцев, я собрала подписи родителей, которые хотели, чтобы их дети учились в художественной школе. Но директор Дома Культуры на это мне заявил, что у него нет денег на зарплату учителю живописи. Я тогда так и не поняла для какой цели он меня послал собирать подписи родителей и дал надежду. Сказал бы сразу, что денег нет и не морочил бы голову намёками на то, что моя мечта может стать реальностью. И всё же, со временем, художественную школу в Цветущей кто-то открыл, но моим детям она уже была не нужна.
По той причине, что я очень часто приходила к своим детям в школу, сложившиеся обстоятельства познакомили меня со многими учителями, и я даже подружилась с ними. Преподавательницы то одного, то другого школьного предмета приглашали меня к себе в гости, угощали печеньем и чаем, говорили со мной о детях и их творчестве. Я тогда полюбила многих учителей и мне было очень интересно с ними общаться.
www.proza.ru/2013/10/26/1712

21:44 

12.02.2015(2)

***

Виктория Авосур
Глава-21 Любовь к искусству

Я всю жизнь очень ценила искусство, особенно творчество художников. И началось у меня такое увлечение ещё в раннем детстве. Мой дедушка Антон был художником и учителем в школе. Когда он рисовал просто рисунки или картины – я любила сидеть возле него и наблюдать как он это делает. И хотя я была тогда совсем маленькой – полученное удовольствие осталось в моей памяти на всю жизнь.
Когда мне было уже три годика - я имела какое-то внутреннее убеждение, что дедушка долго не проживёт. Из какого источника пришла ко мне такая информация – этого я и сама не знала. Просто понимала и всё.
Я очень любила своего дедушку Антона, и тянулась к нему почти с рождения. Когда я только родилась – у моей мамы перегорело молоко и я постоянно плакала от голода. Позже мама не раз мне рассказывала, как она утром шла в магазин и долго стояла в очереди, но пока до неё дойдёт – молоко заканчивалось. Часто она просила людей, чтобы пропустили её без очереди, потому что ей надо купить молоко для маленького ребёнка, но люди не соглашались. Они ей отвечали, что они старые и им нужны витамины, а ребёнок обойдётся. Надо раньше вставать и занимать место среди первых, тогда и проблем не будет. Так она возвращалась домой с пустыми руками.
Когда я была уже слишком тощей – дедушка и бабушка забрали меня к себе, чтобы спасти мне жизнь. Долго они размышляли как быть и всё никак не могли придумать. А потом у дедушки Антона появилась идея. Он кусал хлеб, жевал его до жидкого состояния, и получившуюся кашицу завязывал в кусочек марли. Получившийся клубочек он давал мне сосать. У моего дедушки не было ни одного больного зуба, поэтому кормить меня у него хорошо получалось, и я выжила.
В три года я постоянно спрашивала у своего спасателя когда он умрёт, потому что я очень сильно чувствовала приближение его смерти и мне было страшно. Бабушка Настя жила с нами в той же комнате, и её я тоже очень любила, но я всем говорила, что пока я не закончу школу – бабушка будет жить, а за дедом Антоном я плакала наперёд. Нет, я не слышала никаких голосов с небес и не говорила ни с какими Ангелами. Просто я знала всю правду наперёд из неизвестного источника, и это было без объяснений. Так оно и произошло, - мои пророчества сбылись. Дедушка умер, когда мне исполнилось четыре года, и его смерть оказалась для меня самой непереносимой и самой страшной катастрофой в моей жизни. Я тогда получила сильнейшую психологическую травму, потому что чем ярче выражена любовь, тем больнее переносится потеря любимого человека, а дедушка Антон как раз и был самым любимым человеком моего детства.
В день похорон я до такой степени страдала и плакала, что дальше, чем в радиусе расстояния вытянутой руки, я уже не воспринимала ничего происходящего. Хорошо, что хоть на какое-то время у меня осталась большущая папка рисунков моего дедушки, которую я очень берегла и ценила. Позже эти рисунки в нашем доме пропали, и никто не знал куда они делись, но зато осталось то, чего невозможно украсть - это память о прекрасных вечерах, проведённых вместе с любимым человеком моего детства, когда он передо мной рисовал, а я наблюдала за движением его рук и волшебным проявлением росчерков и мазков под его руками на бумаге, которые превращались в волшебные образы. Память об этих приятных ощущениях осталась во мне на всю мою дальнейшую жизнь. Сама я красиво рисовать не умела, но зато я всегда очень сильно ценила то, что нарисовали другие люди, особенно если они были талантливыми. Ещё добавлю к сказанному, что бабушка действительно жила до тех пор, пока я не закончила школу. Умерла она в первый год моей учёбы в училище. Вот вам и пророчества трёхлетнего ребёнка.
Когда я вышла замуж, то с удивлением узнала, что мой муж Ярослав тоже очень красиво рисует, Его родной отец, и другие родственники – все с талантом к рисованию. Ещё Володя – муж его сестры, а также и их сын оказались художниками. Вот так я своей любовью к картинам и рисункам притянула в свою жизнь много художников.
Всем троим своим детям, начиная с ранних лет, я начала прививать любовь к рисованию. Я не приказом и не командованием сделала выбор в жизни вместо них, как это делают многие родители, а именно показала красоту этого увлечения, постаралась заинтересовать, а также пробудить у них талант через любовь.
Когда мои дети пошли в школу, то, по сравнению с другими одноклассниками, они рисовали не лучше всех и не очень плохо. В младших классах у них был средний результат и обычные оценки. Но моё отношение к этому виду искусства нельзя было назвать обычным. Я регулярно посещала городскую библиотеку и приносила домой почитать разные книги и журналы - как на тему жизни художников, так и на тему их творчества.
Я списала много толстых тетрадей, аккуратно выписывая из прочитанных книг цитаты, особенно о правильном подборе материалов для рисования, и о том, каких ошибок нельзя допускать.
Я рассказывала своим детям как художники изображают те моменты в природе, которые выражают характер героев их картин. Например, взмах волны, гладко взлетевшей на гребень – это сочетание гармонии порыва природы с могучим порывом свободных людей. Смотришь на людей и появляется это чувство. Откуда ты знаешь, что у людей в душе? Волна подсказывает. С картинами надо уметь разговаривать, и замечать скрытые в них великие мысли, идеи и опыт.
Во время чтения книг мы поняли, что великие художники обращали много внимания на разные хитрости, которые помогают зрителю почувствовать на картине воздух. Например, Репин для того, чтобы появилось ощущение воздуха брал кисть, и наполнял её краской не на всю ширину, а так, чтобы узкая полоска правой части была замазана лишь слегка. Полусухая часть кисти, при исполнении мазка распыляла контур драпировки фигуры по зёрнам холста так, что вокруг фигуры создавалось ощущение воздуха.
Мы много говорили о мелочах. Например, о том, что приближение ладони к ладони делает окраску ладоней всё более тёплыми, потому что тело к телу теплит. Поэтому под мышкой не должно быть холодно, не должно быть синевы. Или о том, что лоб всегда по цвету отличается от щёк, а колени и локти всегда розовее по отношению к общему тону тела. И ещё о том, что если художник погонится за формой – он потеряет живопись, а если погонится за живописью, то потеряет форму. Умение сочетать первое со вторым – это и есть мастерство.
Особенно сильно повлияли на нас рассказы о жизни художников. Многие из них прожили очень трудную жизнь, но готовы были на что угодно ради своей мечты. Помню, как я читала книгу о трудной жизни Евгения Кибрика, а дети мои очень внимательно слушали. После прочтения мы перечитали много книг о жизнях и других художников, но о Кибрике запомнилось наиболее ярко.
Кроме художеств я ещё заинтересовала своих детей поэзией. Они писали стихи, а я их творчество оценивала, подсказывала, если что-то не так, или хвалила если всё получалось красиво и правильно. Много раз я переписывала стихи моих детей из тетрадей на листы бумаги, чтобы сшить в папку и относила получившиеся папки в школу, в ЦТДЮ или в библиотеку. После этого мы попадали на разные конкурсы и получили много наград. У старшей дочки Валерии за школьные годы пятьдесят одна грамота за победы в конкурсах и на олимпиадах, у меньшей дочки Наташи – тридцать две грамоты, а у сына Руслана – три. Всего мои дети получили восемьдесят шесть грамот, среди которых - десятки за первые места на областных и Всеукраинских конкурсах и олимпиадах.
Когда я ещё могла ходить, то мы все вместе проводили творческие встречи в библиотеке и ЦТДЮ. Я и мои дети по очереди читали авторские стихи, а собравшиеся люди слушали. Наши фотографии потом были в районной газете.
Из заслуженных поездок мы воспользовались только одной. После седьмого класса моя Лера ездила в Артек отдыхать, и там тоже выиграла призовое место. В Северодонецк мы не поехали из-за отсутствия у меня здоровья. Сами дети не могли сесть на поезд, их должны были провожать родители. Потом была путёвка в Германию, и тоже Лера не поехала по той причине, что некому было мою девочку посадить на поезд. Провожать должны родители, а я тогда не смогла, потому что меня не пускали перебои в работе сердца. Дочка выиграла поездку, но не смогла поехать. И мой муж Ярослав тоже не смог её провести. Он сказал, что у него нет нормальной куртки, а в ужасной провожать ребёнка стыдно.
Что касается духовности и отношений с родственниками, то в это время у меня был период сплошных ошибок и неудач. Я сама виновата, что делала многие глупости, но у меня это получалось неосознанно и неумышленно. Я же не хотела, чтобы случилось именно вот такое, но было оно так и не иначе.
После того, как меня начали все обвинять, что я хочу разбить семью Димы или позаниматься с ним сексом – в ответ на каждый доносившийся слух, я писала письма тому, кто это говорил. Я им писала, что я действительно его люблю, имея в виду братскую любовь по христианским заповедям, но выходить за него замуж или изменять своему мужу – не входит в мои планы.
Если бы я только писала письма о своей честности и ничего другого не делала, то может все и поверили бы в мои слова. Но случилось так, что несколько раз мне захотелось похвастаться перед Димкой своим поэтическим талантом. Я сочинила огромное стихотворение про Эрику и Марселена, которые живут в Швеции. Перепечатала я своё творчество печатными буквами, по клеточкам, чтобы не осталось никакого следа от почерка, и положила в свой пакет, с которым ходила по городу. Диму встретила утром, по дороге на работу. Дала ему стихотворение, и попросила прочитать и порвать, домой не нести. Так я сделала три раза, потому что написала три главы, а зачем – и сама не знаю. Помню, как мне хотелось, чтобы он меня похвалил и сказал, что ему понравилось. Почему я так сильно нуждалась в похвалах от него – объяснить не могу,- этого я не знаю. Муж мой тоже читал мои стихотворения, больше никто.
Через какое-то время опять начались неприятности. Оказалось, что мои стихотворения прочитала жена Димы – Алина, и восприняла их за попытки соблазнить её мужа. Опять злость, крики и разбирательства. Я потом спрашивала у Димы почему он не порвал, а он ответил, что ему очень сильно понравилось и поэтому решил спрятать в гараже. Ну а жена случайно нашла и прочитала. Я уже не стала спрашивать, как такое получилось, что она узнала кто писал без моего почерка и без подписи. И так было ясно, что он ей всё рассказал. Зачем? Этого я не могла понять. Он же ходил на работу и мог придумать, что друг дал ему почитать или ещё кто-нибудь?! Даже мог сказать, что валялось на работе на столе или на подоконнике. Я Диму тогда совсем не поняла.
Чтобы как-то утрясти страсти я написала ему, что он поганец, негодяй, сводит людей, чтобы ссорились и такой нехороший, что хуже некуда. Я думала, что он прочитает и не захочет больше со мной даже говорить, зато жена успокоится, и наконец-то настанет мир между нашими семьями. Но не так то просто всё получилось. Он поехал в деревню к своей матери и там рассказывал, как я его обидела, а потом плакал. Приехал мой муж, и давай говорить, что после моего письма Дима очень плакал и теперь страдает так сильно, что никакими словами не передать. Чего-чего, но этого я точно не ожидала. У меня уже сострадание появилось к нему. Я хотела любой ценой найти способ его успокоить, и как можно быстрее, но была проблема его найти.
Вдруг иду я по улицам нашей Цветущей, и встретила в парке его жену – Алину. План мой сработал хорошо и она начала общаться со мной – как подруга, спрашивать о жизни, хорошие слова говорить. Наконец-то всё наладилось, и можно праздновать победу. Но я не могла, потому что Дима ездил к родителям и слёзы лил, причём на трезвую голову. Если ему больно аж до такой степени, и к тому же избегает меня, чтобы поговорить, то единственный способ избавить его от боли – это сказать правду, что письмо было написано с определённым замыслом – кого-то в чём-то убедить, но я ничего плохого о Димке не думаю и считаю его хорошим человеком. Вот так и сказала Алине, после чего убежала. Ну а что было делать? После этого Дима опять пошёл в запой, опять беда, опять слёзы. Но только тема теперь уже другая. Он мне говорил: «Зачем ты сказала Алинке правду? Всё уже было наладилось и всё было хорошо, а ты всё испортила.» Я отвечала вопросом на вопрос: «А зачем ты ездил к родителям страдать и плакать? Ты не мог быть сильным? Всё уже наладилось и всё было хорошо, а ты своими слезами испортил мои труды.»
Ясное дело, что после такого откровения отношения между нашими семьями стали ещё более ужасными чем раньше. Наверное, Алина ходила по Цветущей и рассказывала всем людям какая я ужасная. Делала она это или нет – я точно сказать не могу, но по какой-то причине начались сплетни в тех Церквях, в которые я ходила. Мне начали говорить, что весь город шумит о том, как мы с Димкой вдвоём выходили из Дома Культуры и я была накрашенной. О нашем посещении ДК действительно были слухи и люди доказывали, что видели нас вместе. И это не смотря на тот факт, что я никогда в жизни не красилась, потому что у меня, начиная с детства, никогда не было денег на косметику. То, что говорили про меня люди – было последней каплей, которая переполнила чашу моего терпения.
Позвонила я к своей подруге Ире в Ставище и мы договорились о встрече у неё дома. Я устала каждый день плакать в подушку и решила поехать к ней, чтобы поговорить и облегчить свою боль. У нас с Ирой всегда было так, что я утешала её в жизненных бедах, а она утешала меня. Есть люди, которые почему то очень сильно боятся хоть что-нибудь услышать о чужих страданиях и проблемах, потому что им самим становится плохо после таких разговоров. Лично я никогда не боялась, и если человеку плохо, а я выслушаю, и потом что-то посоветую, или просто похвалю его, от чего у страдальца появляется улыбка и на душе спокойствие, то мне самой от подобного утешения становилось радостно и мы потом вместе смеялись и веселились. Ира тоже была всегда такой. Она умела меня выслушать, поговорить, поддержать, добрым словом, утешить или что-то посоветовать. У неё даже голос очень мягкий и нежный, а ещё спокойный и ласковый. Многие говорили, что пьянеют от одного только её голоса. И сама я тоже была такого же мнения. Иришка – это моя самая близкая и самая лучшая подруга.
В Ставищах меня встретили хорошо, и не просто хорошо, а накрыли стол с таким количеством блюд, как будто у кого-то свадьба или День Рождения. Это они так готовились к моему приезду. Я была шокирована такой добротой и пониманием. После обеда предложили покупаться в ванной, что меня тоже очень обрадовало, потому что в моём доме купание всегда было в двух вёдрах воды, а в доме Иры – и воды полная ванная, и богатый обед, и люди с добротой души и пониманием. Но разговор о моих бедах был коротким, и долго оставаться в доме Иры я не могла. Причиной такой спешки стало мистическое мучение.
Когда я вошла в дом подруги, то у меня просто перехватило дух от внутреннего ощущения, что всё происходящее когда-то уже было. Я знала, что находится в её комнате, ещё не войдя в неё. Я знала какого цвета шторы, и всё сбывалось как только на них направлялся мой первый взгляд. Я знала где и как расположена мебель, и тоже всё сбывалось когда я переступала порог ещё одной комнаты. Кто-то сейчас закричал бы у себя в мыслях – «дежавю!» Многие любят так говорить, и я сама всегда верила в «дежавю». Как же не верить, если в газетах написано, и в журналах, и в книгах, и даже учёные говорят?! Я верила в то, что говорят. Но верила я не долго, а только до момента возвращения домой от Иры из Ставищ.
Из Википедии: «В настоящее время разумным можно считать предположение, что эффект дежавю может быть вызван предварительной бессознательной обработкой информации, например, во сне. В тех случаях, когда человек встречает в реальности ситуацию, воспринятую на бессознательном уровне, и удачно смоделированную мозгом, достаточно близкую к реальному событию, и возникает дежавю.»
Долго я гостевать не смогла, потому что неразгаданная тайна мучила меня ещё сильнее, чем то горе, с которым я приехала к подруге. Я переписала обстановку комнаты в записную книжку, чтобы ничего не забыть, и попросилась как можно быстрее назад в Цветущую. Ира не могла меня удержать, хотя ей и не хотелось, чтобы я уезжала домой так быстро. Прощаясь, она тогда мне ещё подарила сапоги, которые я потом носила года два и была ей за них очень и очень благодарна.
Вернувшись в Цветущую, я очень мучилась от того, что такое, как у Иры дома, когда-то уже было, но я никак не могла вспомнить где и в каком месте. Неожиданно моя мысль прикоснулась к большой тетради зелёного цвета, сшитой из трёх общих тетрадей по девяносто шесть листов. Я туда записывала сны, которые мне снились на протяжении многих лет. Дневники я сожгла после аборта, под воздействием депрессии, а о снах я тогда не подумала, и эта тетрадь осталась у меня на полке в нежилой половине дома. Я взяла эту тетрадь в руки и начала читать.
Читала не долго, потому что и до половины не дошла, как разгадка «дежавю» открылась передо мной во всей своей красоте. Семнадцать лет тому назад, когда я была ещё школьницей, я записала в тетрадь сон. Мне приснилось, что я приехала в гости к какой-то незнакомке, но она мне почему-то казалась знакомой и была очень близким человеком. Я вошла к ней и увидела точно такую же обстановку в доме, как у Иры в Ставищах. Оказывается, цвет штор и ковров, а также расположение мебели в доме, мне приснились лет за двенадцать или пятнадцать до их покупки. Я видела во сне дом подруги, с которой была ещё незнакома. В описании сна было также написано и то, что я купалась у незнакомки в ванной, и что провожая меня домой, подруга подарила мне сапоги. «Ого! Ничего себе совпадения!» - подумалось мне тогда.
Не трудно догадаться, что после прочтения этого сна, я бегала по комнатам, и всем его перечитывала, как сенсацию. Потом рассказала о загадочном открытии всем своим родственникам и друзьям, даже просто знакомым и в Церкви. Одной только Ире не захотелось рассказывать, чтобы не испугать. А вдруг она заподозрит какой-то недобрый знак?! Говорят, что все чудеса обычно к беде, и поэтому я боялась говорить Ире.
В эти же годы на духовных путях было временное затишье, но зато в отношениях с людьми – буря, да ещё и с платонической влюблённостью. После развала моей мечты с идеями создать пятидесятницкую Церковь у нас в Цветущей, я ходила в основном к адвентистам седьмого дня и немножко на вечерние молитвы к Вите.
Среди адвентистов мне очень понравился один молодой мужчина, и я его полюбила в какой-то степени братской, и в какой-то степени - платонической любовью. В отношениях с ним интересовал не секс, а кое-что другое. Мне нужна была просто сама любовь, как любовь, и ничего другого. При этом он должен был не только ничего не знать, но даже и намёком догадываться. Появление такой тайны компенсировало мои неприятности насчёт отношений с Димкой. Теперь я уже даже была довольной, что все выдумывают мои хождения с братом мужа в ДК, а также приписывают мне любовь к нему. Зато не догадываются, что я люблю Витю из Церкви адвентистов седьмого дня.
В женской психологии есть один загадочный и интересный момент, о котором из непонятного источника знает даже мой друг-эзотерик - Валера, но о мудрейшем друге рано ещё говорить. Поговорим об интересном моменте в психологии.
Многие женщины могут показывать море слёз и обиды, а также переживания и страдания по отношению к любимому человеку, но этот человек - любимый и они ждут не критики на него, а именно похвалы. Они никогда не скажут на своего любимого по-настоящему чего-то ужасного. Постоянно они говорят только такое, что или показывает, как эта женщина (девушка) обидчика совсем не поняла, и непонимание всем явно видно, или же обижаются на его самые лучшие черты характера. Другие люди слушают и думают: «Мне бы такого друга, как ей! Он такой хороший, а ей ещё и не нравится.» Цель таких обид никому не понятна, но «страдающей» женщине очень даже понятна. Она хочет услышать, что её любимый на самом деле - хороший человек, и что он, вообще-то, прекрасный Ангел, а не поганец. От таких слов – как сладкий мёд на душу. Но это ещё не всё, есть и другие замыслы. Когда люди будут оправдывать обидчика, и хвалить его, то расскажут о всех его хороших сторонах. Они будут утешать, и вспоминать всё то, что знают о нём доброго. А любящему сердцу только этого и надо. Стыдно же, и во многих случаях просто недопустимо, ходить ко всем подряд и спрашивать: «Что вы знаете про Витю? Расскажите мне про него.» Люди могут что-то заподозрить, а тут тайна душевная. На много проще бывает расплакаться, и рассказывать, что он невыносимый поганец, который очень сильно и больно обидел. В процессе утешения его и похвалят, что будет сладким мёдом, и всю нужную информацию расскажут, даже и не подозревая с какой целью лились все эти слёзы.
В общем, иногда и я любила поиграть в эти игры, если мне кто-то очень нравился. А о Вите говорить было запрещено, и моя тайна могла посчитаться даже грехом, хотя я и не планировала чтобы он когда-нибудь хоть намёком узнал о моих чувствах. Это была просто сердечная любовь, без никаких планов на будущее.
И вот я играю в свою игру. До сих пор помню, как мы сидели на скамейке под Церковью, а я с душераздирающими чувствами рассказывала братьям и сёстрам, что Витя специально садится в том ряду, в котором я не сижу, потому что я действую ему на нервы и многое другое. Я так хорошо играла свою роль, что мне поверили и начали утешать, рассказывая какой Витя хороший:
--Знаю его много лет. Он, наоборот, всегда помогал людям. Узнал, что у тёти Гали протекает крыша и сам, без чьей-либо просьбы пошёл к ней в выходные и отремонтировал,- сказала мне Люда, которая сидела с левой стороны от меня.
--Я вам не тётя Галя, и мне он бы не помог. Меня он так обходит, что не согласен даже сидеть в моём ряду. Что плохого я ему сделала? – спросила я у друзей с серьёзным выражением лица, всхлипывая от слёз, которые у меня были настоящим, а в душе я чувствовала сладкое удовлетворение от того, что хвалят приятного мне человека, и что теперь я знаю о его походе к тёте Гале.
--Ты Витю совсем не поняла. Он случайно сел в другой ряд, и так было всегда, это получалось, как чистое совпадение,- защищала Витю Лариса, и своими словами дарила мне новую, и очень приятную порцию сладкого удовольствия.
--А с книжкой «Великая борьба» тоже совпадение? Как только появился подарочный вариант книги – Витя отдал посторонним людям, которые и читать эту книгу не будут. А я жду её уже два года, и мне он её не подарил,- страдающим голосом простонала я в ответ, и с моих глаз потекли настоящие слёзы, имея надежду, что дарить христианские книги чужим людям – это очень хорошо, их можно спасти, а я и так уже в Церкви, и что Витю сейчас начнут хвалить.
--Витя всё сделал правильно. Те люди прочитают книгу и придут к Господу. Конечно же, надо в первую очередь спасать грешников, а не членов Церкви, и Витя это понимает,- объяснила мне Таня, которая стояла напротив меня.
--А что если вы все ошибаетесь? А вдруг он действительно не желает меня видеть? Как быть? Мне уйти из Церкви и ходить к пятидесятникам или что мне делать? – спросила я уже рыдая, закрыв при этом лицо руками и опустив голову почти к коленям.
--Нет, Энни, мы не ошибаемся. Витя действительно очень хороший человек. Он добрый, внимательный, каждому готов прийти на помощь, всех уважает и никого не обходит стороной, тебе показалось,- старалась меня убедить тётя Зина, а я всё плакала, наполняясь сладчайшим удовольствием, и хорошо понимая, что я готова продолжать эту роль до бесконечности, лишь бы братья и сёстры как можно дольше хвалили Витю, который мне слишком сильно нравится. Но я так же знала и о том, что есть определённая черта, которую нельзя переступать. Немножко выпросила для себя приятного наслаждения и хватит, пора выходить из игры.
--Может быть вы и правы, не знаю. Я надеюсь, что совсем скоро всё наладится, и больше не будет подобных недоразумений. Простите, что рассказала вам о своих проблемах. Просто наболело за последние несколько месяцев и хотелось, чтобы хоть кто-нибудь понял меня. Вот с вами поговорила и мне стало легче,- сказала я своим друзьям, а в мыслях своих подумала, что мне стало совсем хорошо, особенно когда я узнала новую информацию о любимом Викторе, и поняла, что в Церкви так сильно его все любят и уважают.
Я не одобряю своих поступков того времени, и понимаю, что так поступать было очень глупо и смешно. Я играла в нехорошие игры и имела непонятные чувства, которых не должно было случиться. Всё признаюсь честно и от чистого сердца. Да, играла в игры, как артистка театра, и лила свои фальшивые слёзы. Но это страницы истории, от которых никуда не денешься и их надо осмыслять, а также рассказывать о подобных случаях другим, чтобы другие девушки и женщины не превращались в таких посмешищ, как я в свои времена, а были более мудрыми и не позорились вот таким поведением. Это ещё не всё, продолжение было после второй части Богослужения.
Когда все начали расходиться по домам – ко мне подошли Инна и Наташа, с которыми я в то время дружила и пригласили зайти к ним в гости. Я согласилась и мы пошли в их дом. Там они накрыли стол для обеда и начались разговоры на разные темы.
--Значит ты влюблена в Витю? – неожиданно спросила у меня Инна. –Ну да, это и не удивительно. Он добрый, привлекательный, умеет красиво говорить.
--Влюблена? – с удивлением спросила я, испугавшись услышанных слов, и посмотрела на неё таким взглядом, как будто на мою голову упало что-то большое, но не до потери сознания тяжёлое. –С чего ты это взяла и почему так решила?
--Всё очень просто: мы и сами всю жизнь играем в эти игры,- ответила мне Наташа.
--Ага, согласна, судим по себе,- улучшила вариант ответа её родная сестра Инна.
--Никакой любви к Виктору у меня нет, вам показалось,- запротестовала я и сделала вид, что начатая тема меня не интересует.
--Есть, мы полностью уверены, потому что ты нам сегодня показала, как мы выглядим со стороны в нашем собственном цирке любви,- не согласилась со мной Наташа.
--Точно так и мы плачем, если любим мужчину, и говорим, что он поганец. Главное, чтобы не услышал он сам, и чтобы ему не донесли, иначе может и обидеться,- уточнила Инна.
Они тогда попали в цель и точно угадали правду, но я не призналась им. Я всеми силами старалась перевести разговор на другую тему и это у меня получилось, хотя и подруги довели меня чуть ли не до шокового состояния от сильнейшего удивления, что о моих играх может кто-то знать и догадываться какие роли я играю и почему.
После того, как я от них ушла, через несколько дней к ним в гости пришла Влада из той же Церкви адвентистов и начала рассказывать, как сильно она влюблена в Витю. Он был неженатым и она не замужем, поэтому у неё созревали большие планы на будущую жизнь. Мне до этого не было никакого дела. У меня своя семья и дети, всё давно создано. И мужа своего Ярослава я любила больше чем какого-нибудь брата по вере. Просто Витя мне нравился, как человек и как мужчина, были к нему какие-то симпатии и даже дружеская любовь, но я ни на что не претендовала, даже на встречи с ним. Инне и Наташе я не призналась, поэтому их зацепило и они пошутили о моей любви к Виктору перед Владой. Я точно знаю, что ничего плохого они мне сделать не хотели, потому что были моими близкими подругами. Просто пошутили перед Владой и забыли.
В выходные Влада встретила меня на базаре и начала кричать на весь базар:
--Зачем тебе нужен Витя и какое ты имеешь к нему дело?
--Не нужен, дел у нас нет,- спокойно отвечаю я.
--Не обманывай, я всё знаю. Куда ещё и тебе за Витей бегать? Как тебе не стыдно? У тебя муж и трое детей, а ты позоришь свою семью, влюбляясь в посторонних мужчин. Если ты ещё хоть близко к нему подойдёшь или хоть слово скажешь – я побью тебе морду на этом же базаре, на виду у всех,- кричала она как сумасшедшая на весь базар, а я развернулась и ушла.
Когда Витя узнал, что было на базаре, то не со мной не захотел говорить, а с Владой. Он тогда принял твёрдое решение, что такая сумасшедшая подруга, и тем более жена, ему не нужна, и перестал с ней общаться. Ну а меня, Инну и Наташу пригласил на прогулку в лес. Мы тогда были втроём и очень хорошо провели время. Мои подруги готовились наперёд, поэтому взяли для всей компании бутерброды и компоты. Меня пригласили неожиданно. Шепнули на ухо в какое место подойти после собрания, но никому не говорить. Я так и сделала. Прихожу, а они не одни, Витя тоже с ними. Потом мы пошли в лес, и весело пообщались. Так было только один раз и чудом совпало с моим Днём Рождения.
После того, как я узнала, что Церковь адвентистов посещают очень ненормальные члены общества, которые угрожают побить меня на базаре, я на долго перестала туда ходить. И опять я зачастила в евангельско-харизматическую Церковь, но Инну и Наташу я оставила своими друзьями. Они постоянно дружили с Витей, поэтому у них дома я видела всех троих, что мне очень понравилось. Однажды Витя мне пообещал, что устроит моего мужа к себе на работу, в колледж, сантехником. Потом он так и сделал: поговорил с начальником и моего мужа приняли на работу. Я очень обрадовалась, потому что мы давно голодали, жили без денег и обходились без того, что можно назвать самым необходимым. Перед этим чудом мой муж Ярослав уже был в полном отчаянии. У него не было ни нормальной одежды, ни друзей. С родственниками получились испорченные отношения по причине нашего нежелание жить возле родителей в деревне, и заниматься сельским хозяйством. Они никак не понимали, что у нас нет здоровья для сельской местности, и что там мы не сможем найти совсем никакой работы. У Ярослава не было с кем поговорить и получить утешение, постоянно был упадок сил, боли в груди и головокружение. И вдруг я нашла ему хоть какую-то работу, что воспринялось всеми нами, как настоящее счастье. Ничего страшного, что сантехником и на очень маленькую зарплату, но зато теперь у нас было хоть немножко денег и стало не так страшно жить, как это было раньше.
А моё здоровье подорвалось окончательно. Была осень и мы привезли на зиму дрова, чтобы топить. У нас никогда не было газа, даже когда он был у каждого жителя нашей Цветущей, потому что не было денег чтобы его провести. Я носила дрова от дороги во двор и мне стало плохо, разболелось сердце, началась сильная тахикардия. Мы вызвали скорую помощь, приехала участковый терапевт, послушала, и поставила диагноз пневмонии, выписала антибиотики. Этот диагноз, как всегда, был неправильным. Я уже говорила, что если не учитывать вычистку после родов, то мне и моим родным за всю прожитую жизнь на Земле, не поставили ни единого правильного диагноза, хотя диагнозов было сотни и я сотни раз обращалась к медикам. На этот раз я носила дрова используя физическое тело, истощённое недоеданием. Говорят, что если человек давно нормально не ел, то нельзя заниматься физическим трудом, и я говорила об этом терапевту. Но откуда им знать, как такое происходит, если врачи всегда хорошо едят и не понимают о чём я им говорю?! Пневмония и всё, никаких вариантов.
С поставленным диагнозом я не согласилась и на следующий день с трудом доползла к другому врачу. Эта обследовала и поставила диагноз ещё «лучше». Теперь мне вписали в карточку воспаление пищевода и отправили глотать резиновый шланг для проверки кислотности, совсем не бесплатно. Я поняла, что от медицины ничего не добьёшься и пошла домой. Всю зиму пролежала в постели, никто и ничем не мог мне помочь.
Когда мне стало лучше – я ещё раз пошла в поликлинику и добилась направления пройти УЗИ. Там мне написали, что у меня две опухоли в щитовидной железе. Этот диагноз тоже оказался ложным, потому что на лечение денег не было и я не лечилась. Проверилась через два месяца, а опухолей уже нет. Я спросила «узиста», что за дрянь он пишет в карточки своим пациентам. Он ответил очень умными научными терминами что-то о помехах аппаратуры УЗИ и долго разъяснял как это называется и почему происходит. Я в медицинском университете не училась, поэтому ничего не поняла и не запомнила, просто ушла домой.
Ни у кого, кроме самых нищих, нельзя узнать насколько «правильно» ставит диагнозы наша медицина. И только те люди, которые голодали всю жизнь, и не имели денег даже на мыло, шампунь, крупы, сахар, соль и другие самые необходимые предметы для проживания, всё это хорошо знают и могут написать книгу о правде, как я пишу. Причина их знаний такая, что у них никогда не было денег на лекарства, даже в том случае, если медицина пугала, что осталось неделю жизни. Самые бедные не имеют что продать и не имеют того последнего, что можно было бы отдать медикам, поэтому они уходят из кабинета и молча готовятся к смерти, а через месяц или два выясняется, что диагноз был ошибочным, и так всю жизнь. Признаюсь честно и от чистого сердца, что в моей личной жизни, и в жизни моих родственников, никогда не было правильных диагнозов. Все они писались наугад, и со временем выяснялось, что наши диагнозы ошибочные.
Когда мои дети ходили в пятый или шестой класс – флюорография показала у старшей моей девочки туберкулёз. Нас направили на дополнительное обследование и срочно оформляться на лечение в тубдиспансер. А перед этим в Церкви адвентистов седьмого дня у нашей сестры по вере был убийственный случай. Сыну поставили диагноз туберкулёза и в принудительном порядке заставляли лечиться. Мать ребёнка таким горем тогда себе и сердце сорвала и поседела преждевременно. Объездила много диагностических центров, и только в Киеве, в областной больнице, посмотрели снимки и сказали, что ребёнок полностью здоров, просто остался след после пневмонии. Но пока до Киева дошло дело – мальчика так облучили, что неизвестно чем бы всё это закончилось. Узнать о последствиях нам было не суждено, потому что парень не выдержал навалившихся проблем (не связанных с медициной) и покончил жизнь самоубийством.
Я начала просить снимок в кабинете флюорографии, чтобы показать в рентген-кабинете. Мне не хотели давать, потому что не имеют права, но дали под обещание, что я верну через два часа и забыли. А я забрала снимок и ушла домой. Да, страшно было, и лекарством с алоэ, мёдом, вином и жиром я дочку свою всё же лечила. За последние деньги купила компоненты для простого лекарства и лечила. Знала точно от людей, что в тубдиспансере надо почти всё покупать самим, кроме основных таблеток. Особенно важно было давать ребёнку витамины и препараты для защиты организма от химии, а также многое другое. Я знала, что всё очень дорогое, а денег у нас не было, поэтому я свою дочку лечила домашними средствами. Прошло с тех пор очень много лет, и всё хорошо. Почему-то мне кажется, что и этот диагноз наверное был фальшивым, потому что во время лечения девочка ни единого раза не кашлянула и на вид была полностью здоровой. Не верю я в бывший туберкулёз. Конечно же, наши опыты – не повод утверждать, что все диагнозы неправильные и никому никогда не надо идти в больницу и лечиться,- это не так. Просто не надо верить в диагноз с первого раза и седеть от горя. Если есть возможность, а не полная нищета, как было у нас, то надо провериться у нескольких специалистов, и желательно у таких, которых хвалят. Вот такое у меня мнение.
www.proza.ru/2013/10/22/1475

02:38 

12.02.2015(1)


Виктория Авосур
Глава-20 Первые попытки крещения Духом Святым

После неожиданных приключений с Алиной на тему ревности, и завязавшегося непонимания между семьями, мои чувства к Диме охладились. Но в сердце моём всё ещё оставалась обыкновенная братская любовь к этому мужчине, и просто желание помочь,- как близкому человеку. Я хорошо понимала, что все его скандалы с женой, запои и драки в семье – это не от хорошей жизни. Да, он намолол жене ерунды, что вроде бы я о ней знаю какую-то информацию. Может пьяный при этом был и не соображал, что он делает, а может и просто от горя или отчаяния. Не важно, как всё было на самом деле, а важно то, что наш брат действительно очень запутался, а его все только критикуют и ругают, никто не может понять.
Я много молилась за него в Церквях, и даже сочиняла большие поэмы о покаянии и спасении Димы и Ярослава. Были у меня даже специальные ночные молитвы, при которых я зажигала свечу и всю ночь, до самого утра, молилась за них обоих. Но никаких ответов на мои молитвы не было, и поэтому я начала искать более практические подходы на тему помощи. У меня было много книг с настроями Сытина, и я в то время очень верила в силу слова и собственного самовнушения. Выбрала я конкретно те настрои, которые против пьянства, соединила их в один большой и сильный настрой, а потом собственным голосом надиктовала в микрофон магнитофона и записала на кассету. Дисков тогда ещё не было, и ноутбуков тоже. А вот магнитофон и у меня, и у Димы был. Я подарила ему эту кассету и посоветовала слушать как можно чаще.
Все мои старания разрушились в тот день, в который жена Димы – Алина узнала, что на кассете мой голос. Она сначала не поняла чей голос говорил из магнитофона, и первые два-три дня на такое лечение реагировала нормально. А потом Дима сам ей рассказал кто именно записал слова на кассету. Алина в истерике порвала кассету и выбросила её из дома, после чего опять устроила страшный скандал и даже драку. Не получив полного удовлетворения от скандала дома, она поехала ещё и к родителей Димы и Ярослава, чтобы сделать там то же самое. Приехала туда, и очень сильно кричала перед родителями, объясняя им какой страшный ужас я сделала – дала Диме кассету со своим голосом. Но её расстройство там не поддержали. Защищали меня, а не её, и старались объяснить Алине, что я же не зла хотела, а добра, и возможно подаренная кассета помогла бы их сыну исцелиться, но она всё испортила, и ясно, что исцеления по настроям Сытина уже не будет.
Где-то через месяц я дала Диме ещё одну кассету, но уже не со своим голосом, а с христианскими песнями, которые мне тогда очень нравились и доставали до глубины души. Я попросила его сказать жене, что встретил верующих и они подарили ему кассету. В то время христиане разных конфессий раздаривали многое: книги, Библии, кассеты с песнями и проповедями, а также христианские газеты. А так как я сама ходила в Церковь и тоже была верующей, то такой ответ жене не считался бы лжесвидетельством. Я подумала, что Дима хочет быть святым и всегда говорить только правду, особенно жене. Он пообещал, что так и сделает. Но как только он вернулся домой – тут же рассказал Алине, что я его встретила и подарила ему кассету с христианскими песнями. Она даже и один раз не дала послушать мою кассету. В тот же миг вырвала у него из рук, порвала и опять устроила скандал. Потом она ещё раз поехала в деревню родителей Димы и Ярослава, чтобы рассказать, что Энни совсем сошла с ума, и даёт её мужу слушать кассеты с антиморальным бредом – христианские песни. Очень хвалила людей, которые пьют, курят и ругаются матом. Говорила, что у таких людей открытая душа и светлые чувства, но только пить надо в меру, а не так, как её муж Дмитрий. Христиан она осуждала, называла их демонами с потайной душой, говорила, что ненавидит таких людей, и всеми силами старалась переубедить родителей, что я своими кассетами разрушаю их крепкую и прекрасную семью. И опять родители с ней не согласились, говорили, что если бы их сын поверил в Бога, то может и не пил бы, а она запрещает ему и отбирает всё, что связано с христианством.
Позже выяснилось, что Алина была не против христианства, и даже имела близкую подругу, которая регулярно посещала Церковь Свидетелей Иеговы. Все мои кассеты были уничтожены по той причине, что она ненавидит меня. Перед знакомыми людьми она не называла меня никак иначе, чем словом «оно» и рассказывала всем подряд, что собирается мне мстить. В её фантазиях организации мести я не разбиралась, поэтому решила, что к родственникам мужа лучше не ездить – опасно для жизни. У меня появился страх, потому что ходили слухи, что Алина уже чуть не убила несколько человек, включая и собственного мужа. Только какое-то чудо с небес спасло им тогда жизнь. И когда её спрашивали - как она смогла кидать на людей топор или лопату – она им отвечала, что не управляла в такой момент своими чувствами и не владела разумом. Ей было без разницы – жизнь или смерть, свобода или тюрьма. Единственное, что горело тогда в душе – это сильнейшая жажда мести. Несколько раз мама Димы и Ярослава говорила мне о своём чистосердечном опасении, что если я скажу Алине то, или другое, то она возьмёт кирпич и разобьёт у неё на голове. Жену Димки в то время боялись все: и я, и его родители, и многие наши родственники, и даже обыкновенные жители нашей Цветущей.
Ну а если говорить о духовном пути того периода жизни, то я, как и раньше, продолжала ходить, сразу в две христианские Церкви – в евангельско-харизматическую и к адвентистам седьмого дня. Конкретно к харизматической в те годы у меня появился необычайно-таинственный и загадочный интерес.
Однажды моя подруга Виталина рассказала мне о том, что в нашей Цветущей живут родители одного Божьего пророка Сергея. Сам он находится Харькове, но иногда приезжает в гости к своим родителям и если бы с ним встретиться, то было бы у меня и исцеление, и крещение Духом, которого я никак не могу добиться, и даже пророчества о моей будущей жизни, а также я узнала бы Божью волю в какой Церкви Он меня хочет видеть и в каком служении. Ну какого верующего не соблазнят такие тонкие намёки на большой успех в духовных прозрениях и великих достижениях? Понятное дело, что я загорелась непреодолимым желанием увидеть Сергея и получить через него от Бога всё, что только было возможно вымолить в моей ситуации.
На какой-то из вечерних молитв я узнала, что Харьковский пророк приехал в гости к родителям, и начала уговаривать Виталину, чтобы сходить прямо к нему домой. Она согласилась и мы с ней пошли к Сергею, оставив молитвенную группу без нас. Уже стемнело и мы с ней долго шли ночью, переживая, что нас могут не впустить в дом, но всё было хорошо и нас впустили.
После некоторых разговоров на христианскую тему мы стали на молитву за крещение Духом Святым. Я стояла напротив Серёжи на коленях, и он молился за меня, очень сильно прижимая рукой к себе, положив руку мне на спину. Я с трудом держалась, чтобы не упасть на него, и поэтому всё внимание было направлено не на молитву, и не на Духа Святого, а на устойчивость позы в двадцати сантиметрах от Сергея. Немножко неосторожности и я упала бы ему на грудь. Но ощущения всё же появились. Какая-то интересная энергия вышла из его руки и вошла в меня. Реально ощущалось, как стало жарко и огненные стрелы пронизывали меня с головы до ног. Ничего подобного с сексуальными чувствами это не имело. О сексе даже и думать было грех. Если бы я подумала о симпатиях к этому молодому мужчине, то я сгорела бы со стыда, потому что считала его ясновидящим пророком, которому всё открыто и он видит мысли каждого, за кого молится.
Я так устала сопротивляться силе его руки, прижимающей меня к себе, что уже было начала ждать быстрейшего окончания молитвы, и когда это случилось – я вздохнула с облегчением, и сама себя похвалила за то, что не упала на Сергея.
Всю ночь, конечно же, были стрелы и волны огня, которые взрывались у меня в сердце и разливались по всему телу. Я не знала, как их объяснить, потому что они очень напоминали жар, сходящий на каждого из нас на молитвенных собраниях у Виты дома. Мы живём в маленьком городке, и все друг друга знают. Ни у кого не вызывало сомнений, что на служения приходили простые люди, которые ничем не отличались от меня и работали поварами, бухгалтерами, учителями и т.д. Никакие народные целители, экстрасенсы и биоэнергетики на Богослужения к Вите не ходили, и нас было очень мало. Примерно семь или восемь человек собирались, не более. И всё равно, во время общей молитвы сходил на нас сильный огонь, а на меня ещё и стрелы, а также дрожь в физическом теле.
Мистический жар не давал уснуть, поэтому я размышляла до самого утра что бы это могло быть. Мне тогда приходило на мысли, что может задействована энергетическая сила круга, в который мы становились. Но случай с Сергеем обрубал это подозрение полностью. Мы с ним стояли только вдвоём, остальные были на диване, в стороне. Но Сила сошла, и я её чувствовала. Жаль, иные языки и на этот раз не получились, исцеление тоже.
Через несколько дней Серёжа вёл молитвенное собрание в харизматической группе у Ларисы и её мужа Олега дома. Все собравшиеся стали в круг, Олег играл на гитаре, а мы, все вместе, пели христианские песни, хлопая в ладони и подтанцовывая. Между песнями молился Сергей. Только он решал, что и как делать – когда петь, а когда молиться. Сначала было, в основном, прославление, и оно всегда проводилось раньше, чем основная молитва. Я уже тогда почувствовала лёгкую дрожь и жар внутри своего тела, но пока это было не слишком ярко выражено, и я не переживала. Чуть позже Серёжа начал более продолжительную по времени молитву, и остальные участники собрания, одновременно с ним, делали то же самое. Молились мы, как всегда, в один голос, звучащий из многих уст. Кто-то обращался к Богу своими словами, а кто-то на «иных языках».
Вдруг я почувствовала энергетический толчок в грудь, и аж пошатнулась, сделав шаг назад. Сразу же открыла глаза, и увидела, что Сергей идёт через центр круга, по направлению ко мне. Он подошёл, сказал мне на ухо, что Бог велел ему крестить меня Духом Святым и повёл меня на кухню.
Все братья и сёстры продолжали Богослужение в комнате, и вёл его теперь уже Олег. Дверь в комнату была закрытой, но в двери стекло, и поэтому кухня бледно освещалась светом, падающим сквозь стекло закрытой двери из комнаты. В самой кухне Серёжа свет не включил, а наоборот, отвёл меня в самый тёмный угол, который находился возле спальни. В этом полумраке мы стали на колени друг против друга, и Серёжа сказал мне, чтобы я молилась за крещение Духом Святым. Сам он тоже молился, но только на «иных языках». Он положил свою правую руку мне на левое плечо, а левую руку мне на голову. Расстояние между нами стало настолько маленьким, что я испугалась. Мне страшно было загореться сексуальными чувствами по отношению к этому молодому пророку, который мне очень нравился. Он же ясновидящий! Сразу же разгадает мои мысли и чувства, после чего будет так стыдно, что захочется провалиться сквозь землю. Я верила в то, что стоящий передо мной красивый мужчина очень святой, и что его устами говорит Бог.
У меня тогда ещё было мало опыта и я не знала, что сексуальные чувства – это мелочи, по сравнению с тем, что может сделать загадочный Дух, который находится в руках Сергея. А сделать он мог такое, что мне ещё и в самых необычайных фантазиях не представлялось.
Но и нельзя было сказать о том, что опасения мои были совсем беспричинными. Как бы там ни было, а Сергей стоял на слишком близком расстоянии от меня, и как бы сильно я не прижимала свои руки к себе, а они всё равно через каждые несколько секунд касались его груди. И, кроме того, обе его руки лежали на мне. Мои беспокойство и растерянность как-то всё же дошли до видений Сергея и он остановился в молитве. Посмотрел мне в глаза, красиво улыбнулся и сказал:
--Ты о чём думаешь?
--О крещении Духом Святым. А о чём же ещё? – ответила я ему, немного испугавшись.
--Нет, ты не о Духе Святом думаешь. Представь Иисуса Христа и молись. А ещё не бойся, потому что если ты будешь бояться – у нас ничего не получится.
Мы продолжили свою молитву, стоя на коленях, которая происходила в полумраке кухни, возле самой двери спальни, в которой тоже никого не было, и тоже не горел свет. Через несколько минут Серёжа опять меня остановил и сказал:
--А теперь не молись. Отключи свой ум, расслабься и принимай Духа Святого. Не будь в напряжении, расслабься. Открой рот и вдыхай.
Я перестала молиться и даже смогла расслабиться, потому что за время молитвы очень устала, и больше не имела сил быть в таком сильном напряжении в его руках. Но я никак не могла понять почему мне надо открывать рот и вдыхать. Пока я раздумывала и старалась понять – Серёжа мне помог. Он рукой потянул меня за подбородок и приказал: «Открой рот и глубоко вдохни». Я так и сделала, не сопротивлялась, а он молился мне в рот на «иных языках» и мне его молитвенное дыхание надо было вдыхать, причём глубоко, не как-нибудь.
В этот момент мне вспомнились слова из Библии: «Сказав это, Иисус дунул, и говорит им: Примите Духа Святого. Иоанн 20:22». Почему Иисус дунул? Похоже, что Духа Святого Он передавал дыханием через Свои уста. В следующем году я читала в духовных книгах о том, как в американских харизматических Церквях тоже дыханием изо рта в рот передают крещение Духом Святым, Но это было позже. А сейчас я расслабилась и полностью доверилась доброму человеку, который так сильно старался мне помочь.
Руки Серёжи лежали на мне, он молился мне в лицо на «иных языках», а я вдыхала. Глаза у нас обоих были закрыты, поэтому было несколько случаев, когда мы не рассчитали расстояние между нашими лицами, и губы наши нечаянно касались друг друга. Он прикасался к моим губам или щекам своими губами, а я к его.
От такого необычного крещения во мне тогда загорелся сильнейший внутренний огонь. Кажется он сошёл с рук Сергея, но я так и не успела понять, как он в меня вошёл и через какое место. Запомнились только огненные стрелы и взрывы энергии в области сердца. По телу пробежала дрожь, стало жарко, и мы с Серёжей покрылись потом. Я чуть не упала под воздействием Силы, но удержал меня сильный контроль над своими действиями, потому что падать не было куда, кроме как на грудь молодого пророка. А он мне нравился и это могло пробудить греховные чувства.
Когда Сергей за меня молился, то я чувствовала совсем не то, что у Виталины на домашних группах. Это было что-то в тысячу раз сильнее и умноженное неизвестно на сколько. Мне казалось, что я куда-то лечу и было так хорошо, приятно и сладко, что нет в мире слов, чтобы передать произошедшее в тот вечер. Из рук Сергея опять и опять сходил на меня Дух и проходил сквозь меня с головы до ног. Опьяневшая от неизвестной мне ранее Силы, и с посоловевшими от наслаждения глазами, я стояла на коленях в руках молодого красавца-христианина и мне хотелось, чтобы это мгновение не кончалось никогда.
Хочу ещё раз напомнить, что пробудившиеся во мне чувства ничем не похожи на сексуальные, потому что входили они в меня с его рук и дыхания, а потом пронизывали всё моё тело, кроме половых органов. В сексе такого не бывает. Когда мы чувствуем что-то сексуальное, то половых органов оно касается в первую очередь, особенно низа живота. В молитве с Сергеем главным центром была не матка, а область сердца и область головы, но сердца – в большей степени.
На «иных языках» я так и не заговорила. А когда пришла домой, то не спала несколько ночей подряд. Всё то, что я почувствовала в молитве с Сергеем за моё крещение Духом Святым, повторялось каждую ночь с вечера до самого утра, несколько дней подряд.
После многомесячных размышлений у меня появились некоторые версии объяснения мистическо-энергетических переживаний на молитве у Ларисы и Олега. Всё на много проще, чем кажется на первый взгляд. Ощущение красивого пробуждает в человеке энергию. Об этом свидетельствует падение в экстазе Рамакришны, который увидел чудесную белую стаю журавлей на фоне серой тучи, мистическое озарение от ощущения прекрасного в «Селестинских пророчествах» Джеймса Редфилда, и практический опыт каждого из нас с появлением сексуальной энергии, когда мы видим очень красивого представителя противоположного пола. Но проснувшаяся энергия не всегда становится сексуальной. Если не пускать в ход сексуальные фантазии, то может проявиться какой-то творческий талант или любые духовные дары.
Молодой и красивый пророк пятидесятницкой Церкви – Сергей, очень мне понравился и я почувствовала его прекрасным. Естественно, это и пробудило во мне энергию. Но, по причине страха перед тяжким грехом, я не пустила её на сексуальное влечение. Энергия пошла волнами и стрелами по всему телу, в поисках того места, через которое наиболее удобно излиться. Что это было – я расскажу позже. А пока достаточно только сказать о том, что всё естественно, и в том, что мне понравился Сергей, и это пробудило энергию во мне – ничего удивительного нет.
Эффект молитвы за крещение Духом Святым усиливался ещё и глубоким дыханием через рот, которое, в какой-то степени, было ускоренным, и чем-то напоминало ребёфинг. Люди говорят, что даже не связанный с религией человек может получить некоторые мистические переживания через такой вид дыхания. Всё перечисленное соединилось во мне и я провалилась в экстазы перед этим парнем.
Как объяснить энергетический толчок в грудь перед тем, как Сергей направился ко мне через центр круга? Очень просто. Объясняется таким же способом, как и толчок в грудь, и в центр головы, когда я спала, и вдруг, внутренний голос закричал: «Мыши едят рассаду!» Иду среди ночи через две стены комнат, и вижу, что мыши точно едят рассаду. Но не успели, сгрызли только два стебелька. Или можно объяснить таким же толчком в грудь и в голову, когда я легла спать и включила торрент, через многие годы после этого случая. Поставила я цель проснуться когда закончатся загрузки фильма и выключить ноутбук. Вдруг, среди ночи, меня разбудили толчки в грудь и в центр головы со стороны ноутбука. Открываю глаза, поворачиваю голову, и в эту же секундочку вылезла табличка – «загрузка завершена». Вот так и толчок в грудь со стороны Сергея расшифровывается. Дух не где-то там, за облаками, или в более святых людях. Дух всегда находится в сердце каждого из нас.
Дома прочувствованное перед Сергеем начало вспоминаться, и повторялось в расслабленном состоянии. Воспоминания тоже нельзя назвать чем-то необычным. Каждый из нас хорошо знает, что если, например, много часов подряд собирать малину, то потом стоит только ночью расслабиться и закрыть глаза, как стебли и плоды малина тут же начинают всплывать перед внутренним зрением. А у меня же ещё и чувства были сильные! Здесь не просто малина, а такое, что реально не давало уснуть. Но оставался также и один неразгаданный вопрос. Я очень хотела докопаться до причины мистического жара в других местах для молитв, и не могла. И у Виты, и у Ларисы на Богослужениях на меня сходил внутренний жар, но никаких красавчиков рядом не было. Причиной могло, конечно же, быть восхищение окружающей обстановкой, а также сильная любовь к евангельско-харизматической Церкви. Но могли также происходить и биоэнергетические процессы от созданного круга из людей, которые сопровождались шумом многих голосов молящихся одновременно. Ответа на этот вопрос я пока не знала.
Моей душе в то время были очень нужны все эти Богослужения, экстазы, танцы и песни под гитару, а также разговоры о милосердном Боге, который если не сегодня, так завтра исцелит моё сердце, пошлёт денежную помощь и наладит отношения с семьёй нашего родственника Дмитрия. Всё это отвлекало меня от боли, вселяло надежду, и в какой-то степени переселяло мои мысли в другую реальность, наполненную счастьем, радостью и бесконечными благословениями. А как же иначе всё переживать, если то, что творилось вокруг меня было очень и очень плохо?!
Денег у нас не было, и жили мы только на мизерные пожертвования родителей, которые и сами всегда были малоимущими, ничем не могли помочь. Из-за недостатка денег дети редко имели игрушки или книги, мы закрывались на замок от колядующих и завешивали окна. Хлеб пекли сами, на протяжении многих лет, из той муки, которую нам дала моя мамка или верующие, иногда покупали. Но её нам каждый день не хватало, и вечерами все в моей семье были голодными. Однажды кто-то дал горькой муки и мы испортили хлеб, а дети плакали и просили хлебушка.
В те годы мы очень сильно намучились с поисками пищи для выживания, и когда Димка приходил в гости, то видел, что у нас даже хлеба нет, и постоянно нам говорил: «Так жить нельзя». Не такой он уже и плохой, изредка нам помогал и давал деньги на хлеб, но с этим у него была большая проблема. Надо было так помогать, чтобы не видела его собственная жена, которая ненавидела нашу семью лютой ненавистью. Она же не знала, как это жить, когда маленькие дети плачут и просят хлебушка, а его нет. Алина привыкла жить шикарно: ездить на машине своего мужа, модно одеваться и тратить большие суммы денег на косметику. Что такое голод – ей было неизвестно. Я согласна, что они нам ничего не были должны, и редкие подарки Димы на хлеб – это не являлось их обязанностью. Я только хочу сказать, что она нас не понимала, и больше ничего.
Все родственники, соседи и просто знакомые постоянно доказывали, что наши дети будут тупыми и бомжами, потому что мы не сможем их выучить, не сможем прокормить и по-человечески одеть. Постоянно критиковали и ругали нас за то, что мы наплодили детей. А тут ещё и болезни не отпускали. По причине недоедания у меня начались сильные головокружения, а муж мой, Ярослав, жаловался на сильное утомление, одышку, тошноты, и тоже головокружения. В то время я ещё не понимала, что от хронического недоедания такое возможно, и начала обращаться в поликлинику. Там написали в мою карточку, что надо поехать в Белую Церковь на обследование головного мозга. Может быть эпилепсия или опухоль в голове. Я им ответила, что у меня нет денег ни на поездку в Белую Церковь, ни на обследование. Меня направили в кабинет психотерапевта, где я услышала, что головокружения – это начальная стадия психического отклонения, которое надо подлечить в Глевахе (психушка), и очень уговаривали туда поехать. Я вышла из поликлиники и больше никогда не обращалась за медицинской помощью с проблемами головокружения. Через год или два муж опять устроился на работу, появились в доме продукты, и никакого головокружения у меня больше не было никогда в жизни. Но это я забегаю вперёд.
Вернёмся к тому периоду, который я описываю здесь. Двое старших детей пошли в школу. У них был один портфель на двоих, потому что на второй у нас не хватило денег, тетради и дневники – самые дешёвые, всё самое худшее и самое дешёвое. На переменах они сидели за партами и боялись пройтись по классу, чтобы одноклассники не заметили их ужасную одежду из гумунитарки, а также заношенные и драные сапоги. Дети их не любили, как и меня не любили, в своё время, и тоже за мою бедность.
Помню, как однажды, ещё в первом классе, моего сына Руслана какие-то старшеклассники хотели набить и я ходила разбираться к родителям свидетелей, а потом начала каждый день провожать своих детей в школу и забирать после школы. И так было много лет подряд, пока они не стали взрослыми. Я не контроль им устроила, а защиту, потому что бедных все не любят, насмехаются, могут начать издеваться, и даже бить, как это было со мной, когда я была ещё ребёнком и ходила в школу. Но если все видят защиту таких детей, и что мама постоянно забирает их из школы, то не трогают, и не бьют.
Сестра моего мужа – тётя Зина из Черкасской области, в те годы очень злилась на нас за то, что мы не имеем желания поселиться возле их матери в деревне. Писала нам нехорошие письма и ругала, выказывала, что и не такие паны купили дома в сельской местности и живут, ничего страшного. Она никак не могла понять, что у меня сильные перебои в работе сердца и поэтому я не имею физических сил работать на огородах. И ещё она не понимала, что там, где она хотела бы нас видеть, по-настоящему нет работы. Безработица – это серьёзное препятствие, и она в любом месте делает жизнь невыносимой – и в селе и в городе. А у нас же дети были маленькие и их надо было учить, кормить и одевать.
Жизнь сложилась так, что мистических приключений в евангельско-харизматических Церквях мне хотелось регулярно, а не только по праздникам, когда Серёжа приезжает из Харькова. На данный момент я могла иметь не более, чем жар и дрожь у в теле, если я буду ходить к Вите или к Ларисе на Богослужения. Но мне хотелось с полётами души, со взрывами в области сердца и с мистическими стрелами, как это делал Сергей. Он увеличивал загадочную Силу в Церкви раз в десять, если не более. И понять меня может только тот, кто сам лично пробовал присутствовать на собраниях с такими сильными служителями, как Сергей. Когда на тебя так мощно сходит Сила, которая погружает тебя в особое состояние, то начинаешь уже хорошо различать, где собрание обычное, а где собрание с чудесами. Что это за Сила – я уже объяснила. Ею была, скорее всего, обаятельная привлекательность молодого человека, которая пробуждала внутреннюю энергию собравшихся людей. Сергей действительно умел красиво молиться, умел красиво управлять собранием и умел говорить о Боге,- это он тоже делал красиво. Даже по внешности он был красивым. Возникает вопрос: владел ли он настоящей Силой Святого Духа? Да, каждый из нас имеет внутри себя Святого Духа. Каждый! Нам надо только научиться слушать своё сердце и следовать за зовом любви. Всё остальное – это пробуждения и движения нашей энергии. Хотя и любовь – это тоже энергия! Ощущение прекрасного – это и есть любовь. А любовь – это Бог.
Что мне делать для того, чтобы наслаждения от Богослужений и утешения души под христианские песни и танцы стали постоянными - я в те дни соображала совсем не долго. На тот период времени я уже успела прочитать книгу Йонгги Чо «Четвёртое измерение» и в моей голове быстро созрел план адресации Богу своей мечты. Я задумала создать у нас в Цветущей пятидесятницкую Церковь конфессии Михаила Паночко, как у Сергея, и пригласить его вернуться домой, к родителям. В общем, задумала, что Церковь будет, и Серёжа в той Церкви станет пастором.
Нет, я не просто задумала, я начала действовать. Сначала я уговорила Виту поехать со мной в Киев на переговоры с руководителями таких Церквей, как у Сергея, и пригласила их сделать евангелизацию в моём посёлке. У меня там были поклонниками таких Церквей – мама Володи (тётя Зина) и маленькая домашняя группа. Я была уверена, что они помогут, а ещё Вита согласилась мне помочь, и общими усилиями мы провели евангелизацию в парке, разнесли людям домой приглашения и книги, поговорили с ними и Церковь была создана.
После того, как мы зарегистрировали Церковь в моём посёлке и не надо было ездить в Киев – я решила создать то же самое и у нас в Цветущей, начала с молитвенной группы на моей части города, чтобы далеко не ходить. Дом мой маленький, старый, трухлый, с перекошенными окнами и негде развернуться, поэтому я задумала создать вечерние собрания в соседки Светы дома. Жила она не совсем рядом со мной, но минут за семь можно дойти. Я очень быстро её евангелизировала, потому что мне понравился её дом, и почти всех соседей я тоже евангелизировала. Мы начали собираться, молиться, и петь песни. Служения вели Вита и я сама. В это же время я писала Сергею письма, которые отправляла по почте в конвертах, и информировала его о продвижениях евангелизации у нас в Цветущей.
Дальше у меня появилась проблема поселения будущего пастора и его семьи в нашем городе. Я нашла мужчину, который был богатым бизнесменом и очень помогал Церквям. После внушительного разговора с этим человеком на тему необыкновенных способностей Сергея, он согласился отдать ему за очень низкую цену, почти бесплатно, удобный, большой, новый, современный и красивый кирпично-каменный дом на моей улице. Сергей обрадовался и согласился. Это мне очень понравилось. А будущий молитвенный дом я тоже задумала на нашей улице. Мы с Витой уже давно решили какое помещение будем арендовать под Церковь, и позже можно будет тот дом даже выкупить.
Всё хорошо складывалось, но помешали родители Сергея. Они боялись, что Церковь может рассыпаться и он останется без работы. А в Харькове уже всё хорошо устроено - работа есть, квартира и семья. Они запретили ему переезжать в Цветущую.
На его месте было бы наиболее честно и правильно встретиться со мной и объяснить, что его собственные родители против, и что он подумал, поразмышлял, и потом с ними согласился. Я бы поняла и ничего не сказала бы против. Это же жизнь, и в жизни бывают разные обстоятельства. Но он подъехал на машине к моему дому, привёз какую-то одежду из гумунитарки моим детям и тюль на окна. Привёз даже немного продуктов, и при встрече начал рассказывать в каком месте продаётся краска, чтобы я могла покрасить дверь своей комнаты и пол, начал ругать меня, что я не побелила стены, и при этом занимаюсь не женским делом – организацией Церквей. Потом обвинял меня, что дело из рук женщины ну никак не может иметь Божьего благословения, потому что роль женщин рожать и воспитывать детей, а не управлять Церквями. Выказывал, что на организационные вопросы женщины не имеют права и тому подобное. Всё это было странно слышать, потому что ещё дня три назад у Серёжи было совсем другое мнение, и мы с ним вдвоём сидели в том доме, который я нашла ему для покупки, и говорили с его хозяином.
Понравившийся мне христианин Серёжа наверное подумал, что если я нашла ему дом, то я чуть ли не бизнесмен, и могу завтра же начать у себя дома крупный ремонт, просто ленивая и безответственная. Ему и на пять минут не приходило в голову, что у меня каждый день проблема достать муки, чтобы испечь для семьи хлеб, или достать крупы, чтобы сварить супчик моим голодным детям. Я и думать не могла о покраске дверей, пола и стен, а он мне о нахождении магазинов, как будто я сама не знаю адресов где что продаётся в моём собственном городе, а он живёт в Харькове и знает лучше меня. Я ничего тогда ему не ответила, этому «ясновидящему» пророку. Просто поняла на сколько он ясновидящий и промолчала.
Позже он в Харькове переехал на другое место жительства, а мне даже и адреса не оставил. А мы, в Цветущей, какое-то время собирались ещё на домашней группе у Светы, а потом она заболела язвой желудка и легла на операцию. Пятидесятницкая группа конфессии М.Паночко в нашем городе распалась полностью, потому что у меня уже не было никакого желания продолжать задуманное.
В эти же годы в доме моей мамы тоже было одно интересное приключение, которое, к счастью, быстро и закончилось. Могу его описать, но не как руководство к действию в таких же ситуациях, а чтобы можно было искать свидетельства о подобных случаях и раздумывать как такое возможно и почему.
Приехала я однажды к маме в гости, а Гунзыр заболел. Лежит больной, и с постели не встаёт. Лицо бледное, худющий, как скелет, и похож на мертвеца. «Что случилось?» - спрашиваю у них. Оказывается, у моего отчима опухоль под правой рукой. В больницу он не пошёл, уже и родственники приезжали с ним поговорить, чтобы увидеть его в последний раз. Дело было серьёзное. Подошла я к нему и попросила показать болячку. Он снял футболку и я собственными руками нащупала опухоль размером с куриное яйцо у него под правой рукой. Мамка моя очень плакала, говорила, что не хочет остаться одна, и что она всё продала бы ради того, чтобы его вылечить. Но он не горевал. Лежал на кровати, смотрел на потолок, смеялся и песни пел. В тот день ещё и соседка пришла. Помню, как она стояла и говорила: «Ну и дурак! Заболел раком, но вместо того чтобы плакать – он лежит и песни поёт.»
Прошло несколько месяцев, и я опять приехала в гости к моей матери. Смотрю, а Гунзыр ходит по двору с нормальным цветом лица, поправился и всё у него хорошо. Моему удивлению не было предела. Я не выдержала и давай спрашивать у него чем он лечился. На это он ответил: «Твоя мамка изменяла мне и я так бесился, что с горя раком заболел. А потом стало смешно, что жизнь такая глупая. Лежал и с утра до вечера смеялся, как сумасшедший, и песни пел. Потом начал вставать по чуть-чуть, а потом и совсем прошло.» Я спросила у мамки – правду он говорит или нет. Она ответила, что точно ржал как дурачок, пел песни, и не смотря ни на какие уговоры, не соглашался идти в больницу. Всё это выглядело очень странно, поэтому я попросила у Гунзыра показать, как там под правой рукой. Трогаю то место, а опухоли нет!!! Много лет прошло с тех пор, но я до сих пор не могу понять - как он мог песнями и весёлой ржачкой (смехом, прошу прощения) сам себя исцелить. И всё же факт остаётся фактом.
www.proza.ru/2013/10/18/85

02:34 

03.10.2014(3)


Ещё одна глава.
Виктория Авосур
Глава-19 Конфликт между семьями

Наступил такой период в моей жизни, когда я с большим интересом влюбилась в Осознанные Сны. Я не знала никаких техник выхода в ОСы и не читала никакой литературы на эту тему. В то время у меня даже и интернета не было. Но почти каждую ночь, когда я погружалась в сон – я понимала, что я сплю, и у меня полностью исчезал страх. Сначала я много летала, как птица в небе, а потом начинала творить необыкновенные чудеса. Я проходила сквозь стены, могла летать по электрическим проводам, а также влетала в комнаты через маленькие щели или замочные скважины. Часто я входила в огонь и не чувствовала жара, мысленно перемещалась в любое место, и материализовала предметы из воздуха. В Осознанных Снах я также ходила по воде и восхищалась удивительным блеском на волнах рек и озёр, появляющимся под воздействием сияния Света. Я ничего не боялась, потому что предметы проходили сквозь меня или я проходила сквозь них. Когда я начала исследовать причины такого частого погружения в ОСы, то сделала выводы, что особенно сильно помогает интерес к сновидениям, а также записывание снов и восхищение ими. Ничто другое не работает так хорошо и эффективно, как это.
В снах я много раз задавала себе вопросы о вчерашнем дне или о событиях, произошедших лет десять тому назад. Старалась вспомнить о детстве или просто о чём-нибудь из своего прошлого, и всегда у меня получалось. Я находила ответы почти на все свои вопросы. Там у меня даже вспоминались целые истории жизни, которые не имели ничего общего с настоящей реальностью. Я чувствовала себя то женщиной, то мужчиной, то птицей, а иногда и деревом. В своих сказочных снах я жила среди разных народов, и были у меня разные национальности, но чаще всего я попадала в Индию. А потом, однажды наступил такой момент, когда я хорошо поняла, что личность, хотя может полностью потерять память, поменять свою роль, страну, семью и национальность, но после случившихся потерь остаётся всё та же личность. Кем бы я ни была – это была всё та же я, а не кто-то другой. Сделанное для себя открытие я почувствовала очень важным и нужным.
Ну а в физической своей реальности я тогда засомневалась в том, что все христианские Церкви, которые с иными языками, - истинные, потому что в какой-то момент, по дороге из молитвенного дома, я неожиданно встретилась с адвентистами, и они мне доказывали, что все те Церкви, которые у нас называются пятидесятницкими или харизматическими – они от дьявола, и что ходить надо исключительно только к адвентистам. На несколько лет я в такое предостережение по-настоящему поверила и долго была преданной адвентисткой. Соблюдала субботу, не ела нечистой пищи, перечитала все большие и толстые книги Елены Уайт и даже приняла водное крещение. Но, не смотря на все свои святые действия, я так и не смогла полностью распрощаться с евангельской Церковью, потому что именно к ней меня влекла и притягивала одна неразгаданная тайна. Я постоянно помнила тот факт, что на молитве у евангелистов я когда-то почувствовала жар внутри себя, и тот жар постоянно на меня сходил. Очень удивляло ещё и то, что появлялся он не только с братьями и сёстрами в Церкви, но и дома, в расслабленном состоянии. Я поставила себе цель обязательно теоретически разгадать, а потом ещё и практически показать причину появления этого жара. Вот почему я каждую неделю тайно посещала вечерние молитвы на Богослужениях евангелистов, которые были с иными языками. А немножко позже я начала ходить к ним ещё и на ночные молитвы. Физика, энергия или Дух? Это был интереснейший вопрос, который пока ещё не имел ответа.
У Виты на Богослужениях мне становилось всё труднее и труднее. На собравшихся участников нашей группы сходил только внутренний жар и ничего другого, а лично у меня ещё и какая-то дрожь была в моём теле. Иногда я настолько сильно чувствовала эту дрожь, что появлялось такое ощущение, как будто меня подключили в розетку с электричеством. Я уже начала стесняться совместных молитв, и когда все собравшиеся пели под гитару или молились – я старалась сесть на диван и не шевелиться, чтобы никто не заметил мою дрожь. А ночью, в состоянии расслабления, опять во мне взрывалась энергия в области сердца. Нигде, кроме сердца, ничего подобного не было, и я раздумывала почему так. После интересных ночей я много раз потом спрашивала у своих друзей из нашей молитвенной группы, что они чувствуют, но каждый из них отвечал мне одно и то же: «Чувствую только жар, иногда вижу видения». Никто и никогда не свидетельствовал о таких ощущениях, как у меня. А ещё наших братьев и сестёр не мучили никакие энергии за пределами общих Богослужений, и только меня постоянно что-то мучило - как в Церкви, так и дома.
Теперь я уже не только славила Господа, но и просила Его исцелить моё сердце, помочь материально, а также избавить брата моего мужа - Димку от запоев.
Иначе я не могла. Я чувствовала, что молиться я должна не только за свою семью, но и за Диму, потому что жизнь моя постоянно меня с ним сводит. Он продолжал приходить ко мне на чай при каждой своей депрессии с запоями. Однажды я с ним сидела за одним столом, и вдруг он начал говорить что-то странное:
--Не смотри на меня так?
--Не поняла. Что ты имеешь в виду? - постаралась я уточнить чего он от меня хочет.
--Я говорю о твоём взгляде, который не так, как надо, на меня действует. Ещё раз на меня так посмотришь, я встану, и потом…
Он замолчал, а я опустила голову и боялась поднять глаза. Вернее, это был не страх, а нежелание начинать с ним физические разборки.
Что касается взгляда, то бывало и наоборот. Случались такие моменты, когда мой муж сидел в комнате и смотрел телевизор, а мы с Димой были на кухне и о чём-нибудь говорили. Вдруг он начинал гладить мои волосы и шептал, что ему нравятся мои глаза. Мне тогда запомнились его нежные руки и долго потом вспоминались, пробуждая энергетические волны.
В один весенний день, опять перед Пасхой, мне надо было позвонить к матери по телефону, и поэтому я решила зайти к Алине. Шёл дождь, и я вошла в их двор с зонтиком в руках. Позвонила в дверь три раза, но никто не вышел и мне не открыли. В доме звучала музыка, поэтому я подошла к окну и долго стучала, но опять же меня никто не услышал. Из мастерской доносились звуки и я пошла к Димке, чтобы спросить где Алина. Он ответил, что если не открывает, то наверное ушла к соседке. Я поняла, что позвонить не получится и пошла домой. Но на самом деле Алина была дома, просто громко включила музыку и ничего не слышала. Когда я уже выходила из их двора – она подошла к окну и увидела меня. Но не выбежала, ничего не сказала, просто запомнила.
Где-то через недельку я шла по улице мимо их двора. Алина меня увидела, остановила и позвала на переговоры. Я спокойно вошла в их дом, не подозревая ничего нехорошего.
--Слушай, если ты хочешь, чтобы Димка тебя тр….л, то скажи ему об этом прямо. Не надо говорить на меня гадостей и разные сплетни про меня из пальца высасывать,- сердито начала она разговор.
Алина смотрела на меня очень злыми чёрными глазами и на фоне её чёрных, как смоль, волос, они мне казались угрожающими. Я сидела на табуретке, а она стояла передо мной и была в такой позе, что я не могла быть уверенной в финале разговора без рукопашного боя.
--Какие сплетни? Я не пойму о чём ты спрашиваешь? – сказала я ей, растерявшись от неожиданности.
--А это уже у тебя надо спросить какие сплетни ты про меня собираешь. Он мне говорит, чтобы я остерегалась тебя, потому что ты что-то там про меня знаешь, но не говорит, что именно и откуда.
Её слова меня просто шокировали. Как он мог? Сам же сидел у нас дома и рассказывал о всех грехах своей жены, и родственники его рассказывали. А потом пошёл к ней и наговорил, что я знаю какие-то сплетни. Я была в ужасе от осознания, что бывают мужчины, которые совсем не мужчины, а хуже, чем бабы базарные. Но стоит сейчас сказать Алине правду и, судя по её характеру, начнётся настоящий Конец Света. Она убьёт и самого Димку и родственникам горя наделает. А родственники Димы – это и родственники моего мужа Ярослава в том числе. Мне очень не хотелось этого скандала между семьями и поэтому я приняла решение правды Алине не говорить.
--Я не знаю никаких сплетен и ничего я о тебе не собирала,- ответила я.
--Не обманывай. Это тебе Демчиха наговорила и в течение ближайших трёх дней я на вас обоих подам в суд за нанесение мне морального ущерба.
Вот это новость. Я не знакома ни с какими Демчихами и понятия не имею о ком говорит Алина, а меня обвиняют во всех грехах, которых я не делала, и ничего подобного даже и в мыслях не имела.
--Я с Демчихой не знакома и не знаю о ком ты говоришь,- ответила я.
--Не верю тебе. Выйди из моего дома и чтобы больше ноги твоей здесь не было, и передай Демчихе, чтобы готовилась к суду. И сама тоже жди повестку в суд, потому что я своё обещание выполню.
Я ушла, а в их доме, как позже выяснилось из слов Димы, был большой скандал. Алина хотела пойти в суд и написать заявление, а Димка знал, что виновата не Демчиха, а он сам, и устроил дома разбирательство, которое, как и всегда, закончилось дракой, и он ещё раз пошёл в запой, удивляя всех своих знакомых исцарапанным лицом и синяками под глазом.
С этого момента между нашими семьями на всю оставшуюся жизнь установилась вечная вражда и Алина возненавидела меня лютой ненавистью. Она рассказывала всем нашим общим родственникам, что только месть успокоит ей душу, и что она поставила цель меня убить.
Кроме появившейся вражды, в возникновении которой никакой моей вины не было, на нас давили и другие неприятности, не менее жуткие и даже немного ужасные. Мы с мужем никак не могли устроиться на работу, голодали, Наташу и Леру медики постоянно вызывали на какие-то обследования и лечения, а мы игнорировали советы врачей, потому что денег у нас совсем не было. В то время был один из самых неприятных и самых безрадостных периодов в моей жизни. Не было денег ни на одежду, ни на игрушки и книги детям, совсем ни на что. Жили мы только за счёт того, что наши родители давали нам немного продуктов, а верующие из Церквей давали одежду из гумунитарки. Все другие люди в нашей Цветущей не голодали. Они имели нормальную работу и чувствовалось, что у них всё более-менее хорошо, но даже и они были замучены домашним хозяйством, какими-то вечными проблемами и ссорами между собой. Невесёлая жизнь других людей тоже нам постоянно ухудшала настроение, которое и без них давно уже было грустным.
Почти каждую зиму у нас в доме под окнами был каток из льда, потому что стены нашего дома очень тонкие, и отапливали мы его только дровами и ничем другим. В кухне было – плюс восемь, а в комнате около двенадцати градусов тепла. Но под окнами – минусовая температура и как-то случилось так, что Русланчик поморозил пальцы ног. Облазила кожа и выступала кровь. Это тоже было одной из проблем того времени.
Сама я очень сильно болела, сердце сдавало, замучивали перебои в работе сердца и боли в желудке. Как-то так получилось, что я смогла добраться к народной целительнице Наталии Зубицкой-Земной и она мне поставила первый в жизни правильный диагноз, который потом много раз подтвердился. Она мне сказала, что во время родов у меня все внутренние органы сорвались из своего места, всё опущено и очень сильно опущена правая почка. Действительно, я могла потрогать почку через свой тощий живот в области возле пупа, и так потом и оставалось всегда, на протяжении всей жизни.
Молилась Богу я, и молился мой муж Ярослав. Ни одного дня не обходилось в нашем доме без молитвы, но Бог нас не слышал и никаких ответов с небес мы от Него не получали. Моя мамка постоянно это видела и доказывала нам, что у Бога тоже есть чёрные и белые, но мы ей не верили. В Церковь на Богослужения уже ходила не только я, но и вся моя семья, включая и мужа Ярослава.
Да, болеть самому всегда плохо. Но самое ужасное, когда болеют дети, и надо что-то делать, принимать какие-то решения, учитывая отсутствие денег, а что и как правильно делать – непонятно, и никто не может подсказать. В моменты болезни детей на меня нападали очень сильные отчаяния и мне не хотелось жить. Я могла пойти куда глаза глядят и какое-то время долго сидеть на кладбище. Меня постоянно туда тянула непонятная мистическая сила, особенно ночью. Часто бывало так, что в момент болезни детей я шла в два часа ночи на кладбище и почти до утра ходила между могилками. Я заметила, что там у меня меньше болит от горя. Причины облегчения боли я не знала, просто тянуло и всё.
Когда я была маленькой, то мои родные не были такими слабаками, как я. У меня могла подняться температура выше сорока, а они никогда даже таблетки аспирина не давали, ни единого раза. Помню несколько раз, лет в семь, или восемь, были нарывы в ушах, и в больнице сказали срочно делать операцию, но мои родные спокойно лечили меня нагретой солью, прикладывая её к моему уху, и всегда был положительный результат. Прорывало не в голову, а наружу и я выживала.
Не знаю, может быть соль влияла на меня своей необычной мистической силой, такое тоже возможно. Говорят, что Солнце и соль не случайно имеют одинаковые корни. Ещё в давние времена люди были уверены, что соль - это сильнейший оберег. Она забирает в себя абсолютно все вредоносные энергии и нечистой силе не даёт подступиться к человеку. Не изменилось такое понимание соли и в наше время. Когда Андрей из книг Мирослава Дочинца боролся за выживание в лесу – его всегда спасал мешочек с солью. В магии тоже часто используют соль, как очистительное средство. И сухую соль, и соляной раствор люди называют средством от всех болезней, без употребления внутрь.
За меня то мои родные в детстве не очень переживали. Лечить лечили, но только домашними средствами и без эмоций. А я за своих детей переживала до такой степени, что даже не хотелось жить. Вот такой я была беспомощной.
И каждый раз, когда в моей жизни были самые грустные моменты, то и мысли тоже лезли в мою голову невесёлые. Почему-то всплывала в моей памяти статья про одного парня из малообеспеченной семьи, прочитанная в газете. Он жил в деревне, в трудных условиях, но был очень добродушным человеком. Его забрали в Армию, и отправили в такую воинскую часть, в которой он служил с теми, кто был азиатской национальности. У того парня, Андрея, был очень мягкий характер, поэтому там над ним издевались, а однажды ещё и начали угрожать, что убьют его. Он не выдержал, убежал из Армии и пошёл жить в Чернобыль. Выкопал в лесу землянку и в ней поселился, а еду он искал себе в дикой природе и в покинутых в день аварии домах. Однажды его нашли, и приборы, при обследовании этого мальчика, зашкаливали от радиации, но вместо лечения его опять направили в воинскую часть, которая к тому моменту уже расформировалась. Потом он опять пропал и никто его больше никогда не видел.
В другой газете, были нарисованы голуби, которых травили на Крещатике. Они ели какую-то приманку и, взмахнув крыльями, падали на землю. Некоторые не могли даже взлететь. Вот теперь они мне вспоминались и становилось ещё хуже, чем было. Почему в невесёлый период времени в голову лезут ещё и невесёлые мысли – это для меня загадка.
Хорошим и светлым моментом тех годов можно считать крещение моей Наташи в православной Церкви. Этого хотели мои мама и муж. Решила я взять крёстными двоюродного брата Руслана и подругу Иру, а крестить мы поехали в наш посёлок, потому что там было дешевле чем в Цветущей. Гунзыр, конечно же, набил мою мамку и чуть не испортил праздник, но девочку крестили. И с этого момента Ира и Руслан стали не просто друзьями, а у них началась сильная любовь. Если бы я наперёд знала чем их любовь закончится, то взяла бы кумовьями совсем других людей, но я ничего не знала, и знакомство Иры с Русланом произошло.
В Церквях я на то время уже совсем запуталась и не знала какая из них истинная, а какая нет. Куда не пойди - все верующие мне настойчиво утверждали, что только их путь праведный и ведёт к Богу, а остальных своих братьев и сестёр, из других христианских конфессий, они называли служителями дьявола. Я не знала, что мне делать и кому верить, поэтому у меня появилась самая главная и самая важная молитва – просьба о вестнике. Теперь я уже молилась так: «Боже, пошли мне вестника в такой одежде, чтобы больше всего в ней было голубого цвета, а также с пирожками с изюмом, и с тремя красными яблоками. Пусть тот вестник откроет мне в какой Церкви Ты хочешь меня видеть, и я буду служить Тебе с любовью и верностью до конца своей жизни. Аминь.» Я на столько сильно поверила в такую молитву, что даже раздарила всю свою новую одежду голубого цвета разным верующим, которые в этом нуждались. А потом очень сильно ждала своего чудесного вестника, но он ко мне не приходил. Всё это было моей наибольшей тайной, и я об этом даже в дневниках не записывала, чтобы кроме меня и Бога никто не знал о чём я молюсь, иначе потом не поверю.
Я молилась о пришествии вестника, а мои братья и сёстры Церкви Адвентистов седьмого дня молились, чтобы я не ходила к евангелистам. Но я к ним ходила, и даже поехала на служение с чудесами Бенни Хина в Киеве на стадионе. Денег у меня не было, и поэтому мою поездку оплатили друзья-христиане. Перед таким важным событием моей жизни я писала письма Антонине в Киев. Она инвалид с детства и я очень сильно хотела увидеть большое и славное чудо как Бог её исцелит. Но Тоню не вывезли, и великого чуда исцеления на себе я тоже в тот день не почувствовала. На меня даже внутренний огонь тогда не сошёл. Наверное мои адвентисты силой своей молитвы поставили защиту от всех чудес. Допускаю, что и такое тоже могло тогда случиться.
Ещё в те же самые годы произошёл один очень кратковременный, но необычный случай, который мне много чего открыл в будущем. Весной мы посеяли рассаду помидоров и стояла она в ящичках на подоконниках. Когда молодые стебельки поднялись сантиметров на пять – среди ночи неожиданно меня разбудил внутренний голос, который прозвучал у меня внутри. Помню, как я проснулась в три часа ночи от крика в собственной голове: «Мыши едят рассаду!» Я тут же поднялась с постели и побежала к ящичкам. Прямо у меня на виду мышь выскочила из ящичка, и успела сгрызть только два растения, остальные я в ту ночь спасла. Потом мы уже очень хорошо охраняли свою рассаду, а я годами думала и размышляла - что же во мне есть такого, что имеет способность видеть происходящее в другой комнате, пока я сплю. Дверь была закрытой и ко мне не доносились даже шорохи. Но какая-то часть меня увидела мышей в рассаде через две стены при закрытых дверях. Что это за часть меня? Ответа на этот вопрос у меня не было, и муж мой тоже ничего мне не мог на это сказать.
www.proza.ru/2013/10/14/1841

02:32 

03.10.2014(2)


Виктория Авосур
Глава-18 Мистический огонь внутри меня

Мой муж Ярослав нашёл работу на комбикормовом заводе, поэтому на счёт умирания с голода я успокоилась и пока у него есть зарплата – я решила быстренько родить ещё одного ребёнка, а потом и самой устроиться на работу. Мы же с ним ещё до свадьбы задумали троих детей и мне уже хотелось, как можно быстрее, выполнить задуманное.
Девочку я родила у нас в Цветущей, и сразу же начались неприятности. В первые секунды после родов нельзя вставать и ходить, надо полежать хотя бы минут двадцать. Но меня заставили сразу же встать и идти по коридору к своей палате. Может по этой причине, а может и по какой-то другой, у меня образовался сгусток крови, который перекрыл выход из матки, и с этой бедой наши медики выписали меня домой, даже не посмотрели. Дома, понятное дело, через несколько дней, начались проблемы со здоровьем, и когда мне стало уже совсем плохо – я опять попала в больницу, на вычистку. Там мне сказали срочно искать кровь для переливания, и я нашла. Выполнить задуманное получилось не сразу, потому что такая группа крови, как у меня, была только у Димы, а мне почему-то не хотелось брать его кровь. Я звонила по всем известным номерам и нашла себе от другого человека, купила. Но в нашей медицине есть нехорошая привычка вливать всем подряд именно то, что у них по плану. А подходит оно человеку или не подходит – это уже не важно. Если переливание крови, то значит обязательно надо поставить капельницу хлористого кальция перед процедурой, и это планы – кем-то написанные на бумаге, так делают всем. От планового хлористого кальция у меня сначала запекло в области сердца, а потом началась страшная аллергия, и так трясло аж на кровати подбрасывало. Жутко разболелось сердце и я умирала. Прибежала главная среди гинекологов и влила какой-то,- кажется "реополиглюкин", точно не помню, после чего аллергия прекратилась. Потом, через много лет, мне скажут, что тот препарат, которым у меня снимали аллергию, у всех людей её вызывает, и, по причине массовой аллергии на него, он снят из производства и запрещён в Украине. Но это будет через много лет. А сейчас я обрадовалась, что помогло, но кровь мне уже не вливали, побоялись. У меня начало очень сильно болеть сердце, которое и так давно было подорвано разными видами горя и страданий, а тут ещё и капельница добавила ему боли, поэтому врачи не захотели вливать кровь.
На второй день медики посоветовались что делать с кровью, и приняли решение, что если мой организм не принимает кальция, то можно пойти на риск и попробовать без кальция, потому что малокровие было критическим. Поставили капельницу, а аллергии нет. Вот, что значит следовать моде в медицине! Хлористый кальций – это же не модная причёска или туфли на каблуке. От подобной моды зависит человеческая жизнь.
Когда проходили все эти процедуры – я вспомнила, как ещё в Броварах у моей дочки, Лерочки, резались зубки, и педиатры выписали ей кальций в таблетках. Начала я давать ребёнку приписанные таблетки, и по всему телу появилась мелкая сыпь, температура начала подниматься выше сорока. Отменили таблетки и всё наладилось. Через два месяца опять сыпь от таблеток кальция и опять всё прошло, как только отменили таблетки. Там, в Броварах, быстренько всё сообразили и запретили давать ребёнку кальций. Я рассказала об этом у нас в Цветущей, но здесь наши местные медики просто не поверили. Они настаивали на своём, что кальций от аллергии и всё. Что-то им доказать было невозможно. Наташке я уже молча не давала таблеток кальция и никому ничего не говорила.
Я много молилась Богу и всем святым, как учат в православии, но жизнь моя не улучшалась, а только становилось всё хуже. Если бы не ухудшения, то на душе у меня всегда было бы спокойно. Я продолжала бы молиться перед иконами, ходить в православную Церковь, ставить свечки и кланяться всем священнослужителям. Но я увидела, что в повседневной жизни появились ярко выраженные ухудшения и сделала выводы, что общаться с Богом я не умею. В общем, поставила я себе цель научиться правильной молитвы, а также прочитать Библию. Для моей великой цели православная Церковь уже не подходила, нужна была какая-то протестантская. Но не только для изучения Библии и улучшения молитв я задумала пойти в такую Церковь. Была и ещё одна причина. Мне хотелось заглушить душевную боль, как когда-то с кришнаитами, а в православии она не глушилась. Раз в неделю я просила своего мужа Ярослава, чтобы он два или три часа поглядел детей, пока я сбегаю в Церковь и помолюсь Богу. Он был с детьми, а я ходила и молилась. Ну а дома старалась читать Библию и разбираться в написанном.
Первой моей протестантской Церковью была Церковь Евангельских христиан, но не баптистов, а просто евангельских христиан. Там я познакомилась с Виталиной, которая у себя дома проводила домашние Богослужения, и однажды мы с ней договорились, что на следующее воскресенье я пойду не в Молитвенный Дом, а вечером к ней домой.
Служение в домашней группе вели Вита и её муж Рома. Увиденное и услышанное очень меня удивило, потому что никогда раньше я не встречала ничего подобного. Я молилась примерно так: «Мой дорогой, любимый и неповторимый Владыко Небес! Боже, создавший меня для вечной жизни! Приятно и сладко Твоё имя на моих устах. Как путник в горячей пустыне жаждет воды, так и я жажду присутствия Твоего Святого Духа. Подними на меня, Боже, Свет Своего лица, потому что я очень жду Твоего прикосновения, которое подарит мне самую большую радость для моего сердца. Мой дорогой Господь! Нет во всей моей жизни более великого счастья, чем всегда выполнять Твою святую волю и чувствовать Твоё присутствие…» А Вита, Рома и все присутствующие молились примерно так: «О чи-чи-чи, путаматасу, кузамалисе, митару мачи, де-де-де-чи-чи-чи, десамале…» и т.д. Я была шокирована их молитвами, не ожидала.
Но самое интересное было не в том, как они молились, а в том, что я чувствовала у себя внутри во время молитвы. Какой-то горячий огонь сошёл на меня, и мне стало жарко. В доме было холодно, но все молящиеся чувствовали этот мистический огонь, и всем им было жарко. Я заметила на их лицах выступивший пот, и поняла, что жарко не только мне, а всем присутствующим.
После молитвы я спросила, как понимать всё то, что я увидела и услышала. Вита и Рома объяснили мне, что они приняли крещение Святым Духом, и теперь Божий Дух молится через них на иных языках. Перевода можно и не найти, потому что так могут говорить на других планетах. Дух считает важным молиться через нас Небесному Отцу на языке инопланетян, чтобы Сатана не услышал, и не разгадал о чём верующие молятся. Ещё они мне объяснили, что и сами не знают о чём их молитвы, но доверяют Святому Духу, и если Дух вот так через них говорит, то значит надо, и они принимают молитву такой, какой она есть, и не сопротивляются.
Да-а-а, это было что-то новое. В ту ночь я вернулась домой с роем мыслей в голове, как пчёл на пасеке, и они мне до самого утра не давали спать. Почему же все участники Богослужения стали на молитву замкнутым кольцом и на колени? Может создаётся какое-то энергетическое поле? Я вспоминала тот факт, что когда все присутствующие одновременно говорят - начинается гул, как на большом базаре. А может именно это чем-то и действует на психику? Может тело обрабатывается звуковыми вибрациями и они начинают греть? От чего же он возникает, этот жар? У меня появилась уверенность в том, что сошедшему на нас огню должно быть какое-то физическое объяснение, и что непонятное явление возможно доказать какими-то законами физики. Но, к сожалению, как всё это доказывается – я не знала. Заинтересовало очень сильно, но с логикой, в этом вопросе, у меня пока не было удачного контакта, и правильного понимания произошедшего я так и не нашла.
После долгих размышлений, уже где-то под утро, я погрузилась в полусон, и тут же почувствовала горячий жар в области груди, который мгновенно меня разбудил. На первых секундах этого внутреннего обогрева я, помню, немножко испугалась. Всё же впервые в жизни такое, и очень неожиданно. Одновременно с появлением жара, в моих ушах опять загудела обстановка вечернего Богослужения. Что это? Как я могла забрать с собой те таинственные и загадочные чудеса, которые сошли на меня ещё у Виты дома? Это же не предмет какой-нибудь, чтобы переносить из одного места в другое?! Да, я тогда знала или, может быть, просто догадывалась, что всему происходящему должна быть разумная разгадка, но где и как её искать – это был самый интересный вопрос.
Мои дальнейшие решения и поступки объясняются слишком легко и просто. Если в Церкви евангелистов действительно есть Дух Святой, и если хотя бы изредка, но всё же происходят все те прославленные чудеса, о которых мне говорили на проповедях, то я уже и на язык инопланетян согласна. Лишь бы только что-то изменилось в моей жизни и Бог помог залечить мои душевные раны. Если честно, то на первом месте я ждала от Бога одной лишь только чистой любви, которая могла успокоить мою душу и сделать так, чтобы не было больно. Это естественное желание, потому что каждый человек, который с горя идёт даже и в алкоголизм или начинает употреблять наркотики – он желает того же самого, что и я. Смешно сказать, что страждущие люди ждут от спиртных напитков, наркотиков и сигарет настоящего решения их проблем. Нет, они не сумасшедшие, и хорошо понимают, что проблемы никуда не денутся. Единственное чего они хотят, так это временного облегчения своей душевной боли. Вот я и пришла к евангелистам с таким же самым намерением. Когда-то давно у меня был опыт в собраниях кришнаитов, и я знала, что погружение в духовность очень даже может помочь. Но в Цветущей не было тогда кришнаитов, и я выбрала пойти в ту Церковь, в которую мне показалось - наиболее эффективно идти. Я была уверена, что Бог один, и не имеет значения каким именем Его называть. А вот вера в то, что Он может помочь именно мне, а не какой-нибудь Жене Полищук через Дмитрия Березюка в Костополе, появилась на много позже. Главной причиной первого обращения в протестантскую Церковь все же было желание заглушить горе.
А горя у меня тогда было больше чем надо. В детской поликлинике педиатры поставили моей новорождённой Наташе страшный, и в то же время ошибочный, диагноз. Написали ей гидроцефалию, требовали операцию в Киеве, и пугали меня умственной отсталостью ребёнка в будущем, а также оформлением Наташки в интернат. Это я уже сейчас понимаю, что не всегда можно верить врачам. Я согласна, что бывает и такое, что диагноз ставится правильно, ничего не имею против. Но в моём случае всё было неправильно, и писали они ерунду, и так было всегда. За всю прожитую жизнь я не получила от медицины ни одного правильного диагноза, если не считать вычистку после родов, и все мои родные тоже. Всю жизнь все диагнозы были ошибочными.
Валерии, старшей дочке, тоже поставили ошибочный диагноз. Написали ей порок сердца, и убеждали, что девочка скоро умрёт. Направляли в разные отделения областной больницы и годами что-то искали, но не нашли, и не лечили. Позже выяснилось, что зря искали и дочка моя здорова. За время всех этих поисков я так много переживала и плакала, что потом уже и у меня самой нашли порок сердца, созданный внушением нашей медицины.
То, что происходило в нашей семье, я воспринимала по-разному. Сначала у меня была полная уверенность, что Наташка моя здорова, потому что чуткое сердце матери обмануть невозможно. Нет в мире большей интуиции, чем интуиция матерей по отношению к своим деткам. Если ребёнок заболел, то маме и обследования не надо. Болезнь светится в блеске глаз ребёнка, в поведении, в любых мелких реакциях на окружающий мир, и даже в дыхании. Именно так я и смотрела на свою Наташку, поэтому хорошо понимала, что девочка моя полностью здорова. Но все врачи переубеждали меня в обратном. И у нас, в Цветущей, и в Белой Церкви, и в Боярке медики мне доказывали, что надо лечить гидроцефалию. И даже медицинское оборудование, с разными УЗИ и тому подобным - иногда выдаёт то, о чём думаю врачи, а не так, как оно есть на самом деле. В этой горькой правде я убеждалась в своей жизни не один раз, но сейчас не об этом.
В общем, увидели они, что у моей Наташи большие глаза, а они такими по наследству передались, и написали ей ложную гидроцефалию, которую мы нигде не могли отменить, потому что другой врач боится отменить то, что написал первый. А глаза были большими, по той причине, что у мужа моего большие глаза. Мы не китайцы, мы – европейцы, и наши глаза бывают большими. Врачи мне не верили, и очень злились, что моя семья не имеет денег на операцию в Киеве. А где мы их могли взять, если нам и на продукты не хватало? Идти грабить и убивать? Нет, мы с мужем не преступники, и грабить людей мы бы не смогли никогда в жизни. За это в больнице нам постоянно грубили. Очень сильно разозлился мужчина-педиатр, и кричал, что я детей наплодила, а ему инвалидов лечить. Невропатолог повторял одно и то же: «Надо было – за ногу и головой об столб, чтобы умерла. Инвалидов и так полно в нашей стране. Почему ты эту калеку не убила?!»
Но самым страшным ударом для меня оказались слова моей родной матери. Она моего ребёнка даже и видеть не захотела. Она сказала так: «У тебя уже есть двое детей. Тебе мало было, что ты ещё и третьего ребёнка родила? Твою Наташку никто не хотел, а ты её привела, поэтому решай свои проблемы как хочешь, а я от такой внучки отказываюсь и видеть её не хочу.» Но позже моя мамка передумала и начала за свою внучку переживать. Нашла в нашем посёлке какую-то женщину, дочка которой работает в Киеве педиатром, и договорилась про обследование. Привезла расхвалённую врачиху ко мне домой, и она подтвердила гидроцефалию моей девочки.
Наташка моя была всё же спокойным ребёнком. Нормально ела, нормально спала, и глаза её были на вид мудрыми, что-то осознающими. Да, они у неё были большими, но умными. Я хорошо помнила, что у тех людей, у которых что-то с головой, даже и у взрослых, тупой взгляд. А моя девочка была не такой, и смотрела она осознанно,- чувствовалось, что полностью здорова. Но мне никто не верил, и я не знала, что я могу сделать, чтобы мне поверили.
Через какое-то время меня переубедили, и я тоже начала верить в неправду, написанную в карточке моей маленькой девочки. Постоянные поездки на обследование и ругань медиков нашего городка очень меня выматывали. Сердце уже не выдерживало, болело, начались постоянные перебои. Я была в полном отчаянии и плакала постоянно. Евангельская Церковь была единственным моим утешением, где я могла стать на общую молитву, и почувствовать у себя внутри сошедший на меня интересный огонь, который у них считался Святым Духом.
Я полюбила этот огонь, и всегда радовалась, когда он появлялся у меня в теле и становилось жарко. А ещё у меня иногда случалась лёгкая дрожь. В такие моменты было очень хорошо, и все мои несчастья временно переходили на второе место. Но я никак не могла поверить, что все мы чувствуем именно Силу Святого Духа. Мне тогда казалось, что жар, сходящий на нашу Церковь, объясняется более легко и просто, чем прикосновение к каждому из нас Самого Бога с Небес. Я верила в науку, в физику, и в энергетические процессы, но только не в мистику. Кроме того, я не считала себя на столько святой, что на меня даже Дух Святой мог сойти. А ещё мне так казалось, что если бы Бог действительно ко мне прикоснулся, то Он, скорее всего, помог бы избавиться от горя в моей жизни и исцелил бы моё сердце, чем согревал бы мистическим огнём у меня внутри. Вот такие тогда у меня были размышления.
Огонь от сексуальных чувств тоже во мне горел, но он не совпадал с огнём Святого Духа и ничем не был похож на него. Эти два огня приходили в разное время и приносили мне совершенно разные ощущения. Сексуальных отношений с мужем у меня уже не было, они его перестали интересовать. Но физические потребности у меня остались и начали очень сильно мучить.
Как только я ложилась спать – в мои фантазии кто-то приходил. И этим человеком почему-то был не кто-то из увиденных по телевизору артистов, а… о, Боже - Димка. Я тогда старалась избавиться от его образа, выбросить его из своей головы, переключиться на что-то другое, забыть его, но у меня ничего не получалось. Энергетические волны поднимались от низа живота к горлу и стояли ковром. От них становилось жарко, быстро билось сердце и углублялось дыхание. Ну как тут забудешь, если оно не забывается? Особенно на меня действовали воспоминания о прикосновениях этого светловолосого красавчика Димы. Я не знала почему. Иногда мне кажется, что больше всего именно его светлые волосы сводили меня с ума. Может быть и так, вполне возможно.
Среди ночи я вставала с постели, становилась на колени, и долго молилась Богу. Потом опять ложилась спать, опять перед глазами появлялся образ Димы и опять волны бегали от живота к горлу или из сердца в живот. Если бы кому-то рассказать, то ругали бы меня за грешные мысли и учили бы - как от них очищаться. Но я и сама очищалась, я много молилась, я гнала их из головы, а они никуда не хотели уходить. И чем больше я вела с ними борьбу, тем больше они меня посещали.
У Димки тоже были свои проблемы и он тогда старался избавиться от запоев, которые случались хотя и редко, но случались. Мать мужа тёти Вали тоже ходила в евангельскую Церковь, и однажды она организовала поездку в Киев на исцеление, в которую пригласила также и Диму, чтобы он избавился от своих запоев. Я когда услышала, что многие наши родственники едут в Киев на исцеление, то очень обрадовалась. У меня появилась возможность поехать вместе с ними и исцелить своё сердце.
Сначала всё было нормально и нас должна была набраться целая группа. Но в последний день перед поездкой оказалось, что у всех дела, и поехать могут только Дима и Володя – муж тёти Вали. Я тогда так сильно верила в своё исцеление, что согласилась и на поездку втроём. Это же в Церковь, на святое дело! Ну что можно придумать нехорошего в такой поездке? Лично у меня ничего запретного совсем не воображалось, и я решила ехать.
Приехали мы в Киев и перед тем, как продолжить путь, решили сходить в туалет. Потом вышли мы с Димкой из туалетов, а Володи нет. Он куда-то исчез и мы не могли его найти. Я предложила ехать в Церковь без него, а там можно встретиться, потому что все мы ехали в одно и то же самое место, заблудиться невозможно. Всё потом было хорошо, и мы встретились. Володя, правда, возмущался, что мы от него сбежали, но после некоторых объяснений он нам поверил.
В Церкви мы молились, брались за руки, ждали сошествия Святого Духа, но ничего особенного не произошло. Я даже не почувствовала того загадочного огня в груди, который постоянно у меня был в Цветущей, на вечерних молитвенных Богослужениях у Виталины дома.
Володя объяснил, что ему надо поехать к родственникам, и домой будет добираться на следующий день, а мы с Димкой остались вдвоём. До отправки автобуса оставалось много времени и он предложил походить по магазинам. Я согласилась и мы ещё несколько часов ездили по Киеву. Мой попутчик оказался очень внимательным и слишком необычно ко мне относился, чего у меня ещё не было ни с кем и ни разу в жизни. Когда мы выходили из троллейбуса – он руку подавал, а когда входили в магазин – он открывал дверь и пропускал меня вперёд. Раньше я никогда такого не видела, поэтому удивление моё в тот день было очень большим.
Под вечер, перед самой отправкой автобуса, произошла одна неожиданность, которая казалось не могла случиться сама по себе. Ощущалось какое-то вмешательство нечистой силы, которое меня так сильно расстроило, что в тот вечер я даже поверила в дьявола и на него обиделась. В начале нашей поездки был тёплый февральский день, похожий на весенний и ничего, кроме куртки, невозможно было придумать одеть. После Богослужения неожиданно начала падать температура воздуха к минусовой, а я слишком чувствительна к холоду и такой перепад температуры сразу же на меня подействовал. Я тогда по-настоящему замёрзла.
Сижу я в автобусе, возле Димы, и растираю руки, но это не помогает. Я засовываю руки под куртку, пробую хоть как-то согреться, но безрезультатно. Была идея остановить автобус и выйти, чтобы идти или бежать вперёд, не останавливаясь, но я побоялась такое сделать, потому что не знала сколько градусов мороза намечается ночью. Может случиться не лучше, а только хуже и в какой-то посадке я умру. Что же делать? Я терпела до последнего, но когда уже в сознании начало появляться какое-то лёгкое кино – я поняла, что я умираю и очень испугалась, включился инстинкт самосохранения. Мне стало плевать на все понятия неприкосновенной святости и я решила спасать свою жизнь любыми доступными способами.
Я взяла руку Димы в свои и положила себе на колени. Объяснить, что я делаю и почему у меня не получалось. На тот момент я уже не имела силы голоса и, к тому же, я хорошо понимала, что никто меня не услышит, потому что автобус гудел, а кричать я совсем не могла. Но мне повезло, Димка не сопротивлялся. Сначала мне показалось, что я согреюсь теплом его руки, но ничего из этого не вышло. Пришлось думать о более эффективном методе. Я расстегнула его курточку, положила свои руки ему на бока и своей грудью прижалась к его груди на сколько могла дотянуться. О-о-о, теперь помогло и мне стало тепло. А Дима в это время был очень интересным. Он меня не обнимал и ничего не делал. Просто молча сидел и не сопротивлялся. Так мы с ним и доехали до самой Цветущей.
Когда мы подъезжали к нашему городу – я уже могла говорить, и спросила у него:
--Тебе не холодно?
--Уже жарко,- ответил он.
Вышли мы с Димой из автобуса и я поспешила за ним, чтобы объяснить, как у меня сознание отделялось от тела, поэтому сработал инстинкт самосохранения и я была вынуждена греться у него под курткой, но он не дал мне такого шанса.
--Пойди другой дорогой, чтобы нас не увидела моя Алина,- попросил он.
--Почему? Что плохого в поездке в Церковь и в обращении к Богу? – спросила я у него.
--Не знаю, но моей Алинке не нравится, она ревнует.
--Ревнует? Странно. А какая причина ревности? Я же вроде никакого повода не давала?!
--Я ей сказал, что в дни запоя ходил к тебе обедать, а ей не понравилось, очень рассердилась.
--Зачем было говорить? Мог бы и промолчать на счёт своих мест добывания пищи.
--Я её люблю и всё ей рассказываю, хотя мы и часто из-за этого ссоримся. Не смог я скрывать от неё правду, всё рассказал.
--Ну да, мы с Ярославом тоже любим друг друга и доверяем, не смотря даже на то, что в последнее время спим в разных комнатах.
--Чтобы не мучиться бессонницами в разных комнатах, надо найти себе хорошего любовника,- посоветовал Дима.
--Я никогда не сделаю этого. Я не смогу изменять своему мужу, и это твёрдое решение, оно у меня без никаких сомнений,- ответила я своему попутчику, хорошо понимая, что этот отказ - в первую очередь ему самому.
--Ну тогда ты превратишься в мужчину, станешь холодной и никакой. Отойди от меня. Подходим к такому месту, из которого Алина уже сможет нас увидеть, если надумает выйти во двор,- сказал Дима и так быстро пошёл вперёд, что стало невозможно его догнать.
Бежать за ним я не стала. Пошла себе своей дорогой и с грустным сожалением в душе от того, что не успела объяснить причины, по которой держала его за руку, а потом расстегала ему курточку и обнимала. «Ах, что же он теперь про меня подумает?» - размышляла я по дороге к родному дому, чувствуя небольшое волнение.
www.proza.ru/2013/10/13/158

21:24 

03.10.2014(1)


Виктория Авосур
Глава-17 Соблазн и решение всегда быть сильной

После прочтения книги «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу» я увлеклась молитвами ещё сильнее чем раньше. Книга очень сильно запала мне в душу, и теперь я каждый день вспоминала человека, посвятившего всю свою жизнь молитве. Мне тоже захотелось постоянно молиться, и такой жизнью добиться хотя бы маленького Божьего благословения, а также избавления от разных неприятностей, которые, начиная из самого детства, преследовали меня почти что на каждом шагу. Я взяла чётки и каждый день, по несколько часов подряд, повторяла «Господи, Иисусе Христе, Сыну Божий, помилуй меня». А если я занималась домашней работой, то молилась уже без чёток, но всё равно постоянно верила в помощь молитвы и молилась.
Господи, Иисусе Христе, Сыну Божий, помилуй меня, Господи Иисусе Христе Сыну Божий, помилуй меня, Господи Иисусе Христе, Сыну Божий, помилуй меня…. Вдруг открывается дверь и входит мужчина, с которым я, несколько месяцев тому назад, успела уже познакомиться. Передо мной, на пороге нашего дома, стоял Димка – родной брат моего мужа. Вид замученный, под глазом синяк и умоляющий голос:
--Энни, помоги мне. На днях мы с женой поссорились и даже побились, я три дня ничего не ел, и мне уже некуда идти.
--Чем же я тебе помогу? - спросила я у него. –Честное слово, я понятия не имею как можно помирить поссорившихся людей.
--Нет, нет, мирить не надо. Ты только дай попить чего-нибудь кисленького, потому что я в запое. Можешь налить сто грамм, если есть, и дай мне хотя бы хлеба перекусить.
--У меня нет кисленького,- сказала я ему и задумалась что именно из перечисленного могу ему дать.
--Если ты не поможешь – я сяду на этом пороге и умру. Я уже не имею сил куда-то идти и не знаю у кого попросить помощи. Сейчас я надеюсь только на тебя,- ответил мне своим грустным и безрадостным голосом так неожиданно появившийся страдалец.
Всё происходящее показалось мне очень странным. Дима сейчас доказывал, что он в запое, но никак и ничем не был похож на пьяного. Может немножко выпивший, но только не пьяный. Как позже выяснилось, месяцами он не пил спиртного совсем, и не курил. Потом, примерно на десять дней, он переходил на пиво и слабоалкогольные напитки, что в его семье считалось запоями. А так как он при этом ещё и ничего не ел, то здоровье своё доводил до критического состояния. По-настоящему пьяным он, конечно же, бывал, но случалось такое редко.
Что делать с явившимся на мой порог страдальцем я не знала. Во-первых, христианская мораль учит помогать ближнему, и передо мной сидит на пороге человек, который три дня ничего не ел. Во-вторых, христианская мораль учит выгонять из дома всех чужих мужчин, когда муж на работе и соседи могут сделать выводы, что мы занимаемся непристойными делами. А как я его выгоню? Он же говорит, что собрался умирать на моём пороге, и никуда идти не намерен!
Я попросила его дать пройти и принесла из погреба литровую банку смородинового варенья. Хочет кисленького, значит это должно его удовлетворить. Предложила сесть за стол и сварила воду. Потом я налила в большую чашку кипяток и поставила в кастрюлю, в холодную воду, чтобы быстро охладить, помешивала ложкой. Когда стало чуть тёпленьким – добавила смородиновое варенье и немного сахара. Этот напиток я дала ему, и объяснила, что, как кисленькое, должно подойти.
Дима взял чашку с напитком из моих рук и поставил на стол. А мою руку, давшую ему компот, взял в свою руку и притянул к себе. Я оказалась на очень маленьком расстоянии от него, и моя рука была в его руках, наши глаза встретились. Этот молодой красавец тридцати пяти лет совсем не казался похожим на пьяницу. К тому же, наверное и пьяным его назвать было невозможно. В данный момент Дима был похож скорее на покорителя женских сердец, чем на пьяницу, и старался меня соблазнить, что у него действительно очень хорошо получалось.
Я потеряла контроль над своим телом и сладкое тепло разлилось во мне с головы до ног. Ещё несколько секунд взгляда глаза в глаза, и у меня очень быстро забилось сердце. Я испугалась, вырвала свою руку из его рук и убежала в комнату. Димка не видел, как я стояла на коленях и молилась Богу. А если бы и увидел, то ничего он не услышал бы, потому что я молилась мысленно. Я умоляла Бога остановить во мне все эти чувства и очистить меня от них. Мне хотелось по-настоящему пребывать в чистоте и святости, отказаться от всех неожиданно появившихся соблазнов со стороны нашего родственника, и навсегда остаться верной своему мужу, которого я очень и очень любила.
После молитвы я опять вышла из комнаты и накормила своего гостя любыми продуктами, которые у меня были. Ничего особенного у меня не было, но для голодного и такое сойдёт. Он же утверждал, что три дня провёл без пищи и не имеет больше сил идти, собирался умереть от голода на моём пороге. Угощала чем только могла.
В то время мы жили очень бедно. Почти вся одежда у нас износилась, на продукты не хватало денег, а ещё и двое маленьких детей надо было кормить. Но я очень верила в то, что я обязательно найду работу, и разные виды трудоустройства мне даже снились по ночам. Никакой одноразовой помощи на рождение моих детей я никогда в своей жизни ни единого разочка не получила. Что касается вторых родов, то они совпали с переездами. Мы продали квартиру в Броварах и всё до копеечки отдали за старенький дом, который купили в нашей Цветущей. Начали обращаться за предусмотренными Законом выплатами, а нам ответили, чтобы мой муж получал деньги в РТП, где работал на момент рождения ребёнка. В РТП было всё то же самое - на оформление выплат они не согласились, потому что для РТП Ярослав уже был чужим человеком, и когда мы обратились за нашими деньгами – он у них уже не работал. Иди куда угодно и как хочешь, так и проси – везде никому не было дела до наших проблем с выживанием. Когда-то наступит момент, когда мне скажут о справедливости кармы, и тогда я вспомню, как ещё будучи бухгалтером, я сама добивалась за каждого рабочего, как бегала по всем кабинетам и звонила в финансовые органы ради помощи тем людям, которые даже и не знали, что я им помогаю. И вот мои жизненные случаи полностью противоречат пониманию справедливости, поэтому я в карму ни при каких уговорах не поверю. Но такое будет позже, а в данный момент я думала только о честности и святости, а также о любви к мужу, которому я не собиралась изменять.
После того, как Дима пообедал самым простым обедом, который нашёлся у меня в доме, я подняла глаза и ещё раз посмотрела на него. Он был прекрасным! И опять я согласилась, что этот мужчина действительно очень привлекательный и мне он по-настоящему нравится. Что же делать? Как его забыть? Мне хотелось отправить его домой, а потом взять какой-то пылесос и полностью вычистить память о нём из своей головы. Жаль только, что таких пылесосов не бывает, и для того, чтобы справиться с появляющимися мыслями, к сожалению, у меня не будет ничего, кроме собственной силы воли. Так устроена жизнь.
Мужа своего я очень любила и постоянно имела цель и мечту сделать его счастливым. Я постоянно говорила ему слова любви, и, провожая его куда-нибудь, или в момент возвращения, я всегда очень радовалась, и целовала его в щёчку. Я сочиняла о нём стихи и даже песни. Моя большая любовь к Ярославу очень меня поддерживала, и часто давала силы в самые трудные минуты. Но жизнь становилась всё более невыносимой, и трудных минут появлялось всё больше. Потом наступил период, когда уже целые дни, недели и месяцы были созданы только из трудных минут и никакого не было утешения.
Мой любимый говорил мне сладкие слова только до свадьбы, потом он их все забыл. Ни разу в жизни он не посвятил мне ни одного стиха и ни единой песни. Но зато он всегда был добрым, заботливым, занимался всеми видами домашней работы, любил детей, и изредка со мной спал.
После первой встречи уже в Цветущей, Димка не исчез из моей жизни полностью. Его «запои», в которых он был почти полностью трезвым, начали появляться всё чаще и чаще. Мужа не было дома, а брат его зачастил ко мне в гости. Я понятия не имела, что мне с этим делать и как себя вести. Совесть совестью, но была же ещё и христианская мораль, которая загнала меня в пятый угол. Если я не помогу ближнему, то я не достойна святых небес, и спасения мне не видать. А если я пускаю в дом чужого мужа, когда мой собственный в этом доме не присутствует – тоже грех. И, кроме того, нагрянувший на нас обоих тупик пятого угла толкал нас с Димкой на мысли о прелюбодеянии, или вселял такие же в головы людей. Вот в чём была главная проблема! Библия говорит, что если я, всего лишь в мыслях пожелала чужого мужа, то это ничем не отличается от реальных отношений. Так говорит христианская мораль. Ну и что мне было делать? Дима иногда приходил очень несчастным, казалось, что сейчас умрёт. Ноги промокли, а на календаре зима, лицо у него было поцарапанное, голодный, и с размышлениями о том, что жить не хочется. Ну куда я его выгоню? Пускала в дом, кормила, давала горячий чай, хотя он чая и не любил. А ещё надо учитывать и тот факт, что у мужа моего тоже болела душа за своего родного брата. Это же не посторонний прохожий, для которого можно вызвать милицию (полицию) и убрать его из своей жизни. Димка был родным человеком для нашей семьи, и сложившиеся обстоятельства в то время я очень хорошо понимала.
Откровенные разговоры между братьями тоже случались несколько раз в нашем доме. Помню бывали такие случаи, когда я варила суп или борщ на веранде, и дверь была открытой, а Дима и Ярослав вели беседы о всех нехороших поступках жены Димы – Алины, которые считаются позорными, и люди их называют грехами или просто ужасами. Я ходила в кухню и с кухни, брала соль или лавровый лист, дверь была открытой и они от меня этих разговоров не скрывали. Позже Дима даже и мне лично говорил о грехах своей жены. Я ничего из него не вытягивала, просто ему надо было выговориться, рассказать хоть кому-нибудь, чтобы на душе стало легче. Он говорил, а я слушала и советовала что-нибудь утешительное.
Если сказать, что информация о жизни Димы и о грехах его жены у меня была только от него самого, то это было бы неправильно. Всё, что я знала, мне также рассказывали и их родственники, особенно мать и свекровь. Поэтому секреты, которые и секретами нельзя назвать, давно были всем известны, включая и меня саму. В те дни я даже и не предполагала, что из такого пустяка может получиться что-то нехорошее, но получилось, и об этом чуть позже.
Жена Димы – Алина, иногда ко мне приходила. Не могу сказать, что часто, но иногда приходила. После каждого её визита настроение моё ухудшалось. Она рассказывала, что градусник не в том месте висит, неправильно плинтусы помыты, не там лежат ползунки Руслана и т.д. В общем, критиковала, командовала, старалась любые события и обстановку в моём доме построить в соответствии со своим выбором и решениями. А я была слабохарактерной, поэтому мне становилось плохо. В моём доме все были слабаками, и никто не мог назвать себя сильным главой семьи.
С характером Ярослава всё оказалось ещё хуже, чем с моим. Я то хоть могла многое игнорировать. Не сопротивлялась, не грубила, не ругалась, но часто не обращала внимания на то, что мне говорили. А муж мой и этого не мог делать. Любой мог управлять его делами и мыслями так, как ему было выгодно. Руки и воля моего мужа, под воздействием других людей, соглашались, например, сделать любую работу соседям просто так, когда дома надо срочно решать что-то важное, и отдать с дома банки, крышки, деньги, любые предметы, хорошо зная, что они не вернут. Половину долгов возвращали, а половину нет, и он никогда ничего у них не требовал. Я тоже не требовала, но я хоть могла не давать всё подряд кому попало, если у меня просят, и в этом разница.
В общем, Алина на меня давила очень сильно. И ещё она сделала выговор, что я не захожу и не общаюсь. После некоторых размышлений я решила всё же заходить, особенно в те дни, когда мне надо было позвонить матери. У них был телефон, а у нас тогда его не было, и мобильного тоже не было.
Однажды я зашла к ним перед Пасхой. Поговорила с мамкой по телефону, а потом повернулась в правую сторону и посмотрела в комнату. Дима сидел за столом и ремонтировал какую-то деталь, наклонившись к столу. Я увидела его сбоку, потом прошла вперёд и увидела сзади, и в этот же момент опьянела от увиденного. У него были очень красивые светлые волосы, а мне всю жизнь нравились именно такие – светло-русые. У моего мужа тёмно-русые, а у Димы – светло-русые, и стрижка была с такой красивой укладкой, что это меня просто свело с ума. Я потом тысячу раз пожалела, что посмотрела на него в тот момент и увидела его красивые волосы. Позже я напишу у себя в тетради:
Я помню, как в гостях у них была,
А Дима взял детальку со стола,
И что-то в ней понять тогда старался,
Он ни на миг тогда не догадался,
Как, шевельнувшись, светлое тепло,
Меня как будто с разума свело.
Дурманило оно и опьяняло,
И так меня тогда очаровало,
Что начало являться даже в снах,
И вот теперь оно в моих руках…
Нет, его волосы никогда не были в моих руках. У меня были только такие стихи и небольшие рассказы, но никто и никогда не мог догадаться кто такие Эрика и Марселен, описываемые в моём творчестве. Одна только я знала кто эти люди.
Я отвернулась от потрясшей меня реальности, и попросила в Алины, чтобы она дала мне в долг немножко муки на пирожки. Позже она назовёт меня ведьмой, которая в праздник просит муки, чтобы людям были одни муки, но это будет позже. А в данный момент я просила муку без никаких магических мыслей, да и праздник ещё не начался. Просто мы жили в нищете и не было денег, чтобы купить муку на пирожки. Алина дала мне теста и я ушла.
Примерно через семь месяцев я сделала непростительную глупость, о которой потом жалела наверное десятки лет. Я призналась Алине, что я беременна третьим ребёнком. Она как узнала об этом, то начался страшный ужас. Первым делом она мне прочитала лекцию о том, что мы нищие, дети наши будут бомжами и тупыми, потому что не будет денег их учить и одевать. Потом приказом приказала мне сделать аборт.
Я не хотела делать аборт, потому что очень сильно мечтала о третьем ребёнке. У меня не было такого, как «случайно подзалететь». Мы с мужем ещё до свадьбы запланировали троих детей. Помню только, что я хотела троих сыновей, а Ярослав – дочек. Потом мы посмеялись, и решили, что будет то, что получится. И вдруг такой облом. Я хочу ребёнка, а меня, в принудительном порядке, заставляют сделать аборт, потому что не надо плодить голодных и тупых бомжей, которые будут ходить под заборами и просить милостыню. Нарисованная Алиной картина будущего казалась мне настолько мрачной, что я действительно согласилась на аборт.
Сначала я хотела сорвать беременность сама. Когда-то дядя Коля говорил, что душица помогает. Ещё я слышала от людей, что помогает водка и горячая ванна. В общем, я напилась душицы и водки, которую купила у соседей (самогонки). Дальше я в пьяном виде залезла в горячую ванную. Сколько там парилась – не знаю. Запомнилось только то, что когда я выползла из ванной, то была ещё пьяной. Надела халат и легла спать. Проснулась через несколько часов, когда Ярослав вернулся с работы. Сразу же быстренько пошла к ванной, чтобы вылить воду, а воды нет. Я переспросила всех, кто был в моём доме, но оказалось, что воды никто не выливал. Спрашивать, конечно же, было смешно, потому что Лера в свои три годика, и Руслан, которому было один годик, точно воду не выливали. Они даже и не понимали о чём мама спрашивает. Ну, и муж мой – тоже не выливал. Мы с ним посидели, подумали, и решили, что вылить воду на пьяную голову и забыть, я тоже не могла. Свежий снег не падал, а на позавчерашнем нет следов, и нет во дворе того места, в которое хоть кто-нибудь выливал бы воду в последние два дня. В доме возле ванной мокрых пятен не было, и шланг для выливания воды не оторвался. Я была в одном халате, с запахом шампуня и мыла, поэтому присниться, что я купаюсь, тоже не могло. Мы с мужем эту загадку никогда в жизни так и не разгадали. Она навсегда улетела в прошлое, как неразгаданная тайна нашей семьи.
Передумать Алина не дала мне тогда ни единого шанса, потому что вместо меня она сходила в больницу, нашла нужного врача и всё организовала.
Да, я сделала этот аборт, и сразу же на меня навалилась депрессия. Суток трое я плакала так, что криком кричала, и решалась на неразумные поступки. Я сожгла в печке двадцать своих дневников, которые писала почти что с детства, и вместе с ними сожгла все свои записные книжки, все фотографии, которые принадлежали мне, плюс стихи и рассказы, написанные до этого времени. Я была в полном отчаянии, и мне постоянно казалось, что душа ребёнка, которому я не дала родится, летает возле меня и плачет. Мой муж не выдержал, и пообещал, что исправит все последствия случившейся трагедии – сделает ещё одного ребёнка. Его обещание немного меня успокоило.
Чтобы отвлечься от грустных и невесёлых мыслей – я несколько дней подряд слушала электронную музыку композитора Жана Мишеля Жарре. Она поднимала мой дух на своих крыльях, и носила необъяснимыми и непередаваемыми словами чувствами по неисследованным просторам Вселенной. Когда-то мне кто-то говорил, что концерты этого композитора бывали очень редко и на них приходило много народа, потому что его музыка нравилась многим людям. Мне тоже она понравилась, и я этой музыкой лечила душевные раны.
В одном из номеров журнала «Наука и религия» было написано об эксперименте одного мужчины, который в каком-то скафандре погружался в воду, и отделялся от всех ощущений физического тела. В такие моменты он встречался с какими-то существами и видел тонкие миры. Написано, что он был духовным. А недуховные люди, во время такого же эксперимента, погружались в бессознательность. Если сконцентрировать своё внимание на музыке, то получается что-то подобное, причём без никаких скафандров. Или чувствуется связь с тонкими мирами или, наоборот, человек погружается в сон. В минуты душевной боли и отчаяния приятная музыка очень помогает, поэтому всем, кто встретился в жизни с неприятностями, я советую проводить медитации с концентрацией на любимой музыке.
www.proza.ru/2013/10/09/1932

16:43 

01.10.2014


Виктория Авосур
Глава-16 Мистическая энергия прекрасного

Свою девочку мы назвали Валерией, а мальчика Русланом. Такое же имя и у моего младшего двоюродного брата из Киева.
Был солнечный летний день. Лерочка играла своими одёжками, а Русланчик уснул. Я быстренько занялась стиркой, и когда выносила из дома постиранное, то в веранде встретилась с интересным молодым мужчиной. Он был приятным на вид и очень даже привлекательной внешности. Увидев друг друга, мы с ним остановились и он заговорил первым:
--Привет. Ты случайно не жена моего брата Ярослава??
--Да, я его жена. А ты кто? – задала я свой вопрос, немного растерявшись перед незнакомцем.
--Говорю же, что я его брат. А ты – так, ничего…, - начал было говорить этот светловолосый незнакомец, но я очень быстро убежала и наш разговор закончился.
Я то знала, что у моего мужа есть ещё и родной брат, которого зовут Димой, а также знала и о том, что он младше Ярослава на шесть лет, и что все их родственники не очень его уважают, иногда стараются раскритиковать. Сёстры его считали красивым, но непутёвым, советовали остерегаться. Все доносившиеся до меня слухи каким-то образом всё же действовали на моё подсознание и вселяли к Диме недоверие, но мне кажется, что не очень сильное. Хотя я и никогда в жизни раньше с ним ещё не встречалась – знакомиться в тот день не очень хотелось,- было немного страшновато. Вспоминалось также наше прошлое, когда тётя Валя посоветовала, чтобы мы даже и на свадьбу Диму не приглашали, потому что он может напиться водки и начнёт что-то вытворять. Всех напугает своим поведением и настроение гостей испортится. Верить ей или не верить – я не знала, но всё равно, по какой-то причине, я начала побаиваться этого человека, и при первой же встрече, постаралась в разговоры с ним не вступать. Лучше обойти стороной, чем попасть в нехорошую ситуацию.
Когда мы с Димой впервые встретились - я всего лишь оценила, что обыкновенным мужчиной назвать его трудновато, потому что он очень даже привлекательный на вид, и особенно своим голосом, после чего ушла. И зачем я обратила на него внимание? Не надо было. Жаль, что я об этом ещё не догадывалась. Если бы в тот момент кто-то из ясновидящих подсказал мне сколько всего придётся пережить из-за этого интересного брата, то я бы не поверила. Я сказала бы появившемуся в моей жизни пророку, что он сумасшедший, потому что так не бывает. Ни в одной реальной жизни не встречается таких совпадений. Ну разве что в кино или в художественной книге, но только не в жизни. Кто его знает: может быть именно по этой причине никто мне тогда и не подсказал? Зачем же подсказывать, если я всё равно не смогла бы в такое поверить?!
Через каждые пять или семь дней мы с мужем ходили из его деревни в мой посёлок, чтобы побывать у моих родителей в гостях. Автобусов не было, поэтому мы были вынуждены добираться из одного населённого пункта в другой пешком. Своего сына Русланчика я не в коляске тогда возила, а несла на руках. Потом Ярослав и на работу там устроился, в РТП, ездил велосипедом.
В деревне моего мужа я имела внутреннюю потребность хотя бы раз в два месяца пройтись по безлюдным уголкам природы и полюбоваться, манящей меня своей неразгаданной тайной, красивой местностью. Я помню, как в те дни, меня просто завораживал таинственных шёпот трав и шелест листьев на деревьях. Всегда очень нравились полевые цветы, а также порхающие по ним бабочки и ползающие неповоротливые жучки. Приятно было сесть в тенёк под дерево, на склоне какой-нибудь горы, и долго смотреть вдаль, наблюдая за золотыми волнами солнечного света над прудами и за длинноволосыми ивами, склонившимися над водой. Я то хорошо понимала, что дома меня ждут маленькие дети, стирка, и огород. Знала, что у меня много работы и прогулки на природе осуждались людьми, приравниваясь ко греху. Но я также знала и о том, что всё прекрасное, что я видела вокруг себя, наполнено какой-то неразгаданной тайной, которая связана с загадочными энергиями, и в какой-то степени они по чуть-чуть во мне пробуждались.
Что мы знаем о воздействии красивого на тонкие вибрации души? А почти ничего не знаем. Есть люди, которые осуждают понимание красивого, потому что оно подразумевает и некрасивое, разделяя Бога на части. Но это только теория. Практика говорит о том, что в минуты восхищение чем-то красивым, сравнивать невозможно. Просто видишь, погружаешься в чувства, и кроме этих чувств не существует ничего. Слова «это красивое» приравниваются к словам «я люблю». И разве возможно в состоянии погружения в чувство любви думать, что существует ненависть и сравнивать? Никто и никогда в такие мгновения о ненависти не думает, это точно.
Рамакришна однажды шёл между бороздами рисового поля. Случайно поднял глаза к небу и увидел грозовую тучу, под которой пролетела стая белоснежных журавлей. Это было настолько прекрасно, что дух его унёсся в заоблачные дали и он упал. В тот день он впервые вознёсся в экстазе. Я не верю, что когда душа Рамакришны признала, что журавли прекрасные, то что-то в нём сравнивало эту красоту с воронами или крысами и определяло, что красивее – вороны и крысы или журавли. Теорию можно создать какую угодно, и доказывать своё, но практика открывает, что ощущение прекрасного – это чистая любовь без никакого сравнивания.
В другое время Гедадхар (Рамакришна) в детской драматической группе играл роль Шивы. И на столько прекрасной он чувствовал эту игру, что опять вознёсся в экстазе. После упомянутых случаев прошло несколько десятков лет, и он признал своим любимым учеником Нарена (Нарендраната Датта), который тоже оказался небезразличным к прекрасному. Нарен был очень талантливым: пел, танцевал, увлекался исследованием музыки.
Ещё мы знаем о влиянии прекрасного на людей в книге Джеймса Редфилда «Селестинские пророчества», особенно в описании мистического озарения на горе. Многие духовные практики и писатели давно уже задумались о таинственности непонятных энергий, пробуждающихся под воздействием всего красивого, но объяснить увиденное и прочувствованное какими-то научными методами пока ещё никто не сумел.
Почему у нас появляются сексуальные чувства к тем людям, которых мы считаем красивыми своим телом или душой? А потому что где-то внутри начинает пробуждаться неразгаданная таинственная энергия. И направим мы её на секс или на что-то другое – это уже зависит от нас. Не всегда нам хочется конкретно секса. Если энергия идёт выше, чем только до второй чакры, то мы о своих любимых пишем стихи или песни, стараемся подарить им танец или создать для них необыкновенную музыку.
Иногда я ходила на природу, чтобы прикоснуться к тайне прекрасного, и опять же я не знала и не догадывалась о том, какие чудеса произойдут в моём будущем именно на эту тему. Если бы в то время пришёл ко мне пророк, и хоть намёком намекнул о загадочных энергиях, которые скоро появятся в моей жизни, и о том, что они во мне будут делать, то и в это я тоже не поверила бы, как и не поверила бы в то, что с Дмитрием у меня могут случиться очень нежелательные и страшные приключения.
Я продолжала каждый день молиться Богу и кроме выученных молитв у меня были ещё и свои собственные: «Вечная слава Тебе, Всемогущий Боже, пребывающий на небесах! Услышь меня Господи, и прими моё хваление и прославление Тебя! Вечная слава Тебе, наш Великий Отец, дающий счастье, радость и успокоение каждому сердцу! Я на Тебя надеюсь, как и все, кто Тебя знает, потому что не отвернёшься Ты, Господи, от тех, кто ищет Тебя! Я зову Тебя, Боже, и знаю, что Ты мне ответишь. Покажи мне дивную милость Твою, Спасителю всех, кто к Тебе обращается. Спрячь меня в тени крыльев Своих, потому что Ты – моя скала и моё могущество. О Боже! Небо извещает о Твоей славе, и о деле рук Твоих рассказывает небосвод! Ты поишь меня из потока Твоих сладостей, потому что в Твоём Свете самый наибольший Свет, и в Тебе наш источник жизни!
Спаситель мой! Надежда всех концов Земли, что горы ставишь Своей великой силой, посещаешь Землю и поишь её, щедро обогащаешь, орошаешь дождями и благословляешь её растительность! Пусть прославят Тебя все народы. Пусть веселятся и поют Тебе все племена, и слава Твоя пусть всегда наполняет всю нашу Землю! Вся честь и слава Тебе на веки вечные, наш царь бесконечной вечности, нетленный, невидимый и единый наш Господь Бог! Аминь.» Такие и подобные им молитвы я повторяла каждый день, и очень верила, что Бог услышит меня, отзовётся приятным ощущением в области сердца в ответ на мои молитвы.
Я ходила в православную Церковь, ставила свечки, молилась перед иконами, присутствовала на Богослужениях сколько могла. Но выстоять я имела возможность не до конца, потому что не хватало воздуха, тошнило, было предобморочное состояние. А ещё складывалось так, что на все большие православные праздники я очень сильно болела, и ходить в Церковь я могла только по воскресеньям.
Будучи христианкой, и очень преданной Богу, я постаралась организовать венчание со своим Ярославом. Произошло это в православной Церкви, и в день венчания я была очень счастлива. Корону держала жена Димки – Алина. Её же я взяла и крёстной матерью моего сына. Мне хотелось, чтобы мы были в родственных отношениях с семьёй брата моего мужа и я постоянно способствовала этому. Мои старания поставили меня на очень опасный жизненный путь. Зря я не послушалась тётю Валю, очень зря. Через несколько лет я пожалела, что пошла этой опасной дорогой, обросшей колючками, раздирающими сердце до крови, но было уже слишком поздно.
Чтобы обрести, наконец, спокойствие в нашей жизни, мне хотелось вернуться назад в Бровары, но было одно слишком серьёзное препятствие. Оно зажигало в моём сердце глубокое понимание и сострадание. В записных книжках моего Ярослава я несколько раз вычитала, что возвращаться в Бровары он не хочет, и душа его тянется к природе в сельской местности, и к свободе в собственном дворе, чего невозможно найти в большом городе. Исключительно только по этой причине, и ни по какой другой, я решилась на покупку старенького дома у нас в районном центре. Этот городок находится возле леса, весь утопает в зелени и в цветах, есть речка и много прудов, а также мало отличается от деревни. Для себя я его назвала – Цветущая. На карте мира - совсем не так, поэтому люди меня не поняли бы. Но в сердце моём наш тихий зелёный городок всегда называется – Цветущая.
www.proza.ru/2013/10/08/75

19:45 

28.09.2014

Ещё одна глава о жизни. Подсказки девушкам, чтобы знали - что такое роддом, и наперёд всё обдумывали.

Виктория Авосур
Глава-15 Жуткие ужасы современного мира

Размышления, которые я имела бессонными ночами, на полях в соломе, в никуда не исчезли. Я нашла свою иконку, которую мне подарили, когда я была ещё ребёнком, в день крещения в православной Церкви, и начала каждый день перед ней молиться. Сначала я не знала, как это делается и молилась только «Отче наш», а немножко позже я придумала, как можно о чувствах в моей душе рассказывать Богу просто своими словами. Во мне появилась какая-то внутренняя потребность познать - Кто такой Бог. А ещё я в то время очень стремилась понять, чем Его можно обрадовать или удовлетворить. Мне хотелось войти в настоящее присутствие Святого Духа, и добиться взаимной любви с Богом. Да, мечты, конечно же, были у меня слишком большими, но в то время я ещё не знала - до какой степени бывает трудно добиться этого, и мне казалось, что Бог-Отец и Бог-Дух всегда находится где-то рядом со мной, и каждый раз Он слышит мои молитвы.
В жизни я старалась быть хорошим человеком, и, по возможности, всегда делала как можно больше добрых поступков. В те годы я ещё верила, что хорошее – это Бог, а плохое – дьявол. Добрые дела у меня были запланированы совсем не для того, чтобы Бог меня похвалил, а потому, что я и сама любила людей. Например, в то время вышел указ, что в связи с либерализацией цен, при начислении отпускных, суммы зарплат за прошлый год, до первого декабря, увеличиваются на 116%. В моём понимании надо было взять сумму, которая есть, и плюс ещё 116%, получится в 2,1 раза больше. А экономист доказывал, что должно быть 116% всего, и надо увеличить зарплаты людей только на 16%. Но я никак не могла такого допустить, чтобы мои рабочие были обижены и всем им заплатили меньше денег. Я спорила с главным бухгалтером и с главным экономистом, а потом, при мне, они звонили в финансовые органы, в Киев, и всё закончилось тем, что я выиграла спор, и увеличила отпускные всех работников РТП, о чём они никогда в жизни так и не узнали. Ещё я добивалась за разные доплаты простым людям и тому подобное. Когда у меня получалось помочь человеку, то я очень радовалась такому успеху, и мне было по-настоящему приятно осознавать тот факт, что я делаю что-то доброе в этом мире.
Дома, конечно же, ничего хорошего не было. И после моих православных молитв отчим Гунзыр становился не лучше, а ещё более злым, чем раньше. Но теперь я имела очень сильное лекарство от душевной боли. У меня, в области сердца, находилась моя любовь к желанному другу по переписке – к Ярославу. Каждый день мой отчим очень злился и кричал на весь дом. Если физическую силу он ко мне не применял, то в такие моменты я сидела за столом, молчала, и только писала в своей тетради: «Пришёл с работы Гунзыр, и очень на всех кричит, но я не думаю ни о чём другом, кроме любимого человека, поэтому мне без разницы. Но как бы там ни было, а поведение Гунзыра имеет нехорошее влияние. Повышение голоса действует на слуховые ощущения и лишает спокойствия души. Смысл и значение слов, хотя и воспринимаются нечётко, но эмоциональное утомление вызывают. Чтобы раздражение Гунзыра не влияло на меня совсем плохо, и не вызывало при этом ускоренное сердцебиение, неритмическое дыхание и сокращение мышц тела,– я его слова представляю в образе энергетических яблок-кислиц. Вот он старается кидать в меня своими «яблоками», чтобы я не могла нормально воспринимать прочитанные письма от любимого Ярослава. Старается помешать обрабатывать поступившую в мозг информацию, и даже правильно выполнять необходимые физические движения. Хотя и неосознанно, но он задумал лишить меня сна, ухудшить аппетит и память, а также добиться моего утомления до изнеможения. Но я его «слова-кислицы» не раскусываю, и те, которые упали возле меня, не собираю. Ого! Ничего себе! За пять секунд штук десять «кислиц» пролетело. Когда он ими по мне кидает, то создаётся звук, потому что они летят со свистом. Надо молчать, чтобы не направлялись на мой голос и не попали прямо по голове. Наверное, ему эти энергетические кислицы тоже мешают, поэтому он расстроен и вот таким способом от них избавляется. Покричит, и ему легче станет. Ой-ой-ой, слишком большое «яблоко-кислицу» кинул на меня, прямо возле моей головы пролетело. Гунзыр стал таким смешным, со своими «кислицами»! А особенно с желанием от них избавиться! Но я хорошо знаю, что скоро эти «яблочки» у него закончатся, и тогда наступит облегчение...»
Ярослав назначил мне первое свидание в Киеве, и я была очень счастлива. Но перед самой поездкой я заболела гриппом и у меня поднялась температура до тридцати девяти градусов. Дело было зимой, и я не знала, что мне делать. Молилась Богу, но молитвы не помогали. Немного подумала и вспомнила, как в такие моменты поступал мой бывший друг Денис, с которым я дружила в Черкассах. Набрала я ледяной воды, и поставила за домом. Потом полностью разделась, и надела только шубу. Просто мне не хотелось ходить полностью голой перед мамкой и Гунзырем. Было темно, и я пошла за дом к ведру с водой. Потом сняла шубу и вылила ведро воды на себя. После этого опять надела шубу и пошла в дом. За несколько часов физическое состояние нормализовалось, и грипп куда-то исчез. В выходные я всё же поехала в Киев, и встретилась с Ярославом. Он был очень рад нашей встрече и пообещал на мне жениться.
Когда мой отчим ещё раз выгнал меня из дома – в солому я больше не пошла, и в посадку тоже. Я собрала вещи в чемодан и уехала в Бровары к Ярославу. Он такого поворота событий не ожидал, но и не выгнал меня. Наоборот, был счастлив, что на этот раз его не бросят, и невеста уже сама приехала к нему в квартиру.
В первую же ночь я ему отдалась и получила шок от того, что не сорвалась моя девственность. «Как же так? Я столько мужчин уложила за свою девственность, а тот, кому это досталось, никогда о моих стараниях даже и не узнает?»- с глубокой обидой размышляла я на следующий день. Но мои расстройства были напрасными, потому что на следующие сутки любви - ожидаемое произошло.
Да, мы тогда были ещё не расписаны, и я всё же была способной отдаться любимому мужчине без штампа в паспорте, это так. Для других я была недоступной совсем не по причине большого страха, что меня бросят. Просто они не умели говорить так, чтобы я почувствовала их любовь. Ярослав писал мне красивые письма. Он называл меня и любимой, и хорошенькой, и солнышком, и своей Королевой, и даже Ангелом. Я не чувствовала фальши в его словах, и за такие слова я ему отдалась. Какое-то внутренне чувство интуиции подсказывало мне, что он меня не бросит, и так оно и было.
Свадьбу мы отгуляли в июне, когда я уже была на четвёртом месяце беременности. На неё мы пригласили только самых ближних родственников, которые могли поместиться за маленьким столиком однокомнатной квартиры моего будущего мужа. На большую свадьбу у нас не было денег, поэтому получилась маленькая. Но расписались мы тогда красиво, как все молодые пары. И белое платье у меня тоже было, хотя и не новое. А на новое, опять же, не было денег, и мы в каком-то магазине купили такое, которое уже на многих невестах побывало. Когда мы подавали заявление в ЗАГСа, то там немного возмущались, что жених на семнадцать лет старше невесты, но были вынуждены согласиться с этим.
Жаль, что не получилось пригласить на свадьбу свою самую лучшую подругу Иру. С ней мы подружились ещё в техникуме, долго жили в одной комнате, и с тех пор она всегда была моим близким и родным человеком. Хотя мы с ней и разъехались в разные стороны, но постоянно писали друг другу письма с поддержкой и в горе, и в радости.
Когда я жила в Броварах – однажды произошёл непонятный и ничем не объяснимый случай. После просмотра какой-то телепередачи я поднялась с дивана, и высыпала из руки на табуретку семечки подсолнуха. Они упали не кучкой, а православным крестом, как на кладбище возле могил. Ярослав увидел и очень удивлялся, не мог понять к чему бы такой знак. Я тоже не могла этого понять, и тоже тогда удивлялась. А на следующий день, утром, пришла телеграмма, что умер дядя Коля, у которого я много лет жила, в Киеве. Его нашли в ближайшем от его дома парке убитым. Вот такие бывают знаки, которых мы иногда не можем ни понять, ни объяснить.
Что же такое любовь между парнем и девушкой, или между мужчиной и женщиной, соединяющая их навсегда? Это очень широкая тема, а сама любовь, как процесс, имеет множество нюансов и вариаций.
Тело мужчины или женщины имеет определённый тип энергии, присущей лишь полу и ничему другому. Поэтому, при наличии поблизости другого типа энергии, происходит активация обоих, и это является первым шагом к симпатии. Не зря же у некоторых народов юношам запрещалось оставаться наедине с женщиной, будь она хоть младенцем. А девушка имела право появляться в постороннем обществе лишь в сопровождении родителей, либо воспитательницы. Эта энергия очень сильная, и она не понимает возраста.
С определённого этапа (12-15 лет и далее), к названой полярности добавляется ещё и гормональная готовность тела к функциям воспроизводства - это и инстинкт, и сигналы тела которые улавливаются нашими чувствами, минуя сознание. Бывает так, что всё это ошибочно воспринимается за зов сердца.
Что касается сознания, то оно тоже определяет характеристики привлекательности, основываясь на законах социума, собственных предпочтениях и степени нашей внутренней свободы. Всё это - скорее прерогатива ума.
Сердце выносит окончательный вердикт, но ум, чаще всего, объяснить его не умеет. Может лишь принять или воспротивиться, да и то не всегда удачно.
Глаза - видят, Ум - анализирует, Сердце - выбирает. Красота может привлечь, но неспособна удержать, если за ней не стоит ничего достойного.
Бывает и так, что Дух узнаёт любовь своих прошлых жизней. Иногда друг к другу притягивает сходство характеров или наоборот – их различие, и тогда всё в жизни проходит гладко. Обстоятельства порой способны и эти отношения сломать, но всё же они крепки изначально.
Хуже, когда происходит другое и этому "другому" девушки подвержены больше парней, по той причине, что они чаще ориентируются на эмоционально-чувственную составляющую отношений. Этим обманывается ум, но не сердце, если уметь его слушать.
Вся проблема в фантазиях. Наших любимых хочется «носить на руках», окружать их заботой, и не заморачиваясь мелкими недостатками. Порой, мы склонны идеализировать и так фантазировать образ любимого, что уже не в состоянии видеть той истины, что его недостатки превалируют над достоинствами. Со временем мы можем заплатить за это очень горьким опытом. Эмоции и обманувшийся ум, иногда нам кажутся голосом сердца, но именно в буре эмоций голоса сердца и не услышать. Поэтому, в отношениях с любимыми очень важно избегать сильных страстей. Любить надо искренне и горячо, но не безумно. Правильно, если прощать мелкие недостатки, но не терпеть, когда они становятся пороком, и нас попросту используют. Принципы - "стерпится - слюбится" или "бьёт - значит любит" – это глупость и даже мерзость. Насилие никогда не бывает любовью. Любое давление или принуждение, пусть и в мелочах,- это не любовь. Всегда следует помнить, что как птица пользуется двумя крыльями, и поэтому летает, так и у человека должны быть два крыла, его несущие, - ум и сердце. На одном же крыле не полетишь.
Всё это я хорошо знала, и мудро подходила к созданию семейной жизни. Я знала, что Ярослав меня любит. Он писал об этом в письмах, и письма его были с чувствами,- то есть, не фальшивые. Женились мы не по страсти, а по любви. Никаких страшных недостатков, которые надо терпеть, я в нём не видела. Всё было хорошо, но в одном интересном месте я всё же не предвидела кое-что важное и главное, но об этом позже.
В первые месяцы после свадьбы было всё хорошо. Мы ходили в городской парк, в лес под Броварами или в кино, ездили в Киев в Ботанический сад и даже на концерты. Но медовые месяцы быстро оборвались угрозами врачей, что беременность может прерваться. Я хорошо себя чувствовала, и верить им было как-то глупо, но, на всякий случай решила лечь в больницу. Позже они начали говорить, что в роддоме нет четвёртой группы крови, резус положительный, поэтому я умру при родах. И ещё пугали, что роды будут страшными, потому что положение ребёнка не головкой вниз, а попкой. Я не могла тогда ни родственников с моей группой крови найти, ни купить. Но зато я легко и быстро справилась с неправильным положением ребёнка. Просто легла дома на диван, приподняла низ плода из тазового дна и своими же собственными руками перевернула. После такой домашней процедуры УЗИ уже показало абсолютно правильное положение.
Роды проходили в ужасной обстановке, в которой к каждой роженице относились так, как относятся к жертве концлагеря. Всех ругали и насмехались: «Что хорошо было, когда давала? А теперь вот надо за всё хорошее платить». Особенно злой и жестокой была там заведующая – высокая блондинка. Я слышала, как она взбесилась и какую-то женщину била по лицу, обзывала такими словами, что стыдно их повторять, и кричала: «Чего мычишь как корова, дуйся!» Я от шести вечера не могла родить, потому что меня дуло, а места на кресле не было. Рожать в палате, на кровать, было запрещено, потому что все медики заняты, и новорождённый ребёнок умрёт. Я тогда обращалась к Богу, молилась Ему искренне и от всего сердца, но Бог не отвечал.
Потом я решила, что чем рожать в «концлагере», то лучше уже умереть, и пошла в туалет, чтобы оторвать полоску халата и повеситься. Но халат был с толстыми швами, а ножа я не взяла, и ещё при этом какая-то женщина очень стучала в дверь. Я решила разрешить ей сделать своё дело, и потом вешаться. Место было уже выбрано – зацепить за бачок. Время уже близилось к утру, и работники роддома, который без преувеличения можно назвать концлагерем, решили послушать, что там у меня в животе. Схватки уже почти прекратились, а у ребёнка останавливалось сердце. Это их взбодрило, и они решили хотя бы мёртвое дитя выдавить у меня из живота. Привели какого-то толстого мужика, и он выдавливал. Я потеряла сознание, а они кропили мне лицо какой-то водой, потом оживляли и дальше выдавливали. Я вышла из тела и летала под потолком, видела всё, что они делают, и чувствовала дух раздражения и безответственности тех, кто принимал роды. Мне хотелось улететь из этого мира и больше его не видеть, но я увидела, что ребёнок на самом деле не умер, и появилось желание вернуться.
Позже я много раз задумывалась над причиной человеческого счастья и поняла, что самое большое счастье – это любовь. И если даже тебя окружили проблемы, то при взаимной любви они кажутся пустяками. Все страшные ужасы окружающего мира воспринимаются с улыбкой, если есть любовь. Люди идут на смерть во имя любви и не чувствуют страха. Даже самые тяжкие болезни отступают, не выдерживая вибраций энергии любви. Боль тела и боль души от вибраций любви тоже притупляются, потому что любовь способна творить чудеса.
Если бы я, во время родов, сконцентрировала своё внимание на любимом человеке, то я бы не почувствовала всей тяжести издевательств, направленных на рожениц той ночью. Мне было бы легче, и я не травмировала бы свою душу до состояния многолетних ночных кошмаров во время снов. Но я была слишком молодой и неопытной. Это были мои первые роды и первый ребёнок. Я увидела другую обстановку, много людей, отчаянные крики, боль, безысходность в глазах каждой несчастной, и растерялась. Вместо того, чтобы думать о любимом мужчине и ребёнке, я испугалась и думала как бы мне повеситься в туалете и особенно о том, когда мне просто разрешат родить. Я уже даже и не помощи ждала от людей в белых халатах, а всего лишь обыкновенного разрешения рожать, но такого разрешения у меня не было. Я не имела ничего, кроме адской боли и холодной плитки родильного помещения, залитой водой, мочой и лужами крови, как на бойне. Постоянно бегали уборщицы и убирали, но они не успевали, потому что появлялось новое. Мне тогда так не хватало правильной концентрации мыслей и вхождения в энергетическое поле любви! Так не хватало! Если бы хоть кто-нибудь подсказал такое, научил или хотя бы намекнул, что мысли о любимом человеке и ребёнке могут что-то изменить и помочь в страданиях, то всё было бы по-другому. Но такого помощника у меня не было.
Зашивали нас всех тоже с большой руганью, как будто мы не люди, а какие-то гадкие мешки. Делали они это без обезболивающего, и в минуты шитья болтали на мирские темы кто и как провёл летом отпуск. А то, что роженицам больно, и что они шьют их живое тело и йодом поливают, это воспринималось, как нудная работа на ферме. Такое было отношение к людям. На все стоны и крики они отвечали: «Не стони, и не забывай, что ты здесь никому не нужна.» Особым видом жестокости выделялась высокая блондинка.
После родов я много лет подряд старалась узнать - откуда у медиков столько ненависти, но понять это было очень и очень трудно. Может обстановка очень тяжёлая, и со временем она им становится невыносимой, но деться они никуда не могут, потому что на такую профессию учились и другой работы по специальности нет?! Или может чужая боль - просто зажигает им свои собственные внутренние конфликты и все беды кажутся не такими большими, особенно когда видишь, что другому человеку, находящемуся рядом с тобой, на много хуже чем тебе?! Я даже и не знаю, какая может быть причина подобного зверства, с которым я столкнулась в Броварском роддоме.
После зашивания положили меня на каталку, а хоть каким-то покрывалом прикрыть пожалели. В родильном зале и вообще во всём помещении был страшный холод и на календаре – январь месяц, но они нас оставили на коридоре на половину суток голыми, и не прикрыли даже руки и плечи покрывалом. При этом ещё и лёд на живот положили. Могли бы хоть верх прикрыть, но они к роженицам относились так, как будто работают не с живыми людьми, а с трупами в морге. Нас много часов так трясло от холода, что ногти на руках посинели, а руки и ноги так дрожали, что просто подпрыгивали. Акушерки и гинекологи видели это и насмехались. Для них посинение рожениц от холода и жуткая дрожь наших тел были ещё одной развлекательной серией цирка на рабочем месте.
Новорождённую девочку ко мне долго не приносили кормить. Объяснили, что она на искусственном вскармливании, потому что какая-то у неё гематома головки и опухлость из-за чрезмерно долгого пребывания в проходе. Но была то она в понятном проходе по причине отсутствия мест в родильном зале! И в плате тоже было запрещено рожать, иначе ребёнок не получит помощи, задохнётся и умрёт. Моя девочка и так чуть не умерла, потому что заинтересовались они ей именно в тот момент, когда у ребёнка уже начало останавливаться сердцебиение, и у меня прекратились схватки.
Каждый день работники этого роддома сидели в отдельных кабинетах, и употребляли то, что им надарили за приём родов. К роженицам они только приходили кричать, и обзывать дурами или такими словами, которые стыдно здесь написать. Да, на кресло, в конце концов, забирали, но скорее хотелось повеситься в туалете, чем попадать в руки таких «помощников». Их жестокость ничем не отличалась от жестокости моего отчима Гунзыра, который досками бил животных по морде, и потом у них горлом вытекла кровь. А мою мамку он бил железным ломом по спине. Работники Броварского роддома были такими же, но об этом не принято говорить. Подобные факты замалчиваются и считаются не допустимыми для разглашения. Каждая роженица никому не признаётся, что ей делали в роддоме города Бровары, и бережёт секретную правду, как военнослужащие берегут свои военные тайны.
После возвращения из роддома моя девочка плакала каждую ночь, а я была очень обессиленной. У меня так приняли роды, что в глазах висели большие сгустки скипевшейся крови и месяцами не рассасывались. Через закипевшую кровь в глазах я плохо видела. А у ребёнка видимо болела головка, и девочка плакала и днём и ночью, не давала мне спать. Внутри было всё порванное и порезанное, зашитое нитками. Психическое равновесие тоже очень подорвалось таким отношением к людям. Как только мне удавалось вздремнуть хоть на минутку, то тут же снилось, что я рожаю. Во сне я видела озверевшие лица медиков и крики руганью. Снилось, что меня били по лицу и кричали - «дуйся, чего мычишь, как корова…» Говорят, что боль родов быстро забывается, но мне причинили моральную боль, а она на много хуже физической, поэтому меня после такого издевательства преследовали ночные кошмары на протяжении многих лет. От горя не только за себя, но и за всех женщин мира, у меня разрывалось сердце, и что-то в моём сердце всё же надорвалось. В течение ближайшего года, после выписки из этого роддома, появились первые перебои в работе сердца, которые и сделали меня инвалидом на многие десятилетия.
Муж мой ни единого раза не встал ночью успокоить ребёнка, и я удивлялась, что он не понимает как мне тяжело. А когда у девочки начались резаться зубки, то за каждым зубчиком забирали в больницу, и почему-то делали уколы в голову, на которых мне запрещалось присутствовать.
Ярослава нельзя назвать безответственным. Он и еду готовил, и по магазинам ходил, и помогал с любой домашней работой. Но как только наступала ночь – это было его золотое время. Хоть ты с пушки стреляй, а ему надо выспаться. К ребёнку он ни разу не встал.
Ещё в Броварах я поняла, что нет более страшного монстра, чем наша медицина. И я уже завидовала тем дням, когда Гунзыр бегал за мной и за мамкой с топором, когда он бил всех подряд ломом по спине и камнями по голове, и мы с мамкой в ужасе куда-то убегали. Ночи, проведённые в посадках и в лесах, а также на поле в соломе, показались мне сладким Раем, по сравнению с тем, что я встретила в роддоме и в больницах города Бровары. А ещё где-то там, на полях и в лесах, я ночью могла хоть немного поспать. Но теперь, когда вышла замуж, то такое понятие, как сон, стало для меня недоступным. И, кроме того, в те годы ещё не было подгузников, поэтому я с утра до вечера занималась стиркой пелёнок одними только руками. Стиральной машинки у нас не было.
Не смотря на все ужасы жизни, я боялась одиночества своей малышки в далёком будущем, и поэтому я решилась завести и ещё одного ребёнка. Сама я всю жизнь была одна, и хорошо понимала, как это грустно и жутко остаться без родственников. Я не хотела, чтобы моя дочка постоянно мучилась без братьев и сестёр, как мучилась я сама. Только по причине огромной любви к своей девочке я решилась на второго ребёнка, не иначе. Мой муж тоже был не против рождения ещё и сына. Это было совсем не насилием над ним, а взаимным решением.
И опять у меня было неправильное положение плода – попкой вниз, а надо головкой. Об этом я узнала после УЗИ. Дома я легла на кровать и сама своими руками перевернула ребёнка у себя в животе. Ну а что делать, если наша медицина не способна на такие мелочи? Пришлось вместо наших гинекологов заняться такой процедурой своими руками. В дополнение ко всем бедам появились перебои в работе сердца, которое мне сорвали в роддоме города Бровары.
Когда я забеременела вторым ребёнком, то маленькой однокомнатной квартиры нам стало мало. Теперь мы начали думать - как и где жить. Сама я была совсем не против того, чтобы остаться в Броварах, в тесноте, но Ярослав постоянно мечтал о природе, писал в записных книжках - как сильно он любит свою родную сельскую местность и стремился домой к родителям. Я очень любила его, и поэтому ради него согласилась на переезд из города Бровары в деревню Киевской области.
Сына я поехала рожать в Богуслав, и перед родами жила у родственников. После предыдущей неудачи я хорошо всё обдумала, и решила, что больше никаких акушеров и гинекологов слушать не буду, и как только начнутся роды – рожу куда-нибудь.
Примерно в шесть утра у меня началась тяжесть в животе. А Света, внучка той бабушки, у которой я жила, взяла и вызвала скорую помощь. Я ожидала встретить ещё одну группу злых сущностей, которые начнут ругать меня за то, что я слишком рано приехала, и утверждать, что я никому не нужна, и всех рожениц обзывать нехорошими словами, но, к моему огромному удивлению, этого не произошло. Гинекологи Богуслава говорили со мной приятным ласковым тоном, и с душевной теплотой отправили в десятую палату. Я почувствовала по отношению к себе даже любовь и доброту. От этого мне стало тепло на сердце. Схваток не было, и боли тоже. Я стояла и смотрела в окно, размышляя на этот раз о муже, дочке и о хороших людях. Вдруг начались потуги, и сразу же, без схваток. Я добежала до кровати и начала дуться. Сына родила за пять или десять минут, но вместе с водами и он не дышал. Его подхватили, потом на какой-то аппаратуре откачали, и я услышала крик. Но ребёнка не унесли, а положили воле меня, и предложили покормить. Одежду никто с меня не стягивал, как это было в Броварах. Я лежала в ночной сорочке и в халате, и сыночек возле меня. Нам было тепло и хорошо. Никакого зверства я в Богуславе не увидела. В тот же день я заметила, что они так по-хорошему не только ко мне, а и ко всем роженицам. В Богуславе совсем другое отношение к людям, более человечное. От восхищения такой спокойной обстановкой я расплакалась. Какие-то женщины меня не поняли, и спрашивали - что случилось, а я им отвечала, что это слёзы счастья.
Много лет прошло с тех пор, и уже ни в Богуславе, ни в Броварах невозможно найти тех работников роддома, с которыми меня свела жизнь. Но, вспоминая прошлое, хочется пожелать всем людям мира быть людьми, и не превращаться в зверей, даже если надоело рабочее место и давно на сердце мечта дождаться выходных и пойти в отпуск. Все мы – дети единого Бога, и боль – она настоящая, даже не смотря на то, что вы прослушали несколько сотен эзотерических лекций о том, что вас не существует и весь мир – это иллюзия.
www.proza.ru/2013/10/04/207

00:39 

26.09.2014


Виктория Авосур
Глава-14 Уход от насилия и жестокости

Окончить техникум на красный диплом у меня не получилось. Когда я писала дипломную работу, то совсем ещё не знала и даже не догадывалась о том, что есть на свете трафаретки и даже специальные буквы, которые продавались в магазинах. А их, оказывается, можно было наклеивать на бумагу, чтобы создавать таким интересным способом, красивые заголовки для серьёзных работ. Ещё, как вариант, можно было писать под трафаретку, но об этом я тоже ничего не знала, и никто мне тогда не подсказал. Я написала всё от руки, кривым почерком, и этого было достаточно для того, чтобы за дипломную работу получить тройку. Ну а на синий диплом можно было и к экзаменам то не очень готовится. Я и так много всего хорошо знала, поэтому сдала, синий диплом получила.
В техникуме я училась по направлению, поэтому с устройством на работу проблем у меня не было. Я вернулась в ту организацию, которая и направляла меня на учёбу – в РТП (ремонтно-транспортное предприятие). Да, направление мне достал отчим, и здесь почувствовалась его поддержка. Там где он сделал доброе дело – я не умалчиваю, и выражаю ему свои благодарности. А там, где он был совсем ненормальным – там тоже говорю правду. Обо всём признаюсь честно.
Утро. Под ногами роса. Я бегу по тропинке наших родных гор и вслушиваюсь в красивую, и немного волшебную мелодию спадающей на водосборах воды, которая доносится ко мне от неспокойной речки, протекающей с правой стороны моего маршрута. В этот момент начинается восход солнца, и я стараюсь как можно чаще поворачивать голову в его сторону, и поглядывать на эти прекрасные утренние лучики, которые, пробиваясь сквозь густые листья деревьев, создают прямые и сверкающие нити.
Такие наблюдения дарили мне особый вид удовольствия, потому, что увлёкшись игрой сверкающего света, я забывала про все свои проблемы, свалившиеся на мою голову из-за жестокости и грубости отчима Гунзыра. Не было ни единого дня, в который бы он не придумал к чему бы ему придраться, и устроить скандал, поэтому я по утрам занималась бегом. Во время своих пробежек я любовалась великолепием рассвета и наслаждалась лёгким шумом ветерка в зарослях камышей и рогоза, а также восхищалась неповоротливостью больших чубатых птиц, с пушистыми и ярко-жёлтыми животиками. Наверное, это были редкие создания, потому что ни раньше, ни позже, я больше ни разу в жизни не видела в наших краях таких птиц. Они спокойно прохаживались передо мной по тропинке, и казалось, что почти совсем меня не боятся. Под воздействием таких наблюдений все неприятности временно забывались.
Немного позже я начала бегать на очень большие расстояния. Утром, на рассвете, я выбегала из дома. Пробегала половину своего посёлка, потом, дорогой с посадками деревьев с двух сторон, я добегала до соседней деревни, пересекала её от начала и до конца – под самый лес, потом возвращалась домой, причём с пробежкой под крутую гору, собиралась и шла на работу. Все, кто меня видели, очень сильно удивлялись, и не могли поверить, что возможно бегать по утрам на такие длинные дистанции, причём без выходных. В то время у меня очень сильно накачались мышцы ног, и открылся такой вид дыхания, при котором не было разницы делаю я вдохи и выдохи - сидя на работе на стуле, или во время бега по много километров.
Я любила бегать и днём и вечером, потому что скорость пробежки лечила мою душу. Отчим Гунзыр очень пил и страдал белой горячкой. Ему постоянно чудились привидения, и он пытался нас с мамкой убить или зарезать. В беге на больших скоростях, мой ум отключался почти полностью, и я не чувствовала боли души. Иногда я брала велосипед, и крутила педали - сколько есть сил в любом направлении и на любых дорогах. Наматывание километров этих велосипедных гонок не давали думать о неприятностях, и я почувствовала сильное пристрастие к таким видам спорта.
Но как бы там ни было, а мой отчим всё же являлся членом семьи, и я была обязана иногда соглашаться на некоторые совместные работы с ним. Однажды мы поехали в Саварку, Богуславского района. В то время мы задумали сделать уборку во дворе старенького полуразваленного дома, который остался нам по наследству от прабабушки Татьяны Андреевны. Выехали мы в субботу, добрались к Бовкуну и через Сич пошли в лес. Помню, мы начали своё путешествие - как можно раньше, и у нас хватило времени на то, чтобы насладиться поспевшей земляникой, а потом пошли в Синицу. Там мы немножко полежали на берегу речки Рось. Гунзыр не купался, побоялся холодной воды, а я несколько раз скупалась. Вода оказалась очень чистой и прозрачной, сквозь неё я наблюдала, как красиво плавают рыбки. Потом, с помощью парома, мы переплыли в Саварку.
Добравшись на задуманное место, мы сделали все запланированные работы, но не нашли нормальной постели, чтобы переночевать, поэтому мы пошли к бабушке Оле. Она нас накормила, и предложила провести в её доме ночь. Перед сном я расспрашивала свою двоюродную бабушку о прожитой жизни.
Она мне рассказала, что во время войны убили её мужа. Обстоятельства сложились так, что с одной стороны Днепра находились наши, а с другой немцы. Наши переправляли на сторону своих разное имущество и особенно мужчин, чтобы их немцы не вывезли, как рабочую силу, на каторгу. И в то время, любимому Григорию, своему мужу, жена Оля, она же теперь моя бабушка, родила дочку, и он переплыл Днепр, чтобы посмотреть на новорождённого ребёнка. Сначала ему за это дали 25 лет тюрьмы, а потом расстреляли. Жену Олю с детками отправили на высылку в Казахстан и присудили пять лет каторжных работ, за мужа. Родная сестра Лида приехала спасти детей из тюрьмы, и тайно забрала их. Оля подняла панику, что девочек украли. Так они тогда договорились между собой. Лида ехала с детьми на товарных поездах, на буферах. Солдаты увидели и пригласили её в вагон. В вагоне детки расплакались, что это не их мама, и Лида сказала солдатам: «А что же делать, если мать бросила детей? Не выкинуть же их!» В общем, детей сестра спасла, а сама Оля много лет пробыла в тюрьме. Вот такой ценой было заплачено за встречу папы с новорождённой дочкой.
Утром мы с отчимом продолжили работы возле нежилого дома, и когда всё закончили - днём я спросила у него - как будем ехать домой. Сначала он ответил – «молча», а потом начал кричать и угрожать. Я убежала от него к речке Рось, а денег ни копейки. Сама пошла на паром, и переправила лодку парома из Саварки в Синицу. Подали какие-то дети, а тащить на другой берег пришлось самой, и занятие это было немного трудным, но я справилась. Потом я не знала - куда мне идти дальше – в обход или через лес. В обход то оно было правильно, но только беда в том, что я не могла определить самого главного - вправо или влево выбирать направление. Решила идти через лес, прямой дорогой, так тоже казалось правильно. Вошла в глубину леса, увидела дикую природу с густыми зарослями кустов и с крапивой выше моего роста, услышала непривычные крики лесных птиц, и подумалось о волках и диких кабанах. Разорвут – значит, такое решение Бога, от судьбы не убежишь. В то время я ещё в судьбу верила. Но звери не разорвали, и через несколько часов я оказалась на большом поле. Потом пошла влево, увидев какую-то деревню, а с правой стороны я заметила только поля и посадки. На остановке прочитала – Синица. В сторону леса не пошла, потому что пять минут назад я из него вышла. Решила идти в противоположную сторону, а потом заблудилась ещё больше. В то время я очень жалела, что не взяла с собой карту местности, но что-то изменить было уже невозможно.
Ещё несколько сотен метров и я увидела знакомое место. Когда-то давно, после шестого класса я была в пионерском лагере, и мы ходили в поход с ночёвкой. Здесь мы останавливались и даже дети из моего отряда заходили в магазин. Но куда надо идти из этого места – я не помнила, и пошла - куда глаза глядят. Попала в Бородани, потом в Дыбенцы. Я знала, что не туда иду, потому что шла на юг, но другой дороги я не видела и не знала, куда мне можно свернуть.
Проходя дорогами возле полей, я очень боялась людей, и пряталась в пшеницу, как только появлялся звук машины или мотоцикла. Потом я уже очень проголодалась и в Дыбенцах накинулась на шелковицу, с жадностью поедая её плоды. Это дало мне прилив сил, и я на всю жизнь запомнила, что если нет еды, то ни земляника и ничто другое, а именно шелковица может вернуть силы и дать почувствовать насыщение организма энергией. В Дыбенцах у меня был нужный поворот - совсем рядом, но из-за отсутствия карты местности пришлось сесть в автобус и ехать домой через Богуслав. Я очень просила водителя взять меня без денег, потому что попала в беду, и он согласился. В то время было много добрых людей. Водитель только спросил меня: «Вкусные шелковицы?».
Домой добралась с веткой сосны в руках и с шишкой на ней. Повесила над кроватью, чтобы лежать, смотреть на неё и вспоминать Дениса. Это его идея вешать ветку сосны над кроватью. Когда мы с ним в Черкассах ходили в сосновку – он иногда так делал. И вот теперь я вспоминала его, скучала и повторяла его привычки.
Утром следующего дня я обнаружила в шее клеща и вытягивала его иголкой. Гунзыр подсмотрел через щель двери и начал кричать на весь дом, что я прокалываю вену шеи, чтобы после нашей ссоры с ним, покончить жизнь самоубийством. Объяснить я ничего не могла, потому что он очень кричал и меня не слышал. Входить в дом стало опасно и страшно, поэтому я опять пошла на природу. Больше некуда было идти, у меня не оставалось выбора.
И опять я побрела на наши горы, дошла к роднику и попила воды, немного посидела. Потом добралась, к посадке, и приземлилась под каким-то кустом. Сумку с едой я прихватила с собой, поэтому можно было перекусить и ждать вечера. Спать отправилась на поле в солому. По какой-то причине мне уже ночью даже и страшно не было. Может быть, я на то время уже привыкла к такой жизни, и поэтому не боялась, даже и не знаю.
Ночами, проведёнными на поле в соломе, я лежала и размышляла что такое любовь к Богу. Говорят, что любовь к Богу хотя и является служением Ему, но это служение не просто Богу, а и самим Богом, потому что Бог – Он же и есть любовь. Служить Богу – совсем не означает прислуживать. Можно воспринимать любовь - как полезность кому-то, как способность принести выгоду. Это и так, и не так, одновременно. В какой-то степени оно и верно, если не зацикливаться на материальном аспекте. Бартер - "дашь - не дашь", как определяющая основа любви, тут неуместен. Вследствие этого, некоторые люди думают, что любовь определяется наличием сил и способностей. И это тоже не так. Есть мнение, что слепоглухонемой паралитик может быть даже более ярким Солнцем для окружающих, чем депрессивный меланхолический красавец. В присутствии такого человека гаснут ссоры, уходит дурное настроение, улучшается самочувствие и т.д. Те, для кого Дух, он же Бог ( который и есть любовь), является истинной внутренней сутью, именно таковы. Солнце светит всем, не разделяя заслуг, и не по какой-то причине, а по своей природе. Каждый же берёт от этого света ровно столько, сколько может и хочет. Вот такое говорят о любви к Богу.
А смогу ли я полюбить Бога? Мне захотелось Его почувствовать, понять, хоть немного познать, но я не знала с чего начать проявлять свою любовь к Нему, и действительно ли то, что говорят о любви к людям, это также является и любовью к Богу. А может Его надо любить как-то по-особенному? Может нужные какие-то ритуалы, поклоны, свечки? Этого я пока не знала.
Бабушка Оля тогда обиделась на меня, что я ушла, не попрощавшись. Она ждала нас на обед, а я не пришла. У меня появилась работа писать письма и просить прощения.
Женька про меня не забыл. Как только я окончила техникум, и вернулась домой – он опять начал мне звонить и приглашал на встречи. В тёплое время года мы встречались или возле одного родника – там, где местные горы, или возле другого родника, войдя в маленький лесок возле его территории. Он рассматривал мои руки и называл ленивой, потому что все копают огороды, а у меня нет мозолей. А я любила копать в перчатках, но он не знал об этом. Ещё он мог найти у меня абсолютно нормальные вены и доказывать, что это будущий варикоз, потому что их не должно быть видно. Не угадал, будущее показало, что эта беда обошла меня стороной. Ещё ему не нравилось, если после дождя я приходила без обуви, пророчил бронхит и воспаление лёгких, тоже не угадывал. То есть, от его «комплиментов» для девушки, на которой собрался жениться, можно было только удивляться. Но на встречи я приходила, потому что какая-то сила тянула меня к нему. Я по-прежнему чувствовала, по отношению к Женьке, сексуальные чувства, и мне хотелось побыть рядом с ним. Как-то глупо встречаться с парнем только ради таких чувств, без любви, но в возрасте до тридцати лет ещё очень мало бывает мудрых поступков.
В посадках, в кустах, или на полях в соломе, я спала не один раз. Но в холодное время года становилось по-настоящему страшно. Однажды, в декабре месяце, Гунзыру что-то привиделось, и он накинулся на нас с топором. Мамка выскочила через одно окно, а я – через другое. Идти в солому спать было страшно, там можно замёрзнуть насмерть. Поэтому я направилась в центр, к магазинам, и по дороге размышляла - куда же я пойду дальше. Дошла до поворота и чёрная кошка перебежала дорогу. В то время я была ещё немного суеверной, поэтому повернула в левую сторону и, по другой уже дороге, пошла дальше. Вдруг вспомнила, что где-то в этом месте живёт моя сотрудница по работе - тётя Валя, с которой я в бухгалтерии сижу за одним столом.
Днём, перед самым происшествием, к нам в бухгалтерию приходила какая-то женщина, и тётя Валя платила ей страховку на свой дом. При мне они говорили о том месте, где тётя Валя живёт, и я всё запомнила. Теперь я задумала попроситься к ней на ночёвку. Пустит или нет – этого я не знала, но попробовать то можно!
Поговорили, согласилась, впустила меня в дом. В этот вечер тётя Валя на кухне лепила вареники, а мне, чтобы я не скучала, дала посмотреть альбомы с домашними фотографиями и много поздравительных открыток. Я сидела в комнате и листала альбомы, разглядывая снимки людей, которых я совсем не знала. Потом меня заинтересовал один молодой мужчина. Мне его взгляд показался очень добродушным, и лицо – каким-то светлым, похож на святого. Я подошла к тёте Вале на кухню и заговорила об этом семейном секрете:
--Можно спросить? А это кто такой?- проговорила я очень несмело, как бы опасаясь собственного вопроса.
--Это мой родной брат, Ярослав,- он живёт в Броварах. Ему уже сорок лет, а он до сих пор не женат. Постоянно у него что-то не клеится с женщинами,- ответила тётя Валя.
--А-а-а, понятно. Просто мне показалось, что это артист из какого-то кино, и я решила спросить,- сказала я ей неправду, потому что правда была недопустимой.
После выяснения – кого я вижу, я опять вошла в комнату. И так, альбомов много, исчезновение одной-единственной фотографии никто и не заметит. Я ещё никогда в жизни ничего не воровала, но сегодня впервые решила украсть. Я аккуратно оторвала фотографию и засунула себе под свитер. Теперь мне надо было срочно добыть ещё и его адрес. Я взяла предложенные открытки и быстренько отыскала ту, которая из Броваров. Вот и хорошо, открытку я тоже засунула под свитер. Дальше я сидела и просто листала альбомы, ничего ни у кого не спрашивая. После ужина с тётей Валей и её семьёй я легла спать, но не спала. Боялась, чтобы не выпали открытка и фотография.
Когда мне удалось добраться домой – я наклеила фотографию на картон и обшила прозрачной плёнкой. А по добытому адресу послала в Бровары Новогоднюю открытку от Снегурочки. Обратный адрес был, и Ярослав мог мне ответить, если будет желание. Мне тогда было двадцать три года, а ему – сорок.
Вот такими приключениями повернулись события в моей жизни. Я тогда была полностью уверена, что если всё произошедшее сформировалось в такую последовательность, при которой тётя Валя встретилась на моём пути, то это значит, что и с её братом Ярославом мне тоже надо познакомиться и пообщаться. Случившуюся неприятность я воспринимала как знак свыше. Некоторые люди мне говорили, что ничему не надо сопротивляться, потому что сопротивление приносит конфликты и борьбу. Там, где есть сопротивление – там проблемы, и любое несчастье всегда сопротивляется каким-то условиям. Я им тогда верила, и не сопротивлялась. Я же говорю, что в тот период своей жизни, я всё ещё очень верила в судьбу. Как оно было позже – это уже другие истории и другие понимания. А на данный момент было именно так.
Ярослав на моё поздравление ответил, и написал грустное письмо о том, что его бросила девушка, и в эти дни он переживает трудные времена. Я, с большим пониманием и с любовью, написала ему ответ, и между нами началось регулярное общение в письмах. Впервые в жизни я встретила человека, который писал мне красивые слова, объяснялся в любви, называл солнышком, хорошенькой, дорогой, и радостью своей мечты. От таких слов я тут же влюбилась, хотя ещё и ни разу в жизни не видела своего друга по переписке, а также, не смотря на то, что разница между его и моим возрастом была - аж целых семнадцать лет.
Я постоянно думала о любимом человеке и спала с его фотографией у себя на груди. А чуть позже я сделала одно открытие. Оказывается, что если кто-то тебя любит и если кому-то ты нужна, или нужен, то все невзгоды жизни, все трудности и неприятности, полностью теряют свою силу. Там, где раньше было очень обидно и больно - теперь не болит. Там, где раньше душа разрывалась от мучений и страданий - теперь нейтральное восприятие. И там, где были расстройство и слёзы – теперь радость. Этот момент очень запомнился и врезался в память так, что остался в ней навеки. Позже такое понимание изменит всю мою жизнь, и поможет сделать выбор не только в этом нашем физическом мире, но и для духовного пути. Всё это соединится с ещё одним открытием и навсегда станет моим идеалом, но это случится позже. А сейчас я радовалась знакомству с Ярославом и наслаждалась самой настоящей и возвышенной взаимной любовью. Вот так я спряталась от насилия и жестокости в волшебную сказку любви.
www.proza.ru/2013/10/02/1028

03:03 

31.07.2014

Мой близкий друг оказался не тем человеком, за кого себя выдавал. Когда я узнала кто он, то это меня очень удивило. Но между нами есть много общего, и такая информация оказалась для меня слишком неожиданной. Теперь он имеет сильное влияние на меня, и я на него тоже. Он сказал: "Мы с тобой одинаковые на много больше, чем ты можешь представить."
У меня теперь появились секреты даже от мужа и родных дочерей. Нет, нет, это не виртуальный секс, это другое. Тема секретов - глубокая, как океан.
А теперь добавлю ещё одну главу книги:

Глава-13 Время, как самая загадочная тайна Вселенной
Виктория Авосур
Глава-13 Время, как самая загадочная тайна Вселенной

Вернувшись в квартиру дяди Коли и тёти Веры, я начала понимать, что с каких-то пор всё больше и больше меня тянет к чувствованию Бога и к мистическим размышлениям, а знания о пространстве и времени заинтересовали меня сильней всего. Я вспомнила, что когда-то в Черкассах, именно эта тема стала главной причиной незабываемого общения с Денисом, и вот теперь почему-то мне показалось, что для себя самого мой друг открыл больше, чем посчитал тогда нужным рассказать и объяснить мне. «Смогу ли и я прикоснуться в своей жизни к тому же источнику знаний, к которому прикоснулся он?»- размышляла я в минуты тишины и одиночества. И хотя со своим далёким другом Денисом я давно уже не имела никаких контактов - вопрос понимания времени всё так же оставался для меня открытым, и по-прежнему продолжал мучить и интересовать.
С одной стороны время – это движение и жизнь. Если полностью остановить время, то и жизнь тоже остановится. Без времени станет абсолютно невозможным сделать или проявить хоть что-нибудь. Не появится ни один вздох, не зазвучит никакой звук, не будет ни единого удара сердца, и даже мысль никак и никем не почувствуется. При полном отсутствии времени не сможет больше работать ни один Закон Вселенной, потому что все Законы станут бессмысленными, и их невозможно будет даже и объяснить. А с другой стороны время – это старение и смерть, возвращение в небытие, растворение человека, как соляной куклы в океане. И каждая душа согласна принять что угодно, кроме небытия.
Есть в нашем мире Учения, которые утверждают, что все мы имеем возможность выйти за пределы течения времени и тогда наше сознание, и наши души, станут бессмертными. Но в прямом смысле за пределы течения времени не выйдешь, потому что при достижении такого успеха не только время остановится, но и движение жизни в том числе. Значит, смысл должен быть не прямым, а каким-то другим. Ну и каким? Я над этим очень задумалась.
Сначала я хотела разобраться, что же такое время вообще и как его понимать. После некоторых размышлений мне стало ясно и понятно, что возникает оно исключительно только по отношению к чему-то. Если взять бесконечное пространство пустоты, и поставить в нём точку, то в любом направлении у точки будет бесконечность, и никакого времени она не почувствует. Даже маленькая эта точка или большая – ну никак нельзя определить по причине полного отсутствия хоть какого-то объекта для сравнения. Увеличивать или уменьшать поставленную в пространстве точку тоже возможно до бесконечности, и время для неё от этого не появится. Понятый факт свидетельствует о том, что появившаяся в пустоте точка, существующая сама по себе, полностью за пределами времени. Для того чтобы возникло время, надо целое разделить на части. Вот когда и ещё одна точка появится, или несколько точек, тогда они начнут двигаться одна относительно другой, и на основе этого разностороннего движения уже можно будет отсчитывать время.
За свою проживаемую жизнь мы много раз двигаемся по отношению к столбам, домам, деревьям, животным или по отношению к другим людям. Но такое движение не заставляет нас подсчитывать время. Наше подсознание как-то инстинктивно привязано к небесным светилам, и все наши прожитые дни и годы считаются относительно них. Подтверждением этой теории являются многие факты. Например, человек отправляется в летаргический сон и его тело не стареет, потому что во сне ни у кого из нас не бывает наблюдения за днём и ночью или за временами года. Во сне мы всегда себя чувствуем одного и того же возраста, и никогда не стареем. Или ещё такой пример. Иногда люди попадали в подземный лабиринт и долго не могли из него выбраться. Проходило целых три месяца, а им казалось, что прошло только три дня. Они не уставали, не чувствовали беды, не умерли от голода, и не постарели. Почему? Потому что пропавшие туристы не видели под землёй, когда начинается день или ночь.
Значит можно сделать серьёзные выводы, что для изменения существующей ситуации будет правильно отключить своё сознание и подсознание от наблюдения за небесными светилами, и подключить к наблюдению за вечным и неизменным. Постоянно надо держать на нём концентрацию, и это поможет стать той единственной точкой в пространстве, которая живёт относительно не имеющего ни начала, ни конца. И пусть этой точкой «Я» будет целая Вселенная. Да, так и есть. Надо вообразить себя Вселенной в бесконечном пространстве. Пусть внутри меня движутся и звёзды, и солнце, но «Я» должно чувствовать себя относительно вечного и неизменного. Только так можно остановить время, не остановив при этом жизнь!
А что будет с нашей эволюцией, если вот так остановится время? Мой друг Денис заинтересовал меня вопросом времени, а Николай Иванович что-то говорил о приходящих и уходящих цивилизациях. Из его рассказов я не помнила уже ничего, но из книг, прочитанных позже, мне удалось узнать, что все мы – пятая раса человечества на Земле. Если говорить о европейцах с белой кожей, то это пятая подраса пятой расы. Ещё две подрасы появятся позже. Одна из них потихоньку образуется в Америке. Чёрные и жёлтые люди - остатки четвёртых суб-рас в пятой расе. Бушмены Австралии и некоторые народности Индонезийского архипелага - остатки суб-рас третьей расы в нашей пятой. А шестая раса появится в ощутимом количестве, лет через 700. Единичные представители уже есть среди нас и сейчас. Пятую расу сметёт катаклизм, когда окрепнет шестая, но до этого ещё тысячи лет, если не десятки тысяч. Но меньшие катаклизмы, способные уничтожить две трети человечества - возможны даже в ближайшие десятилетия. Причиной гибели нашей расы будет умственная и духовная деградация. Поэтому всё же надо относиться к жизни серьёзно, и стараться подняться к более совершенному состоянию, а не стремиться к безразличию. Сейчас духовная деградация проявляется многократно ярче, чем 100-300 лет назад, и из-за этого климат начинает сходить с ума. Уничтожение нашей расы начнётся с Англии и Японии - вулканами. Потом будет потоп и землетрясения. Всех рас, до окончания эволюции на Земле, будет семь. Пятая раса, хотя бы в остатках, проживёт ещё сотни тысяч лет, если не миллионы - как теперешние дикари, но и до этого ещё очень далеко. Земля теряет плотность, вместе с населяющими её, уже давно, и будет дематериализоваться ещё долго. Шестая раса избавится от физических тел - и то, не в начале своём.
Кто создал все эти пророчества и почему? Какой смысл в их исполнении? Что будет с этими расами и суб-расами, если люди всё поймут, почувствуют себя Вселенной относительно вечного и неизменного, чем и остановят течение личного времени? В то время я ещё ничего этого не понимала, и очень хотелось всё расшифровать.
У тёти Веры был праздник,- День Рождения и в доме собрались гости. Я никого из этих людей не знала, потому что когда-то я работала в четвёртом цехе, а тётя Вера – во втором и она не знала людей четвёртого цеха, а я никого не знала со второго цеха. Тётя Вера была фрезеровщиком, стояла за станком и делала детали для моторов мотоциклов. Все её сотрудники занимались тем же самым. И ещё тётя Зина была на празднике,- её лучшая подруга, из соседнего подъезда. А работала она в гальванике, кажется в девятом цехе.
Когда все сидели за столом – я понравилась одному блондину с голубыми глазами. Он постоянно на меня смотрел и что-то говорил, говорил, говорил... Это был Богдан,- очень активный и чрезмерно разговорчивый. Но я его почти не замечала, потому что мне самой понравился совсем другой парень, который сидел напротив меня. Он был спокойным, говорил мало, и тоже встречался со мной глазами. А глаза у него были чёрные-чёрные, как ночь, и волосы чёрные.
После сладкого стола многие начали ходить по квартире. Богдан играл на гармошке и пел народные песни. А между песнями он подходил ко мне и назначал свидание возле метро. Я ему постоянно отказывала,- уверенно говорила, что не приду. Потом я пошла по направлению к кухне и возле ванной встретила черноглазого красавца. Наш первый разговор начала я сама:
--За столом себя все назвали, кроме тебя. Ты кто? Как тебя зовут?- спросила я у него.
--Я Максим. А ты кто? – ответил он.
--Я Энни Раосити, племянница дяди Коли. А ты где живёшь?
--В общежитии на Семьи Хохловых, 8,- ответил красивый незнакомец.
--А в какой комнате? – неожиданно спросила я.
--А ты угадай,- сказал Максим и подошёл ко мне очень близко.
Пока я называла какие-то цифры – он меня обнял и положил руку на плечо.
--Девяносто четвёртая? Да?- продолжала я угадывать.
--Ещё больший номер,- подсказывал он. –Ты почти угадала.
--Комната… сто десять!
--Правильно, угадала. Я живу в комнате №110,- сказал Максим, подарил мне свою улыбку и сделал шаг, чтобы идти по направлению к комнате.
В этот момент я взяла его за руку, и он остановился. А дальше мы встретились глазами, и Максим всё понял. Трудно сказать, кто на кого накинулся – я на него или он на меня. Похоже на то, что это было взаимно, и мы соединились в горячем поцелуе.
Вот так-то оно в жизни получается! Если при первой встрече, даже не познакомившись со мной, начал целоваться Толик, то я очень сильно испугалась его поступка, и после этого я так и не смогла ему поверить, что он будет способным когда-нибудь простить моё разрешение такое сделать. А если то же самое получилось с Максимом, с которым я даже и в письмах не переписывалась, то всё нормально.
Мне известно, что есть на свете любители осуждать других людей, которые копаются в чужих сердцах и душах, выискивая чьи-то грехи и ошибки, но жизненный опыт подсказывает, что часто бывают такие моменты, когда мы не можем разобраться даже и в своей собственной душе.
В тот вечер в нашей с Максимом смелости было много несмелости. Он меня спросил:
--Мы ещё когда-нибудь встретимся?
--Не знаю,- ответила я ему, раздумывая о том, что он прав, и хорошо было бы где-то встретиться. Но не я же должна назначать место встречи?!
--Ты где-то работаешь?- спросил Максим.
--В Ирпене на бухгалтера учусь. А ты?
--Я фрезеровщик, с твоей тётей Верой работаю.
--Ну да, это я и так поняла,- ответила я ему, и мы пошли в комнату.
На следующий день я вспомнила, что Максим сказал мне свой адрес, и даже номер комнаты. Но как же я пойду к парню в общежитие? Нет, этого я сделать не могла. Но и ждать, что он сам начнёт меня разыскивать, тоже было как-то не очень правильно, потому что он работал вместе с тётей Верой, и я хорошо понимала, как мало бывает смелости перед своими сотрудниками. «Может написать ему письмо?»- подумалось мне. О, нет, это точно не очень хорошая идея. Если кто-то живёт в общежитии, то все письма лежат на первом этаже в ящичках. Однокомнатники могут забрать, открыть, или просто выпрашивать, чтобы показал текст письма, по-разному бывает. Ну и ещё я не имела права забывать о том, что Максим может не желать нашей встречи. Конкретно это можно было считать самым главным препятствием.
После некоторых размышлений я кое-что придумала. Письмо всё же я решила послать, но не прямым текстом. Я ему написала, что если он догадывается от кого послание, и если вопрос о встрече был серьёзным, то я жду его в зашифрованном месте. Первая буква названия места встречи точно такая, как и первая буква имени женщины, у которой мы познакомились (Вера - в). Вторая буква такая, как и третья в моей фамилии (Раосити - о). Третья буква – это первая в названии времени года, в которое состоялась наша встреча (зима – з) Четвёртая – сторона моей квартиры, если войти в подъезд (левая – л) и т.д. Слово «возле» могли и его друзья расшифровать, если бы хорошо подумали, а вот продолжение моей шифровки было таким, что только я и он знали ответы на поставленные вопросы, потому что следующая часть моего кроссворда прямо касалась увиденного на Дне Рождения у тёти Веры. Он мог и не суметь расшифровать мой текст. В таком случае наша встреча никогда бы не состоялась. И в то же время моё письмо давало ему право выбора. Если я ему не нужна – пусть сделает вид, что не смог разгадать мой кроссворд и на том конец, а если нужна, то мы встретимся.
Выходной, жду его возле кинотеатра им. Гагарина, так он тогда назывался. Приближается указанное время. Уже жду с большим нетерпением и волнением, поглядываю на часы, ещё немножко… Пришёл. Мы встретились, и он подарил мне букет роз. Я была безмерно счастлива, потому что впервые в жизни мужчина подарил мне цветы. И в то же время мне было немного грустно от того, что розы зимой очень дорогие, а он жил в общаге и работал обычным фрезеровщиком.
Мы с Максимом начали встречаться и очень сильно полюбили друг друга. По-настоящему прекрасный, и восхитительно-чудесный период наступил тогда в моей жизни. Мой любимый оказался именно таким, как я и хотела: добрым, нежным и ласковым. Он никогда не грубил, и ни разу в жизни не сказал ни одного недоброго слова, а самым главным нашим плюсом я считала тот факт, что у нас с ним всегда было равноправие. Иногда оно немножко даже и вредило, потому что мы по полчаса выясняли, кто из нас примет решение, и наконец-то мы определимся на какой фильм идём в кинотеатр. Но даже и это в нашей дружбе мне нравилось.
Не всегда мы с ним ходили в кино. Иногда он брал меня в гости к сестре, и его сестра угощала нас, а в тёплое время года мы любили ходить в парк. Ещё он иногда покупал мне подарки и дарил цветы. Влюбилась я в своего Максимчика очень сильно, и он в меня тоже.
Сидим на скамейке в парке, а я всё никак не могу забыть тот же самый волнующий меня вопрос:
--Максим, как ты думаешь: а что такое время?
--Ну…,- задумался он. Время – это такое понятие, которое не существует, когда мы с тобой вместе, - ответил мой любимый.
--Ага, не существует. Ты лучше посмотри на часы. Скоро надо идти домой и мы хорошо понимаем, что нам надо идти, хотя и совсем не хочется. Когда мы с тобой вместе, то времени просто становится меньше, но оно есть.
--Для тебя есть, а для меня нет. Это ты смотришь на часы, а я не смотрю,- сказал Максим и притянул меня к себе. А дальше… В общем, и так понятно что дальше.
В моём любимом была только одна-единственная странность. И даже не в нём, а сверху на нём - это его чрезмерная растительность. Нормально побриться он не мог, потому что после бритья обязательно все щёки были чёрными. Оно у него из-под кожи светилось. От шеи и до пальцев ног – густой чёрный ковёр. Что делать? Я не могла отказать ему в любви только из-за этого. Он же не виноват, что он – как кот Черныш?! Шерстяные тоже хотят любви, и я его любила.
Сексуальность у него была чрезмерно повышенной, но и я была не холодной. Тем, что называется половым актом, мы с Максимом не занимались, но я и без секса хорошо знала, как себя вести, чтобы любимому было хорошо.
Этот тоже однажды меня чуть не изнасиловал. Как-то я пришла к нему в гости, в общежитие, и я ничего не боялась, потому что у него в гостях я уже была не первый раз. Мы лежали на кровати и развлекались. Потом, в какой-то момент, его страсть стала сильнее ума. Он накинулся на меня и вперёд. Но сексуальное насилие – это не одно и то же, что и спортивная борьба, когда ты кладёшь противника на спину и всё - ты победитель. В сексе надо приподняться, чтобы продолжить начатое дело. И как только он это сделал – я собралась силами и сделала такой рывок из его рук, что кровать отлетела от стены на несколько метров, и вся постель слетела на пол. Наши движения создали страшный грохот, на который прибежала вахтёрша и начала кричать на всю комнату:
--Ты хочешь, чтобы тебя выселили из общежития и с работы хочешь полететь?
В это время я стояла к ней спиной, и лицом к столу. Одной рукой я заправляла одежду, а другой наливала воду из чайника в чашку. Потом повернулась к вахтёрше и серьёзным видом говорю:
--А что случилось? Почему вы на него кричите?
--Это я у тебя спрашиваю. Что случилось? Что он тебе делал?- продолжала разгневанная женщина.
--Мне? А-а-а, вы, наверное, звуки услышали? Это мы так убираем в комнате,- с удивлением ответила я. –Максим, я же тебе говорила: «Давай помогу!»- а ты сам тянул эту кровать и напугал вахтёршу. Пойди и принеси воды для пола, веником я сама подмету.
После этого я взяла совок и веник, которые, к счастью, где-то взялись в углу комнаты, и начала мести. Вахтёрша поняла, что скандала не получится, развернулась и пошла на своё место, а мы привели в порядок комнату и я пошла домой.
Никакой ссоры или выяснения отношений у нас с Максимом, после произошедшего случая, не было. Наоборот, мы решили пожениться, и он приехал в мой посёлок познакомиться с моими родителями.
У меня дома он нас всех угощал тортом. После чаепития мы с ним провели ночь в моей комнате. Я ему не отдалась, просто мы вместе лежали и всё. Дело в том, что я была физически сильной, и ни один мужчина ничего не мог со мной сделать, пока я сама этого не захочу. Но мама моя, к сожалению, в такую силу воли не поверила, и на следующий день долго читала мне мораль, и ругала за то, что я переспала с мужчиной, который на мне ещё не женился. Объяснить, что сексом мы не занимались, я была не в состоянии. Кроме того, я опять утром не чувствовала соли, и мама это заметила. Потеря чувствительности к соли указывала на ночные страсти и от такого понимания расстройство моей мамы очень сильно увеличилось. Но было и то, что очень сильно её покорило. Там, где никто нас не слышал, мама несколько раз повторяла одно и то же: «Против того, что твой Максим очень красивый, я ничего сказать не могу. И лицо, и глаза, и фигура – всё как на конкурсе красоты. И где ты их только таких красавцев находишь?»
За красивую внешность Максима расхваливала не только моя мама. Все мои друзья и знакомые тоже с удивлением замечали, что мой друг очень красивый. Многие говорили мне о том, что они даже и в кино среди артистов такого красивого мужчины не встречали. Но я его полюбила не за внешность. У моего друга по-настоящему была добрая душа, он никогда не грубил, не злился и не приказывал. Ну а то, что он работал фрезеровщиком, а не каким-нибудь начальником – это в моих глазах было только плюсом, а не одним из недостатков. Кому-то другому влечение к такой простоте может показаться странным, но я заметила даже какой-то особый вид удовольствия в том, что я полюбила фрезеровщика. С ним всегда было легко и просто. Я заметила, что иногда те люди, которые имеют высшее образование, бывают психологически слишком трудными для восприятия и понимания в моменты общения, не все. И дело то не в уме, потому что все мои друзья, которые имеют много знаний, наоборот, всегда очень нравятся. Дело в том, что начальники привыкли командовать и с девушкой поступают также, а я люблю равноправие.
После поездки к моим родителям, мы с Максимом ещё очень долго дружили. Но позже в наших отношениях случилась настоящая беда, которая нам всё испортила. Я узнала о пристрастии своего друга к спиртным напиткам и начала ему об этом говорить, а ему не нравилось. Сначала мне рассказали его же родственники и я от них узнала, что он уже несколько лет в рядах пьющих. Потом тётя Вера где-то узнала и рассказала то же самое, а ещё позже я и сама начала постоянно видеть своего любимого пьяным, и даже на свидания со мной он являлся в нетрезвом виде. Если бы он пил как-то умеренно, то я бы ему простила и надеялась бы на улучшение ситуации. Но вся беда была в том, что пил он слишком много и уже не первый год.
Теперь я уже по-настоящему не знала, что мне делать. Бросить его было как-то подло, потому что и его и мои родители уже готовились к нашей свадьбе. Кроме того, я знала, что он любит меня и не хотелось разбить ему сердце. А себе? Я ведь тоже его любила, не смотря ни на что! У меня сложилась безвыходная ситуация. В состоянии сильнейшего расстройства я решила обратиться к своему Богу Кришне, которому я на тот момент полностью доверяла. Позже я узнала, что Бог не только Кришна, а и вся сознательная сила любви. Но это было позже, через много лет. А сейчас я попросила помощи у Кришны. Я плакала и молилась: «Дорогой и возлюбленный Боже! Помоги мне найти выход из сложившейся безвыходной ситуации. Мой горячо любимый черноглазый друг оказался пьяницей, а мне очень важно, чтобы был он нормальным трезвым человеком. Я хочу… Я хочу его видеть просто непьющим моим любимым или эзотериком! Мне подходит всё – и его характер, и его цвет глаз, а также волос, мне подходит его рост, вес, национальность, профессия фрезеровщика… всё подходит. Но сделай его таким, чтобы он больше не пил спиртного, или эзотериком, или разлучи меня с ним навсегда. Я не смогу разбить сердце любимого человека. Лучше ты, Боже, Сам очисти его от нашей любви или измени» После молитвы, я повторяла на чётках мантру Кришне более двадцати кругов. На каком-то круге у меня появился свет передо мной при закрытых глазах. Этот свет был очень ярким и большим, как пламя свечи. Я всё поняла – это был ответ Кришны! По свету, увиденному на высоте глаз, я догадалась, что Кришна услышал мою молитву и ответил на неё. Каким образом Он ответил – это должно было проявиться на протяжении ближайшего времени.
После такой страстной молитвы я своего любимого не видела больше никогда. Он ушёл от меня, ушёл без объяснений, и мы больше ни разу в жизни не встречались. Ничего страшного с ним не произошло, и тётя Вера часто рассказывала, что на работу он ходит, всё нормально, спиртное тоже пьёт постоянно, и об этом было известно всем его сотрудникам. Просто Бог его очистил от любви ко мне, по моей молитве. Ну а я, после этого, страдала за ним очень сильно и очень долго. Я так плакала, что нет сил и слов описать степень моей горечи и моей душевной боли. Правильно я поступила или нет – одному только Богу известно, и осуждать себя за то, что я отказалась от сильной любви из-за пьянства любимого человека – дело бесполезное. Что уже случилось – то случилось, и назад ничего не вернуть. После этой любовной истории я ещё много лет подряд задавала себе один и тот же вопрос: «Ну почему вот такие добрые, милые и прекрасные люди очень часто спиваются? Почему?» И каждый раз я не находила ни одного удовлетворяющего душу объяснения в своих горьких и грустных непониманиях. И всё же, залечить мои душевные раны, и когда-нибудь подарить ответ на терзающий мою душу вопрос, имело возможность только время. Да, это могло сделать именно оно – многообещающее, и уносящее меня на своих космических крыльях, ничем и никем необъяснимое, вселенское время, которое, ну совсем ещё недавно, я очень хотела убить, остановить, изменить или направить по другому Закону.
www.proza.ru/2013/09/30/235

01:06 

20.07.014

20-го июля в моей жизни произошли некоторые изменения - поворот в хорошую сторону. Благодарю Господа!

Глава-12 Бродяжническая жизнь
Виктория Авосур
Глава-12 Бродяжническая жизнь

Когда я училась в техникуме на втором курсе – общежития у меня не было. И всем тогда не дали общежития или только некоторым из нас – не это главное. Может быть, тогда был ремонт полностью всего здания, которое выделялось для проживания студентов, или что-то другое – это тоже не важно. Главное то, что были в то время студенты, которые снимали квартиры или жили у родственников, чтобы хоть как-то доучиться до дня выпуска. В том году наступил очень трудный период в моей жизни, потому что, по причине отсутствия денег в моей семье, я опять была вынуждена жить у дяди Коли, который меня очень недолюбливал, и что бы я ему не говорила – он никогда мне не верил. Наши отношения становились всё более сложными, и на все мои поступки он всегда находил причины рассердиться. Для него не имело значения, что именно я сделала. Всё было не так и всё неправильно, он постоянно меня ругал.
Однажды я насушила себе душицы, потому что эта трава – очень хорошее дезинфицирующее средство. У меня в те годы слишком часто болело горло, и ничем не получалось его вылечить. На аптечные лекарства у меня не было денег, поэтому я лечилась домашними травами. Дядя Коля увидел у меня душицу и раскричался, что я регулярно занимаюсь сексом, поэтому мне понадобилась трава для абортов, чтобы срывать беременность. Доказать ему, что я никогда в жизни не срывала никакой беременности, было невозможно.
Как-то я пришла с уроков и решила застирать рукава курточки, которая была полностью чистой, но белой, поэтому на рукавах очень быстро появились маленькие грязные пятнышки. Дядя Коля увидел, что я делаю в ванной, схватил меня за горло и начал кричать: «Задушу-у-у-у!» Я вырвалась из его рук, выбежала из квартиры, и боялась вернуться назад даже на ночь. До самого утра я просидела на ступеньках возле лифта, и только примерно через неделю он объяснил, почему хотел меня задушить. По его мнению, рукава куртки стирать нельзя, обязательно надо сразу всю куртку, не смотря на, что она у меня была только одна, до выходных далеко, и завтра не будет чего надеть, чтобы поехать на занятия.
Был такой случай, когда я забыла взять ключи от квартиры, и в тот день у нас быстро закончились уроки. Приехала я на место своего проживания, а в квартире никого нет. Я долго сидела под домом и ждала. Я верила, что двоюродные братья появятся быстрее, чем дядя и тётя придут с работы, но и их всё не было, и дело уже доходило до вечера. Потом мне захотелось в туалет, но по близости туалетов нет. Можно, конечно же, съездить куда-то на Крещатик, но было уже слишком поздно,- могла не успеть. Я же терпела до ощущения - «больше не могу», и вот теперь безвыходная ситуация. Потом я заметила, что форточка кухни открыта, а через форточку можно и окно открыть. Это была идея! По винограду я подползла к поручню балкона, и сделать такое было совсем не трудно – как в школе по канату. Когда я ухватилась руками за поручень – я подтянулась, как на перекладине, и перекинула ноги на балкон. Подтягиваться на перекладине я умела, и не один раз, а где-то пять или шесть. Здесь было всё то же самое. Виноград - вместо каната, и поручень балкона - вместо перекладины. Дальше я вылезла на подоконник и просунула руку в форточку, чтобы дотянуться до защёлок окна. Я наперёд знала, что кухонное окно хорошо открывается, и сделать такое было на много легче, чем стараться пролезть через форточку всем своим телом. Но как только я ухватилась за верхнюю ручку окна – послышался звук входной двери, и я поняла, что это может быть дядя Коля. Я на огромной скорости соскочила с подоконника и выпрыгнула из балкона. Тут же спряталась под балконы и в согнутом виде побежала вперёд.
Зашла в соседний подъезд, сняла порванные колготки, выкинула их в мусоропровод и быстро побежала к квартире. Долго ждать я не могла из-за спешки в туалет. Подхожу к двери, а дядя Коля и тётя Вера спорят между собой. Тётя говорит, что могло просто послышаться, а дядя доказывает, что на балконе точно кто-то был. Сказать правду я не могла, потому что моя правда могла обернуться для меня ужасной трагедией. Мне оставалось только одно - отвечать, что я ничего не понимаю и молчать. Но дядя Коля подозревал также и меня, не только грабителей. В последующем будущем он не раз намекал, что я не только беременности срываю, и стираю рукава курток, а ещё и тренируюсь обворовывать чужие квартиры. Сначала вроде тренировки на собственном балконе, а потом, за многие ограбления чужих квартир, меня посадят в тюрьму. Именно в этом дядя Коля был полностью уверен. А то, что я могла забыть ключ, и очень захотелось в туалет, - такое в его голову не приходило ни на секунду.
Последняя капля терпения дядей Колей неприятной ему Энни Раосити,- то есть, меня, капнула в чашу его терпения в тот день, когда моя мама приехала в гости. Все сидели за столом и разговаривали, они немного выпили, а я, как всегда, ни капли спиртного не пила, и была полностью трезвой. Я сидела на диване, и слушала музыку, которую включили мои братья. Потом я начала сама себе улыбаться, и что-то делать головой, под музыку. Дядя Коля увидел это, и ему показалось, что я очень похожа на своего папу Либтаса, который был влюблён в музыку, и не хотел работать возле домашних животных и на огороде. Он схватил на столе рюмку с водкой и, выкрикнув слово «Либтас», вылил всё её содержимое мне в лицо. А так как я ничего плохого не делала, потому что просто сидела, и никому даже ни одного слова не сказала, то и защитной реакции у меня тоже не было. Водка попала мне в глаза, и я побежала в ванную их промывать. Дядя Коля поспешил сзади за мной, чтобы разбить бутылку с водкой у меня на голове, но не добежал, мама моя остановила.
Я долго промывала в ванной глаза, а дядя Коля кричал на всю квартиру, что ему не нужны все куры, утки, сало, картошка, и другая продукция, которую он брал у нас в посёлке, потому что не нужна эта противная Энни. Он криком объяснял, что ненавидит меня, потому что я внешне очень похожа на Либтаса, и не только внешне. По характеру я ему тоже казалась Либтасом №2.
Мама меня понимала, но у неё не было денег, чтобы снять для меня квартиру. Бросить техникум и уехать домой - совсем не хотелось. Если я закончу хоть какое-то учебное заведение – у меня будет работа. Просто так всё покинуть было похожим на безумие, особенно учитывая тот факт, что осталось совсем немного до выпуска. Оставалось только одно – жить на вокзале.
Объявления о приходах и уходах поездов стали моей ежедневной музыкой. Скамейки для ожидающих – постоянным местом жительства. Все мои основные вещи и деньги лежали в камере хранения. Тогда с этим делом было очень просто. Достаточно было круглыми ручками выставить номер, вкинуть монеты и всё готово. Камеры хранения в те времена чувствовались не дорогими, поэтому пользоваться ими вместо того, чтобы снять квартиру, мне было выгодно.
Чтобы помыться, переодеться или постирать одежду – я могла каждую неделю съездить домой к маме, а вот с продуктами оказалось на много хуже. Холодильника у меня не было, никакой плиты тоже. Что-то с собой взять из дома я не могла, и часто доставать продукты из камеры хранения – тоже не выгодно. У меня хватало денег только на то, чтобы заглянуть туда раз в три дня, а не пользоваться как домашней тумбочкой. На то, чтобы ходить в столовую по два раза в день у меня тоже не было денег.
В общем, в столовой, раз в день, я обедала в Ирпене, во время занятий, а вот мой ужин, почти каждый день, был в обществе кришнаитов. Я разузнала адреса всех центров, в которых они собирались, и ездила к ним, чтобы выжить, не умереть с голода. Не думайте, что Энни Раосити – это вымышленный персонаж. Всё, что здесь написано – всё в моей жизни было. Я ездила на улицу Котовского, дом №3, на улицу Светлицкого, дом №28, на Русановский бульвар, дом №11, и во многие другие центры. Никто сегодня не может сказать, что их там не было, потому что я пишу правду.
Мне тогда объяснили, что попрошайничать или рыться в мусорных баках – опасно. Территория распределена между группировками бомжей или попрошаек. Надо обязательно вступать в их общество, или могут избить до смерти. Но я не хотела вступать ни в какие сомнительные группы, и пойти к кришнаитам было на много более чисто, свято, удобно и безопасно.
Даже и сегодня есть на свете такие люди, которые осуждают кришнаитов, называют их сектантами, и постоянно насмехаются. Они говорят, что кришнаиты – это психически ненормальные чудики, которые в странной одежде ходят по всему миру и смешат людей. Очень многие недолюбливают служащих Кришне, и на форумах стараются им доказать, что они глупые тупицы, зомби, и не достойны даже и близко подходить к настоящим просветлённым. Но кто из этих судьей может осмелиться хотя бы один раз в своей жизни посмотреть на кришнаитов глазами многих голодных, которых они бесплатно накормили, а также утешили, согрели душу и не взяли за это ни копейки? Лично я насмотрелась на кришнаитов такими глазами большое количество раз. У них очень разумно были распределены Богослужения. На Котовского в один день, На Русановке – в другой, на Светлицкого – в третий… и т.д. Билет, на проезд в метро был пять копеек, а на проезд в троллейбусе – четыре копейки. Я почти каждый день ездила к ним, и они меня кормили. На вечерних арати эти люди никогда и ничего у меня не спрашивали, и не требовали отчёта о том, почему я их разыскиваю по всему городу, совсем не плачу им денег, ни копейки, и постоянно поедаю у них продукты. Я очень сильно полюбила кришнаитов, и они для меня стали – как родные.
Знаю, что многие «просветлённые» учат обходить людей с проблемами десятой дорогой, и с несчастными даже и не общаться. Они объясняют на форумах и в своих книгах что страдальцы – это энерговампиры, которые нагрузят вас своей проблемой и съедят вашу энергию. Уже даже целые книги написаны о том, как послать подальше несчастных, и сохранить энергетическую мощность для продвижения по духовному пути, и для открытия духовных даров. Но кришнаиты не боялись потерять свою драгоценную энергию, а также силу, святость и даже продукты из собственных холодильников. Они были рады каждому и всех кормили бесплатно.
Ночь…. Приснился сон, что я выпустила из тюрьмы три человека: украинца, русского и узбека. Потом меня долго преследовали за это, а я летала, как птица в небе. Когда светило солнце, то я при взлёте видела свою тень на земле, а спуститься я не могла, потому что меня поймали бы. Потом я превратилась в голубя и спокойно ходила в каком-то дворе. Я даже издавала голубиные звуки, но не летала в таком теле, потому что было неудобно, не привыкла. У меня не было рук, а крылья немного мешали, я чувствовала себя скрюченной и видела, что я ростом не выше курицы. Потом я подошла к одному из преследователей и из голубя опять превратилась в человека. Он испугался и в ужасе отскочил от меня в сторону. Я ему сказала, что это называется перевоплощением, и через три секунды я проснулась. Слишком громко объявляли посадку на какой-то поезд, и это меня и разбудило.
Я села, до самого утра уже заснуть не получится. Остаётся только погрузиться в невесёлые воспоминания и немножко поплакать, чтобы люди не видели. Почему-то оно так устроено, что когда становится грустно, то и мысли невесёлые лезут в голову. Нет, чтобы порадовать себя самыми радостными и светлыми воспоминаниями из прошлого. Не получается. По какой то непонятной причине в неудачные периоды жизни хочется размышлять только о грустном, соответствующем настроению в данный момент.
Я вспоминала одну девушку. Меня с ней познакомил мой бывший начальник ОТК, она оказалась его дочкой. В момент своего рождения эта девушка получила травму позвоночника и осталась инвалидом на всю жизнь – ДЦП. Мы с ней переписывались много лет подряд. Вспомнилось, как в годы нашего общения, несколько раз я даже и в гости к ней приезжала. Её звали Тоней, и жила она на улице Елены Телиги (бывшая Дзержинского). Когда я входила в её комнату, то видела измученное тело подруги. Она казалась на несколько десятков лет старше своего возраста, и каждый раз я встречала её очень нездоровой на вид, с чёрно-синими кругами под глазами. Было очень заметно, что на протяжении многих лет эта девушка почти не улыбалась. Тонечка мне постоянно рассказывала, как сильно её обижали работники скорой помощи, обзывали жирной коровой, всегда грубили, плевали в душу. Но её родители всё равно иногда были вынуждены вызывать скорую, потому что Антонине очень часто становилось совсем плохо.
Ей трудно было писать, но она регулярно писала мне письма и ждала моих ответов, которые её очень поддерживали и дарили хотя бы кратковременную радость. Кто-то может не понять, с какой целью я писала ей письма, но мои поступки очень легко объясняются. Дело в том, что если у меня получалось хоть какому-то человеку подарить радость, то я тоже радовалась. Поэтому разгадка оказывается не в той информации, которой мы обменивались, совсем нет. Ну что интересного может написать больной человек, находящийся только в одной комнате своей квартиры от самого рождения? Она мне писала всего лишь о новостях, появляющихся в домашнем телевизоре или о мечтах, в которых она имела нормальную жизнь, а также о том, как сильно ей хочется стать журналисткой. Вся разгадка секрета нашей с Тоней дружбы заключается в обмене энергией радости. Я видела, что ей приятно получать мои письма, и приятно видеть меня у себя в гостях. Тоня была счастлива от того факта, что она кому-то нужна, а я была счастлива от того, что сумела кому-то подарить радость. У нас получался как бы обмен радостями, и это удовлетворяло нас обоих.
В одну из последующих ночей, проведённых на вокзале, я вспомнила также и одного парня – Артура. Я познакомилась с ним по объявлению в какой-то газете, и мы писали друг другу письма. Он тоже мне рассказывал о своей несчастливой жизни. У него в семье папа убил маму, все дети остались сиротами, и даже его любимая девушка умерла. Раньше он был спортсменом по бегу на длинные дистанции и учился в Московском математическом университете. Потом случилось кровоизлияние в мозг и его парализовало. О спорте и учёбе пришлось забыть, по-новому учился ходить и писать. Несколько лет было хорошо, а потом опять стало плохо, и попал в больницу, в неврологию.
Он лежал в Березанской больнице, и я ездила его проведывать. Отношение к Артуру у меня было таким же, как и к Тоне, но он хотел большего, он хотел жениться на мне. Я ему написала, что не могу принять предложение, а он присылал умоляющие письма: «Энни, не бросай меня. Если ты меня бросишь, то я покончу жизнь самоубийством, я не могу жить без тебя». Но я ничего не могла с собой сделать, моё сердце не влюбилось в него, и сердцу не прикажешь. И дело было не в том, что у него слишком много несчастий в жизни, а также болезни и страдания. Всё зависело от ласки и нежности того мужчины, который должен был стать моим мужем. Если бы Артур писал мне ласковые слова, полные любви и понимания, хвалил, проявлял какие-то чувства, и говорил о прекрасном – я бы вышла за него замуж. Но этого не было, он оказался каким-то холодным, и на вид - слишком математическим, с чрезмерно развитой логикой и недоразвитой мягкостью души. Вот это и было причиной моего отказа.
И теперь, в эти бессонные ночи, проведённые на вокзалах, я часто вспоминала Артура. Когда мы с ним ещё только переписывались – у меня была моя любимая звезда на небе, на которую я много часов подряд смотрела, как только появлялась возможность увидеть чистое и безоблачное небо после захода солнца. Эта любимая звезда находилась на северной части неба, и не очень высоко над горизонтом. Да, я помню о ней всегда. Она постоянно меняла свои цвета, вспыхивая то голубым, то зелёным, то розовым, то жёлтым светом. И много было красно-розового, что меня очень заинтересовало. В одном из своих писем Артур мне написал, что в этой звезде происходят бурные вулканические процессы, и выбросы газов создают вокруг звезды оболочку, в которой много красного цвета, что свидетельствует о присутствии ртути в расплавленном виде. Объяснил, что моя звезда называется «звездой надежды», она второй величины, под знаком В. В её спектре преобладают розовый, жёлтый, синий и зелёный цвета, что свидетельствует также и о присутствии железа и цинка. Ещё написал, что расстояние от Земли до моей любимой красавицы-звезды - 380 миллионов световых лет. И вот теперь я вспоминала и звезду на ночном небе моего родного посёлка, и самого Артура, и задумывалась о его невесёлой жизни.
Конспекты я везде носила с собой. Все домашние задания делала в электричке, за пятнадцать минут, пока успевала доехать от Киева до Ирпеня. Оценки у меня всегда были хорошими, почти одни пятёрки, и я готовилась получить красный диплом. Не знаю, почему у меня так хорошо получалось с учёбой. Конкретно в то время я полностью была уверена в том, что все мои успехи были подарками Кришны. Я даже и к экзаменам готовилась в электричке, за пятнадцать минут. Я успевала выучить только один билет, а потом именно он мне и попадался. За всё благодарила Кришну, и ещё больше восхищалась его чудесной помощью.
Помню, у нас были уроки программирования на калькуляторах, и я этот предмет очень хорошо знала. Ко мне даже приходили из других групп, чтобы я объяснила, как это делается. В то время я так хорошо училась, что никто даже и не догадывался о моей жизни в необычных условиях.
Дядя Коля знал, где я живу, ему об этом рассказали, и тётя Вера тоже знала. Мне было не известно, о чём именно они между собой говорили, но однажды тётя Вера меня нашла и попросила вернуться в квартиру. Так я вернулась на прежнее место жительства, и встретили меня нормально, без ругани и побоев.
www.proza.ru/2013/09/27/174

20:45 

18.07.2014

Пишу сорок шестую главу своей книги, она ещё не закончена. Читателю может показаться, что после тридцать пятой главы пошла уже одна только фантастика. Но у меня реально есть два виртуальных друга: из Саратова и Краснодара. Аня Раевская - реально существующее лицо, и события из её жизни настоящие. О прошлом родственников я тоже пишу правду. Вот описываю жизнь бабушки, копируя собранные данные из истории родословной. Та и Духовный Учитель Велиарам в нашей эзотерике реально существует, и о нём написано много книг. Мировоззрение Велиарама в моей книге такое же, как и в тех эзотерических книгах. Понятное дело, что имя Учителя, а также имена моих родственников и друзей вымышленные. Ну и жизнь моя на Камрегдане - это действительно фантастика.

Глава-11 Таинственность красоты
Виктория Авосур
Глава-11 Таинственность красоты

В продолжение своего пути к духовным мирам я начала задумываться о таинственности красоты в нашей Вселенной. Раньше я только училась видеть, слышать и ощущать прекрасное, но размышлений на эту тему у меня не возникало. Просто нравилось, было приятно, появлялось восхищение, сердце наполнялось радостью, и я была счастлива. Но теперь я начала ещё и задумываться - откуда появляется красивое, а также - с чем оно связано и что это такое. Я заинтересовалась - почему красота имеет такое большое значение и почему все люди так сильно к ней стремятся. Меня начал волновать смысл прекрасного, и я начала догадываться, что ничто не имело бы смысла, если бы некому было хоть что-то оценить. А кто может оценить? Животное или птица не оценят прекрасную живопись, или скульптуру, не поймут музыку.
Всё больше я начала замечать, что настоящие шедевры создаются только в том случае, если их создатель имеет многие знания, духовность, мудрость и жизненный опыт. Просто красиво нарисовать или написать музыку – это ремесло. Чтобы получилось произведение искусства – надо не просто написать или нарисовать. Это должно быть творение, соединённое с каким-то глубоким смыслом или идеей. Например, фотоаппарат может быть очень даже хорошим, и может точно передать то, что находится в поле видимости. Но этого совсем не достаточно для того, чтобы зажечь необыкновенное чувство в груди. Когда смотришь на картину великого художника, то в области сердца появляется какое-то чувство. Это чувство невозможно ничем описать, его невозможно передать никакими словами, но оно есть, и никакая другая форма жизни, кроме человеческой, не способна пробудить в себе это таинственное и загадочное чувство. Где оно появляется? Какой орган его улавливает и передаёт в мозг? Подобные нейронные связи появляются не просто так, их что-то создаёт. У меня была цель найти ответы на поставленные вопросы.
Заинтересованность красотой подарила мне восхищения, приключения и даже неприятные события из-за глупостей. Случалось по-разному.
Однажды в выходные мы с Дианкой решили съездить в Ботанический сад им. Фомина в Киеве. Была уже поздняя весна, и мы понимали, что появилось много интересного.
Вошли мы на территорию Ботанического сада и, за какое-то время, осмотрели всё, что там росло. Нам понравились и цветы, и деревья, и обыкновенные растения, но этого всё же было недостаточно. Мы хотели больше цветов, нам не хватало тропических растений и возможности насладиться ароматом магнолии обратнояйцевидной, которую мы очень искали и пока ещё не нашли. А за забором доступного сада был недоступный сад – какая-то научно-исследовательская зона, которая закрыта для посетителей, но она была открыта для тех, кто там работает. Что же делать? Сначала мы с подругой попробовали войти через проходную, но там нас остановили и не пропустили. Чуть позже у меня появилась идея:
--Диана, а давай прыгнем через забор?- предложила я.
--Ты думаешь, у нас получится? Он высокий, многометровый, металлический, и вокруг много людей, сразу же заметят,- ответила Диана.
--Получится, мы выследим момент, когда люди разойдутся и перепрыгнем. Надо только чтобы не было внутри сторожевых собак.
--Ага, согласилась Диана. –Но их там не видно, да и много рабочих ходят по территории, они бы не стали так рисковать с собаками.
Первая попытка не удалась. Мы выследили, чтобы никого не было, но Дианка чего-то побоялась и всё пропало. А минут через двадцать я не стала ждать её смелости и первой перепрыгнула через забор, подруга за мной. Наш поступок очень удивил одну влюблённую парочку, которая сидела недалеко от нас. Мы слышали их восхитительные крики нам в след.
А дальше мы подошли к огромным грядкам цветов и почувствовали себя, как в индийском фильме. Долго ими восхищались, прямо дух перехватывало, не хотелось уходить, но надо было, потому что влекли и другие участки исследовательской зоны. Мы перешли мост из металлических прутьев, и попали в теплицу с кактусами. Такое огромное количество видов кактусов, как в тот день, я ещё не видела никогда в своей жизни. Они там были и высокими и низкими, и круглыми, и разных удивительных форм. Мне казалось, что у всех этих кактусов – шубки, как у пушистых зверюшек. Какое очарование! Всё это я ощущала чем-то необъяснимым внутри себя, и мне хотелось понять, чем именно. Никакая курица или овца не в состоянии почувствовать то, что чувствовала я, или даже, правильнее сказать, - мы с Дианкой. Но почему? Что-то же есть такого в человеке, чего нет у других видов существ, обитающих на нашей планете! А может в этом месте и заключается ответ на вопрос – как это Бог создал человека по образу и подобию Своему?! Вот курица не подобие Бога, и поэтому красоты цветочной грядки ей не понять. Так или нет – над возникшим вопросом я пока не размышляла. Мы очень старательно искали магнолию обратнояйцевидную, и наконец-то её нашли.
Есть много разных видов магнолий. Они отличаются высотой деревца, величиной цветов, периодом цветения и своим ароматом. А среди них и она – обратнояйцевидная,- красавица среди магнолий, королева красоты и аромата. Мы нашли её в центре научно-исследовательской зоны Ботанического сада им. Фомина, в Киеве. Дерево было очень высоким, чего не скажешь о других видах, а цветки большие, низко свисающие, и мы с Дианкой могли их достать. То я, то она засовывали нос в самый нижний цветок этой магнолии и «пьянели» от необыкновенного чудесного аромата, который показался нам просто волшебным и сказочным. Подруга тоже была такого мнения. Мы очаровывались также красотой и формой цветков, их гармонией расположения и сиянием лепестков под лучами весеннего солнца.
Интересно: способна ли почувствовать такое курица? А свинья? Думаю, что нет. Многие Учения никак не признают существования Души, но они не правы. В чём же именно, кроме Души, возможны соединение понимания жизни и чувства, возникающего в груди от увиденного или познанного через слух, нюх, а также прикосновения? Если расшифровка этой тайны только в присутствии всеобщего Духа-Абсолюта, который через нас познаёт мир, то чего ему не хватает в курице, чтобы почувствовать то, что чувствует человек? А вот чего-то не всё же не хватает – ступеней развития Души.
Назад из запрещённой зоны мы с Дианкой выбирались тем же самым способом – через забор. А потом, уже в общежитии, весь вечер рассказывали своим друзьям про всё интересное, что нам удалось увидеть и почувствовать.
Путешествие в Ботанический сад можно считать удачным приключением в поисках прекрасного, но бывали и неудачные. Расскажу об одном из них.
Восхищаться можно не только природой или произведениями искусств. Есть в нашем мире также и люди, на которых приятно смотреть. Однажды, по службе знакомств, я познакомилась с парнем, и он оказался очень красивым. У него были очаровательные формы лица и такое же телосложение. Мне также понравились и его глаза, но совсем не потому, что они были синие, а потому, что взгляд его был приятным,- как будто излучал какое-то сияние. Волосы чёрные, но это не важно. Просто понравился и всё, словами такое не передать. Но это уже позже я признала, что он красивый. А в данный момент я ещё не знала какой он, и ни разу в жизни его не видела. Как-то случилось так, что он пригласил меня на свидание, в парк, который находился не далеко от его дома, чтобы впервые встретиться и познакомиться.. Не знаю о чём я тогда себе думала. Скорее всего, ни о чём не думала, и это плохо, поэтому к парню я поехала без нужной для таких встреч осторожности.
Толик жил в многоэтажном доме на улице Жмеринской. Но это была не его личная квартира, он её снимал, и я ещё не знала об этом. Я была уверена, что он живёт у родителей, и не надо будет к нему даже заходить, достаточно только позвать. У меня не получилось приехать в назначенное время, а мобильных телефонов тогда не было. Помню, что в день нашей встречи даже и на секунду не возникало такой мысли, что я иду к нему в гости. Просто я хотела его позвать из квартиры, не более. А он открыл дверь и сказал:
--Я давно тебя жду,- входи.
На какое-то мгновение я не подумала, что я делаю, как-то по глупости, просто растерялась, но для неисправимой ошибки одного такого мгновения бывает достаточно, и я переступила порог. Как только я сделала этот шаг – Толик захлопнул дверь, и я поняла, что дороги назад уже нет. У него была бронированная дверь с большим набором замков и с такой сложной системой защиты, что открыть всё это мог только он. В общем, на двери была коробка, а на ней разные кнопки, ручки, защёлки. Что-то похожее я уже видела в квартире Андрея, и разница была лишь в том, что Андрей жил на первом этаже, а Толик на восьмом, через окно не выпрыгнуть. Да, сложная ситуация. В этот момент я заметила, что парень оказался очень красивым, и это тоже факт.
Честно говоря, мне стало по-настоящему страшно, и я понимала, что я в ловушке. Теперь я в плену у этого синеглазого красавца и что будет дальше – решает только он. Да, Толик действительно был приятной внешности, но я не знала о нём ничего, кроме его имени. Мы же познакомились через службу знакомств, и вот сейчас была наша первая встреча, знакомство.
Синеглазый красавец прошёл в комнату, сел на диван и позвал меня:
--Подойди ко мне ближе.
Я подошла и стала напротив него. Старалась показать ему смелость и спокойствие, а у самой от страха прямо сердце выпрыгивало из груди.
--Говори, я тебя слушаю,- отвечаю я ему и стараюсь расслабиться, снять напряжение и не давать ему повода заинтересоваться моим страхом.
--Я очень рад твоему приезду,- говорит мне Толик хоть что-нибудь, но он уже мало чего соображает из сказанного им же самим, потому что мысли его совсем о другом.
Он схватил меня в свои объятия и начал целовать в губы разными видами поцелуев. Я очень испугалась. Мой страх был чрезмерно велик, и одновременно я понимала, что применением физической силы я себя освободить не смогу. С этим человеком надо поступать умом и хитростью, но никак не силой. Трудно описать словами, что чувствуется в тот момент, когда на тебя накинулся абсолютно незнакомый мужчина, которого ты видишь впервые в жизни, и ещё не успела с ним даже познакомиться и поговорить. Трудно передать тот ужас внутри, который бывает в такие моменты жизни, когда кто-то физически очень сильный, и властный возможностями своей бронированной двери, а также защитными замками, накинулся на тебя с сумасшедшей страстью, и целует прямо в губы горячими и крепкими поцелуями, а ты не знаешь что делать, и не спешишь ему сопротивляться, чтобы он не почувствовал панику, иначе любая хитрость будет уже бесполезной.
Моя ошибка была в том, что я растерялась в момент его приглашения войти в квартиру, и нечаянно сделала этот шаг. Как же я теперь жалела об этом! Но вернуть свой ошибочный шаг я уже не могла, и мне не оставалось ничего другого, чем думать, как уговорить этого синеглазого мальчика отпустить меня домой. Его поведение меня удивляло. Я только вошла в его комнату, как он тут же на меня накинулся, начал страстно целовать, даже не посчитав нужным перед этим поговорить, и познакомиться, поэтому и было мне перед ним очень страшно.
В минуты этих поцелуев я начала догадываться, что девушки к Толику, наверное, не очень липнут, потому что, не смотря на всю его смелость и привлекательную внешность, проявлять ласку и нежность он не умеет. Надо же начинать из очаровательной мелодии любви, соединённой с движениями, и только со временем свои движения можно ускорять, делать более резкими. Ведь любовь не похожа на «тяжёлый рок» и её мелодия должна передаваться нежно, плавно, с медленными и ласковыми поглаживаниями. Но у моего нового знакомого «тяжёлый рок» был с первой же минуты, как только я переступила порог его квартиры, и он поглаживал меня так, как поглаживают волосы расчёской, когда куда-то опаздывают, а тут ещё и срочно надо расчесаться.
От его любви я устала, он замучил меня очень сильно, довёл до изнеможения. Кроме того, его поведение логически никак не объяснялось. Если бы он был слишком сексуальным и развратным, то руки его делали бы непристойные движения. Но в происходящей ситуации ничего подобного не происходило. Он ничего подобного себе не разрешал, своего тела пока не открывал и секса не навязывал. Откуда же тогда такое нахальство к совсем незнакомой девушке? Я его совсем не понимала.
Я спросила у Толика - где находятся его родители, и он ответил, что живут в какой-то деревне, и что эту квартиру он и ещё два его друга временно снимают. От услышанного ответа мой страх увеличился вдесятеро. Что же теперь будет, если минут через пять или двадцать пять два его друга вернутся и войдут в эту же самую квартиру?! Да, я понимала, что глупо было переступить порог чужой квартиры, но и оправдывала себя тем, что я это сделала совсем нечаянно. Я растерялась, потом один шаг – и всё, ловушка.
Когда я поняла, что обстоятельства плохие совсем, то начала проситься в парк на прогулку. Толик объяснил, что не может прямо сейчас со мной пойти, потому что поставил варить суп, на маленький огонь, и теперь надо срочно доварить. Эх, что же делать? Ну не будут же они все из-за меня сидеть голодными?! Пришлось согласиться его подождать.
Дальше было немножко смешно. На кухне он мне объяснил, что забыл добавить в суп луковицу в самом начале варки, и добавит сейчас. Потом прочитал лекцию о вреде жаренного для организма, и налил сырого подсолнечного масла. Но это ещё не всё. Он этим супом, с полусырым луком и сырым подсолнечным маслом начал угощать меня. Я попробовала суп, а вкус его ужасный. Но гостеприимный парень просил меня вместе с ним пообедать, и даже не догадывался, что такое его кулинарное изделие может кому-то не понравиться. Чтобы не обижать моего нового знакомого, который так и оставался - почти незнакомым, суп я всё же съела, хотя и с большим трудом.
Толик пообедал так, как будто обед очень вкусный. При этом он обрезал все корочки хлеба от каждого кусочка, и собирал на кучку, а серединки ел. Чем провинился хлеб – он мне так и не рассказывал, а я постеснялась спросить. Ещё я заметила, что в его квартире не было бутылок из-под водки и сигарет. Всё было чисто, аккуратно, скорее было похоже на квартиру сектантов-фанатиков, чем на квартиру развратников. Увиденное и обдуманное немного успокоило меня, но не очень.
После супа я напомнила, что мы собирались в парк, а Толику опять туда не хотелось:
--Куда ты так спешишь? Пойдём в комнату, посидим ещё немножко, поговорим.
--Но мне сейчас очень хочется в парке прогуляться, я не люблю в квартире сидеть,- говорю я ему, а в самой уже начинается настоящая паника, потому что несколько часов подряд я не могу выбраться из квартиры незнакомого мне человека.
--Энни, иди ко мне, я хочу побыть с тобой. Ну зачем тебе этот парк?- уговаривает меня Толик.
Я подхожу, глажу его чёрные, как смоль, волосы, смотрю в его синие-синие глаза, и уверенно, внушительно говорю:
--Мне с тобой хорошо, и ты мне очень нравишься, и у нас впереди большое будущее. Давай пройдёмся, как друзья, поговорим, пообщаемся. «Быстренько собирайся»,- говорю я ему, а сама только и думаю о том, что как только он меня выпустит из своей ловушки, то я уеду домой, и больше никогда-никогда к нему не вернусь, потому что Толик для меня чужой, я с ним незнакома, мне страшно, я его не знаю и не люблю, и к тому же – он очень нахальный.
--Хорошо, пойдём. Но побудь ещё здесь со мной хоть немножко,- старался добиться своего Толик.
--Не надо так бояться, что я от тебя уйду. Сегодня я же пришла? Правильно? Значит, много раз приду, и будет у нас много встреч, и будешь ты моим парнем, а я твоей девушкой. Давай пойдём в парк.
Он опять притянул меня к себе, держал за руки, и видно было, что он не хочет отпускать. Потом опять что-то с ним случилось, и он опять накинулся на меня страстными поцелуями. Я уже была в отчаянии. Мне всё больше открывалось понимание того, как сильно бывает плохо любому человеку, в сердце которого живёт страх. Если бы при этой встрече не было так мучительно страшно, то, может быть, я смогла бы и удовольствие получить, потому что со мной был действительно очень красивый парень. Но страх мой абсолютно всё испортил, и вместо приятного удовольствия я чувствовала внутри себя какой-то невыносимый кошмар.
Я не с каждым мужчиной была сильной и смелой и не всегда я боролась физически. В случае с Толиком я борьбу даже и не начинала. Всё получилось так, что он много часов подряд держал меня в состоянии психологического стресса, не давая расслабиться ни на минутку, и от такой обстановки я очень устала. С Андреем происходило на много проще. Там я чувствовала свою силу, потому что о нашем уединённом месте знали только я и он. Там я понимала тот факт, что до тех пор, пока мы не выясним наши отношения – никто не войдёт. А с Толиком было на много хуже. В этой квартире жил не только он один, а ещё и несколько молодых мужчин, к которым могут приходить другие люди - их друзья. К тому же, у каждого был свой ключ. В общем, дело безнадёжное.
В какой-то момент я начала понимать, что если отдаться только одному мужчине, то это более благоприятный вариант, чем групповое изнасилование от его друзей с которыми он живёт. «Если их будет много, то будет очень больно, потому что я ещё девственница. Лучше пусть это сделает только один, чем все вместе»- решила я, и легла на его диван. Я уже начала верить в то, что чем быстрее он сделает всё то, к чему его побуждает эта многочасовая сексуальная страсть, тем быстрее он меня выпустит из своей квартиры.
Сначала он расстегнул и свою и мою одежду в области груди, целовал - где хотел и как хотел, я не сопротивлялась. Удивляло только то, что я, по отношению к нему, ничего не чувствовала. Человеческий организм – это очень загадочный и непонятный инструмент. С Женькой на радиостанции у меня была такая сильнейшая страсть, что я зимой во дворе своим телом снег плавила. Огонь горел у нас внутри, и пот стекал по нашим лицам, до такой степени мы друг друга хотели. При этом он был толстяком, непривлекательным, и очень вредным по характеру. А теперь вот передо мной красавец, и не критикует он меня, и ничего обидного не говорит, а я ничего к нему не чувствую. Почему? А кто его знает почему?! Но я догадывалась, в чём дело. В тот день, на радиостанции, у нас с Женькой была взаимность, никто никого не насиловал. Обстановка равноправия и во мне тоже пробудила чувства. А здесь, перед Толиком, я была подавленной и придавленной. Парень сумел показать свою силу и власть, а я не люблю этого. Все мы разные, и каждому своё. Кому-то нравится быть рабом своего хозяина, а я люблю свободу. А может и страх был причиной отсутствия чувств,- точного ответа на свой вопрос я не знала.
Когда я уже потеряла любую надежду на спасение – Толик остановился. Он мне сказал:
--Не бойся, я не изнасилую тебя в день нашего знакомства, у меня есть совесть.
--Спасибо,- поблагодарила я его, не веря своим ушам, что такое вообще-то даже возможно.
--Кажется, ты хотела в парк? Собирайся, сейчас пойдём, но сначала зайдём в магазин,- объяснил мой синеглазый друг, приводя в порядок всё то, что на нём было.
--Зачем такая спешка? Все магазины долго работают, до вечера успеешь,- ответила я ему.
--Я хочу купить тебе подарок,- спокойно объяснил Толик.
--Давай не сегодня. Почему тебе надо всё сделать в один день, как будто завтра умрём?- запротестовала я под воздействием чувства совести, и с пониманием того, что продолжения не будет.
--Я никогда не оставляю на завтра то, что можно сделать сегодня. А ещё я привык поступать с друзьями по любви. Я эзотерик.
--Кто?- переспросила я, чуть не свалившись ещё раз на его диван от удивления.
--Видишь, в моём доме нет спиртного, нет сигарет, я вегетарианец, если ты заметила. К тому же, я ничего плохого тебе не сделал, не изнасиловал. Разве моё поведение ни о чём не говорит?
--Да, теперь говорит,- ответила я, ещё раз подумав о корочках хлеба, которые он обрезал, но спросить - зачем он это делал, так и не решилась.
Ещё несколько минут и сто замков, управляемые сотней кнопок и защёлок, открылись. Я вышла во двор и почувствовала себя птицей, выпущенной из клетки. Это было незабываемое ощущение, которое наиболее выражено именно в тот момент, когда из рабства вырываешься на свободу. Да, я ещё всю жизнь буду гнаться за этим сладким, и пьянящим своими вибрациями, ощущением, но об этом позже.
В магазин не пошли, мне удалось его уговорить. Но мы пошли в парк, и долго там прогуливались, общаясь на разные темы. Толик оказался хорошим человеком, судя по тому, что он мне говорил. Но после всего того, что случилось перед нашей прогулкой, продолжать отношения было неприятно. Я даже и не знаю, как это объяснить, просто стыдно и неприятно. Он вёл себя слишком смело и много себе позволял. Но и я тоже была виновата перед самой собой за всё то, что между нами произошло в его квартире. Если он эзотерик, то мне же надо было запретить ему, и сказать прямо в глаза, что при первой встрече я не целуюсь и слишком интимными отношениями не занимаюсь, он не стал бы меня насиловать. К сожалению, я не знала, кто он, я думала что он - бабник, который тягается с проститутками. Поэтому я не сопротивлялась, а только переживала свой страх и ужас внутри себя. Да, я не знала кто он, а он не знал, кто я, и подумал, что мне очень нравится его поведение и старался делать то, что он делал, как можно лучше. Ужас, какое глупое и бессмысленное непонимание друг друга! И вот теперь стыдно, неприятно, между нами психологический барьер, испорченное знакомство. Кроме того, на меня ещё и воспитание очень сильно действовало. В меня вселилось чувство вины перед этим парнем. Я была уверена, что если я разрешила ему при первой встрече вот такое, то он уже никогда не сможет про меня хорошо думать и считать порядочной. Конкретно это действовало на меня сильнее, чем всё остальное. А объяснить ему, что я от страха чуть с ума не сошла, не хотелось и пробовать, не поверит.
После прогулки в парке Толик провёл меня на троллейбус, просил писать, звонить, назначил время следующей встречи. Но я попрощалась с ним и уехала навсегда. На его письма я не отвечала, а где я, в Ирпене, в общежитии живу – он не знал. Я ему сказала, что в общежитии, но он не знал, как меня найти, потому что адрес у меня был неконкретный, все письма шли на первый этаж и если кто-то искал свою фамилию, то перебирал кучу писем в ящичках возле вахтёрши.
Я тогда была ещё слишком юной, не имела жизненного опыта, и всё решила и за него, и за себя. Может он и не осуждал бы меня за моё поведение в день знакомства. Может, при отсутствии страха, у меня и чувства к нему появились бы, но я была уверена, что после произошедшего случая, хорошего мнения обо мне, этот парень не будет уже иметь никогда в жизни, поэтому продолжение дружбы – это только потеря времени, и надо как можно быстрее всё закончить. Я прекратила любые отношения с Толиком, и мы с ним больше не виделись. Всё получилось именно так - в первую очередь, из-за воспитания, вложенного в меня с детства.
Бывает, что дружба длится очень долго, а в памяти почти ничего от неё не остаётся. А бывает и такое, что одна-единственная встреча может перевернуть всю твою жизнь. Именно такой и была моя встреча с Толиком. Я никак не могла его забыть, хотя и очень старалась, потому что я почувствовала в нём что-то светлое. Да, я понимаю, что он, как и я, был неопытным, налетел на меня – как только увидел, слушал только себя и не спрашивал, что при этом чувствую и ощущаю я. Но и что-то светлое тоже от него исходило. Особого вида образ жизни, разговоры о доброте и любви, чувство совести, из-за которого он меня не изнасиловал… Всё это было интересным и очень внушительным. И если после встречи с Николаем Ивановичем я только заинтересовалась духовной стороной жизни, то после встречи с Толиком я уже и сама решила стать такой. Мне хотелось быть доброй, как он, и не причинять людям боль. Толик назвал себя эзотериком, поэтому я тоже решила стать эзотериком.
Я опять ходила в планетарий и в подземные переходы Киева, чтобы поговорить с эзотерическими группами, которые продавали литературу разных духовных направлений. Вопрос того места, из которого рождается прекрасное, и причина появления прекрасного, опять были для меня на главном месте. Я очень хотела это понять.
Добывая всё новые и новые знания, я начала понимать, что эзотерика бывает очень и очень противоречивой. Одни стремятся к погружению в высокодуховные чувства, а другие уверены, что совсем никаких чувств не должно быть. Одни стремятся стать лучше, а другие говорят, что нет ни добра, ни зла, что называемое добром или злом – это равноценные части Единого Бога, и это – совершенство. Говорят, что красивого или обычного тоже не бывает, потому что, определяя что-то словом «красивое», мы подразумеваем, что есть и некрасивое, а это суждения. Даже Иисус Христос учил не судить. Какая Сила и какая причина рождает творческий импульс – этого я понять не могла. Позже я встретилась ещё и с такими эзотериками, которые считают, что нас вообще-то и нет, а весь мир – сплошная иллюзия. Теперь мне ещё больше захотелось во всём разобраться, но я не знала как.
www.proza.ru/2013/09/24/1799

03:54 

15.07.2014

В прошедший вечер у меня был немножко праздник - мой дружочек, из города на берегу реки, вернулся. Уставший, немногословный, но, как всегда, верный нашей дружбе и нашему общению. Написал, что пока у него нет для меня подходящих текстов в голове. Я очень обрадовалась, что он вернулся.
Эх, если бы ещё и тот, который из города на берегу моря, вернулся, то всё было бы совсем хорошо. Но он не может, он думает, что для возвращения надо тайны рассказывать, и ещё ему неприятно, что он сделал мне больно (чувство вины). Но тайн мне не надо, а только намерение их сказать, и всё, оно меня полностью удовлетворило бы. А что касается боли, то нет никакой боли. Просто мы друг друга не поняли. Он подумал, что я хочу какие-то тайны "на шару получить", а я подумала, что у него временно нет логики и интуиции, но совсем скоро она пробудится.
Сегодня зашла на Проза.ру на 35-ю главу, а там у меня Рецензия от Юли Пилявской, написанная ещё в мае. Очень неудобно, что я не ответила, а у меня то ли система оповещения не сработала, то ли может что-то другое. Я там написала, но с опозданием.

Глава-10 Сила веры
Виктория Авосур
Глава-10 Сила веры

После окончания первого курса в техникуме у нас была олимпиада по бухгалтерскому учёту, и я в ней принимала участие. А так как училась я хорошо, то ничего удивительного, что оказалась среди победителей. В награду я получила путёвку, на поездку в Одессу, Кишинёв, Псков и Санкт-Петербург, который тогда назывался Ленинградом. Из нашей группы я была не одна. Со мной поехала ещё и Катя, моя подруга.
И вот мы оказались в Пскове. Наш туристический поезд остановился на турбазе, где организаторы экскурсии разрешили нам выйти и подышать свежим воздухом. Часика четыре можно было погулять, если кто-то имеет желание. Ну а отправление в Ленинград – так вообще ночью намечалось. И вдруг у Кати появилась идея:
--Энни, а давай мы с тобой сходим на вокзал.
--Чтобы поезд уехал без нас, а мы остались в Пскове?- ответила я ей, не отводя глаз от окна своего вагона, и не проявив интереса к неразумному предложению.
--У нас в запасе целых четыре часа, мы успеем,- продолжала настаивать на своём моя подруга.
--А как мы туда будем добираться? В каком направлении идти?- спрашиваю я её.
--Ну и что здесь думать? Идём по шпалам,- по рельсам, и они ни в какое другое место, кроме вокзала, нас не приведут.
--Да ладно. Что нам на том вокзале делать? Сиди лучше в поезде и мечтай о завтрашней экскурсии.
--Энни, там же можно домой позвонить! На центральном вокзале есть телефонные будки.
--Ты думаешь - вокзал отсюда не далеко?- уже более серьёзно спрашиваю я.
--Конечно же, не далеко. Говорят, что на центральный вокзал можно за час или за полтора дойти.
--Ну ладно, идём,- согласилась я, и минут через десять мы с ней отправились в небезопасный пеший поход.
Вокзал действительно оказался не очень далеко, и, по шпалам, мы добрались до него быстро. Когда уже вошли в здание - Катя действительно поговорила с родными по телефону, а у меня, по какой-то причине, с моим домом связи не было. Походили мы ещё там просто ради интереса и решили, что пора уже возвращаться опять на турбазу, потому что ночью наш поезд отправляется в Ленинград.
Выходим из помещения вокзала и… от страха напала жуть. Железнодорожные пути ведут в разные стороны, и куда не взгляни – одни рельсы, их огромное количество, а по каким надо идти – мы понятия не имеем. Начали спрашивать у людей. Нам рассказали, в каком направлении идти, и мы пошли, но позже увидели разветвление и заблудились. Что же делать? Наступила ночь, а мы в чужом, незнакомом городе, и не просто на ровной местности, а в густом лесу. Сначала мы долго шли по шпалам хоть куда-нибудь, но пришли не туда, и на нас напало отчаяние.
Вдруг, среди ночи в лесу, на том же железнодорожном пути, где-то взялась какая-то женщина. Она появилась неизвестно откуда. Мы с Катей спросили у неё, как нам добраться на турбазу, и она проявила желание нас провести.
--Как же так, что вы ночью оказались совсем одни в незнакомой местности?- спросила жительница Пскова. –Наверное, вы неместные?
--Мы из Киева. Приехали на экскурсию и решили сходить по шпалам на центральный вокзал, чтобы позвонить к родным,- отвечает Катя. –Потом начали искать тот путь, которым пришли, а их так много, что найти нужный уже невозможно.
--А вам тоже надо в этом же направлении, что и нам идти или нет?- поинтересовалась я.
--Нет, мне надо идти совсем в другую сторону. Но если я только расскажу вам, где турбаза и вы будете туда добираться сами, то вы её не найдёте. Уже ночь и ваш поезд скоро может уйти,- объяснила незнакомая женщина.
--Да, это точно. Если опять будет разветвление путей – мы ещё больше заблудимся,- поспешила уточнить Катя.
--Почему вы ради нас это делаете?- спросила я у загадочной женщины.
--Я провожаю вас по той причине, что и у меня тоже есть дети. Я постаралась представить, как оно было бы моим детям в чужом городе и примерно в такой ситуации. То, что я почувствовала – оно и подсказало мне пойти вместе с вами и провести вас аж до самой турбазы.
Шли долго, не меньше часа, а когда уже почти пришли, и поезд было видно на расстоянии, жительница Пскова остановилась. Она предложила бежать к поезду, и мы побежали, поблагодарив её перед этим. Где-то после трёх минут пробежки я обернулась, чтобы посмотреть в след той незнакомки, которая спасла нас от страшной беды, но её уже не было. Она так быстро растворилась, как будто была даже и не человеком, а тонко-материальным существом.
В поезде нас немного поругали, а потом всё же простили и экскурсия продолжилась.
Когда мы возвращались из Ленинграда в Киев – я смотрела в окно вагона на густые леса России, и долго размышляла о всём, что произошло.
Говорят, что русские украинцев недолюбливают, а ведь это неправда. Хорошие люди есть в каждом городе и в каждой стране и не надо нас всех разделять по национальности. Конечно же, мы с Катей могли нарваться и на плохих людей, но в последнее время я начала всё больше и больше понимать, что если мы во что-то очень сильно верим, то притягиваем события в свою жизнь в соответствии с нашей верой. Понятное дело, что не все события нашей жизни строятся только силой веры, и многие из них происходят сами по себе. Но если во что-то по-настоящему поверить, то мы, на предстоящие события, очень сильно влияем. И тогда уже всё происходит не как-нибудь, а по нашей вере. И я это поняла намного раньше, чем прочитала во многих эзотерических книгах. Книги появились позже.
Где берётся вера? Её рождает любовь! Кто из людей не знает о том, что если любишь любимого человека, то веришь ему всегда? Такое знают все. И даже если он обманывает, даже если он недостойный твоей веры и твоего доверия – всё равно ты веришь ему, потому что он любимый. Но этот секрет действует не только в отношениях с любимым человеком. Закон возникновения веры на фундаменте любви работает везде и в любом месте.
Я приехала в Псков с большой любовью к самому городу и к жителям этого города. Я тогда верила только в то, что в Пскове живут хорошие люди, и город ответил мне взаимностью. И когда я там попала в беду, то моя вера и моя любовь, притянули ко мне добрую душу на помощь. Да, я согласна теперь уже с тем, что так работает закон притяжения.
www.proza.ru/2013/09/22/205

10:37 

14.07.2014

Я вчера написала, что мы с моим другом выставили друг другу условия, но это не совсем правильная фраза. Я только хотела СНЯТЬ условия, и в глубине души, поставить свои совсем не планировала. А так, как объяснила я вчера правильно, то ничего редактировать в своём Дневнике не буду.
Моя совесть перед ним чиста, но он недооценил чистоту моей совести и силу моей любви. Чтобы оценить поведение моего сердца правильно - даже и яркая интуиция, о которой я вчера намекнула, была ему не нужна. Достаточно и обычной мужской логики! Говорят, что у всех мужчин хорошо развита логика, и если бы мой друг воспользовался только логикой, то он бы вспомнил, что я НИКОГДА не брала чужое и незаслуженное. Он много раз предлагал мне материальную помощь, но я не взяла у него ни копейки, потому что это не мои деньги и я их не заслужила. Так было много раз, и на фундаменте одной лишь только логики он мог построить логическую цепочку, и понять, что я не возьму, как он выразился - "добытых его пятилетним тяжким трудом" знаний просто так и незаслуженно.
Ну кому из нас приятно, если говорят, что ты вот нехороший человек и тебе надо целый год моралью заниматься, чтобы стать лучше? Любому такое было бы неприятно, потому что все мы, в глазах своих любимых друзей, хотим быть хорошими и достойными. Если бы он сказал, что я хорошая и достойная, и что он, просто по любви, даст мне то, на что сам истратил пять лет (знания про Кундалини), то я бы обняла его любовью своего сердца и сказала бы: "Не надо ничего давать. Я и так верю, что я тебе нравлюсь,- без доказательств". И всё у нас было бы хорошо, и я больше никогда в жизни не напомнила бы своему другу о том, что у него есть великие пятилетние заслуги перед какими-то Учителями.
Мне очень больно, что он меня так сильно недооценил, и не увидел чистоту моей совести, с которой я и сама не беру чужого и незаслуженного. Нет, я не собиралась поставить ему условия для любви и дружбы. Я только хотела снять ЕГО условия. И ещё грустно, что Учителя своими тайнами, о которых Вивекананда говорит, что эти тайны убили 90% всего прекрасного в духовном развитии человечества, ссорят лучших друзей.

Глава-09 Необъяснимый вид любви
Виктория Авосур
Глава-09 Необъяснимый вид любви

Хотя Николай Иванович оказался и странным очень, но, благодаря ему, у меня появился интерес к духовным познаниям. Я никак не могла забыть услышанных от него тем, на которые он совсем немножко что-то там мне рассказывал. Перед нашим с ним чаепитием он мне намекнул, что где-то там есть невидимые миры, а также он говорил о том, что многие цивилизации приходят и уходят, но Вселенная существует всегда, и поэтому нашу жизнь можно считать бесконечной. Что же он имел в виду?! «Эх, если бы я сейчас жила в Киеве – я многое могла бы узнать!»- сказала я самой себе. А что мешает попробовать? В случае успеха я могла и от влечения к Женьке избавиться, и узнать о духовных мирах. Так я ещё раз поставила себе цель поступить в какое-то учебное заведение.
К поступлению я готовилась второй раз. Однажды я уже пробовала поступить в педагогический, но мне не повезло, и я не прошла по конкурсу. И вот теперь вторая попытка.
Перед экзаменом мне захотелось сходить к гадалке, и погадать – поступлю я или нет. Я тогда ещё верила в судьбу, поэтому появилась такая мысль. Через много лет я хорошо поняла, что каждый человек сам строит своё будущее - собственными стремлениями и силой мысли. Но на тот момент я ещё верила всяким гадалкам. Тётя Галя (гадалка) нагадала мне, что если я не выйду из кабинета преждевременно, то поступлю. В общем, посоветовала сидеть до последнего.
Поступала я в Ирпень на бухгалтера, по собеседованию. У меня, в свидетельстве о среднем образовании, стояли только хорошие оценки, поэтому я не должна была сдавать экзаменов. Воспользовалась я советом гадалки и поступила. Какая радость! Мне навсегда запомнилось внутреннее ощущение в груди, которое было в тот день, когда я нашла себя в списке поступивших. Душа была в состоянии полёта, словами этого просто не передать.
С первых же дней учёбы я опять сдружилась с кришнаитами, и начала к ним ходить, но теперь меня уже интересовало не это. Я серьёзно заинтересовалась бессмертием Души и тонкими мирами. Однажды, в каком-то подземном переходе, я купила книгу Раймонда Моуди «Жизнь после жизни» и прочитала с огромным интересом. Позже начала посещать лекции на духовные темы, и ходить в планетарий, где разные духовные группы продавали свою литературу. Несколько книг мне удалось купить, на остальные не хватило денег.
А с сексуальной энергией всё утряслось очень необычным способом. Я влюбилась в молодую преподавательницу политэкономии, и это меня спасло. Тамара Викторовна работала только первый год после окончания института, и ей было двадцать четыре года, а мне – двадцать. В этой девушке я почувствовала какую-то очаровательную лёгкость и красоту жестов. У неё было доброе сердце и красивый звонкий голос. Она всех нас умела заинтересовать на своих уроках и рассказывала нам не только политэкономию, а ещё и немножко касалась разных сторон реальной жизни студентов. Она нами интересовалась! Я была околдована этой девушкой-преподавательницей и по-настоящему в неё влюбилась.
То, что я тогда чувствовала и переживала, не каждому дано попробовать в своей жизни. Так сильно влюбиться в человека своего же собственного пола было сюрпризом даже и для меня самой. Я чувствовала по отношению к Тамаре пламенный огонь в груди, который горел у меня в области сердца, и этот огонь был горячим и настоящим, он ничем не отличался от огня к любимому парню или к мужчине. Все мои мысли теперь были направлены на неё, и такая концентрация тоже свидетельствовала о любви. Я не могла думать ни о чём другом, кроме своей любимой, и если Тамары долго не было – я уединялась и начинала плакать. Я уже и сама очень удивлялась, что у меня получилось влюбиться в девушку, но я влюбилась, и это был факт, от которого никуда не деться.
Сначала я стеснялась ей об этом сказать, и я проявляла к ней внимание тайно. Однажды я дождалась, когда она будет возвращаться домой, и тайно проследила за ней, чтобы узнать точный адрес дома и квартиры, где она живёт. Квартиры не оказалось, это был дом, и я записала себе адрес. Потом я начала писать ей письма, в которых объяснялась в любви, и открыто признавалась ей, что я девушка – ученица одной из её групп. А ещё я писала ей все свои новости о духовных познаниях.
После занятий я ездила в Киев в одну эзотерическую группу. На лекциях мы занимались разными энергетическими экспериментами. Сжимали и разжимали в руках энергетический шарик, перекатывали его из одной руки в другую, пробовали себя почувствовать большими или маленькими, трогали своё биополе, учились открывать третий глаз, и многое другое. Сами лекции тоже были захватывающими, потому что нам рассказывали разные истины на эзотерические темы. И ещё мы пели некоторые мантры для пробуждения внутренних энергий. Всё, чего я там научилась или познала, я писала в таинственных письмах и посылала Тамаре Викторовне. А подписывалась я цифрами 3105, и она не знала, кто из девушек пишет ей любовные письма.
Позже я начала о своей любимой сочинять стихи, и тоже посылала ей в конверте. Иногда добавляла рисуночки или открытки.
Потом появилась одна идея. В магазине я купила детскую резиновую игрушку, написала на ней 3105 большими и жирными цифрами, после чего тайно пробралась в наш кабинет, со мной никого не было. Я поставила возле стены стол, на стол – несколько стульев, ещё сверху стул, и ещё. После построения такой пирамиды, я осторожно вылезла по ней на самый верх, и приспособила резиновую игрушку под самым потолком. Никто не мог так высоко достать, чтобы снять. На уроке политэкономии Тамара это увидела.
Так я шифровалась несколько месяцев, а дальше не выдержала. Я же хотела провожать её домой, я хотела общаться с ней. Тот факт, что я скрывала своё имя, не давал мне этого добиться, и надо было что-то срочно менять. В одном из последующих писем я откровенно призналась, кто я такая и ждала результата. Моя любимая мне ответила, и тон письма был хорошим.
Потом мы с Тамарой очень даже подружились, и она ничего не имела против моей любви. Но на оценки это повлияло в худшую сторону. Я могла выучить урок на отлично, а она мне занижала оценки. Дошло уже до того, что вся группа начала меня защищать и добиваться справедливости.
Когда наша дружба стала видимой, и любовь моя тоже стала видимой - все мои одногруппницы начали насмехаться, что я принадлежу к геям. Они были и правы и неправы одновременно. С одной стороны – это было правдой, потому что я очень и очень сильно влюбилась в Тамару, и любила я её до огня в сердце, до постоянных мыслей о ней, и до горячих слёз любви, которые текли из моих глаз, если мы не виделись несколько дней. А с другой стороны – это было неправдой, потому что сексуальных чувств я к ней не имела.
Я и сама не могла понять, что тогда со мной происходило. Вроде и влюбилась, но к сексу с девушкой меня не тянуло. Она мне снилась в моих снах, и я по ней сходила с ума, но и вместе с тем, я не воображала даже прикосновений к её руке, не говоря уже о всём остальном. Но зато эта загадочная и непонятная любовь очень хорошо утихомирила мою сексуальную энергию. Сердце моё теперь принадлежало Тамаре, и все мои мысли тоже были направлены на неё. Поэтому ни на каких мужчин внимания уже не оставалось. Я даже и не знаю, что она обо мне думала. Не знаю я и причины, по которой всё так получилось.
Был один интересный случай. Мне приснился сон, что я поехала в родной город своей любимой и сквозь стены вошла в её дом. Она спала, а я сидела возле неё на диване, и любовь изливалась из моего сердца. Потом она проснулась и чего-то испугалась, а я растерялась и вылетела в открытую форточку.
На второй день, а это был понедельник, я её встретила и описала словами её комнату. Она от удивления аж рот открыла. Дело в том, что я точно описала ту комнату, в которой никогда в жизни не была. А ещё Тамара мне сказала, что в эти выходные она действительно ездила домой к родителям. Тогда мне показалось, что она обманывает, но на самом деле она говорила правду. Примерно через полгода, она пригласила меня в гости и я поехала к ней. Когда я вошла в её личную комнату, то узнала ту же самую обстановку, которую я видела во сне. А она не раз меня приглашала, и мы с ней гуляли в парке её города, потом заходили к ней домой. На собственную свадьбу она меня тоже пригласила.
Я своей любовью, наверное, создала какую-то связь между нами. Помню, как я однажды очень сильно ждала Тамару, а её нигде не было. Я искала её и не нашла. Потом я забрела на какую-то улицу, по которой никогда в жизни не ходили ни я, ни она. Села на скамейку, и опустив голову, очень сильно молилась Богу Кришне. Я просила Кришну свести меня с Тамарой. Молилась, молилась… потом просто сидела и скучала. Вдруг кто-то подошёл ко мне сзади и обнял меня. Когда я подняла голову и посмотрела в сторону «кого-то», то я была в шоке. Передо мной стояла Тамара Викторовна. Она мне рассказала, что ездила домой к родителям. Когда приехала в Ирпень – вышла из электрички, и почему-то захотелось пройтись по этой улице, хотя ни разу в жизни по ней не ходила. Ничего себе! Кришна мне тогда помог или моя собственная сила мысли – я не знаю. Но то, что произошло чудо – это точно, и нет никаких сомнений.
Не только Николай Иванович очень повлиял на меня и подтолкнул к поиску духовных знаний, но и гадалка тоже чем-то внушительно повлияла. Меня очень заинтересовал тот факт, что она посоветовала сидеть на собеседовании до победного конца и не выходить из кабинета. Это мне помогло поступить. Теперь я купила карты и тоже решила попробовать гадать. Попытка оказалась успешной. Ко мне приходили студенты из разных групп, которых я даже и не знала, плюс свои, и все просили погадать. Я раскладывала карты и честно говорила о том, что на них видела. Проходило какое-то время, и выяснялось, что почти всё сбылось. Именно это и сделало мои гадания такими привлекательными, что все старались ко мне попасть. Если бы я не угадывала, то никто бы ко мне и не приходил. Дошло уже до того, что за предсказанием судьбы ко мне начали обращаться не только студенты, а даже и учителя. Хорошо помню, как я гадала учителям, и тоже сбывалось.
Но однажды случилось кое-что очень интересное, что полностью изменило моё отношение к гаданиям. Ко мне подошла одна девушка, у которой были серьёзные проблемы, и совсем не ерундовые, как у других. Она попросила меня погадать, но на картах было плохое, очень плохое. Мне тогда не хотелось её расстраивать, и я решила на этот раз проиграть, и оказаться плохой гадалкой, но утешить девушку. Я ей рассказала, что на картах выпал очень хороший вариант решения её проблемы. Какой именно вариант – я выдумала, и сказала ей. Она обрадовалась и пошла в свою комнату. Где-то дней через десять, опять прибежала ко мне, вся сияющая, и говорит: «Энни, твои гадания сбылись! Всё произошло так, как ты и говорила, всё наладилось!» Она была счастлива, а я в шоке. Просто случайного совпадения быть не могло, потому что вариант решения проблемы я придумала очень фантастический.
После того, что мне открылось через проблему этой девушки, я поняла, что я не угадываю, а я кодирую и программирую чужое будущее. И все те люди, которые обращались ко мне с просьбой погадать,- они своей верой только запускали созданную мной программу! Какой ужас! Я решила с этим завязать, и больше никогда в жизни не заниматься гаданиями. Так я и сделала.
И так. Что нового я узнала? В первый год, после поступления в техникум, я поняла, что Душа бессмертна, что существуют иные миры, и тонкие миры, я узнала, что энергию можно чувствовать и энергией управлять. Я узнала, что гадания – это совсем не гадания, а программирование будущего, и что девушка может влюбиться в девушку. Но я не поняла, по какой причине мне приснилась во сне чужая комната в таком виде, в каком она существует в реале. Не поняла, как мой сон узнал, что Тамара не в Ирпене, а дома. И ещё я не поняла, кто мне помогал превращать мечты в реальность. Это мог быть и Кришна, а могла также быть и моя собственная сила мысли.
www.proza.ru/2013/09/21/272

00:15 

13.07.2014

Сегодня ужасный день, я потеряла двоих своих самых лучших друзей. Один друг, наверное, заболел. Он не мог уйти, и не было повода для ухода. Ни на какие страшные темы я ему ничего такого не писала. Очень переживаю за него, и хочу, чтобы всё у него было хорошо.
Второй друг поставил мне условия, причём на целый год,- за то, что он мне даст знания про Кундалини. Это список какой-то морали, которую он не смог бы проконтролировать. Не имей я совести - легко могла бы его обмануть. Всё у него очень важно, иначе ему страшно, карма накажет. А мне хотелось, чтобы он доверял, что я не могу сделать что-то опасное ему, себе, или людям,- во вред, или против его воли. У меня был план. Я хотела, чтобы он просто согласился и всё. Я бы очень обрадовалась, сохранила бы нашу дружбу, а от страшных знаний я отказалась бы. Я сказала бы ему: "Я так благодарна тебе за согласие любить безусловно!!!!! Больше ничего мне и не надо. Не говори, и не присылай своих тайн. Твоего намерения мне достаточно." Я не взяла бы у него ничего, кроме отказа от условий.
Как отнеслись бы к его подвигу его Учителя? Я думала над этим, и пришла к выводам, что каждый человек этого мира имеет право на яркую интуицию. Мой друг имеет право согласиться открыть мне тайные знания, если его интуиция ему подсказывает, что, узнав о намерении, я больше ничего и не возьму. Я хотела от всего отказаться, как только получу то, что хотела - безусловную любовь. А чтобы её получить - текст страшной тайны даже и не нужен, а только намерение.
В общем, он хотел меня переделать под правила морали, а я размечталась пробудить его интуицию, с которой он бы понял, что мне сразу же станет "ничего не надо", как только я получу хоть намёк на доверие.
Он обиделся и написал, что ушёл навсегда, а мне грустно. Перекрылся мой шанс продемонстрировать красоту души, когда за одно лишь намерение я показываю свою совесть, ответственность и все самые высокие качества.
Получается, что условия поставили и я, и он, но он начал первый, а мои условия - это следствие его условий.
Ниже просто ещё одна глава романа, к беде не относится.

Глава-08 Сексуальная энергия
Виктория Авосур
Глава-08 Сексуальная энергия

Сидела я дома, на горе, под грушей, и размышляла о своей жизни. Эта груша росла не совсем дома. Она, всего лишь, находилась не очень далеко от нашего двора, на ничейной территории. Когда-то здесь жила старенькая бабушка Келина, потом она умерла, дом развалился, бывший огород зарос дикорастущими растениями, а от фруктового сада осталась только груша. Мне хотелось уединиться, поэтому я пошла в такое заброшенное место и села под грушей. Я до сих пор вспоминала Дениса и никак не могла о нём забыть. Любить женатого мужчину может быть и легко, но только до тех пор, пока не думаешь об этом, пока есть твоё «здесь и сейчас», и в будущее не хочется заглянуть ни на минутку. Но когда он уже потерян, и понимаешь, что делать какие-то поступки для его возвращения нельзя, то в такие моменты становится тяжело и больно. Чтобы отключиться от своих грустных и невыносимых мыслей я решила погрузиться в воспоминания о чём-то приятном из своего прошлого. Рассматривая густые кусты вокруг себя, я мысленно отправилась в Крым.
Как-то один-единственный раз в своей жизни случилось так, что я побывала на море. Мой отчим Гунзыр ездил к своим родственникам, которые жили в Симферополе, и взял меня вместе с собой. Так мы попали в Крым, но погостевали мы тогда очень мало - только три дня. И всё же, к самому морю мы решили, ну хотя бы на несколько минут, в один из этих дней, таки подъехать, хотя и погода в то время была неблагоприятной: холодно, штормовой ветер и облачно.
На пляже никого не было, никто не купался, но я решила сделать подвиг. Я как будто интуитивно чувствовала, что море я вижу первый и последний раз в своей жизни. Да, так оно и было. Купаться в море при штормовой погоде очень опасно, но я не знала об этом. Я была ещё совсем ребёнком, и мне было только десять лет. От берега я далеко не отходила, из-за больших волн, но я всё же купалась, ловила медуз, вынимала их из воды и, положив себе на руку, показывала отчиму и его родственникам какие же эти жители моря разные и какие красивые. Кто-то предупредил, что медузы жалят, но меня это не беспокоило и они меня не жалили. Позже мы все вместе плавали по морю на катере, и я не закачалась, что очень удивило моих сопровождающих. На берегу я насобирала камушков и ракушек….
Мои размышления о прошлом прервало сопение носом, но каким-то странным и нечеловеческим. Я осторожно повернула голову в сторону и увидела маленькую зверюшку. Как эта зверюшка называлась – я не знала, но я очень хорошо определила, что у неё ценный мех. Четвероногий незнакомец подошёл ко мне очень близко и начал меня обнюхивать, удивляя такой необычной доверчивостью и смелостью. Он смотрел на меня чёрненькими, как угольки, глазками и чего-то от меня хотел. В этот момент я для себя твёрдо решила, что об этой необычной встрече не скажу никому. Если рассказать дома, то обязательно поставят капканы и погибнет всё семейство, а мне не хотелось смерти этому доверчивому созданию. Зверёк обнюхал меня и убежал куда-то в кусты.
Я вообще-то всегда любила животных. Ещё в школьные годы у меня был котик Мурчик. Я почти никогда не ела в школе котлет, чтобы принести ему. О том, что я постоянно угощаю котика котлетами, и почему я это делаю, не знал никто. Однажды моего любимого Мурчика очень порвали собаки и он умер. Я за ним плакала много дней подряд, и даже сделала ему могилку, как для человека.
Домашняя коза всегда понимала мой язык, и все удивлялись, что козы такие противные, а наша – хорошая, и она у меня как под гипнозом. Всё, что ей говорила, она делала. И только я одна знала причину её послушного поведения. За те копейки, которые мама выделяла для меня в школу, я покупала конфеты, потом приносила их домой и угощала козочку. О наших секретных отношениях тоже никто не знал. А ещё я брала по чуть-чуть сигареты у отчима Гунзыра, чтобы он не видел, и давала их нашей Зозульке (козочке), потому что она очень любила их съедать. И об этом никто не знал.
Однажды ливень залил наших цыплят и двоих мы так и не нашли. Я долго ходила и искала их. Через несколько часов поиска я нашла пропавших цыплят на дороге, в луже воды, и они не дышали. Не смотря ни на какие доказательства смерти (холодное тело и отсутствие дыхания) я взяла этих цыплят в свою комнату, замотала в тряпку, и начала дышать на них своим дыханием. Цыплята всё равно не дышали. Ну, так я открывала их ротики и делала им искусственное дыхание. Где-то часа через два таких процедур они ожили и начали дышать. Думаю, что они были в коме, но не мёртвыми. Иначе я не смогла бы их оживить.
Гунзыр очень избивал одного котёнка. Однажды он бил его и душил, у котёнка кровь горлом пошла. Бедное измученное существо уже не могло употреблять пищу, хотя и было голодным. Я давала ему поесть, но котик не мог глотать. Это врезалось в мою память на многие годы, и всегда, когда я плакала от боли и потерь, я вспоминала этого котёнка. Почему я так делала – я и сама не знаю.
На этом размышления под грушей закончились. Мне надо было идти домой, дома много работы. Я вышла из кустов и пошла к своему дому. В эти дни мне было по-особенному тяжело. Со мной произошло что-то странное, и моя сексуальная энергия вышла из-под контроля. У меня начали появляться очень сильные страсти к молодым мужчинам, и я не могла ничего с собой сделать. И в такой тяжелейшей ситуации мне надо было выдержать, сохранить девственность, не превратиться в проститутку.
Совсем недавно я познакомилась по телефону с одним мужчиной, одноклассница дала ему мой номер. Он был уже не очень молодым, но зато он оказался по-настоящему очень вредным. Я не любила этого мужчину, из-за его невыносимого характера, но послать его на все четыре стороны я не могла. Моя внутренняя страсть, которая сжигала меня изнутри, не давала мне этого сделать. Вот где самое страшное и самое трудное место в жизни любой девушки или женщины! Я была девушкой, и мне было девятнадцать лет. Я знала, что я его не люблю, а также понимала, что если влюбится в меня он, то я разобью ему сердце. Но и отказать ему я тоже не могла, потому что моё тело горело огнём, когда я о нём думала или его видела.
Почти конец смены. Я сижу в наушниках перед своей радиостанцией и стучу на ключе - передаю последнюю радиограмму в Кагарлык. Вдруг открывается дверь и в кабинет входит он – Женька. На календаре ноябрь месяц, уже давно выпал снег, а он принёс букет земляники, выращенной в теплице, и даёт мне. Я заканчиваю связь с Кагарлыком и выключаю радиостанцию.
Дальше беру этот букет земляники, благодарю его и не знаю, что с ним делать. Сначала мы минут двадцать разговариваем на разные темы, а потом я размышляю так. Он это принёс для меня, значит, ему должно быть приятно, если я его подарок съем. Букетик был маленьким и ягод совсем немножко. Да, надо их съесть…. Так я и сделала. Женька молчит, ничего не говорит, просто подходит ко мне и обнимает. Я отвечаю ему взаимностью, и мы соединяемся в поцелуе. Я понимаю, что этот мужчина, как человек, – он для меня не подходит. Постоянно меня критикует, грубит, не знает ласковых слов, даже толстяк, и не очень симпатичный, хотя не это главное. Но я не могу его оттолкнуть, потому что мне сейчас нужен хотя бы какой-нибудь, для удовлетворения физических потребностей и для облегчения сильнейших страданий. Я понимаю, что я ему не отдамся, и секса у нас не будет, но и отказаться от каких-нибудь отношений в этот момент я тоже уже не могу. Я помещаю Женьку в свои объятия, страстно поглаживаю его, и целую всё его тело, как ненормальная. Он делает то же самое, и огонь страстей разжигает нас до появления жара и пота. Трудно точно определить, что именно мы делаем в этот момент, но ясно одно – нам жарко, мы быстро и тяжело дышим, пот стекает по нашим лицам, с моим и с его соображением туговато, но одна фраза постоянно кричит у меня в голове: «Я обязательно должна остановиться!»
Должна, должна, должна… Но как это сделать? Вот в чём вопрос. Наконец я собираю всю свою силу воли и начинаю отталкивать Женьку от себя. Ясное дело, что ему это не нравится. Ну а я то, чем могу ему помочь? Я же не виновата, что я должна. Мы все в этом мире делаем не то, что нам хочется, а то, что мы должны в том или другом случае делать, и только так, не иначе. Если я сейчас позволю нашему безумию продолжаться, то будет половой акт, потом нежелательная беременность, потом ребёнок без папы, и сломанная жизнь его и моя. Да, он уверен, что он женится на мне. Но я то уверена в обратном! Поэтому Женька возмущается, а я ему говорю, что рабочий день закончился, надо закрывать кабинет и идти домой. Я уже стала совсем не ласковой и прошу освободить моё рабочее место в конце смены. Хотя нам и не хочется, но мы всё же вынуждены закрыть кабинет и выйти из здания, чтобы отправиться домой.
Не знаю, какими там воспоминаниями нагружал себя Женька, но лично мне дома было просто невыносимо. Я вспоминала нашу встречу, и волны сексуальных чувств накрывали меня с головой. От этого мне было очень мучительно и очень жарко. Чтобы облегчить свои мучения – я решила оставить на себе одежды – как можно меньше. Разделась до лифчика и трусов, легла сверху на одеяло кровати и охлаждаюсь. Вдруг вошла в мою комнату мама, чтобы пожаловаться на то, что газовщики совсем потеряли совесть. Середина ноября, морозы, а они отключили газ и делают какой-то ремонт. Мама стояла передо мной в зимнем пальто, в шапке и в сапогах.
--Мама, ты с улицы?- спросила я.
--С какой ещё улицы? Я уже часа три сижу в спальне и никак не могу согреться.
--Мам, ты серьёзно,- удивляюсь я.
--Энни, ты специально притворяешься? Если тебе хочется поиграть в вопросы и ответы, то посмотри на градусник,- отвечает мама.
Я сползаю с кровати и подхожу к градуснику, который висит у меня возле двери, и с огромнейшим удивлением обнаруживаю на нём – плюс восемь градусов. Мама замечает во мне что-то непонятное, и делает предположение, что я заболела, у меня грипп. А я говорю маме, что всё хорошо, и выхожу во двор, чтобы на всю жизнь отложить в своей памяти это интересное состояние. Приседаю возле порога и всовываю руки в снег. Я не чувствую холода и снег тает вокруг меня. Вот это состояние! Впервые в жизни я почувствовала такое.
Кому-то может показаться, что подобной сексуальной страсти не бывает, но на самом деле, всё то, о чём я говорю, реально происходило в моей собственной жизни, и это истинная правда, и я пережила такое на собственном жизненном опыте. Если в прочитанное совсем не верится, то, в ответ на это неверие, мне хочется порекомендовать поинтересоваться йогой туммо.
Есть много информации о том, что йоги туммо сидят голые на снегу в сильный мороз. У них на плечах может быть накинуто мокрое покрывало. Из покрывала поднимается пар, и снег тает вокруг них. За ночь это покрывало мочат несколько раз, и оно постоянно высыхает. Таким людям ни в какие морозы не бывает холодно.
Сначала йогин туммо соблюдает строжайшее половое воздержание, чтобы накопить сексуальную энергию. И это условие, в мои девятнадцать лет, мной было идеально выполнено, потому что до этого момента я только обнимала и целовала мужчин. Сексом я с ними не занималась. Потом йогин превращает сексуальную энергию в тонкую огненную энергию, посредством которой вырабатывается внутреннее психо-физическое тепло и эта энергия должна циркулировать по нервным каналам психической нервной системы. Мужчины туммо визуализируют танцующую обнажённую девушку шестнадцати лет в форме Ваджра Дакини, а женщины воображают себя этой девушкой. Цель – пробудить сексуальную энергию и силой мысли заставить её согревать своё физическое тело внутренним огнём.
В те дни я ещё не знала, что такое туммо и никогда об этом даже и не слышала. Но я это туммо неосознанно выполняла. Мама ходила по комнате в шапке, и в зимнем пальто, а я в одних только трусах и лифчике плавила снег перед порогом дома и не знала чем охладиться. Я не воображала Богини Ваджры Даккини, но я воображала «божество» по имени Женька, и мне казалось, что я быстрее сойду с ума, чем всё это когда-нибудь прекратится. Я не знаю, что при этом чувствуют йоги, но мои личные ощущения были просто ужасными.
Выходной. Мама сварила суп на завтрак и всем насыпала в тарелки. Я вошла на кухню, попробовала, и что-то мне этот супчик показался на вкус - как вода. Я добавила немножко соли. Пробую ещё раз, а суп опять, как вода. Я ещё половину ложки добавила, но ничего не изменилось. И когда я и сама уже начала соображать, что здесь что-то не то, мама в ужасе проговорила:
--Что ты делаешь? Я же сегодня нечаянно суп пересолила.
--А мне показалось, что не досолила,- ответила я.
Потом я всё же съела суп, какой есть, и молча пошла в свою комнату. Вот это новости! Я не чувствую вкуса соли. Наконец-то я начала понимать, почему если кто-то сыпет много соли в пищу, то ему говорят, что он влюбился. Но только к этому надо добавить одно замечание. Любовь на соль не действует. Действуют сексуальные чувства.
Телефонный звонок. Поднимаю трубку – Женька. Чего на этот раз он заявит обвиняющего и невыносимого? Ага, поняла. Выругал меня за то, что я съела его землянику, и не поделилась с ним. А тот факт, что я растерялась, не зная как быть и что мне делать – всё не считается. Называет меня некультурной и невоспитанной. Ну, такое поведение в его стиле, я уже привыкла. Эх, нет, чтобы хоть раз в год меня похвалить…. Всё только критика, критика и критика. Ладно, пусть что хочет, то и думает. Всё равно я замуж за него не пойду. Он сам добился моего отказа, своим характером.
Когда наступила зима – в наш посёлок приехал какой-то экстрасенс-целитель. Его имя было - Николай Иванович. Мама уговорила меня пойти к нему и проверить своё здоровье. Он принимал у какой-то женщины дома, под дверью была очередь. Когда уже дошло до меня, и он меня проверял – наши глаза встретились, и, похоже, что ему понравился этот взгляд глаза в глаза. Как я узнала? По его голосу, который неожиданно стал слишком мягким, и по его взгляду, который как бы засиял. Целителем был мужчина, который более чем на тридцать лет старше меня, поэтому я не ожидала от него ничего особенного. Он пригласил меня в Киев, дал адрес, и объяснил, что мне надо срочно что-то там подлечить, вроде бы желудок, я уже точно и не помню.
Приехала, нашла его дом, его квартиру, и под дверью много людей. Минут через двадцать он вышел посмотреть, что там за дверью, и увидел меня. Сразу же пригласил войти без очереди.
В комнате он, на расстоянии десяти сантиметров от моего тела, водил руками, делал какие-то магические движения, а потом спросил: «Ты что-нибудь чувствуешь?» «Да, чувствую. Энергия идёт из низа живота вверх»,- ответила я ему честно и откровенно, как пациент в кабинете врача. У меня тогда не было к нему сексуальных чувств. Это было что-то другое, но, также само, оно выходило из низа живота и поднималось вверх.
Николай Иванович обнял меня и прижал к себе. Я испугалась и оттолкнула его. Потом он назначил для меня специальную встречу в неприёмный день, и объяснил, что людей не будет, можно хорошо полечиться и пообщаться. Я ничего не сказала против этого, молча уехала домой.
Дома я сама себя испугалась. Когда я вспоминала целителя – у меня тоже появлялись сексуальные чувства. Какой ужас! Старый дед, который более чем на тридцать лет старше меня, а я к нему тоже что-то чувствую! Пусть и не так ярко выраженно, как к Женьке, но всё равно что-то есть. Как же я буду со всем этим жить? Где найти лекарство от этого.
В назначенный день, через недельку, я всё же к нему поехала. Встретил он меня дружелюбно, пригласил в комнату, и сначала решил пообщаться со мной на интересные темы.
Он что-то рассказывал о духовных путях, о людях, о приходящих и уходящих цивилизациях, но я в его рассказах не могла никак понять одного: откуда у него вера в то, что он мне говорит, и где источник пророчеств? Очень было похоже на то, что он хотел мне внушить какое-то безразличие к происходящему в нашей жизни, потому что моя жизнь, как и жизнь многих цивилизаций на планете, коротка, как одно мгновение, и не надо на всё смотреть серьёзно. То есть, подготавливал к безумному решению.
Это уже сейчас я хорошо знаю обо всём, что происходит вокруг, но тогда я не знала ничего, просто внимательно слушала. А он рассказывал совсем не то, что известно мне сейчас, но что-то рассказывал. После беседы Николай Иванович пригласил меня на кухню и угостил облепиховым чаем. Расхваливал, что облепиха – это не просто вкусное варенье, но и очень полезное. Потом он сделал мне предложение. Он предложил выйти за него замуж. От удивления я чуть не упала под стол. Дед пятидесяти двух лет женится на девятнадцатилетней девушке! Вот это была бы сенсация! Но не будет этой сенсации, потому что за деда, которого я даже и не знаю, как человека, замуж я не пойду. Целитель меня не понимал. Он говорил, что многие женщины хотят выйти за него замуж, но он всем отказывает, а мне вот предложил. Ещё напоминал, что у меня будет квартира в Киеве, киевская прописка и много денег. Нет, я всё равно не соглашалась.
Дальше было настоящее приключение. Он повёл меня в комнату и начал угрожать, что гипнозом вырубит меня за пять минут. Опять гипноз? Надо же - пятый сеанс гипноза в моей жизни. Нет, этого я уже не боялась. Кто меня только не гипнотизировал до встречи с Николаем Ивановичем, но ни у кого не получилось, значит и у него не получится. Да, я угадала, у него тоже ничего не вышло, и он потащил меня на свой диван.
--Это мой личный диван, и на этом месте сплю только я. Посетители не имеют права к нему прикасаться. Одной только тебе я разрешил войти сюда и лечь на этот диван,- объяснил мне целитель.
--Я вас понимаю, но необязательно так жертвовать своим местом. Я согласна прямо сейчас его освободить,- ответила я.
Нет, Николай Иванович не желал меня отпускать, как и я, в своё время, не желала отпускать Женьку. Ах-ах-ах, дедушку я понимала. Когда он уже был на мне, и я не хотела с ним бороться, как раньше боролась с молодыми и сильными парнями, я сказала ему, что я приехала не одна, а с тётей. Тётя у меня очень неспокойная, и если я здесь задержусь, то она начнёт что-то делать. Для полной уверенности я словесно нарисовала своему насильнику, где живёт моя тётя, и каким транспортом мы сегодня добирались. А чтобы не сомневался – я обращалась с ним очень ласково, пообещала отвезти тётю домой и часика через два вернуться к нему опять, потому что наши отношения вроде бы мне понравились.
Он поверил, согласился, отпустил. Ему действительно очень хотелось, чтобы я отправила свою тётю домой, и она не торчала у него под дверью. Я сказала, что я сейчас, я быстренько, и поцеловала его в щёчку.
На самом деле я тогда приехала к нему прямо из родного дома, а не от тёти, и в тот день совсем никого под дверью не было. После того, как я узнала какие намерения у Николая Ивановича, то я срочно от него убежала, и не вернулась к нему ни через два часа, ни через два дня, ни через два года, и вообще никогда в жизни. На этом моё знакомство с экстрасенсом-целителем закончилось.
А дома, в моём посёлке, меня, как и раньше, ждал Женька. И этот парень тоже уже начал продумывать свой план захвата жертвы. Однажды он посадил меня на мотоцикл, и мы с ним уехали на хутор. Там почти не было людей, и в отдалённом месте, возле речки, он пытался меня изнасиловать. Спасло меня только то, что я начала убегать, а у него что-то случилось с мотоциклом, и он не мог его бросить на чужом хуторе. Потом мне стало опасно даже сидеть где-нибудь на природе. Ведь он уже несколько раз накинулся на меня возле речки и пытался прямо там изнасиловать. А я даже и не имела права ни в чём его обвинить, потому что сама же, своим собственным поведением, разожгла в нём эту животную страсть. И мне было плохо, и он сходил с ума… Выход был только один – уехать из дома. Но куда? После некоторых размышлений я кое-что придумала. Надо поступить в любое учебное заведение!
www.proza.ru/2013/09/20/1092

О жизни

главная