Мой Бог - любовь!
URL
19:09 

01.07.2014(1)

Сегодня захотелось создать виртуальный Дневник, и я нашла этот сайт, зарегистрировалась.
Хочется писать о том, что у меня на душе, а на душе много разных запутанных ситуаций. Есть несколько важных целей, которых хотелось бы добиться:
1) Хочу добиться исцеления от некоторых болезней.
2) Хочу, чтобы мои виртуальные друзья были - как братья и сёстры, а не то, что есть на сегодняшний день.
3) Хочу написать фантастическую книгу на Проза.ру, чтобы часть книги показывала реальные события из моей жизни, а остальное - описание чудесной мечты.
4) Хочу научиться привлекать мою любимую энергию, которая если приходит, то открывает мир непознанного и прекрасного. Может это Кундалини, я не знаю с какой энергией имею отношения. Пока не умею её вызывать.
5) Хочу, чтобы все члены моей семьи жили долго, и чтобы никто из нас не пострадал от войны. Я люблю людей всех стран и всех народов и не люблю политики.
6) Хочу примириться с религиями и эзотерикой, чтобы не бояться жителей так называемых "Высших Миров", "Белого Братства", "Шамбалы", "Владык Кармы", Ангелов и Архангелов. Надо как-то перебороть страх перед ними.
7) Хочу добиться возможности больше НИКОГДА не рождаться на Земле.
Примерно на такие темы собираюсь вести свой Дневник.

03:09 

01.07.2014(2)

Свою книгу на Проза.ру я пишу с мечтой о Вознесении. Это, конечно же, фантастика, но приятная фантастика, радующая сердце и душу.

Моя биография такая, что читатель прочитает первые тридцать пять глав этого романа и поймёт, что писала я в нём о себе, хотя и никого в моём романе он не узнает. Все имена героев и места событий полностью изменены, нет даже названия моего родного города. После тридцать пятой главы появляется много фантастики, но и реальные события тоже есть. И кто умеет видеть, тот увидит, а также сумеет найти и отличить настоящую реальность от воображаемой.
У главной героини очень трудная земная жизнь. Много насилия, бедность,безрадостное детство, рано умирают родители. В замужестве у неё появляется ещё большее количество проблем, чем было до этого. Всё та же бедность, постоянная борьба за выживание, и ко всему этому добавляются ещё и физические болезни. Но Энни Раосити начинает замечать, что сильное чувство восхищения прекрасным - это любовь, а любовь - она не просто любовь и всё. Любовь движется какой-то необычной энергией внутри, и эта энергия способна на многое, даже творить чудеса. Все трудности жизни, по сравнению с этой энергией, кажутся мелочами, не стоящими никакого внимания.
Загоревшись идеей освобождения от ограничений и рабства, Энни постепенно переходит в тело Света (с этого места уже пошла фантастика). Потом она встречается со своим любимым Учителем, и Он помогает ей перейти на другую планету совсем из другой реальности.
Хорошо жить в городе Магвильдане планеты Камрегдана, но на Земле у главной героини остались родственники и друзья. Хотя она и нашла своё место счастья в новой реальности, но и от старой реальности тоже не отказалась. Её любовь к бывшим родственникам и друзьям - это очень сильное чувство! Энни старается и им помочь стать свободными. А получится или нет - вы узнаете из последующих глав, описывающих новые события моего романа, который в данный момент находится в процессе создания.

Глава-01 Немножко о себе
Виктория Авосур
ПРЕДИСЛОВИЕ

Несколько лет тому назад в моём доме появилась возможность выхода в виртуал, и жизнь моя стала другой. Я начала знакомиться со многими людьми в интернете, и они мне рассказывали о себе, постепенно открывая всё новые и новые истории человеческих жизней. Одни друзья были очень разговорчивыми, и ничего о себе не скрывали, я узнавала о них почти всё. Другие, наоборот, писали мало, не любили начинать темы, и каждая мелочь из их бытия была покрыта непознаваемой тайной. Но я любила и тех, и других, охотно общалась с разными.
Однажды я познакомилась с женщиной, которая назвала себя Энни Раосити. Её настоящее имя, страна проживания и социальное положение остаются для меня загадкой. Но всего остального она никогда от меня не скрывала, и откровенно рассказывала очень многое из того, что ей удалось познать и пережить на собственном опыте. А пережила она просветление и вознесение в Тело Света. Вполне возможно, что приходила она из тонких миров и, временно пребывая в этой реальности, писала мне письма. Мы более трёх лет общались по интернету, и почти каждый день я находила на своих почтовых ящиках очень загадочные и труднодостижимые объяснения её таинственных истин. Не всё я в них понимала, и даже не знала всему ли написанному можно верить. Потом собрала все письма Энни в одну-единственную историю и написала большую книгу.
И вот теперь я предлагаю эту книгу вашему вниманию, мои дорогие читатели. А что в ней правда и что вымысел – это уже решать вам.

Глава-01 «Немножко о себе»

Меня зовут Энни Раосити. Это не настоящее моё имя. Я его нашла в пространстве свободы и соединилась с ним. А о настоящем имени я бы хотела забыть навсегда. И совсем не потому, что я сделала что-то ужасное, а по причине искажённого и неправдивого про меня мнения многих знакомых людей, которые меня знали.
И так, начну свой длинный и, возможно, в некоторых местах не совсем понятный, рассказ о своей жизни. Но я буду стараться даже необъяснимое объяснять как можно шире, и как можно подробнее, а если совсем не будет хватать слов, то хотя бы через сравнения.
Свободной и вознесённой я была не всегда, и несколько десятков лет тому назад, я начала свою трудную и безрадостную жизнь в очень ограниченном пространстве. Родилась я в бедной семье, мои родители рано разошлись, но психологические разборки продолжались и после развода. Когда мне было семь лет - в моём доме появился сожитель мамы, который был алкоголиком и, по характеру - злым, как зверь. Мою, и так неспокойную жизнь, он превратил в ад. Постоянные пьянки, драки, и другие нервные расстройства повторялись почти каждый день, а денег не хватало ни на что, даже на самое необходимое.
В школе меня не любили. Я всегда имела ужасную одежду, не могла пригласить подружек к себе в гости, не умела играть в детские игры, и даже моя успеваемость по всем школьным предметам была не такой, как мне хотелось, и очень далёкой от совершенства. Так получалось, потому что дома моим родителям было наплевать на мою успеваемость.
Одноклассники надо мной насмехались, обзывали нехорошими словами и били. Родные просто не замечали меня, а друзей у меня не было. После окончания школы я уехала в Киев. Училась в училище, жила у родственников. Там тоже надо мной издевались, потому что я была не такой как все. Я не пила спиртного, не курила сигарет, не употребляла наркотиков. Я ходила в старомодной одежде и не поддерживала разговоров о сексе и дискотеках, потому что никогда в жизни этим не занималась.
В училище меня тоже били, футболили мою сумку, кидали тряпкой в лицо, тоже обзывали… в общем, ненавидели. А родственники, у которых я жила, даже выгоняли из квартиры. Часто мне приходилось ночевать на ступеньках возле лифта или на ж/д вокзале.
Жизнь была невыносимой. Я не могла снять квартиру, потому что у меня не было на это денег, и не могла я вернуться домой, потому что мой отчим добивался от меня сексуальных отношений. В училище я не доучилась. Наш мастер больше не мог смотреть на всё то, что делали мои одногруппники, и перевёл меня на завод. Считалось, что я учусь, хотя в это время я работала на заводе.
Может и действительно были какие-то ошибки в моём мировоззрении, но что я могла сделать, чтобы изменить происходящее, если я родилась в такой семье?! Главная беда была в том, что у меня не было денег. Я не могла ни нормальную одежду купить, ни снять квартиру, ни заплатить за обучение чему-то такому, что очень нравилось моей душе. Я была ограниченной и совсем ничего не могла изменить для улучшения моего плачевного состояния в обществе.
Через несколько лет я поселилась в старом, маленьком, и почти разваленном домике, но зато в красивом городке, на берегу реки. Но пока не буду говорить как это произошло. На какой-то период времени моя жизнь улучшилась. Уже никто меня не обзывал, не бил, не вымогали извращённых сексуальных отношений, всё стало тихо и спокойно. Правда, счастья своего, в те времена, я так и не дождалась.
За годы больших душевных страданий испортилось моё здоровье, и появились перебои в работе сердца. По этой причине мне стало страшно ходить по городу, потому что перебои могли случиться в любой момент и в любом месте. А дальше… Дальше надо было ложиться на асфальт и пить корвалол. Так делать всегда неприятно и не всегда возможно. Позже я нашла выход и из этой сложившейся ситуации, но это было позже.
Мой первый рассказ о себе написан поверхностно, только в общих чертах, и только начало длинной истории о моей жизни. Позже поговорим подробнее, и продолжим начатое.
www.proza.ru/2013/09/06/239

03:19 

02.07.2014(1)


Если кого-то очень сильно любишь, но точно знаешь, что тесный контакт с этим человеком может причинить ему вред, то лучше любить тайно, прекратив все виды контактов. Беда только в том, что многим из нас часто не хватает силы воли пойти на такое.

Ещё в прошлом году я начала писать книгу на Проза.ру. Много читателей было у меня, начиная с того сентябрьского дня, но я до сих пор так и не знаю, что именно они подумали. Сделали выводы, что я хочу вознестись и поэтому пишу такую книгу? Или всё же поверили, что я знакома с загадочной Энни Раосити? Интересно: мои читатели больше верят в то, что книга художественная или они чувствуют жизненные моменты из реала?

Если сказать честно, то все главы, от второй до тридцать пятой - это реальные события из моей реальной жизни. О чём я пишу, начиная с тридцать пятой главы - это секрет, не могу признаться.
Заглянула на свою первую главу. Одну из моих читательниц тронуло безрадостное детство героини. Но мне больше хотелось бы узнать, что они думают о моей связи с Энни Раосити. Она - это я или действительно моя знакомая? До тридцать пятой главы - это действительно я, но что ОНИ об этом думают???
ЧТО ТАКОЕ ОРГАЗМЫ?

Что такое оргазм?
Оргазмы бывают по разным причинам, и часто эти причины даже никак и ничем не связаны с сексуальными отношениями. Хочется разобраться что же такое оргазм вообще, а не в самих причинах его возникновения. Однажды я задала такой вопрос многим своим знакомым. Ответили единицы, все другие постеснялись, и всё же начнём из этого вопроса.


ВОПРОС: "Хочу задать один вопрос, который не знаю к чему больше имеет отношение - к пробуждению Кундалини, или к постельным отношениям. Но вопрос интересный, он волнует и духовных практиков, и увлечённых интимными отношениями
Говорят, что оргазм - это пробуждение Кундалини до второй чакры. Начинается в области таза над копчиком (в треугольной косточке, которую рисуют йоги как место, в котором находится Кундалини) и после вспышки разливается на живот, сердце, половые органы, клетки тела пульсируют, оргазм вызывает пульсацию влагалища у женщины и семяизвержение у мужчины. В этот момент область над копчиком не заметить невозможно, и мёртвого разбудит. А последствия разлива разные и у всех по разному. ВОПРОС: Да? Это так? Ты можешь это подтвердить?

Причины оргазма бывают разные: 1) Половой акт с партнёром, 2) Мастурбация полового органа руками, 3) Личные фантазии, 4) Постукивание тазом об дерево, 5) Отчаяние... Кто-то бежит на электричку или на работу, и когда понимает, что успеть невозможно - начинается оргазм, 6) Лёгкая боль. Кто-то уши для серёжек проколол, и вдруг оргазмы. 7) Духовные практики. Например, кто-то читает мантру и вдруг... возбуждение низа живота и области над копчиком. Человек делает движения тазом, чтобы сорвать оргазм, иначе пойдёт вверх аж у голову и будет очень страшно, даже до потери сознания.... В общем причин много.
Сам оргазм имеет ограниченное количество пульсаций. У мужчины во время семяизвержения, а у женщины пульсации влагалища могут быть три-четыре раза подряд. Но область над копчиком неограничена. Она зудит через каждые 25 секунд и просит сжимать ягодицы, двигать тазом в стороны, как бы делать толчки энергии из своего места вверх. И потом уже весь живот в огне, ничего не разберёшь, но зато область в позвоночнике над копчиком хорошо чувствуется. Так может быть шесть часов подряд. И так круто, что ого-го!!!
Всё я описала, и можно было бы обрадоваться, что так и есть, если бы не одна проблема.
Именно то, что наиболее круто, и что не заметить невозможно, и что так сильно, что и мёртвого разбудит (в области таза над копчиком) одни чувствуют, а другие нет. А ещё у одних пробуждена Кундалини, а у других нет. Всё это очень странно - как для интимных отношений, так и для духовных практиков, работающих с Кундалини. Вот поэтому я и спрашиваю. Повторю вопрос: Оргазм начинается зудом над копчиком, там вспыхивает и разливается у всех людей по разному, и с разными проявлениями, но идёт точно из этого места, в области таза (позвоночника)? Да? Это мой вопрос."

Задавая всем этот вопрос, я узнала, что оргазм бывает в животе, в половых органах... та где угодно, и как угодно, но только не разрядами из области позвоночника над копчиком, с последующим разлитием энергии на половые органы и пульсацией.

Были и очень эзотерические ответы, как этот:
" При оргазме обычно Кундалини поднимается именно что не до второй чакры, а гораздо выше. Очень часто поднимается до головы и разливается по всему телу! Можно сказать, что оргазм — это почти тот же самый опыт поднятия Кундалини, который почти всем нам очень хорошо знаком. Разница только в том, что при обычном оргазме это поднятие Кундалини — неуправляемое, держится только некоторое ограниченное количество импульсов (женщины тут имеют значительные преимущества), а затем спадает и уже само не поднимается какое-то время, может произойти "обесточивание", усталость или просто повторы подобного состояния на время становятся недоступными.
Практика же Кундалини позволяет удерживать "змеиную силу" поднятой долгое время. Не столь сложно поднять, сколь сложно удерживть, не позволять опускаться.

ЦИТАТА: "Именно то, что наиболее круто, и что не заметить невозможно, и что так сильно, что и мёртвого разбудит (в области таза над копчиком) одни чувствуют, а другие нет. А ещё у одних пробуждена Кундалини, а у других нет."

Живые существа в человеческих телах на это планете —очень-очень разные присутствуют, с очень разным состояним сознания и внутренней жизнью. Так что неудивительно, что и касательно оргазмов и кундалини всё так по-разному.

ЦИТАТА: "Оргазм начинается зудом над копчиком, там вспыхивает и разливается у всех людей по разному, и с разными проявлениями, но идёт точно из этого места, в области таза (позвоночника)? Да? Это мой вопрос."

Нет, может быть и по-другому. Вот недавно был на "околотантрическом" фестивале, там, например, одна девушка вела мастер-класс (я на нём в результате не был, так как пошёл на другой — там дновременно по 4–5 мастер-классов шло на выбор) на котором рассказывали про 13 (тринадцать!) типов женских оргазмов и 7 (семь) мужских.
Тебе бы хорошо сейчас подошли практики, поднимающие количество оджаса (можешь погуглить, что это, я потом тоже могу позже пояснить), потому что у тебя много внутреннего огня, который проходит, трансформируется, и не всегда наилучшим способом. То, что много огня, это хорошо, здорово бы научиться его использовать так, чтобы он не выжигал твой оджас."

Но я всё равно хотела понять, что такое оргазм. Я описала подруге всё подробно, попросила повторить, а потом ответить:

"Предлагаю тебе проделать тайное, секретное, упражнение. О всём, что у тебя получится - потом подробно опишешь. И так, дождись у себя в предоргазменного состояния, а потом не дай ему просто сорваться пульсацией. Пульсации - это неинтересно, они меня даже и не интересуют, мелочи, ерунда. Сделай то, что я сейчас напишу. Когда у тебя будет предоргазменное состояние, то напряги и вытяни ноги, как струны. Они должны стать ровными и натянуться, как две струны. Немного расставленные, это ничего, но должны быть ровные, как две струны, напряжённые и вытянутые. Одновременно очень сожми попку (ягодицы) и влагалище. При этом будет такое ощущение, как будто влагалище втянулось во внутрь. Сильно-сильно сожми, чтобы попка стала, как железная, или деревянная. И тоже одновременно лобок выпирай вперёд. Ты будешь лежать на спине, поэтому лобок тяни к потолку.
Если пойдёт разрядка из позвоночника над копчиком, то постарайся втянуть низ живота и поделать движения тазом вперёд-назад. Через 25 секунд опять ноги вытягивай, как струны, сжимай попку и влагалище, чтобы стали, как деревянные и лобок вперёд. Потом опять втягивание живота и движения тазом вперёд-назад. Не останавливайся. Тебе станет очень жарко, а ты продолжай. Где-то после пятого раза ты будешь чувствовать только точку в позвоночнике, чуть левее от самого центрального центра. Она раздраконится и привлекать тебя будет только эта точка, больше ничто. Всё, что у тебя было до этого (пульсации влагалища, толчки тазового дна...и т.д.) это и у меня было, и оно не стоит внимания, если нет активации этой точки. Вся цель оргазма - достать и активировать именно её. Понимаешь? В общем, сделай, а потом напишешь что вышло. Не забудь список всего, что делается одновременно при предоргазменном состоянии. Ноги - как струны, попку - как дерево, влагалище втянуть и лобок вперёд. Запомнила? При разрядке втягиваешь низ живота и движения тазом вперёд-назад. Сделай, а потом опишешь всё, что получилось."

Проделала она, и ничего у неё не вышло. Мужчины тоже говорят, что не находят у себя никакой активации точки впозвоночнике, у них только пульсация полового органа. А ведь именно из неё идёт энергетический разряд по яичникам, и потом поднимается вверх.

Один эзотерик прислал мне интересный эзотерический ответ про оргазмы:
"Конечно, от стадии духовного развития человека зависит как идет сексуальная энергия. Вообще сексуальная энергия идет из второй чакры, но у большинства людей она затем идет вниз в первую чакру.
У людей стремящихся к духовному она идет вверх к горловой чакре (которая находится на уровне рта, а на уровне шеи вторичный энергоцентр отвечающий по сути за внутренний диалог). Горловая чакра отвечает за творчество и самовыражение, то есть стремящиеся используют сексуальную энергию как топливо для творчества и вообще творческого подхода к жизни в целом и к духовному пути в частности. Это правильный метод развития. Именно поэтому почти во всех религиях начинающим рекомендуется половое воздержание, чтобы сексуальная энергия не расходовалась понапрасну на физические удовольствия, к котором легко привыкнуть и эмоционально привязаться (что становится сильным тормозом на пути), а использовалась для Богореализации.
Кундалини это нечто совсем другое. Это спящая огненная энергия самой материи, из которой состоит тело. Кундалини должна медленно и постепенно подниматься по позвоночнику, "просверливая" по ходу эфирные пробки между чакрами. Горизонтальных пробок 5, начиная от пробки между солнечным сплетением и сердцем, а затем еще 6 пробок под углами в голове между вторичными чакрами. Кундалини должна раз за разом подниматься все выше по позвоночнику, в конце концов растворяя пробки. В итоге Кундалини должна выйти через макушку, растворив пробку в ней, чтобы поток огненной энергии высших планов мог вливаться в тело. Затем человек должен уравновесить потоки огня сверху и снизу. Весь этот процесс занимает не одно воплощение, в среднем - около 7 воплощений. Таков Путь с точки зрения энергетики центрального канала. Однако, многое нужно понимать и знать, кроме этого.
Кундалини, естественно, усиливает сексуальную энергию, проходя через вторую чакру. Нужно постоянно тренироваться в различении, чтобы уметь отличать разные энергии, ведь их очень много проходит через тело и в самом теле, а также в астральном и ментальном телах."

Из его ответа можно сделать выводы, что оргазмы бывают разные. Одни идут вверх, а в обычных людей энергия возвращается в первую чакру. Так это или не так - сказать трудно. Я продолжаю размышления и поиски.

13:42 

02.07.2014(2)


Вчера я поссорилась с одним из самых лучших своих друзей. Мы то потом помирились, но о ссоре он помнит.

ДИАЛОГ ССОРЫ:

ДРУГ: Поживёшь в России поймешь.

Я: Ты насмехаешься? Когда? В следующей жизни? Не факт, что меня в Россию пошлют, когда отправляют на Землю, то по формуле - чем хуже, тем лучше. Кто куда не хочет - туда и отправляют.

ДРУГ: Видишь ты меня не понимаешь, потому что здесь не живёшь. Поэтому и не веришь моим словам. А по поводу - где ты будешь с в следующей жизни, то в том месте, где лучше для тебя и твоей души.

Я: Ага, и рыба определяет оленю где ему лучше. Поэтому пишет: "Больше воды и меньше воздуха..." Это я о владыках кармы. Они пишут нам из другой реальнсти, поэтому они - как рыбы, которые пишут судьбы для жителей суши. Определить где лучше живётся на Земле возможно только с площадки Земли. Но как только с этого места Существо сошло - всё, ни о какой справедливости нельзя говорить. За пределами земной реальности всё пишется как "под наркотиком".

ДРУГ: Всё я с тобой на эти темы не говрю, и твой факт равен чистому бреду! Сама выдумала, сама и поверила. Знаешь почему мы в этом вопросе не понимаем друг друга? Я жизнь воспринимаю - как возможность, а ты - как наказание. Да будет человеку по мыслям его. Ты думаешь, что у тебя самые плохие условия жизни, поэтому мне тебе вообще нечего сказать.

Я: Скажу откуда я знаю. Пока я на Земле - все земные стихии воспринимаются не так, как во сне. А во сне - и в огне не больно, и на все страдания мира начхать и наплевать. Хожу по воде, в меня летят предметы и сквозь меня тоже, боль притуплена до приятного ощущения. С той колокольни (во сне) согласна любую судьбу писать, как владыка кармы, и ничего не бояться. Но ровно через 5 секунд после пробуждения совсем другое восприятие мира. Поэтому владыкам кармы надо сначала ПРОСНУТЬСЯ на Земной план. Вот когда они будут здесь писать, а не там, то тогда я поверю, что они адекватно воспринимают обстановку. Иначе - извини, у меня есть ОПЫТ. Ну что ты можешь предоставить против опыта??? Что??? Скажи.

ДРУГ: Это тело - это органичения тела, и не ты одна такая, все испытывают эти ограничения, но некторые их преодолели. Хотя знаешь, я думаю честно6 владыкам кармы на твои слова плевать, просто плевать. Не они устраивают эволюцию, материя очень долго эволюционирует.

Я:ЦИТАТА: "Ты думаешь, что у тебя самые плохие условия жизни, поэтому мне тебе вообще нечего сказать." ОТВЕТ: Я не о себе. Я о траве, цветах, жуках, и о том зайце, о котором написал добрый автор на Проза.ру. Запомнила на всю жизнь. Почему сразу о себе?

ДРУГ: У тебя не опыт, у тебя дурное предубеждение, что тебе все должны, и только ты знаешь как всё правильно. Разочарую тебя: ты ни капли не занешь. Травы умирают как и жуки, и сразу возрождаются.

Я: ЦИТАТА: " Хотя знаешь, я думаю честно, владыкам кармы на твои слова плевать, просто плевать." ОТВЕТ: Верю, что им плевать. Перечитай мои слова: "Пока я на Земле - все земные стихии воспринимаются не так, как во сне. А во сне - и в огне не больно, и на все страдания мира начхать и наплевать." Я верю, что им плевать, потому что и мне во сне наплевать.

ДРУГ: Некоторые жуки живут вообще по пять дней.

Я: Важно не продолжительность жизни, а качество жизни. Но они ничего не воспринимают как у нас, они пишут нам качество жизни - как под нарктиком.

ДРУГ: Они не отвечают за страдания, Страдания создаёт человек, своми поступками. Вразуми себе это. В общем, ни х..а у тебя опыта нет. Ты даже не занешь темы разговра.

Я: Та они там, где пишут,- под кайфом, как я в ОСах. Вот тебе и опыт! Я же о честном опыте с тобой. Почему ты мне не веришь? Там и мне всё воспринимается - как под наркотиком.

ДРУГ: В твоей жизни и её неурядицах виновата только ты. Не обстоятельства и ничто другое. А твой образ мысли.... ты думаешь, что все страдают, да н...р, страдают такие люди, как ты, потому что у них все виноваты вокруг, но только не они.

Я: А владыки кармы не под кайфом нам судьбы пишут? Нет? Мы сами пишем или они? Что же они делают? Развлекаются?

ДРУГ: Ты глухая и читать не умеешь? Повторю: "В твоей жизни и её неурядицах виновата только ты."

Я: Ещё раз говорю, что я не о своей жизни. Я о природе пишу.

ДРУГ: Пиши дальше. Для украинцев Путин - Х...о, для тебя - владыки кармы. Чем Ты отличаешься от своих собратьев? Виноватых ты нашла, и теперь так на всю жизнь у тебя и останется. Я не хочу на эту тему говорить с тобой, потому что бесполезно и обидно, что ты элемнетарных вещей не понимаешь.

Я: Прекрасно. На бытовые темы мы с тобой не поссоримся, потому что меня не волнует, я с радостью иду на любые уступки, ты тоже. За людей тоже не поссоримся, люди сами в сложных обстоятельствах. К ним нет претензий, просто понимание или сочувствие. А вот если до владык кармы добраться, то мы много знаем. МНО-О-О-ГО ЗНАЕМ!!! (и ты, и я). Видели, общались с ними (и ты и я), опыт есть. Самая лучшая тема для ссоры. Прекрасно. А если никаких владык кармы не существует, и их придумали? То ещё лучше? Мы с тобой молодцы!!! Так держать!!! Если нет ничего для ссоры на Земле - из Космоса достанем.

ДРУГ: Вот ты веришь, что кого-то можно обвинить необоснованно, а потом он будет ходить,- всю жизнь ходить с этим крестом преступника, который не совершал преступления. Так вот ты обвинила тоже. Я разбираюсь в вопросе владык кармы. Ты, что никогда не можешь признать, что можешь ошибаться, просто ошибаться?

Я: А ты защищаешь их на таких же основаниях, как и я обвиняю. Ты с ними жил, их видел, можешь поручиться чем угодно, как и я обвинить, потому что собственными глазами видел? Ну да, а я собственными глазами видела, что они неправы (ха-ха). Мы с тобой нашли гениальный повод для ссоры - из Космоса достали. А ты??? Вдруг их вообще не существует?! Ото потеха будет, когда узнаем об этом. А вдруг ты неправ? Или точно видел, что они СПРАВЕДЛИВЫ??? Видел?

ДРУГ: Ответь мне на вопрос, а не задавай встречный вопрос. Они не нагружают ношу и относятся к людям с большим состраданием, чем тебе кажется.

Я: Отвечаю: Под большим вопросом, что они вообще существуют. Ты защищаешь то, что взял просто на веру, но сам не видел. Поэтому наша с тобой ссора - цирк!!! Как ты можешь утверждать непроверенное и неувиденне, а взятое на веру? Никак. И я никак свою веру не могу доказать! Поэтому в моих словах столько же истины, как и в твоих. Да-да, честно. Сначала посмотри и убедись, а потом начинай доказывать. То же самое касается и меня.

ДРУГ: Если есть карма, то есть и её исполнители. И как ты можешь утвержадть, что любишь кого-то, если не видела Любовь? Я говорю, я это не беру на веру, я просто знаю.

Я: А что если есть только Бог и мы? А дальше всё, - просто притягивает по сходным вибрациям - одних в Россию, а других в Африку. Ты своих посредников верой создал. Я тоже. И я и ты не правы в своём споре, потому что цепляемся за ВЕРСИИ.

ДРУГ: Это не версии. Так ответь мне на вопрос А как ты можешь утверждать, что любишь кого-то, если не видела Любовь?

Я: Какая разница каким органом воспринимать? Можно зрением, а можно тем, что в области сердца огнём горит. Только не надо говорить, что владыки кармы в каком-то месте у тебя горят. Не поверю.

ДРУГ: Ты Любовь видела? В глаза. Не чувствовала, а видела? А если не видела, значит по товей логике её нет? Ты только веришь своим глазам?

Я: Зачем видеть? Что-то можно увидеть, что-то нанюхать, что-то руками натрогать, а что-то сердцем. Я любовь сердцем натрогала и это ОПЫТ, а не вера.

ДРУГ: Ты видела Любовь,? Ответь прямо. Я тебе показываю логику, и сердцем я чуствую как работают владыки кармы, и сострадание их знаю, и справедливость тоже.

Я: Ты владык кармы чувством огня в области какой-то чакры натрогал??? Любовь чувство зажигает, а владыки кармы нет. Моё сердце чувствует, что они работают под кайфом, потому что не на Земле. Они неадекватно воспринимают обстановку. Но я могу ошибаться и чувство чего-то другого воспринимать за этих владык, как некоторые люди сексуальную страсть воспринимают за любовь. Но мы то с тобой знаем какая любовь. Вот видишь, как всё просто. А ты сердишься из-за какой-то придуманной причины, которую фантастка Б. написала.

ДРУГ: У тебя не зажжёт, коль твоё сердце носит осуждение неправедное. Ты издеваешься, продолжай дальше. Я понял, ты ещё не знаешь всевмещающей любви, поэтому так и происходит.

Я: Не тебе судить, что у меня в сердце горит, а что нет. Я лучше знаю.

ДРУГ: Тема закрыта.

Я: Правильно. Поддерживаю.

21:21 

02.07.2014(3)


Сегодня я размышляла о чувствах. Да, мне случайно пришло в голову задуматься над природой чувств. Я никогда в жизни раньше не думала над этим, и вдруг задумалась. А когда я задумалась, то погрузилась в шоковое состояние. Я поняла, что чувства то наши!!! У меня появилось ощущение чуда!!! ЧУВСТВА НАШИ!!! Они принадлежат не Учителям высших миров, "Белому Братству", ужасным владыкам кармы, мировому правительству или теософскому обществу, а нам!!!

Один слышит слово "россиянин" и хочется убить, а кому-то другому россиянина хочется обнять. Их чувство принадлежит им, а мои мне. Разное также чувствуют и тогда, когда видят розу, слушают музыку, например, Жан Мишель Жарре, или едут на велосипеде. Я бы и не хотела, чтобы внутри меня сидел кто-то и всё чувствовал вместо меня. Где оказалась бы я в таком случае?! Я оказалась бы зомбированной биомассой.

Скажу в чём же секрет потрясения. А в том, что чувства мужчины и женщины - это их личное, а не навязанное им кем-то наверху!!! И то, что другой мужчина к той же самой женщине вообще ничего не чувствуешь - это тоже его личное, а не пренадлежащее какой-то Сущности у него внутри. В результате не кто-то свыше, а мы сами виноваты, если вдруг становимся рабами. Никто нас не наказывает, и влюблённые друг в друга - в том числе. Бывает, что женщина ничего для этого не делает, а когда видит любовь мужчины, то вместо радости расстраивается. Значит она его не наказывала, он сам!!! И тот, который не любит её - он тоже сам остаётся свободным от этой же женщины, а не кто-то вместо него. Никаких блоков на чувства друг к другу никто в нас не вставляет, и программ любви тоже. Мы сами или любим, или ничего не чувствуем. И это наше, это принадлежит нам.

Из всего сказанного следует, что никто нас не наказывает. Мы сами себя делаем рабами или свободными. Мы также и политику сами себе выбираем. И любить или ненавидеть россиян - это наше личное, а не внешние программы свыше.

И если это так, то нет и несправедливсти. Просто мы часто думаем, что чувства ничего не решают, и в этом мире не важно что мы чувствуем. Мы только доноры рептилоидов. А если вдуматься, то важно!!! Именно чувства всё и решают. Именно чувства убивают людей на войне, и именно чувства делают рабами мужчин перед женщинами или женщин перед мужчинами. Чувства благословляют или разрушают нам жизнь. Многое зависит от чувств.

01:34 

03.07.2014

Вторая глава моего романа написана о первой любви.

Глава-02 Первая любовь
Виктория Авосур

Я сидела на балконе, на ящике с овощами, и смотрела вдаль. Перед тем домом, в котором я теперь жила, в Киеве, у родственников, находился детский садик. Я часто любила сидеть на этом, не очень удобном ящике, и наблюдать, как играют детишки. Они все были такими забавными и такими невинными…
Вдруг, по тротуару, к моему балкону, подошёл молодой парень. Увидел меня и спросил:
--Привет. А ты кто?
--Я Энни, я тут живу.
--Ты сестра Вадима, моего одноклассника?
--Да, я его сестра. А ты кто?
--Моё имя Андрей. Я учусь в одном классе с твоим братом. Мы сегодня встречаемся в подвале. Это здесь, в подвале вашего дома. Приходите туда с Вадимом где-то на пять часов вечера, я буду ждать тебя,- ответил Андрей.
Я смотрела на него и, растерявшись, не знала, что ему сказать в ответ. Он был таким красивым! Светло-русые волосы, сине-голубые глаза, стройная и крепкая фигура… Всё это мне очень нравилось. Я тогда была девчёнкой пятнадцати лет, а Андрею было четырнадцать. Ну что мне надо было сказать в ответ этому красавцу?!
--Не знаю, я… я подумаю,- ответила я ему.
Та квартира, в которой я тогда жила, находилась на первом этаже, поэтому мы друг друга хорошо видели и хорошо слышали.
Когда Андрюшка ушёл – я начала готовиться к походу в подвал. Я была очень взволнованной, потому что раньше, ещё никогда в жизни, никто из мальчиков не приглашал меня ни на какие встречи. Такое было впервые, поэтому и пробуждало во мне очень необычные чувства и эмоции. Я думала о нём, переживала, хотелось сделать так, чтобы ему понравиться.
Во второй половине дня вернулся домой мой двоюродный брат Вадим, и я ему рассказала о своём разговоре с балкона с Андреем. И ещё я у него спросила - может ли он меня взять в подвал на сегодняшнюю встречу со своими друзьями. Вадим согласился. Осталось только дождаться того момента, когда будет ближе к вечеру.
Оказывается, в городских подвалах темно, а я и не знала об этом. Я же впервые в жизни попала в такое место! Но мои новые друзья взяли свечки. Почему не фонарики, а свечки – я не знаю, но это были именно свечки. Дальше мы пробрались к каким-то трубам и сели на них.
Среди многих парней я была одна, и я мало разбиралась в том, о чём они говорили. Какие-то школьные воспоминания, разговоры об учителях, и о приколах с одноклассниками. Никого из обговариваемых лиц я не знала, и мне было даже неинтересно. Меня интересовало совсем другое. Я поглядывала на Андрея, и очень хотелось сесть где-то ближе к нему, но и возле меня, и возле него, все места были заняты.
Чуть позже Андрюшка уже сам меня позвал, и предложил, чтобы я села ему на колени. Я согласилась и подошла к нему.
Впервые в жизни я сидела у парня на коленях и чувствовала его тепло. И не только тепло, я и ещё что-то чувствовала. Даже и не знаю, как это объяснить, но мне было хорошо, сладко и приятно. Я была в объятиях его рук и необыкновенных вибраций,- я была счастлива, как никогда раньше.
Антон напротив нас рассказывал анекдоты, и все его очень внимательно слушали. Только одна-единственная свечка горела в подвале, и та возле Антона. Я и Андрей сидели в тени, и никто из присутствующих нас не замечал, или делали вид, что не замечают.
Потом… потом Андрей взял мою руку в свою, и начал водить своими мягкими и горячими губами по тыльной её стороне. Искорки блаженства начали пробуждаться в каждой клеточке моего тела, и я всё больше и больше погружалась в волшебство этих прикосновений. Мне хотелось ответить ему взаимностью, но я не знала как. Я только обнимала его второй рукой…
Ничего особенного в тот вечер не произошло. Посидели, поговорили, нарисовали на потолке подвала несколько фигурок дымом от свечи, и разошлись по домам.
В выходные я решила съездить домой и побывать у своей мамы в нашем посёлке. Я любила свою маму, и часто за ней скучала. А ещё мне очень хотелось побродить по нашим родным горам, и в акациевом леску, посидеть на берегу реки или же просто, ни о чём не думая, наслаждаться ароматом жасмина, который огромным кустом рос у нас во дворе. Помню, как я в детстве постоянно строила себе домик в жасмине, и любила долго в нём сидеть, особенно в те дни, когда отчим устраивал в доме скандалы, а эти скандалы были почти что постоянными.
И вот я спешу домой, к маме, из Киева в наш посёлок. Я доехала к небольшому городку, и там мне надо было сделать пересадку на другой автобус, но я опоздала на двадцать минут. Последний автобус ушёл, ж/д вокзала нет, и родственников, чтобы переночевать, нет. На часах было 18:30, и от автостанции, которую скоро закроют, к моему дому, примерно тринадцать километров. Что же делать? Да, я решилась на это, я решилась идти пешком через большой лес.
Как только я вошла в лес – мне стало в нём приятно и красиво. Я шла не той дорогой, по которой едут машины, потому что боялась людей. Я шла далеко от дороги, лесом. Лесные звери казались мне не такими страшными, как люди, и в этом я не ошиблась.
Пока я шла лесом – было мне очень радостно. Сладко пахли деревья, весело щебетали птицы. Ни один зверь не тронул меня, в лесу,- я была в безопасности. Долго я шла и шла, потом ночь застала меня в лесу, а я всё шла, и ничего не боялась.
Когда уже лес закончился – я вошла в деревню, на окраине леса. Потом я хотела войти в посадку, которой можно добраться к моему посёлку. И вдруг, я увидела молодого парня на велосипеде, примерно моего возраста. Он посмотрел на меня таким взглядом, что я всё поняла, и начала обдумывать куда мне спрятаться, хотя тот парень уехал в противоположном направлении. Долго думать было некогда, потому что наступила ночь, и вернуться он мог очень быстро. Надо было срочно действовать.
До сих пор удивляюсь, как я по одному только взгляду, разгадала мысли незнакомого мне человека. Но разгадала я их очень правильно. Пробежала посадкой немного вперёд, а потом повернула влево, и в другую посадку, которая ведёт не в деревню, а в поля…
Вдруг, где-то очень близко, послышался шум многих велосипедов. Я присела под деревом, и вслушивалась в голоса наверное целой группы незнакомых мне парней. Они искали меня, обговаривали куда я могла пойти, прочесали всю посадку от своей деревни к моему посёлку. Но они меня так и не нашли.
Когда они вернулись в деревню – я вышла из отдалённой посадки и пошла дорогой домой. Вдруг, проехал один из них, который почему-то задержался в поисках, и я знала, что сейчас он расскажет своим друзьям, и они, все вместе, вернутся.
Пока он объяснял своим, что к чему – я забежала далеко в поле и легла на землю. Уже была ночь, и мой чёрный плащ сливался на поле с землёй так, что ничего не было видно.
Я разгадала правильно. Группа незнакомцев на велосипедах вернулись и, с фонариками в руках, прочёсывали все посадки и спорили между собой под каким кустом более правильно меня искать, а под каким не стоит.
Прошло какое-то время и стало совсем тихо. Я ещё долго лежала на поле, на животе, потом поднялась, и всё же дошла к родному дому. Всё обошлось хорошо, без неприятностей. Я сумела обхитрить тех, кого ещё в самом начале пути, боялась больше, чем лесных зверей.
Дома поговорила с мамой. Ей тоже было нелегко, потому что жить с таким алкоголиком и терпеть его побои – это очень тяжёлый крест на пути любой женщины. Но чем я могла ей помочь?! Ничем. Я не имела ни своего дома, ни денег, я и сама нуждалась в помощи. И всё же, при каждой встрече с мамой, я любила долго-долго поговорить, развеселяя её душу, рассказывая разные новости и о планах на будущее.
Эх, будущее… Все о нём мечтают, все живут завтрашним счастливым днём, а он всё никак не приходит и не приходит. Дни то приходят, потом уходят. Но мы же ждём счастливого!
Когда я осталась совсем одна в комнате – мне очень захотелось вспомнить Андрея. Перед моим внутренним взором пронеслась встреча с ним, когда я сидела на балконе, потом подвал, свечи… и, наконец, прикосновения.
Мне стало жарко. Энергетическая волна прошлась от низа живота вверх, к горлу, и сплошным ковром остановилась на несколько секунд, потом исчезла. Через несколько минут после первой волны, появилась вторая, потом третья… Никогда раньше ничего подобного у меня не было, поэтому я удивилась. Я не знала что это такое, и не понимала, что со мной происходит.
После выходных, уже в Киеве, я опять пробовала вспомнить Андрея, и опять повторялись те же самые волны, и мне было жарко. Но не всегда энергетическая волна доходила до самого горла. Иногда она поднималась только к сердцу или, наоборот, от сердца за мгновение опускалась в живот. Это были первые сексуальные чувства, но в те дни я ничего об этом не знала и очень удивлялась.
Однажды я спешила на электричку, и со мной произошёл ещё один случай, причём не первый и не последний. Он был на столько необъяснимым и загадочным, что не каждый человек из живущих в этом мире пробовал что-то подобное. Когда я в тот день спешила – я опаздывала. Оставалось всего несколько минут до отправления, а я не успевала, и у меня почти что не было шансов успеть. Я бежала по городским улицам, ни на кого не обращая внимания, а потом… потом я поняла, что не успею, и моя энергия в области возле копчика пробудилась. Чем дольше я бежала по улицам, тем сильнее нарастало возбуждение. И, наконец, оно сорвалось у меня в животе, и ниже, энергетическими импульсами,- как сердце бьётся. Это был оргазм, обыкновенный оргазм.
Я не вижу в этой своей истории из жизни ничего такого, чего не должны знать дети. Наоборот, детям обязательно надо всё это рассказать, и желательно ещё в младших классах. Им надо объяснить, и научить - не бояться подобного, потому что такие оргазмы начинаются именно в школьном возрасте, за школьной партой. Девочки пугаются, не понимают, что с ними происходит, некоторые замыкаются в себе.
Помню, как ещё в младших классах, много раз бывали такие случаи, когда я разволновалась на контрольной работе, потому что не знала, как что-то написать или решить задачку. От этого у меня начиналось возбуждение энергии в области возле копчика и, как правило, дело заканчивалось оргазмом. Я не знала что это такое, и была очень напугана. Мне подумалось, что появились первые признаки умирания и страх превратил мою детскую жизнь в кошмар, плохо повлиял на веру в себя, и в своё будущее, а также на желание учиться.
После первой встречи с Андреем и с его друзьями в подвале, меня начал преследовать один сосед. Его звали Олег, он занимался в секции бокса и поднимал штангу. Ходил на специальные занятия в спортивную школу и был очень накачанным. Жил он через две квартиры от нашей,- в том же подъезде и на том же первом этаже. Он был низкого роста, с тёмно-русыми волосами и кареглазый. Дошло уже до того, что его мама пришла к моей тёте очень поздно, когда я спала. Что-то между собой поговорили, потом она вошла в мою комнату, засветила фонариком мне в лицо, и рассматривала - нравится ей или не нравится будущая жена её сына Олега. Мне было неприятно, что меня рассматривают, как товар на базаре, и нравлюсь я или нет – определяют не по качествам моей души, а по тому, на сколько сильно понравится моё лицо маме Олега.
Я не любила его, но Олег этого не понимал, и старался завоевать меня силой. Как только я выходила из квартиры – он шёл за мной, и грубо рассказывал, что любит меня, и что в подвал ходить нельзя, потому что друзья Андрея и моего брата Вадима меня изнасилуют. Да, в какой-то степени я с ним была согласна, и точно больше никогда не ходила в подвал, чтобы меня там не изнасиловал Олег.
С Андрюшкой я несколько дней не встречалась. Ни он, ни я никак не могли придумать в каком месте можно встретиться, и побыть наедине. Но однажды я была одна в квартире, и вдруг, кто-то позвонил. Я посмотрела в глазок и разглядела Андрея, открыла ему. Потом мы стояли на коридоре и о чём-то говорили, говорили…
В какой-то момент Андрей подошёл ко мне очень близко и прикоснулся к моему плечу, потом обнял, я не сопротивлялась. Как только он расслабил объятия – я положила ему свои руки на грудь и нежно погладила. Мне очень нравилась его грудь, и нравились наши отношения. Потом он обхватил своими губами мои, и мы с ним растворились в поцелуе. Целовал он меня несмело и неумело, но с чувствами. Ему тогда было только четырнадцать, и он только учился обращаться с девушками, но огонь страстей в нём горел настоящий, и я заметила, что его губы стали горячими…
Эта встреча длилась не долго, но запомнилась она навсегда, и ещё больше разожгла мои энергетические волны к Андрею.
По какой-то причине, многие люди имеют искажённое убеждение в том, что энергия может быть только сексуальной, и никакой другой. Это неправильно. Энергия становится сексуальной только в том случае, если она работает с половыми органами. Поднявшись выше, она уже может стать энергией силы воли или власти над людьми. Если выходит из области сердца, то становится энергией любви. В горле она превращается в творческую, и начинает сочинять музыку, рисовать картины, создавать песни… По-разному она называется, и по-разному себя проявляет. Но как бы наша Сила не проявлялась – это одна и та же энергия, и она Божественная.
Когда я влюбилась в Андрея – моя энергия была то сексуальной, то любовью, то творчеством. Я и не знаю откуда, но у меня где-то бралось одно стремление. Наверное, оно было точно от неиспользованной энергии, потому что по какой-то причине мне постоянно хотелось писать о нём стихи. Когда я сочиняла свои стихи - я очень радовалась. В те дни я ещё не понимала почему я это делала. Просто очень хотелось и всё.
Помню, что я любила писать стихи ещё с детского возраста. Они были очень несовершенными, и даже с грамматическими ошибками, но они мне казались прекрасными, и я их дарила людям. Я свои стихи даже отправляла в некоторые газеты и журналы, но письма мои оставались без ответов. Однажды я написала тетрадь стихов и подарила её своему бывшему классному руководителю. Надо же такое! Я это сделала, когда закончила школу! Этот учитель преподавал у меня русский язык и литературу, поэтому я выбрала именно его. Он не ответил. Я и не удивляюсь, что он не ответил, потому что стихи мои были далёкими от совершенства, и надо было их улучшать и улучшать. Со временем, я то научилась улучшать своё стихотворное творчество, но научилась слишком поздно, потому что уже потеряла интерес к подобным занятиям.
В период любви к Андрею я написала о своём любимом много стихов. Потом я эти стихи дарила ему, и сочиняла новые. Какая глупость! Девушка пишет стих для парня, и объясняется ему в любви… Это было неправильным поведением, но я не понимала, что я поступаю неправильно. Мой парень тоже был слишком молод, и тоже не понимал как оно правильно, а как неправильно, поэтому он продолжал со мной встречаться.
На какие-то из выходных мои дядя и тётя уехали к родственникам в деревню, а я, Вадим и Руслан остались в квартире одни. Ночью меня разбудил свет в лицо. Это Олег вошёл с фонариком в мою спальню. После того, как я отказала ему в любви, он никак не мог успокоиться. В ту неспокойную ночь он позвонил в квартиру и Вадим ему открыл. Я не знала о чём они говорили, я только проснулась от света в лицо, и поняла, что я в опасности.
Олег накинулся на меня прямо на кровати, но через минуту мы уже были на полу. Он ходил в спортивную школу, поэтому я не могла его ни побороть, ни вырваться из его рук. А у него не получалось совершить задуманное.
Я не знаю сколько бы мы катались по полу, и чем всё это закончилось бы, но мой двоюродный брат Вадим вошёл в спальню и запретил Олегу меня насиловать. В ту ночь я только счесала об дорожку локти, и больше ничего страшного не случилось.
Через какое-то время Олег выпрашивал у моего брата продать меня за деньги, и обманом заманить в его квартиру. Но эта сделка не состоялась.
С Андреем я встречалась на девятом этаже нашего дома. Там мы стояли возле лифта, и просто говорили или дарили друг другу ласки, объятия и поцелуи. Однажды, когда никого не было дома, Андрюшка опять пришёл ко мне в гости, в квартиру, и мы были свободными, я отвечала ему взаимностью. Потом, без никакой видимой причины, у него началась дрожь в теле. Я так и не поняла, что с ним произошло. Это было что-то энергетическое, но я не знала что именно. Раньше с ним никогда ничего подобного не случалось, и мы не знали что это было. Мы немножко растерялись в этой ситуации.
Вот так я в свои пятнадцать лет впервые познакомилась с энергией. Я очень сильно почувствовала её в себе, и в человеке противоположного пола. Если бы в те дни какой-то пророк рассказал мне наперёд, сколько у меня впереди энергетических приключений, и о том, как сильно я от неё натерплюсь, и как сильно я буду с её помощью наслаждаться, или творить очень многие чудеса, то я бы ему не поверила. Но мне никто ничего не рассказал, и даже не намекнул, поэтому можно сказать так, что лёгкие прикосновения энергии я считала чем-то очень сильным и потрясающим. А о том, что меня ждёт впереди, я ещё не знала и не догадывалась.
Я помню конец зимы, в квартире было холодно. Я одела пальто, чтобы согреться, и сидела на диване, погрузившись в воспоминания о своём детстве. Я вспоминала, как однажды дядя и тётя с моими маленькими двоюродными братиками приехали к нам в гости. Мне было с ними так хорошо, и так радостно, что я решила остановить нежелательную разлуку. Я тогда ходила в первый класс, была ещё совсем ребёнком, и не понимала, что в этой ситуации ничего нельзя изменить.
Когда вечером все легли спать – я не спала. Я долго лежала и ждала, пока все заснут. И когда действительно все заснули – я тихонечко поднялась с постели, и спрятала под печь, у такие вещи, которых годами никто не проверял, один сапожечек моего братика Русланчика. А ещё я спрятала свитерок и зимнюю шапочку. Я верила, что они начнут искать одежду, не найдут, и останутся у нас в гостях на дольше. А о том, что они будут искать не только одежду, а и виновника её исчезновения, я не подумала. Я была уверена, что вся вина упадёт на маленького Руслана, подумают, что это он куда-то всё подевал, но бить его не будут, потому что он маленький, и ещё не понимает, что он делает.
Одежду Вадима я не трогала, потому что ему уже было пять лет, и его могли наказать за это.
В общем, сделала я всё, что считала правильным, и легла спать. А утром я спокойно пошла в школу.
Дядя и тётя начали собираться, и не могли найти одежду Русланчика. Была зима, и было очень холодно, поэтому они на меня сильно сердились. Мой дядя хотел пойти в школу, привести меня домой, и заставить найти всё то, что я спрятала. Но бабушка Аня как-то угадала куда я могла всё спрятать и почему. Она нашла все вещи Руслана и так спасла меня от больших неприятностей.
И вот теперь я уже живу у них: у дяди и тёти, а также у моих братьев Руслана и Вадима. Я вспоминаю прошлое, и меня, аж до смеха внутри, удивляют мои поступки детства. Они мне кажутся странными и смешными. А лет через двадцать, наверное, будут удивлять мои поступки настоящего. Что же это будут за поступки?
Не успела я додумать свою мысль, как в квартиру кто-то позвонил. Это был Андрей, и оказалось, что удивлять, скорее всего, будут не мои поступки, а его. На этот раз он мне заявил: «Пойдём со мной, и я тебе покажу своё мужское богатство». Я не соглашалась, но он настаивал.
Теперь я начала догадываться, что все эти новые желания могут разрушить мои отношения с Андреем. Парень, которого я так сильно любила, поставил цель добиться от меня сексуальных отношений, а так как цели наши абсолютно не совпадали, то я начала подозревать, что скоро может наступить момент, после которого мы можем расстаться и я потеряю любимого. Я очень любила Андрея, но я не могла ему просто так отдаться,- всего лишь ради секса. И к тому же, я ещё была девственницей. Но он даже и не умел правильно добиваться этого. Красивых и ласковых слов он не знал, о чём-то хорошем и необычном, что нашёл во мне – тоже не рассказывал, и о своих сердечных чувствах, по отношению ко мне, он не упоминал. Он говорил только о телесных чувствах, но плотское – это не повод для соединения. Главного он не знал и не умел, а для меня оно было очень важным.
Закончилась зима, и в один прекрасный весенний день мой брат Вадим пригласил меня на фильм в кинотеатр. Я была счастлива, что могу пойти в кино, и очень радовалась. Правда, билеты были не у него. За билетами надо было зайти к нашему общему другу Андрею.
Вадим позвонил, и Андрей открыл дверь. Потом они начали что-то говорить, и очень тихонечко, как будто родители могут подслушать. Через минутку позвали и меня. Я не хотела входить в квартиру, но они настаивали, и намекали, что это важно. Я вошла и спросила что случилось. В эти же секунды Андрей захлопнул входную дверь и они с Вадимом куда-то пошли.
Через какое-то время Андрей вернулся ко мне. Объяснил, что его родители на целую неделю уехали в Россию, и временно он живёт один. Предложил войти в его комнату, и приготовиться к тому, что я не смогу никуда уйти, пока не позанимаюсь с ним сексуальными отношениями. Я отвечала ему, что я не хочу этого делать, прорывалась в захлопнутую на замок входную дверь, и очень просила выпустить меня из квартиры, но ни на какие уговоры мой бывший любимый не поддавался.
Я вошла в комнату и подошла к окну. Андрей тоже жил на первом этаже, поэтому вид улицы перед окном был очень хорошо видимым. Я взглянула на жизнь города, и на спокойно проходящих людей, которые хотя и были озабоченными своими проблемами, но они были свободными. В этот миг мне показалось, что им сейчас очень хорошо, а мне сейчас очень плохо, по той причине, что я в ловушке. Чем закончится эта встреча с Андреем, и какие будут последствия – мне было неизвестно. Теперь я должна была превратиться в сильную, смелую, мудрую и изобретательную. Иначе мне не выбраться из этого места так, чтобы остаться девственницей.
Андрей подошёл близко ко мне, и начал меня обнимать. На какое-то мгновение я почувствовала знакомое прикосновение рук и знакомое тепло, но расслабиться я уже никак не могла. Раньше я ему отвечала взаимностью, но теперь я должна сражаться, и должна победить, потому что выбрать что-то другое я не могла.
Повернувшись лицом к Андрею, я начала его отталкивать, но он не отходил. Мы сцепились в борьбе и оказались в лежачем положении на диване. Ещё несколько минут нашего сражения, и я была вверху, а мой бывший возлюбленный внизу, подо мной. «Андрюшенька, я сильнее тебя. Отпусти меня по-хорошему домой, и не будем друг друга мучить. Иначе я тебя буду бороть, а тебе будет неприятно»,- проговорила я ему. Но мой приятель никак не хотел со мной соглашаться. Он дожидался, пока мне надоест лежать на нём сверху, и я его отпущу, а потом опять начинал всё сначала. И так было несколько раз, и он мне говорил: «Ты всё неправильно делаешь. Это я должен лежать сверху, а ты внизу. Давай поменяемся».
Через несколько часов безуспешной борьбы, которая не радовала ни его, ни меня, мой насильник заявил, что он меня замучит, доведёт до изнеможения, не будет несколько дней кормить, но моего бессилия добьётся, и тогда сделает то, что задумал.
Да, я действительно устала,- устала как физически, так и психологически. Надо было срочно найти какой-то выход, а его всё не было, и я была морально подавлена. У меня действительно было больше физической силы, но у Андрея было больше выносливости. Ещё я была очень худенькой. Сутки не дай мне еды, и это меня полностью вырубит, свалит с ног. Зато мой насильник Андрей имел плотное и выносливое тело. Не трудно было догадаться, что даже на равных правах его физические силы протянут дольше, чем мои. А если ещё и учитывать тот факт, что содержимое его собственной кухни было в его распоряжении, а не в моём, то осознание сложившейся обстановки пугало меня ещё больше. Мне надо было срочно куда-то уединиться и подумать, что делать дальше. Но куда? Куда я уединюсь в чужой квартире? Как? Стоп. У меня появилась одна идея.
Расслабив хватку, я отпустила Андрея, слезла с дивана, быстро пошла в ванную, и закрылась в ней так, что внутреннюю защёлку от двери пропустила не в то отверстие, и у меня осталась хорошая щель, чтобы через неё контролировать ситуацию.
В ванной я отдыхала и думала. Что же мне теперь делать? Теоретически выход у меня был, и я знала, как я могу его победить. В драке. На данный момент у меня были физические преимущества, я сильнее, чем он. В случае драки победа была бы за мной. Теоретически я даже могла бы ударить его тяжёлым предметом по голове и вызвать полицию (милицию). Телефон стоял на столе. Пока Андрей пришёл бы в себя – полиция (милиция) приехала бы к дому, и взломала бы дверь. Но в том то и дело, что все варианты только теоретические, а практически я не могла сломать жизнь тому, кого ещё вчера так сильно любила. За этот поступок его могли забрать в исправительную колонию, потому что несовершеннолетние и я, и он. Или могли поставить на учёт. А как потом поступать в ВУЗ? Были бы неприятности и у его родителей, хотя родители у него порядочные. Но если продолжать с Андреем игру – я потеряю силы и тогда проиграю. Ну и что оставалось делать?
Я сидела на краю ванной и очень сильно раздумывала, вцепившись в свои волосы на голове. Он меня не видел, но расстояние между нами было небольшим. Комната находилась напротив ванной. Между комнатой и ванной ширина небольшого коридорчика, дверь в комнату открыта, а в ванную щель. Вдруг я услышала, что Андрей взял на столе телефон и набирает какой-то номер.
--Что ты делаешь?-спросила я у него.
--Набираю номер своих друзей, чтобы позвать на помощь, потому что сам я что-то не могу с тобой справиться,- послышалось из комнаты.
Боже мой, только этого ещё не хватало! Я пулей выбежала из ванной и подбежала к нему. Пока не успел пойти вызов – я быстро сделала сбой, а потом нашла то место, где центральный шнур телефона подключается в розетку, и отсоединила его. Сначала Андрей возмущался, что телефон его, а не мой, потом успокоился.
Ещё три минуты, и кто-то позвонил в дверь. Андрюшка доказывал, что это пришли его вызванные друзья. Я ему не верила. Во-первых, он не успел набрать номер, и по телефону ни с кем не говорил. В этом я была уверена, я видела. Во-вторых, даже если бы и успел, то за три минуты они не смогли бы к нему прибежать. А в третьих, кто-то из друзей мог явиться случайно, поэтому подпускать Андрея к двери было нехорошо, и даже опасно. Я стала на выходе из комнаты и не выпустила его.
Чем дольше мы мучили друг друга в квартире, тем сильнее расширялись фантазии моего друга. Теперь он стоял передо мной и раздевался. Снял футболку, потом штаны, потом трусы. После этого он подошёл к серванту, достал какой-то блестящий красный пакетик и доказывал, что он хороший, умный, предусмотрительный. Купил вот «это» и не сделает мне ребёнка.
Пакетиком я не заинтересовалась, да и дело было совсем не в этом. Главной причиной моего сопротивления тогда был не страх забеременеть или потерять девственность. Главной причиной было то, что Андрей выбрал путь насилия, а я не могла что-то чувствовать к мужчине, который меня насилует. У меня могли появиться чувства только в условиях равенства и равноправия, когда влюблённые дарят друг другу внимание, ласку и нежность, когда они говорят приятные и красивые слова. Вот что мне было нужно!
Если бы он начал объясняться мне в любви, расхваливать как ему со мной хорошо, называть меня ласковыми словами… и т.п., то у него был бы шанс чего-то добиться. Но нет же, он задумал применить ко мне силу, он захотел взять меня против моей воли. Нет, с такими намерениями добиться моего добровольного согласия он не мог.
Мы начали ещё с утра, день прошёл, время близилось к вечеру, терпение на пределе… В общем, я решила попробовать метод создания страха. Пошла я опять в ванную, взяла швабру и начала говорить Андрею, что сейчас побью шваброй люстры, окна, стекло серванта…. всё, что только можно побить. Я не собиралась этого делать, просто пришло время пустить в ход страх и, вместо физического, попробовать моральное давление. Андрей стал растерянным, и не знал что делать, но меня не отпускал. Потом вцепился в швабру, и швабру пришлось отпустить, чтобы действительно случайно не зацепить что-то очень ценное в его квартире.
Время от времени кто-то звонил в дверь, но я не позволяла ему открыть. Но, наконец, мне пришлось всё же выпустить Андрея из комнаты. Он попросился по нужде.
И вдруг, у меня в голове появилась быстрая, сильная и многообещающая мысль. Пока Андрей стоял в интересном месте – я одним прыжком выпрыгнула на подоконник. Одновременно правой и левой рукой, ухватилась за верхнюю и нижнюю закрывачку, один поворот, и рывок на себя. Андрей всё понял и бежал ко мне, но уже было поздно. Он не успел дотянуться ко мне рукой и схватить за одежду. Я выпрыгнула из окна и быстро побежала по улице. В это время на скамейке перед домом, сидели какие-то бабки, и они всё видели, но мне было не до них. Я быстро бежала домой, восхищаясь добытой свободой. Я была очень счастлива, что всё хорошо обошлось. И со мной ничего не случилось, и Андрей не будет страдать от неприятностей.
Дома я встретила напуганного Вадима, который приготовился к тому, что лучшее средство для защиты – это нападение. Он ругал меня, возмущался, что ему пришлось долго стоять под дверью квартиры и звонить, а мы ему не открывали. Спрашивал, что мы так долго делали, и старался узнать о самом главном – было или нет?! Я ему спокойно объяснила, что он - поганец, и тему на том закрыли.
Я не жалею, что у меня был Андрей, и никогда об этом не жалела. Именно он научил меня чувствовать мужчин, и пробудил во мне женские энергии. Я что-то в жизни познала, немножко к чему-то прикоснулась. Всё тогда было очень нужным, хотя и не очень правильным.
www.proza.ru/2013/09/06/242

19:24 

04.07.2014

Легла я сегодня днём поспать. Я же ночами не сплю, поэтому надо хотя бы днём. Перемыла всю посуду, сделала все домашние дела на кухне, и легла поспать. Просыпаюсь, а меня ЭНЕРГИЯ наполнила. И так мне было приятно и сладко, что я почувствовала к ней любовь. Я начала посылать любовь из области сердца этой энергии и говорила мысленно: "Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя..." От этого всю меня наполнило жаром, и стало очень жарко. Область возбуждения, как Центр, из которого разливалась энергия, находилась в области сердца. И так мне в сердце стало приятно и сладко, что нет в мире слов передать этот наивысший экстаз наслаждения. ЭТО НАИВЫСШЕЕ НАСЛАЖДЕНИЕ!!!
А потом... потом я попросила Её: "Покажи мне себя, я хочу Тебя видеть." Я понимала, что я несу бред. Ну как можно визуально увидеть энергию внутри себя? Бред. Но я ждала Её увидеть. И вдруг, я увидела прекрасный город, залитый мягким золотым сиянием. Я в том городе лежала на земле и передо мной холмик. Но это не могилка, не надо думать, что я на кладбище лежала,- нет. Холмик был - как в природе, обычный и кругленький, даже с округлой вершиной, а не как могилы длинные. При этом я не спала, чётко осознавала, что я не сплю, а лежу на диване и люблю энергию внутри меня. Сияние города было мягким, и оно не от Солнца, а со всех сторон. Там не было небесного светила. Картина - как из 3Дмакса, но более реалистичная.
Я не знаю, что это за галлюцинации и КТО моя энергия, разливающаяся из области сердца. Со мной происходит что-то странное. ЧУДЕСА.
Добавлю третью главу своей книги.


Виктория Авосур
Глава-03. Таинственные происшествия

Ещё в те годы, когда я училась в школе, и мне было только десять лет, в жизни моих родных произошли очень странные и непонятные события. В один и тот же год, и даже в один и тот же месяц умерли два самых близких, и самых дорогих для меня человека, которые по-настоящему меня любили. Ими были мой родной папа Либтас и дядя Виталик.
Папа мой умер в Луганской области, и там похоронен, но на похороны ни меня, ни мою маму, ни родную сестру моего папы, которая жила в нашем посёлке, и совсем никого из наших родственников не пригласили. Похоронили его – моя бабушка Катя (мама папы), и сестра его – Лида. Потом они нам написали письмо, что мой папа умер, похоронен в Луганской области, но приехать и побыть возле его могилки мы не можем, потому что появились какие-то там непреодолимые препятствия на пути к кладбищу, к месту похорон. Ну и никаких документов, подтверждающих смерть папы, тоже не было.
Вся эта история, связанная с таинственным исчезновением родного мне человека, была какой-то запутанной и туманной. Ещё в то время, будучи девочкой-школьницей, я поставила себе цель когда-нибудь разузнать, что же произошло на самом деле, и если мой папа действительно умер, то поехать на кладбище, и собственными глазами посмотреть на его могилку.
С дядей Виталиком тоже всё было не так-то просто, как казалось на первый взгляд. Он покончил с собой, повесился, но понять причину его самоубийства не мог никто. С женой было всё нормально, на работе тоже, неизлечимыми болезнями он не страдал. Он никогда не имел психических отклонений, но перед самоубийством всё же случались некоторые необъяснимые поступки в его поведении. Например, он мог быть в гостях у брата, сидеть за столом и о чём-то говорить. При этом дядя Виталик был полностью трезвым, в хорошем настроении, ещё даже и ничего не ел, только накрывают стол. И вдруг, он заявлял, что ему надо срочно домой. И спешка домой была до такой степени срочной, что у него совсем не было времени обуться и выйти через входную дверь. Он двумя шагами подбегал к окну или к балкону, выпрыгивал на асфальт, срочно останавливал такси, и в одних носках добирался в свою квартиру. Дома он ничего необычного не делал, и не искал, просто ложился на диван и отдыхал. Это как-нибудь объясняется? Нет, это было необъяснимо.
Когда я переехала жить в Киев – моё желание разузнать семейные тайны усилилось, и первым делом я поставила цель съездить в Луганскую область.
Сначала я нашла в шухляде своего дома адрес бабушки Кати и тёти Лиды, начала им писать письма. Они мне отвечали, и были совсем не против того, чтобы я приехала к ним в гости. Мама и дядя Коля, у которого я жила, начали протестовать, поэтому я должна была ехать тайно, чтобы никто не знал.
Наступил такой период времени, когда выходные соединились с майскими праздниками. Я всех предупредила, что еду домой в гости к маме, а поехала совсем не в том направлении.
В железнодорожных кассах были очень большие очереди, и не было билетов на Луганск. На самолёт тоже не было билетов, и поэтому мне не оставалось ничего другого, чем ехать не из столицы, а из города с меньшим числом населения. Для того чтобы попасть в такой город, я подъехала к Днепру и купила билет на теплоход «Метеор» из Киева в Днепропетровск.
Поездка на теплоходе оказалась приятной и захватывающей. Когда мы проплывали прибрежные населённые пункты, то можно было увидеть, как живут люди возле воды. Да и сам берег Днепра тоже очень сильно менялся на нашем пути. Он то показывал нам открытые пространства, то утопал в зелени. В тот день я узнала, что такое пороги, и почему на этих порогах нас опускали, как в лифте, только не в кабинке, а с теплоходом на воде. Я почувствовала наше движение по воде и некоторое покачивание. Это очаровательное путешествие осталось в моей памяти навсегда.
Когда мы уже подплыли в Днепропетровск – наступил вечер. Потом я села на троллейбус, и подъехала к железнодорожному вокзалу. Подхожу к кассе, а на Луганск – ни поезда, ни билетов. В этом направлении поезда ходили не каждый день, и я поняла, что выехать я смогу не раньше, чем завтра.
В гостиницу я пойти не могла, потому что не хватало прописки в паспорте. В то время я выписалась у себя в посёлке, а в Киеве мне не дали общежития, и не прописали. Где-то у меня жили родственники в Днепропетровске, но я забыла у себя дома их адрес. К тому же, поездка моя была тайной, и я не хотела, чтобы они позвонили к моей маме и рассказали, что я у них. Ну и оставаться на вокзале тоже было опасно, потому что мне было только шестнадцать лет, могли прицепиться люди из полиции (милиции), и я не знала бы как выкручиваться.
С ощущением грусти я вышла на улицу, и начала спрашивать у разных бабок, где можно снять квартиру на одну ночь. Одна незнакомая женщина согласилась взять меня к себе, в летнюю кухню.
Сначала было всё хорошо, и я располагалась на новом месте. Но позже, когда все легли спать, сын той женщины, которая приняла меня на ночёвку, долго играл во дворе в карты со своими друзьями, и они слушали музыку. Во время своей игры эти молодые люди обговаривали меня, и планировали со мной встречу. Мой ночлег находился очень близко, и я всё слышала. Вдруг, один из парней сказал: «Так, доигрываем последнюю партию и идём к Энни».
Что делать? Закрыться на замок невозможно, потому что у меня его не было. В летней кухне была только слабенькая защёлка и всё, больше ничего. Я открыла шухляду стола, но не нашла в нём ничего, кроме ложек и вилок. Сложившаяся ситуация очень меня напугала, и я не знала что теперь делать.
Вдруг я увидела ведро с водой, кастрюли и спички. Налила я в кастрюлю воды, и поставила на газ варить. Пока мои неприятели доигрывали в карты – вода закипела. Потом они подошли к моей двери, начали дёргать, рассказывать, что сейчас мы будем заниматься любовью, и обещали вырвать защёлку, если я не открою дверь добровольно. Я же, им в ответ, посоветовала прислушаться к шуму кипящей воды, и пообещала, что самому первому из тех, кто войдёт, вылью кипяток на голову. Они ещё немного постояли, с недовольством и возмущением под дверью, а потом куда-то ушли.
В тот момент я сидела на кровати, и с сожалением вспоминала свои тихие и спокойные ночи прошлого, в которые можно было спокойно спать, и никто мне не угрожал. Именно в ту ночь ко мне пришло осознание чего-то такого, что часто испытывает каждый человек, но оно не имеет названия. Мы очень-очень часто имеем это сокровище, но не понимаем, что оно у нас есть. И только тогда, когда мы его теряем, когда у нас нет спокойствия, а также безопасности и сна, тогда мы начинаем чувствовать это сокровище. Мы чувствуем через сравнение, а без сравнения мы не понимаем красоты и сладости загадочного жизненного подарка, который не имеет названия.
Воду я отключила и легла на кровать, но мне не спалось, потому что было очень страшно. Друзья сына хозяйки больше не возвращались, но он сам выходил в туалет несколько раз на ночь, и за каждым разом он не упускал возможности наговорить в мой адрес некультурных слов.
Утром, ещё в пять часов утра, я заплатила хозяйке за ночёвку и побежала на железнодорожный вокзал.
Когда я приехала в Луганск – я ещё раз встретила препятствия на своём пути. Опять наступил вечер, и автобуса на Лутугино уже не было. А мне ещё и в деревню надо было ехать, не только в Лутугино. После предыдущей неудачной ночёвки, никаких квартир я искать не пошла, осталась ночевать на вокзале.
В эти дни я очень сильно голодала, а последние два дня прожила на одной воде. У меня закончились деньги, выделенные на продукты, и не было даже на хлеб. А все те, которые остались, я берегла на дорогу к бабушке и к тёте Лиде, а потом назад в Киев. Мне и так было плохо, а тут ещё и пришёл человек в форме и расспрашивал - сколько мне лет. Я твёрдо и уверенно ему отвечала, что восемнадцать, хотя на самом деле было шестнадцать. А на вопрос о паспорте я ему сказала, что паспорт мой закрыт в камере хранения. Поверил.
Человек в форме ушёл, а меня опять начало мучить расстройство. Я боялась, что он вернётся, и вернётся не один, а потом меня заберут в участок. И снова я очень сильно почувствовала тот факт, что существует в нашей жизни некоторое неуловимое ощущение, и оно без названия. Его очень долго никто не осознаёт, пока имеет, а потом, когда теряет, то очень сильно за ним грустит. Таинственное сокровище, и одна из самых важных составляющих человеческого счастья! Только в минуты отчаяния и беды мы понимаем величие и красоту этого сокровища без названия.
В Лутугинском районе меня встретили хорошо, как желанного гостя. Расспрашивали о моей жизни, угощали, обращались со мной с любовью.
Вечером мне дали отдельную комнату. Я вошла в неё, легла на диван, и погрузилась в воспоминания.
Мой папа был очень красивой внешности: высокий, стройный, с чёрными волосами и сине-голубыми глазами. Тело у него было тоже красивое – такое, как нравится женщинам. Не важно какое у него было имя, потому что по имени его никто и никогда не называл. Все люди постоянно его называли необъяснимым словом Либтас. Он был очень талантливым. Не смотря на то, что в школе он закончил только четыре начальных класса, и нигде больше не учился, не существовало такого музыкального инструмента, на котором он не научился бы играть, хотя и взял в свои руки этот инструмент впервые в жизни. Он играл почти на всех музыкальных инструментах, которые только существовали. Играл на гитаре, на аккордеоне, на фортепиано, на ударных инструментах, и на многих-многих других. Его мама Катя очень сердилась на него за то, что её сын постоянно стремится стать именно артистом, а не кем-то другим. Однажды она побила об него баян, и запретила ему играть.
Кроме музыкальных способностей у Либтаса были и другие способности. Он умел отремонтировать любое музыкальное и немузыкальное устройство, любую аппаратуру. Он очень хорошо разбирался в технике, хотя и никто никогда его этому не учил. Либтас красиво пел, танцевал, сам писал стихи и песни. Работать в лесу и на огороде он не любил, но деньги у него всегда были. Кому-то что-то отремонтирует, где-то подзаработает артистом на свадьбе или на концерте, где-то споёт или поиграет на Дне Рождения, как наёмный музыкант.
Говорила моя мама, что ей не советовали выходить за него замуж. Напоминали, что Либтас – гений, а гении долго не живут. Он был гениальным во многом, особенно в том, чего его никто и никогда не учил. Например, в кулинарии. Помню, как много раз он готовил вкусное блюдо, потом накладывал несколько кусочков на тарелку, или накалывал на вилку, если блюдо было таким, что можно наколоть, и подходил к кровати моей больной бабушки. Ей почти всегда ничего не хотелось, потому что она всю жизнь болела. У неё с детства был раскол кости на правой ноге. Кость ноги постоянно гноилась, вызывая страшную боль, и не хотелось никакой пищи. Но Либтас, было, приготовит что-то вкусненькое, потанцует с тарелкой, песенку споёт, и бабушка была вынуждена согласиться.
Мой папа всегда был мягким и добрым человеком. Он никогда никого не ударил, никогда и никому не сделал зла. Но отсутствие моральной силы – это плохо, потому что узнал о моей маме Гунзыр, мой будущий отчим, и начал нахально приходить. Папа не мог ему дать отпор по причине мягкости своего характера, не мог его прогнать из нашего двора, или хотя бы выругать, и в дальнейшем такое бессилие разрушило нашу дружную семью. Кто мог защитить мою маму и нас всех от Гунзыра? Бабушка на костылях? Или я, у свои семь лет?
Почувствовав небольшое моральное давление, мой папа Либтас собрал свои вещи и уехал к своей маме в Луганскую область. А Гунзыр, за это время, перебрался жить в наш дом, к моей маме. Он постоянно нам всем угрожал, пробивал колёса машин, которые подъезжали к нашему двору, и говорил, что если его посадят, то он отсидит, выйдет из тюрьмы, и нас всех зарежет, или сожжёт дом. Всем было страшно, и по этой причине он всегда жил в нашем доме.
Через несколько месяцев вернулся Либтас, и объяснил, что он имеет право приехать к своей родной дочке, это ко мне. Какое-то время мы жили так: в одной комнате – мама и Гунзыр. В другой комнате – я, папа и моя бабушка. Папа со мной много играл и учил меня разной гимнастики, поднимая на руках. А руки его были очень сильными. Было даже такое, что он рассердился на Гунзыра, взял металлический прут, просунул в кольца для висячего замка, и скрутил одними только руками. Дальше все вылезали через окно, и звали соседа, чтобы разрезал электросваркой труды моего папы.
Я помню, что мой папа Либтас всегда меня очень любил. Он играл для меня на гитаре и пел прекрасные песни, даже танцевал. А в те месяцы, когда он жил в Луганской области, он часто писал для меня письма, и в конверты добавлял свои собственные рисунки. А ещё у него, в нашем посёлке, был какой-то интересный дедушка,- не родной, но очень любимый. Поссорившись с моей мамой и с Гунзыром, он часто жил у этого дедушки, и меня тоже водил туда в гости. Да, папа по-настоящему был самым необыкновенным, и я его тоже очень любила.
Однажды он уехал к своим родным и больше никогда не вернулся. Бабушка Катя написала нам письмо о его смерти и всё. Письмо было очень загадочным, и вся эта история казалась какой-то туманной и непонятной. Именно по этой причине я и оказалась здесь, в Луганской области. Мне хотелось хоть что-то узнать, хоть немного пролить свет на эту, очень запутанную историю.
Всё я хорошо задумала, и моё исследование продвигалось в нужном направлении. Но я не предусмотрела одно наибольшее препятствие. Бабушка Катя и тётя Лида, утром следующего дня, объяснили мне, что в их местности было какое-то серьёзное стихийное бедствие, и поэтому на речке разрушился мост, по которому можно добраться к могилке моего папы. Никакой другой вспомогательной дороги нет, поездка на кладбище отменяется.
После этого разговора я была просто в шоке. Папа умер, но похорон никто из моих родных не видел, документов о его смерти нет, и путь к могилке закрыт, потому что разрушен мост между деревней и кладбищем.
Моя бабушка всегда проживала по этому адресу. Если бы было не так, то я вообще не могла бы с ними связаться. И если это так, то почему жители деревни хоронят своих родных по другую сторону речки? Ответа на этот вопрос у меня не было.
Когда все разошлись, и я осталась одна в доме – я пробовала найти хоть какую-то информацию о своём папе. Я заглядывала на полки с книгами, в сервант, в шухляды столов…. Но все мои старания были напрасными, и я не нашла абсолютно никакой информации, даже фотографий.
Всё закончилось тем, что тётя и бабушка купили мне билет на самолёт, и я вернулась назад, в Киев.
А в Киеве мне очень не повезло. Меня уже поджидал дядя Коля в очень расстроенном настроении. Он начал меня ругать, говорил, что я исчезла в неизвестном направлении, и перед исчезновением никому ничего не объяснила. Обзывал меня бомжихой, утверждал, что я ночую на вокзалах, а он перед своей сестрой Надей, моей мамой, несёт за меня ответственность. В общем, устроил мне такой скандал, что я от большого страха выбежала из квартиры, и боялась вернуться назад.
Ночь я провела на ступеньках возле лифта, а вторая ночь прошла в соседнем подъезде, в гостях у тёти Люды, которая была подругой моих родственников. Потом тётя Вера, жена дяди Коли, очень долго его уговаривала, и просила смягчиться. Именно она помогла мне вернуться на старое место жительства, и сделать это без продолжения скандалов и побоев.
После этого случая прошло где-то месяц или полтора, и я написала письмо в Луганскую область своей бабушке Кате и тёте Лиде, но письмо вернулось ко мне обратно, и на конверте было написано – «выбыл адресат». Они мне пообещали показать могилку папы при следующей встрече, но теперь стало ясно и понятно, что следующей встречи уже не будет никогда. Бабушка Катя и тётя Лида куда-то срочно переехали, а мне даже не сообщили свой новый адрес.
Из двух недоделанных дел у меня осталось второе. Надо было съездить к тёте Свете, и хоть что-нибудь узнать о самоубийстве дяди Виталика. С тех пор, как это случилось, тётя Света и мои двоюродные братья, её сыновья, никогда больше не приезжали к нам в гости. Мои мама и бабушка, именно тётю Свету считали виновной в гибели её мужа.
Однажды я записала себе адрес, положила в карман, и поехала искать ответы для разгадок ещё одной туманной истории. Ходили слухи, что внешний вид моего дяди, после его смерти, никак не был похож на человека, который повесился. Мне хотелось хоть что-нибудь узнать.
Дверь мне открыла необыкновенно приятная и милая женщина, блондинка. Потом пригласила на кухню, угощала. Мы долго говорили о жизни, и о нашем прошлом. Она жаловалась на то, что дядя Виталик поступил очень нехорошо, оставив её одну с двумя детьми, и все эти годы она боролась за выживание. Я ей позадавала некоторые вопросы, и стало ясно, что психических отклонений у моего дяди не было, непреодолимых проблем тоже. Что могло заставить его пойти на самоубийство – никто не знал. Он был добрым, любил людей, и люди любили его. Причины для самоубийства не было.
Я не сделала никаких открытий и волнующих семейных тайн так и не разгадала. Но у меня теперь были некоторые факты, и было над чем ещё не один раз задуматься. Где берётся влечение к творчеству, как у моего папы Либтаса? Почему человек, который нигде не учился и так много умел? Мне очень хотелось это понять.
www.proza.ru/2013/09/07/1917

01:14 

05.07.2014

Сегодня у меня трудный день. Я узнала о том, что студентов моей страны (я не в России живу) будут забирать на войну и очень расстроилась, появилось много перебоев в работе сердца. Не могу ни с кем говорить, и, по причине переживаемого ужаса, порвала отношения со всеми друзьями.
Прочитала в книге Вивекананды интересную фразу: "После периода глубокой сосредоточённости или медитации на внешних объектах, часть тела, где расположена Муладхара, РАЗОГРЕВАЕТСЯ." Чтобы меньше чувствовать боль души, и меньше переживать, хочется попрактиковать. Но у меня есть очень странный опыт. Когда я чувствовала энергию в теле - я концентрировала внимание в области сердца, чтобы передать любовь этой энергии и разливать любовь. Эксперимент заканчивался жаром во всём теле.
Надо попробовать концентрацию на внешнем объекте и прислушаться к Муладхаре. Сегодня же позанимаюсь этим.

Добавлю четвёртую главу своей книги.


Глава-04 Ощущение прекрасного
Виктория Авосур
Глава-04 Ощущение прекрасного

После размышлений о жизни и творчестве моего папы я начала задумываться о всём прекрасном. И если раньше я смотрела на деревья, травы и цветы – как на обыкновенную природу, то теперь вся природа стала для меня необыкновенной, одушевлённой, особенной. Я начала прислушиваться к таинственному шёпоту трав под порывами ветра, я почувствовала, как приятно пахнут цветы, и даже земля. Я увидела, как красиво мигает свет сквозь зелёные листья, начала восхищаться сиянием над полями и красотой голубого неба, по которому проплывали немного задумчивые и загадочные облака. Они как будто хотели нам всем что-то рассказать, привлечь наше внимание своими постоянно изменяющимися формами или даже что-то важное подсказать. Всё чаще я начала ощущать, как краски и звуки природы сливаются в единую гармонию жизни, и прикасаются своим бытием к необъяснимым струнам моей души, и всё это зазвучало во мне чудесными Божественными вибрациями, наполнило очаровательной музыкой, позвало к чему-то волшебному и прекрасному.
В то время мне было шестнадцать лет, и я работала контролёром ОТК на Киевском мотоциклетном заводе. Мой мастер перевёл меня туда преждевременно, потому что одногруппники не давали мне никакой жизни.
На участке «лодочек» у нас был один электрик – парень 22-х лет. Звали его Юрой, и по национальности он был русским, говорил на русском языке. У Юры были светло-русые волосы и коричнево-зелёные глаза, он был высокого роста. Когда я подписывала детали, то в будке (кабинке) мастера часто встречала Юру, который любил там сидеть, и любил поговорить со мной. Однажды он мне рассказал, что дома, в общежитии, играет на гитаре и поёт песни. Жил он на улице Героев Сталинграда.
Если говорить о внешности, то Юру можно было назвать красивым. Он сам со мной познакомился, и мы с ним подружились. Сначала наша дружба продолжалась только на работе, в четвёртом цехе. Юра мне казался приятным и ласковым, но не очень разговорчивым. Иногда он рассказывал о России, о своих родных, о друзьях и родителях. Но самым интересным было то, что он говорил о музыке. Меня в то время интересовало всё то, что можно назвать прекрасным, а музыка – это искусство, и это прекрасно. Юра быстро вошёл ко мне в доверие, и я ему доверяла, как самой себе. Многие ко мне в те дни приставали, а он меня совсем не трогал, и даже не пытался обнять или поцеловать.
Юра сам начал назначать мне встречи за пределами завода и дружба наша расширилась. Мы с ним ходили то по Киеву,- то в парк, то в кино. В те дни мне очень хотелось, чтобы он почувствовал всё то же самое, что чувствовала я. Мне казалось, что ощущение прекрасного рождает любовь, и только через любовь жизнь записывается в информационное поле Земли, как жизнь. Что человек помнит из своей жизни? Конечно же помнит всё то, что вызвало какие-то сильные чувства и ощущения. Остальное очень быстро забывается, и часто мы не можем вспомнить даже события вчерашнего дня.
Через ощущение прекрасного в моей душе появилось что-то интересное и необыкновенное. Я не знаю какими словами это описать, но знаю, что мысль останавливается, в груди огонь, а в теле приятные вибрации. Это похоже на духовное опьянение, и все образы, всё то, к чему в такие мгновения прикасаются органы чувств,- запоминается на всю жизнь. Наверное, действительно всё то, что нам нравится, мы любим. Наверное, истину говорят люди, что через ощущение прекрасного рождается любовь.
Юра сначала был скромным и стеснительным, он никогда даже не пытался меня поцеловать. Что уже говорить о всём остальном?! Он мог только ласково обнять, и то только после нескольких месяцев нашей дружбы. Потом, однажды он мне сказал, что у нас как-то странно всё получается. Мы постоянно разговариваем о музыке и её красоте, а демонстрации на практике ни единого раза так и не было. Пригласил к себе в гости, в общежитие. Рассказал, какая у него прекрасная гитара, и признался, что ему очень хочется сделать для меня концерт. На эту встречу я согласилась очень быстро, потому что мы встречались уже несколько месяцев, я была к нему неравнодушной, а ещё я считала его очень несмелым в отношениях с девушками. Ну и любила я его очень сильно. У меня всю жизнь была особенность в характере - доверять любимому человеку. Я не понимала, как это можно не доверять тому, кого очень сильно любишь. Он много говорил о том, что меня больше всего интересовало, а тем о сексе Юра никогда не начинал и не заводил. В общем, стеснительным и несмелым отношением ко мне, на протяжении долгого времени, а также, пробудив во мне чувство любви к нему, Юра заслужил большого доверия, и я собиралась к нему в гости.
В то время я ещё была слишком юной, и я не понимала, что прекрасное можно найти где угодно, в любом существующем месте. Возьмём, например, онколечебницу: больные смертельно – боль, стоны, мучения… Что можно найти прекрасного в сложившейся обстановке, и легко ли выдержать такое, хорошо зная, что ничем уже нельзя несчастным помочь? А ведь можно же найти прекрасное даже здесь! Оно находится в душе каждого человека, который имеет любовь и сострадание к этим больным. Прекрасное в том, что даже в самой безвыходной ситуации духовно сильный и твёрдый человек умеет не упасть в уныние и отчаяние или, например, в безразличие и жестокость. И тогда все эти смертельно-больные, нуждающиеся в поддержке, тоже смогут приобрести так сильно необходимые им стойкость и силу духа. Красоту можно видеть во всём.
Но этого я ещё не понимала. Я видела прекрасное только в закате или восходе солнца среди величественных гор и покрытых зеленью долин, в пении птиц, и в голосе реки, в лунном сиянии, в созвездиях, и в росчерках падающих метеоритов на ночном небе, а также в звучании музыки, льющейся из струн гитары моего нового друга. Я ещё не слышала этой музыки, но надеялась её услышать, и очень готовилась к такому волнующему моменту в моей жизни. И, кроме того, я всем сердцем понимала и чувствовала, как звала меня к этому любовь.
Да, так тоже было истинно правильно, хотя это и неполное понимание красоты. Кто-то способен увидеть прекрасное и в луже со спящим поросёнком, а кого-то оставит равнодушным даже и розарий. Правы, конечно же, все – как те, кто не отличает красивейшее от красивого, так и те, кто акцентирует внимание на чём-то понравившемся. Я акцентировала внимание на природе и на музыке. Это была не полная истина, но это была всё же чудесная истина.
На встречу я очень опоздала, потому что я долго искала общежитие Юры и саму улицу Героев Сталинграда. Встретил он меня хорошо, с любовью, даже угостил печеньем и чаем.
После чаепития я сидела на кровати зрителем, а Юра исполнял своё обещание – играл на гитаре и пел. Я была счастлива, я восхищалась его талантом, и душа моя вспархивала на крыльях восторга и неописуемой радости. А песни были о любви. Юра сидел посреди комнаты на стуле, играл на гитаре и красиво пел о любви.
Артист! У него был очаровательный взгляд и неповторимые жесты. Кроме того, он был очень красивой внешности, и казался мне таким прекрасным и необыкновенно талантливым, что я смотрела на него, как заколдованная. После каждой песни я ему говорила: «Потрясающе! Ты настоящий артист!»
Закончив концерт, Юра положил гитару на стол и подошёл ко мне. Его кровать стояла с левой стороны комнаты, возле окна, и я сидела на ней. Когда он подошёл, то сел возле меня, обнял меня и нежно поцеловал в губы. Потом ещё и ещё. Целовал он меня впервые, и в этот день я смогла убедиться в том, что целоваться Юра может, и очень даже хорошо у него это получается. Сначала я растерялась и ответила взаимностью, а потом испугалась. Я испугалась собственных чувств к нему и побоялась, что между нами могут произойти сексуальные отношения. Теперь он меня обнимал, а я вырывалась из его рук. Он меня целовал, а я сопротивлялась. Он поглаживал меня руками, а я отталкивала его, но было уже поздно. У Юры появились чувства ко мне, и в этот момент я начала сопротивляться. Но страсть его от этого не исчезла, а только увеличилась. Его тело хотело продолжения и горело огнём желания. Он расстегнул мою кофточку, и продолжал добиваться своего. Он тяжело дышал, а я продолжала сопротивляться, а потом… Потом я почувствовала, что я в настоящей ловушке, и вырваться из его рук невозможно. Такой силы, как у Юры,- моего друга из России, я ещё не встречала никогда. Его руки были как железные. Я вся дрожала от страха, и, как в тумане, слышала угрожающие слова: «Скоро ты устанешь, выбьешься из сил, и тогда тебе уже ничто не поможет. Если бы ты так не делала, а просто словами попросила, то может я и согласился бы, и то не факт. Но теперь я не могу».
По какой-то непонятной причине, через несколько лет, один взрослый мужчина сказал мне такие же слова: «Ты лучше не сопротивляйся, потому что твоё сопротивление меня возбуждает, и чем больше ты сопротивляешься, тем больше твоё поведение пробуждает во мне зверя. Ещё немножко и я тебя изнасилую. А если ты просто будешь меня ласково просить, то без твоего согласия я ничего тебе не сделаю».
Но страсть моего друга Юры на тот момент уже очень сильно разожглась. Просить или не просить – это уже не имело никакого значения. Да, я просила его очень сильно. Я вырывалась, плакала, и взывала к помощи и милосердию. Я умоляла его, чтобы он меня отпустил, но всё было напрасно. Юра насиловал меня безжалостно и жестоко, как будто он был не человеком, а зверем.
В этот момент мне вспомнился сосед Олег. Он ходил в спортивную школу, и очень накачал мускулы своего тела. На него только посмотри и страшно становится, такой накачанный. Но в схватке со мной он ничего не мог мне сделать. Я не говорю, что я была сильнее, чем он, это не так. Но Олег не мог ничего мне сделать, и это вселило в меня большую уверенность. Я думала, что если вот такой накачанный не смог меня изнасиловать, то ненакачанный – тем более. Но встреча с Юрой показала мне, что я ошибалась, потому что руки его были как железные, и этот меня изнасиловать мог. Оказывается, что сила не в мускулах, а в чём-то другом, и простой электрик, который совсем не накачанный, а вечерами играет на гитаре, намного сильнее за штангиста и боксёра из спортивной школы. Причины я не знаю. Говорят, что мой папа Либтас был таким же.
В тот день Юра меня не изнасиловал, хотя и сила у него была железной. Он просто не успел. В тот момент, когда я поняла, что ничего не могу сделать для своего освобождения – в дверь кто-то постучал. Это была комендантша, и она приказом требовала открыть дверь. Объяснила, что в гостях я уже слишком долго, поэтому пора проверить, что происходит в комнате. Она стояла под дверью и гневным голосом предупреждала, что если мы не откроем дверь, то вызовет правоохранительные органы. Я тоже сказала Юре, чтобы быстрее открывал дверь, иначе я начну кричать. Он отпустил меня, привёл в порядок на себе свою одежду, и открыл комендантше дверь.
Когда она вошла, и увидела меня заплаканную, с кублом на голове, и дрожащую от страха, то всё поняла. Начала требовать, чтобы я спустилась на первый этаж, и написала на Юру жалобу. Но я ответила, что не буду я писать никаких жалоб, всё нормально, просто мы о грустном разговаривали, поэтому я заплакала. Потом я взяла свою сумочку и, на большой скорости, как будто меня кто-то догоняет, быстро убежала домой.
Мне было грустно, что всё у меня получается не так, как хотелось бы. Даже и не знаю чем я всё это запрограммировала. Может быть страхом своим, не знаю. Я всегда очень боялась обмана и нехорошего отношения людей друг к другу. Но чем больше я этого боялась – тем больше оно так и было. А хотелось чего-то высокодуховного, невинного, созданного добротой и любовью этого мира. Хотелось, чтобы душа была в восторге и просто взлетала на крыльях радости.
В один из выходных у меня появилась возможность прикоснуться к неизведанным тайнам дикой природы. Мой отчим Гунзыр предложил пойти с ним на прогулку в лес. Очень неохота было отказываться, но и соглашаться тоже было как-то опасно. Гунзыр не один раз вымогал от меня сексуальных отношений, поэтому я ему не доверяла.
Замучили уже меня все эти мужчины – отчим, Андрей, Олег, Юра… и другие. На этот раз я придумала выход из сложившейся ситуации. Я сказала своему отчиму, что я согласна, завтра утром идём в лес, а сама быстро занялась приготовлениями. Я взяла самую крепкую футболку, и самые крепкие трусы, двойные. Футболку пришила к трусам, а в трусах сделала небольшой надрез, потом пришила кусочек ткани и пуговицу. Это для того, чтобы была возможность ходить в туалет. Если отчим захочет меня изнасиловать, то голыми руками он этот скафандр не сорвёт, а нож будет у меня. О пуговице надо знать, просто догадаться невозможно, а он не знает. Всё, я готова, утром идём в лес.
Дома мы всем сказали, что пойдём и насобираем немного земляники. Взяли с собой, из дома, кастрюльку, нож, спички, несколько штучек картошки и луковицу. Гунзыр прихватил также и удочки, которыми можно ловить рыбу.
Идти в лес было очень интересно и весело, мы прошли много дорог, и много всего интересного увидели. Наелись и земляники, но не насобирали. На окраине леса протекала речка, и мы в ней ловили рыбу. Наловили совсем немножко, но какой-то улов всё же был.
Когда солнце уже начало опускаться ближе к вечеру – мы с Гунзырем почувствовали, что идти домой нам совсем не хочется. Кто-то из нас сказал, что неплохо было бы переночевать в лесу. Моя это была идея или моего отчима – я уже и не помню. Я только хорошо знаю, что мы над нашей идеей не раздумывали, а сразу же приступили к построению домика в лесу. Наломали веток деревьев и начали строить. Потом мы нашли где-то сено и постелили его на землю в нашем домике. Недалеко были равнины, на которых люди косили себе сено. Там мы его и взяли. Пока наступила ночь – наше временное жилище было полностью готово.
Я не боялась спать с Гунзырем в домике, в лесу, потому что у меня «скафандр», который я себе сшила дома, и кроме меня, никто об этом не знает. А раз такое дело, то я в безопасности, и настроение моё было прекрасным.
Когда уже зашло солнце и стало темно – мы развели костёр, чтобы сварить уху. Я быстренько почистила картошку, луковицу и рыбу. Гунзыр в это время разводил огонь. Лавровый лист, перец и соль – всё это тоже у нас было. Когда уха уже была сварена – в неё начали падать комары. Ну, прямо как самоубийцы какие-то. Они отдавали свою жизнь ради того, чтобы испортить нам наше блюдо. Ах, поганцы! Но как бы там ни было, а уху мы ели, даже с комарами. С утра на ногах, а уже ночь… Мы были очень голодными, поэтому свою уху мы ели, не смотря ни на что, даже на самоубийц комаров.
Время ушло далеко в ночь. Я и Гунзыр сидели перед костром и смотрели в ночное небо. Все звёзды на нём казались необычайно яркими, не такими как раньше. Даже и не знаю почему, но появились такие ощущения. Может быть потому, что нигде по близости не было дорог с машинами и населённых пунктов, а может и от страха,- такой вариант тоже возможен. А страх порождали звуки, которые я слышала вокруг. Это были голоса диких лесных зверей, которых я никогда в жизни раньше не слышала, а также устрашающие крики лесных сов. Когда-то я была уверена, что подобные звуки бывают только в фильмах ужасов про ведьм и вампиров. Оказывается, нет. Такие звуки возможно услышать и в реале, если ты остаёшься ночевать в лесу.
Где-то часик мы так посидели, потом потушили костёр, угольки залили водой, и полезли на четвереньках в свой лесной домик из дубовых веток и пахучего сена, построенный на одну ночь. «Он меня не изнасилует, я в «скафандре», и это очень надёжно, потому что пять минут назад я спрятала нож»,- утешала я сама себя, заползая в наше зелёное жилище, и приспосабливаясь на мягком сене.
Гунзыр на этот раз меня не трогал, и даже не пробовал вступить со мной в какие-то отношения. Причины я не знаю,- может быть, просто устал. Он повернулся на бок и уснул, а я не спала до самого утра. Я лежала возле него на сене, и слушала таинственные и загадочные звуки ночи, одновременно наслаждаясь запахом сена и дубовых листьев.
Утром запели совсем другие весёлые птички, и тоже необыкновенные, лесные. Гунзыр ещё спал, а я выползла из нашего домика и осматривала, как выглядит утро в лесу. Лучи восходящего солнца пробивались сквозь листья деревьев и, соединившись с лёгким утренним туманцем,- с каплями влаги в воздухе, создавали прямые линии ярко сияющих дорожек. Это было просто очаровательное зрелище. Глядя на красоты утреннего леса, я погрузилась в необыкновенное состояние, и всё у меня внутри переполнялось какими-то странными чувствами. Эти чувства даже невозможно описать. Для них не существует слов, чтобы их выразить. Мне кажется, что они были не только у меня в душе, но и в клетках моего тела. Ещё чуть-чуть и со мной что-то произойдёт, у меня случится какой-то экстаз от ощущения прекрасного. И тут моё погружение в таинственные энергии неожиданно прервалось, потому что проснулся Гунзыр, и сразу же ко мне заговорил. Он пожелал доброго утра, что-то такое.
Позже я ещё не один раз в своей жизни вспоминала эти моменты, и старалась понять, почему в этих очаровательных красотах природы душа Гунзыра преобразилась, и он перестал быть самим собой. В обыкновенной жизни он всегда был очень страшным человеком: алкоголиком, страдал от белой горячки, приставал ко мне и избивал мою маму до крови. Его боялись все родственники и соседи. Испугавшись Гунзыра, мой папа Либтас уехал в Луганскую область и там погиб. Жестокий и психически ненормальный Гунзыр добивался от меня сексуальных отношений, его боялись домашние животные, он был не человеком, а зверем. И вдруг, в этой прекрасной обстановке леса, среди красивой зелёной природы и голосов лесных птиц, душа моего отчима изменилась. Без никакой видимой причины он стал добрым и заботливым, настроение его улучшилось, ему теперь совсем не хотелось никого насиловать и избивать, я почувствовала от него доброту и понимание. В чём же заключалась тайна такого преобразования человеческой души? Наверное, или он сам увидел то же самое, что и я, и это на него как-то подействовало, или это я вошла в особое состояние, которое создало вокруг меня необыкновенное энергетическое поле, и оно повлияло и на моего отчима. На самом деле было и первое и второе.
С утра мы ещё насобирали земляники, и в хорошем настроении вернулись домой.
Входим во двор, а во дворе что-то страшное. Женщины в чёрной одежде и все в состоянии траура. Сначала я не поняла, кто умер и кого хоронят, а через несколько минут выяснилось, что хоронят нас. Все наши родственники уже успели подумать, что меня и Гунзыра в лесу разорвали дикие звери, и мы уже никогда не вернёмся домой. Потом ко мне подошла мама и предупредила, чтобы я не входила в дом, потому, что дядя Коля обещал меня убить, если звери не съели и я вернусь.
Я очень испугалась, выбежала со двора, и быстро побежала по направлению к горам и акациевому леску. Потом я сидела на одной из гор и размышляла. Что же делать? В дом я войти не могу, а мне послезавтра в Киев на работу, да и живу я у дяди Коли в квартире. Надо было срочно что-то делать, а я не знала что именно.
«Ждать нельзя, надо действовать»,- сказала я сама себе и пошла по направлению к дому. Войти я могла только в спальню, через окно, со стороны больших кустов. В комнате и на кухне были люди и там опасно. Я так и сделала,- залезла в спальню через окно. В шкафу откопала какую-то юбку и кофту мамы. Одежда была на меня большой. Но что поделаешь, если всё моё личное – в комнате, и оно теперь стало недоступным. Где взять деньги на дорогу в Киев? Моё внимание остановилось на копилке – деревянном грибочке, который стоял на телевизоре. Это моя копилка, и я туда собирала мелочь. Взяла я эту копилку, а в шухляде – линейку, и опять вылезла через окно. Вошла в пристройку, которая в давние времена была построена под гараж для машины с ручным управлением. Мой дедушка был инвалидом, и такая у него была машина, специальная. В гараже я нашла старые босоножки моей бабушки. В общем, оделась в наряды бомжа. На огороде из копилки вытащила все монеты, а копилку с линейкой выбросила в кусты. Ещё раз возвращаться в дом было опасно. Вот в таком виде я и пошла на автобусную остановку, а потом, на автостанции в районном центре, за монеты купила билет в Киев. Перед посадкой в автобус я встретила своего крёстного, и он очень удивлялся, что у меня такой интересный внешний вид. Но что поделаешь?! Какой есть – такой есть!
В Киеве я пошла к подружке, которая училась со мной в училище, и одна она, единственная, надо мной не издевалась. Я попросилась переночевать у неё несколько дней, пока отрегулируются отношения с родственниками в моей жизни. У подружки были очень хорошие родители, добрые, и они согласились. Я спала у них на полу, потому что квартира маленькая, и совсем не было места.
Потом я пошла к той квартире, в которой я жила раньше, до этого приключения. Написала я записку о встрече возле кинотеатра, и в ней я попросила тётю Веру со мной встретиться. Записку я положила возле двери, на коврике. Потом позвонила в дверь и убежала.
Мне в тот день повезло. Действительно, открывать пошла тётя Вера, а не кто-то другой, и она увидела мою записку. Встретившись возле кинотеатра, мы с тётей обговорили план дальнейших действий. Она пообещала меня защищать, и теперь я уже могла вернуться на старое место жительства.
Дядя Коля о моём походе в лес несколько раз вспоминал, ругался, говорил, что я с отчимом в лесу занималась сексом, но не бил, и с квартиры тоже не выгонял, всё как-то успокоилось.
Через несколько дней на заводе ко мне прицепились две девочки из училища. Раньше я с ними училась в одной группе. Теперь они шли по левую, и по правую сторону от меня. При этом они старались сбить меня с ног. Они тянули меня за руки, толкали, но ничего не могли сделать. А я им не делала ничего. Я просто шла себе, и старалась крепко держаться на ногах. Они не понимали почему так, потому что мало про меня знали.
Во-первых, мне передались гены моего папы, а папа был очень сильным, и руки у него были, как железные. Я только один раз в жизни встретила мужчину – сильного, как мой папа. И им был электрик Юра из участка «лодочек», который работал у нас в четвёртом цехе мотоциклетного завода. Все другие были намного слабее, даже если они имели большие мускулы на всём своём теле. Мой папа Либтас, Юра и я, мускул не имели, но мы были очень сильными. Во-вторых, я занималась спортом. Ещё в школе физкультуру у нас преподавал Вячеслав Алексеевич, который увлекался йогой и другими спортивными загадками. Он нас учил асан из йоги, упражнений на брусьях и на кольцах, на канате, сальто на матах и многое другое. На физкультуре я всегда была одна из первых, и почти всегда побеждала, особенно по спортивной борьбе. В третьих, я ещё в своём посёлке просыпалась утром, и пробегала несколько километров. Только после этого начинала собираться в школу. Ещё я дома тренировалась ходить на руках, делать прыжки через перекладину, подтягивалась на ветке клёна и многое другое. Всю домашнюю работу на огороде и в доме я тоже успевала.
И вот теперь я шла по территории завода, а Оля и Тамара хотели меня сбить с ног. Я воспринимала все их старания точно так, как вешалка воспринимает старание курток и пальто, которые на ней висят. Сколько бы куртки и пальто не вешались, а вешалка стоит крепко и не падает. Вот так и я стояла крепко и устойчиво, хотя Тамара и Оля вешались на меня с двух сторон, как куртки на вешалку. Так мы дошли до проходной и разошлись в разные стороны. Я ничего плохого не сказала и не сделала этим девочкам, потому что не любила причинять людям боль, даже если на меня нападали.
Дней через два я вошла в кабинку мастера, на участке «лодочек», чтобы подписать рамы и кузова мотоциклов на отправку, и обомлела от страха. Я там увидела Юру. Он смотрел на меня страстным взглядом и что-то говорил, похожее на то, что говорил у себя в общежитии. Я хотела сразу же выйти, но он перекрыл выход своей рукой, и закрыл кабинку мастера на внутреннюю защёлку. Потом он подошёл ко мне, обнял меня и силой положил на стол. Я очень сильно испугалась, и не знала, что мне делать. Кричать было бесполезно, потому что в цехе такой грохот, что никто не слышит даже своего собственного голоса. А на лодочках не только станки, а ещё и сварка, плюс зачистка рам. Нет, крика моего точно никто не услышал бы. Вырваться из его железной хватки я тоже не могла…
На какой-то миг мне показалось, что наступил Конец Света. И вдруг… в дверь начала стучать контролёрша тётя Галя. Её попросили меня найти, потому что на прессовом участке надо было срочно подписать какие-то детали, и закрыть табеля.
Как я была счастлива! Тётя Галя явилась очень вовремя, как Ангел с небес, и спасла меня от изнасилования. Когда я выбежала из кабинки, то решила больше не возвращаться в это место, пока не разберусь с нарушениями порядка в цехе. Но как это было сделать, если я очень любила людей? Я всегда хотела быть как можно более доброй и мягкой по отношению к людям. И Юру мне тоже не хотелось наказывать. Я понимала, что у него есть какие-то телесные ощущения, и что он такой же человек, как и мы все. В тот вечер, а это была вторая смена, я ещё не знала, что именно я буду делать, но я знала, что поступки мои будут по совести, чтобы никому не причинить вреда или чтобы вреда было как можно меньше.
www.proza.ru/2013/09/11/203

23:39 

06.07.2014

Очень сильно переживаю за то, что творится в мире. Ничем не могу помочь ни себе, ни людям. Чтобы меньше страдать - я зашла на форум Рамта-эзотерика и написала, что я за мир, и... как говорил Рамта: За Жизнь!!! Ах, если бы моё чистосердечное признание хоть на каплю могло помочь людям! Жаль, я ничего не могу сделать.
Чтобы отвлечь мысли от переживаний - катаю их по позвоночнику. Я прочитала в книге Вивекананды интересную фразу: "После периода глубокой сосредоточённости или медитации на внешних объектах, часть тела, где расположена Муладхара, РАЗОГРЕВАЕТСЯ." А если сосредточить мысль на чём-то другом? У меня есть очень интересный опыт. Однажды я почувствовала энергию в теле и сконцентрировала внимание в области сердца, чтобы передать любовь этой энергии и разлить любовь. Эксперимент закончился жаром во всём теле.
Вивекананда пишет, что если на чём-то сконцентрировать энергию, то где-то (в Муладхаре) будет тепло, или даже жар. Прекрасно! Я это проверю. Сегодня делаю интересную концентрацию. Веду мысль по позвоночнику снизу вверх, потом на гипофиз (третий глаз), дальше на заднюю часть мозга (шишковидная железа), и потом разливаю энергию по всему телу потоком через макушку. То есть, поток идёт сверху, встречается с тем, что я подняла снизу и провела через гипофиз в шишковидную железу, и разливается по всему телу. По логике Рамты так исполняются желания.
Пока приятно. Во всём теле вибрации, в подушечках пальцев рук - покалывание. В голове - лёгкий шумок, а в ушах появился лёгкий высокочастотный звон.
Думаю о своих друзьях. Наверное им грустно, что я ушла от них, но чем писать друзьям о своей безпрерывной депрессии, и изливать негатив душевной боли, - лучше не общаться. Так я хотя бы не буду вампирить энергию своих друзей и не буду портить им здоровье.


Глава-05 Душа бессмертна
Виктория Авосур
Глава-05 Душа бессмертна

Я старалась быть доброй к людям, со всеми строить хорошие отношения, иметь близких друзей, творить добро на Земле… но у меня ничего не получалось. С людьми не ладилось, друзей почти не было, и добрые мои поступки заканчивались чем-то не очень приятным, а иногда и совсем неприятным. От этого мне было по-настоящему грустно, и жизнь моя казалась горькой и безрадостной.
В таком состоянии я ходила по городским улицам, и старалась найти что-нибудь хорошее в окружающей меня обстановке. Я и сама не знала, что это может быть, но мне казалось, что такое всё же может случиться.
В подземном переходе, возле одной из станций метро, ко мне подошёл молодой парень и сказал, что он видит грусть на моём лице, и что знает, где можно найти радость жизни. Пригласил меня в какое-то сообщество, в собрание на квартире, и объяснил, что там собираются святые, духовные люди. Я быстро согласилась, потому что давно искала таких людей, которые могли бы меня понять.
Пришла я по указанному в приглашении адресу. Дверь квартиры на улице Котовского была открытой. Мне сказали куда пройти, и я заметила, что все гости сидят на полу, на тёплой, толстой дорожке жёлтого цвета. В той же комнате был выход на балкон, а в противоположном углу, цветными шторами вишнёвого цвета, было завешено что-то неизвестное. Перед тем неизвестным (алтарём) все, кто входил, падали на колени и, наклонившись лбом к полу, говорили какие-то слова. Стены были обвешаны плакатами с изображением Кришны, а на двери были наклеены фотографии, на которых Шрила Прабхупада (основатель движения «Харе Кришна) среди людей. Это я уже позже узнала, что за вишнёвой шторой и чьё изображение на плакатах и на фотографиях. В тот вечер я ещё не знала, кого я вижу.
Некоторые женщины и девушки ходили по квартире в индийских сари, а некоторые мужчины были в белой и жёлтой одежде. Гости, которые приходили, снимали обувь, а парни и мужчины снимали даже носки. Все входили в комнату босиком.
Когда народ собрался, то вошёл мужчина в белой одежде, очень приятной внешности, с волнистыми волосами и добродушными голубыми глазами. Он меня покорил с первого взгляда, и потом, в будущем, я ещё многие годы вспоминала его, и всегда восхищалась этим человеком. Он был каким-то необыкновенным, и его глаза очень блестели, излучая приятное и таинственное сияние, от которого становилось тепло и спокойно на душе. Он сел возле длинного барабана (мриданга) и объяснил, что мы будем петь мантры. Потом ударил в тот барабан (мриданг), некоторые из присутствующих зазвенели у караталы (тарелочки из жёлтого металла), а все остальные захлопали в ладони и начали петь очень весёлые песни, от которых и мне, и им было радостно на сердце и хотелось прыгать, танцевать или просто пошатываться из стороны в сторону. Одни танцевали, другие крутили головой, третьи ещё как-то выражали радость и удовольствие.
Лично я только хлопала в ладони и пошатывалась, больше ничего не делала. А что мне было делать, если я ничего не умела, и даже не знала слов мантр?! Но мне у них понравилось. Всё ощущение грусти и ненужности в этом мире ушли куда-то от меня, и стало легко на душе.
После первой части этого вечера расстелили на полу клеёнку, и всем насыпали по тарелке дала. Это что-то среднее между гороховым супом и борщом с капустой, но без томатов. Ещё каждому из присутствующих дали целый подносик разной еды и в стаканчиках напиток с приятным ароматом. Это был котовник или мелисса, что-то такое. Кришнаиты всех кормили бесплатно и не просили денег за этот ужин. А назывался он – «прасадам» или «прасад». Это еда, предложенная Кришне на алтаре.
Вечер, на который я попала, назывался - арати. Как я уже объяснила, кормили нас бесплатно. Еда была приготовлена по индийским рецептам, и ничего подобного я ещё никогда в жизни не пробовала. Это было очень интересно. Перед прасадом читали какую-то молитву на индийском языке, потом все сели на пол и ели руками. Нам объяснили, что брать прасад указательным пальцем нельзя, и мы ели всеми другими пальцами, кроме указательного. Мне было очень интересно, понравилось.
После ужина женщина в индийском сари затрубила в раковину (какой-то рог). От неожиданности я немного испугалась. Нам сказали ставать на свои места, и парни с мужчинами стали по левую сторону, а женщины и девушки – по правую. Парней и мужчин там называли – прабху, а женщин и девушек – матаджи.
Открылись таинственные шторы с алтарём, и я увидела куклы Божеств. Все перед ними попадали на пол с молитвой. Ну и я тоже, хотя ещё мало соображала, что я делаю и кому молюсь. Там, где алтарь с Божествами – горел свет, а в комнате свет выключили, и мы оказались в полутьме. С нами уже был другой мужчина – молодой парень, лет 17. Он играл у мриданг, а другой мужчина играл на музыкальном ящике, который растягивается и звуки, как у баяна, но немного другие. Этот ящик был с клавишами, как у пианино, я не знала как он называется.
Все пели, а женщина в индийском сари стояла возле кукол Богов и что-то делала. Крутила какую-то щётку с длинными белыми пушистыми ворсинами, прохлаждала Богов красивым круглым веером из павлиньих перьев и всё такое. Потом она зажгла на тарелочке огонь и дала маленькой девочке, лет 4-5. Та босыми ножками тихонечко шагала между рядами среди женщин и девушек (матаджи) и каждому из нас протягивала загадочную тарелочку. Мы несколько раз проводили рукой над огнём и касались лба. Между прабху то же самое делал какой-то парень. Потом эта малышка брызгала нас водой, а женщина в сари дала нам красивый красный цветок, который мы передавали из рук в руки и все, по очереди, нюхали. Вот так проходило арати – вечерняя служба.
Мы пели очень весёлую мантру, танцевали, поднимали руки вверх, смеялись. От радости просто перехватывало дыхание. Особенно было весело, когда пели «Харибол!». Все мои горькие печали куда-то ушли, они растворились в совершенно другом мире,- в том мире, который был за дверью этой удивительной квартиры. Нет, не совсем за дверью. Более правильно будет сказать, что за пределами моего энергетического поля, потому что после таких вечеров я возвращалась домой в очень радостном настроении и каждому обидчику в ответ я улыбалась. И когда меня в троллейбусе толкали или наступали на ноги – мне было смешно и весело. Потом я ещё радовалась, пела и танцевала дома в квартире. Я даже и не знаю из какого места приходила эта радость, но я знаю, что она постоянно была со мной. Меня радовало то, что я, наконец-то, нашла такое общество людей, где никто меня не унижает, не критикует, не обзывает и не пытаются изнасиловать.
На собраниях продавали разные вещи, привезённые из Индии: плакаты, украшения с изображением Кришны, значки, фотографии, журналы, чётки, мешочки для чёток, караталы и другое. У меня не было денег на это всё, но никто их и не просил. Кришнаиты были очень щедрыми и никогда не требовали заплатить за то, что они меня накормили. А ещё мне очень нравилось дерево туласи, которое росло в горшке для цветов, и стояло близко возле балкона. За ним очень старательно ухаживали, и боялись чтобы нежное туласи не попало под влияние холодного воздуха с балкона, особенно зимой.
На проповедях нам рассказывали много интересного, и для меня непонятного. Но одну, удивившую меня истину, я поняла хорошо. Я узнала, что после смерти человека душа его не умирает, а может перерождаться из жизни в жизнь. Это было что-то новое, раньше я никогда об этом не слышала и мне в такое перерождение не очень верилось.
На заводе я подошла к начальнику ОТК и попросила его перевести меня только на прессовый участок, потому что на «лодочках» у меня проблемы с мужчинами. Электрик Юра пытается изнасиловать прямо на рабочем месте, если я на второй смене, и ещё мужчина, который зачищает рамы, постоянно меня обнимает, как только я войду на участок. Мой начальник ОТК выслушал меня, и вместо того, чтобы помочь, подошёл ко мне и тоже начал обнимать. И теперь он это делал в каждом месте, где только меня встречал.
Помню, приближался женский праздник 8Марта. Начальник позвал меня и дал задание сходить на второй этаж десятого цеха, лакокрасочного, найти кабинет художника и договориться с ним, чтобы нарисовал плакат к празднику. Что делать? Если начальник дал задание – выполняю!
Поднялась я на второй этаж десятого цеха, нашла художника и начала с ним говорить о плакате. Но он, вместо того, чтобы обговорить, что надо нарисовать, попросил меня оценить совсем другие его картины. Я посмотрела, и они мне по-настоящему понравились. Я честно похвалила его, и даже объяснила, какие именно элементы картин вызывают необыкновенные чувства. Сначала он обрадовался, что я его хвалю, а потом предложил посмотреть набор фотографий и выбрать самые лучшие, достойные того, чтобы из них срисовывать.
Взяла я в руки фотографии и испугалась. Это были не просто фотографии, а это были порнографии. Я увидела обнажённых мужчин и женщин, и сначала растерялась, не знала как быть. А потом я вспомнила, что о художниках говорят то же самое, что и о медиках. Им без разницы – голое тело человека, или натюрморт. У медиков и художников взгляд на обнажённых людей - профессиональный и не вызывает никаких чувств. То, что я вспомнила, меня утешило, поэтому я решила согласиться отобрать для художника понравившиеся фотографии.
Пока я отбирала то, что мне нравилось среди многих человеческих тел, художник подошёл к двери и закрыл дверь на швабру. То есть, так просунул швабру в ручку двери, чтобы никто не мог открыть и войти. Я подумала, что ему не хочется, чтобы другие видели, как мы фотографии рассматриваем. Потом я начала ему рассказывать какая фотография и чем понравилась. Он внимательно меня слушал и соглашался. А потом… Потом художник неожиданно начал меня обнимать и проявлять ко мне сексуальный интерес.
Чтобы сказать, что я была очень напугана, то нет. Художник был маленький, худенький, совсем не накачанный, не внушал в меня никакого страха. И всё же тот факт, что он закрыл дверь на швабру, не выпускает, и делает попытки вступить со мной в сексуальный контакт, очень меня расстроил. Что же делать? Я начала вырываться, а он вцепился и не отпускает.
Не менее чем полчаса длилась наша борьба, а потом я так его отпихнула, что он упал в угол кабинета, и какие-то плакаты, скрюченные рулонами, посыпались на него сверху. Пока он выкарабкивался из бумажного завала – я вытащила из двери швабру и быстро пошла по коридору десятого цеха к выходу. Художник меня догнал, и очень просил никому не рассказывать о случившемся происшествии, потому что у него дома жена и дети. Я ответила, что я не подлая, никому ничего не скажу, и ушла.
Так я узнала, что художники - хотя и с профессиональным взглядом, но они, оказывается, не деревянные. У них тоже есть чувства, и они тоже могут почувствовать сексуальное возбуждение. Для меня это было открытием.
А дома, на квартире у дяди Коли и тёти Веры, я продолжала петь мантры посвящённые Кришне, и раздумывать о бессмертии души.
Неожиданно к нам приехали гости из Крыма. Это была родственница тёти Веры и её сын Генадий. Гена был молодым парнем, 25 лет. Но у него где-то взялась болезнь артерии, ведущей к сердцу. Ему срочно нужна была операция, а в Крыму таких операций не делают. Ради этого они и приехали в Киев.
Помню, как мы с Геной сидели за столом и он у меня спросил о Кришне. Я ему рассказывала всё что знала, и мы с ним в тот день общались как друзья. Я даже и подумать не могла, что в живых его вижу в последний раз. На второй день, утром, он уехал на операцию, и она оказалась неудачной, парень умер.
Его мама, тётя Галя, очень плакала до самой ночи. Но когда было совсем поздно – она легла спать. А тело её сына было в морге, его надо было как-то перевезти в Крым для похорон. Я тогда спала на полу, потому что на диванах для всех уже не хватало места. Сначала я уснула, но среди ночи меня что-то разбудило, и появилось непреодолимое желание посмотреть в сторону двери. Я повернулась к двери и увидела, что в спальню котится светящийся шар. Он вошёл через дверь, прошёл мимо меня, и пошёл по направлению к дивану, на котором спала тётя Галя. Там он остановился и долго стоял возле её постели. Я смотрела на это, и не могла понять, что же происходит. Шар интересовался тётей Галей, а я наблюдала за поведением шара. Потом шар отошёл от дивана, и ушёл не через дверь, а через балкон и дальше через окно. Он легко прошёл сквозь стекло и куда-то улетел.
Утром я всем рассказывала о том, что я видела ночью, и я была уверена, что это душа, а также астральное или, может быть, также и эфирное тело Гены, который приходил попрощаться с мамой.
Если раньше я слышала о бессмертии души только на проповедях у кришнаитов или от людей, то теперь я уже и сама была уверена, что со смертью человека всё не заканчивается. Я поверила в бессмертие души.
После увиденного мной, я начала искать литературу о жизни после смерти, и мне удалось добыть некоторую информацию.
По той причине, что чувства астрального тела действуют не через единое тело, а через каждую его частицу, то умерший человек видит любой частью такого тела, а не только глазами, и видит не впереди, а вокруг себя всё одновременно.
Развоплощённый человек может наблюдать за физическим миром, хотя он и воспринимает не саму материю, а её астральную копию. Но не каждый умерший узнаёт астральные копии физических тел, даже если и видит их. Для этого ему нужны умения, а также развитое эфирное и астральное зрение ещё до смерти.
Я не знаю, чем занимался Гена до своей смерти, но если он смог найти маму и узнать её, то вполне возможно, что ещё при жизни чего-то он научился. На это указывает и тот факт, что в разговоре со мной он интересовался Кришной, тонкими мирами, и духовными путями.
Астральные тела могут проникать друг в друга и влиять своими вибрациями. Наверное, Гена вошёл в астральное тело мамы и утешал её горе, успокаивал.
Изучая, что происходит с человеком после смерти физического тела, я узнала, что при переходе из физического мира в астральный, должна случится потеря сознания на какое-то мгновение, но многие умершие боятся этого, и поэтому цепляются за материю. Им кажется, что они попадут в небытие, и случится полное их уничтожение. Поэтому и цепляются за материю, цепляются даже за ужасы серого мира всеобъемлющего тумана. Иногда такие умершие вступают в контакт с медиумами.
Некоторым несчастным душам, цепляющимся за физический мир, даже удаётся войти в тело животного, и тогда, временно, такая душа будет животным. Она будет понимать, и чувствовать все ужасные страдания, и всю боль одержимого ею животного.
Всё, что я узнала – оно очень заинтересовало меня, и мне хотелось узнать как можно больше о тонких мирах и о жизни в целом.
www.proza.ru/2013/09/14/1089

23:36 

07.07.2014

Есть много таких мужчин, которые совсем не понимают сердца женщины. Иногда они идут в бой за свою Любимую, и даже не догадываются, что Любимой больно видеть их разбитые носы и лица. Когда любишь, то желаешь телу мужчины счастья и наслаждения, а не крови и синяков. Некоторые мужчины когда любят, то готовы на всё, и даже жизнью рискуют ради Любимой женщины. Но сердце женщины тоже умеет любить, и она так сильно за него переживает, что своими подвигами мужчина превращает её жизнь в ад. А ещё мужчины ради Любимых женщин ночами не спят. По какой-то причине они не знают и не догадываются, что женщине опять больно, потому что она переживает за его здоровье, и не хочет, чтобы он из-за неё сливал свою энергию, как в канализацию. Эх, мужчины, мужчины... почему вы такого нехорошего мнения о тех женщинах, которых вы любите? У женщин тоже есть сердце, и поэтому бывает так, что женщина ВЫНУЖДЕНА разорвать отношения с мужчиной ради сохранения его здоровья, жизни и будущего.
Добавлю шестую главу книги:

Глава-06 Переезд
Виктория Авосур
Глава-06 Переезд

День близился к вечеру, и после 17 часов я возвращалась домой с работы. В это время горячее летнее солнышко уже спустилось немного ниже, но всё так же, как и днём, наполняло приятным сиянием и волнами тепла давно знакомые для меня улицы любимого Киева. Именно веяние прохладного ветерка и делало так, что появлялось интересное ощущение, как будто тепло движется волшебными волнами. Всё вокруг было спокойным и прекрасным, и ничто из того, что можно было увидеть на нашей улице, ни одним знаком, не указывало о приближающейся опасности.
Я вошла в подъезд. Квартира, в которой я жила, находилась на первом этаже, и поэтому мы не пользовались лифтом. Мне надо было повернуть налево и пройтись по коридору к нашей квартире, но путь перекрыл молодой парень, который, по внешности, был очень похож на Андрея – мою первую любовь, но это был не Андрей. Он приказывал войти в лифт и там поговорить. Сопротивляться было страшно, потому что в руках парня был нож, и он грозился меня подрезать, в случае невыполнения его приказа. Соседей в это время не было, поэтому мне не оставалось другого выбора, как идти к лифту.
В лифте этот незнакомец начал рассказывать о том, что мой брат Вадим чего-то там натворил, и его заберут в милицию (полицию). Предлагал, чтобы я ему отдалась за такую услугу, что он заберёт заявление, и моему брату ничто не будет угрожать. По поведению незнакомца было очень заметно, что он обманывает, и что на самом деле у моего брата нет никаких проблем. Так я ему и объяснила. Он возил меня по разным этажам, нажимая кнопку «стоп» и разворачивая лифт то вверх, то вниз. У меня уже начало появляться волнение, что ещё чуть-чуть, и мы застрянем в лифте. Наверное, и он такое почувствовал, потому что после нажатия кнопки «девять» - стоп больше не нажимал. Пока мы поднимались на девятый этаж – незнакомец показывал мне нож, и говорил, что сейчас мы войдём в квартиру, он меня изнасилует и отпустит. Если я буду молчать и подчиняться, то всё будет хорошо, а если буду кричать и сопротивляться, то он перережет мне горло. Что надо было делать в такой ситуации - я не знала.
Лифт поднялся на девятый этаж, остановился, и открылась дверь. Смотрю, а перед нами группа людей – человек пять, или семь, я их не считала. Я быстро выскочила из лифта, и побежала вниз на огромной скорости, перепрыгивая под собой много ступенек. Я бежала на первый этаж, не оглядываясь, и быстрее лифта.
Задыхаясь, я влетаю в квартиру. Сердце бьётся очень быстро, напуганный вид, а лицо, наверное, бледное от страха.
--Где ты лазишь?- грубо спросил дядя Коля.
--На меня напал какой-то парень, затащил в лифт, угрожал, хотел изнасиловать.
--Не верю. Ты постоянно придумываешь какие-то истории, занимаешься ерундой и давишь мне на нервы.
--Честное слово. Я впервые вижу этого человека, мы незнакомы,- стараюсь ему объяснить.
--Не морочь мне голову. Незнакомые люди просто так, среди белого дня, ни на кого не нападают. Я в этом доме более двадцати лет живу, и ни разу никто на меня прямо в подъезде не нападал. Твой обман и твои фантазии начинают выводить меня из терпения,- продолжал дядя Коля раздражённым голосом.
Я не стала спорить, потому что всё равно никто не поверит. Мне никогда и никто не верил, и никогда меня никто не защищал. Всё я должна была делать сама, и всегда сама себя защищать. Пошла я в спальню, чтобы немного посидеть и успокоиться после неприятного происшествия.
Что же это происходит? Почему оно так?
Я уже знала, что я – Дух, и я – это актёр, в ежедневно развивающейся игре, под названием «Жизнь». Душа – это моя личность, и это моя роль. Одна роль – это всего лишь день в бесконечно долгой жизни актёра. И ещё я знала, что мы образуем единое целое в совокупности, в Боге, но никак не представляем единое целое сами по себе. Пшеничные колосья образуют поле, но думать что один колос - это всё поле, неправильно. Знала я и то, что Эго - моя часть Души, временно, а постоянно – это часть Духа, и это связующий элемент. Я многое уже знала и понимала, но никак я не могла понять одного. Почему у моего Духа постоянно вот такие роли – игры с насильниками???
И дома у меня были проблемы, и на работе хватало неприятностей, особенно в последнее время. Подписывать детали на участке «лодочек» я пробиралась, как ночной вор, потому что боялась Юры и его силы, которая превосходила мою на очень много. Кроме Юры, на том же участке, на меня нападал и обнимал так, что трещали кости, тот мужчина, который зачищал рамы. Начальник ОТК тоже начал меня обнимать. Но самое неприятное у меня было с водителями мотоциклов на прессовом участке. Эти водители развозили детали из цеха в цех. Они часто сидели в кабинке отправителя, где я должна была подписывать детали, и старались меня поймать, чтобы прижать к стенке и залапывать руками. От такого их поведения мне было очень неприятно, и я искала выход из сложившейся ситуации. Я ходила к начальнику ОТК, потому что больше не было куда идти, или я не знала куда идти, и спрашивала его, что мне делать с водителями. Он научил меня снимать пластмассовые «колпачки» на мотоциклах, открывать бак с бензином, чтобы пока посидят, то бензина не осталось, и пробивать гвоздями колёса. Кое-что я попробовала. Пробивать колёса и спускать бензин как-то совесть не позволяла. А вот «колпачки» я снимала несколько раз. Но это на них не очень действовало, потому что они всё поняли и научились устранять неисправности. Я же тогда с собой ничего не забирала, я только что-то там отключала им, и они не очень быстро могли завести мотоцикл, потом поняли.
Однажды я уже была доведена до крайней степени расстройства. Я забрала у одного из водителей ключи от мотоцикла и положила на дно коробки с карточками. А коробка была в кабинке отправителей, и я думала, что они найдут. Сама собралась и ушла домой, это я сделала в самом конце смены. К сожалению, ключей они не нашли, и догадались, что ключи забрала я. На второй день были жуткие разбирательства. Обещали подкараулить после второй смены, побить, утопить в канализации и многое другое. Что за жизнь? И зачем моему Духу такие роли?! Этого я не понимала.
Нет, противлом я не была, и я любила людей. Я даже на прессовом участке, просто так, помогала рабочим. Они были такими замученными и такими уставшими. Мне хотелось хоть кому-то из них помочь, особенно на второй смене. Не за деньги, а просто по доброте души. Иногда я делала маленькие детальки, которые у нас в цехе называли «самолётиками» иногда покрышки, иногда ещё что-то. Записывали всё это на рабочих, а я просто помогала. И эти рабочие любили меня. У меня только с некоторыми мужчинами был конфликт, не со всеми. Но даже и этих некоторых мне так хватало, что я начала задуматься о дальнейшем пребывании на мотоциклетном заводе.
С людьми я поступала по совести, я предупреждала их о браке вовремя, а не тогда, когда дело уже сделано, и стоит ящик бракованных деталей, а подписать их нельзя и рабочий не получит зарплаты. Я всегда старалась найти причины, по которым начались бракованные детали, и сделать это как можно быстрее. Я ходила по разным лабораториям, всё уточняла, выясняла, но с рабочими я действительно всегда обращалась по-человечески. И вот результат. Меня побьют и утопят в канализации. И такое мне сделают всего лишь за то, что я не давала залапывать меня на каждом участке и в каждой кабинке отправителей. Я не понимала почему у меня вот так всё получается, и почему уважение или неуважение людей зависит от предоставления своих частей физического тела в чужие руки для их пользования. Когда я поступала на работу в четвёртый цех – никто меня не предупреждал, что там надо будет обниматься на каждом углу, в каждой кабинке отправителей или мастеров, и даже прямо возле станков со всеми подряд мужчинами, которые только в этом цехе работают. Я не знала, что так всё будет. Как было жить дальше? Что делать? Найти хорошие ответы на свои вопросы я не могла.
Моя и так невесёлая жизнь начала усложняться ещё и поведением незнакомых мужчин просто на улицах Киева. Однажды, поздно вечером, я стояла в телефонной будке и разговаривала с мамой по телефону. Вдруг подошёл какой-то мужчина, открыл будку и прямо передо мной расстегнул штаны и выставил передо мной своё переднее место. Начал приставать, чтобы я подержала в руках. Я его оттолкнула и побежала вперёд, а он за мной. Бегу по улице Елены Телиги, которая в тот день называлась улицей Дзержинского, подбегаю к перекрёстку, а там зелёный свет для машин и красный для пешеходов. Машины мчатся на скорости по дороге, а я, тоже на скорости, почти под машины, с надеждой проскочить. Да, я проскочила, рискуя своей жизнью, а тот, кто меня преследовал - не успел. Дальше я начала петлять между домами, чтобы тот мужчина потерял след, и так я скрылась от погони за мной.
Второй случай был прямо в подземном переходе среди белого дня. Я вышла из метро и просто шла по подземному переходу. Нечаянно посмотрела в лицо какому-то парню, который шёл на встречу. То есть, я шла от станции метро, а он в обратном направлении. Увидев мой взгляд, парень остановился, развернулся и за мной. Он начал меня обнимать, доказывать, что я ему понравилась, тащить за руку непонятно куда…. Предлагал сначала любовь и дружбу, потом деньги, а потом начал тянуть меня силой и угрожать. В переходе было много людей и никому не было до нас дела.
Третий случай был возле киностудии Довженко. Я просто шла по проспекту Победы, дошла до киностудии Довженко, и меня заметил какой-то молодой и красивый мужчина, лет 25. Я даже помню цепочку у него на шее, и помню его карие глаза. Он очень прицепился ко мне, рассказывал, что он артист, многие девушки хотели бы с ним переспать, а он вот увидел меня и предлагает. Для доказательства своей честности даже показывал какое-то удостоверение, но я его не читала. Я хотела уйти, а он меня остановил, и начал обнимать. Я вырывалась из его объятий, а он ещё и поцеловать хотел. Ну что за кошмар? Артист кино ловит девушку прямо на улице и давай ему секс. И всё это не смотря на то, что я никогда модно не одевалась, не использовала косметику, всегда ходила в штанах или в юбке ниже колен, была маленькой, худенькой, и грудь нулевого размера.
Я не понимала, чего от меня все хотят, и возможно или невозможно так жить в Киеве, чтобы жизнь была спокойной, чтобы никто не приставал ко мне с сексуальными домогательствами прямо на улицах, в подъезде, на работе в цеху, в телефонных будках и других общественных местах. А если ещё и добавить к этому соседа Олега, а также тот факт, что меня очень недолюбливал дядя Коля, то появлялась мысль, что пора увольняться с работы и ехать домой в посёлок. Да, хотя дома и был ненормальный отчим, но он был один, а в Киеве не знаешь где и кого остерегаться. Опасности появлялись неожиданно, и с каждым разом их становилось всё больше и больше. Мне было страшно.
В те годы я очень любила Киев, как и всегда. Любила ходить по Крещатику, или просто по улицам старых районов города. Они меня увлекали какой-то неразгаданной загадкой, покрытой туманом таинственности. Прихожу на какую-то улицу, а у меня ощущение, что я эту улицу знаю, и если перейти дорогу и повернуть в правую сторону, то там я увижу такое-то здание. Перехожу дорогу, иду дальше, поворачиваю вправо, и точно вижу то, что ожидала увидеть, хотя я и точно знаю, что в этом районе Киева я впервые в жизни. Этот город мне казался очень знакомым, и он тревожил какие-то чувства у меня внутри. Мои чувства наполняли моё сердце великой радостью, и какой-то таинственной сладостью внутри. Так бывает только тогда, когда после поездки в другие страны возвращаешься домой, на Родину. А вдруг я в прошлых жизнях жила в Киеве, и вот теперь душа моя вспоминает родной город?! Но точного ответа на этот вопрос я не знала, как и не знала, по какой причине я знаю, что находится на тех улицах, которые я видела впервые в жизни.
Прошлая жизнь, прожитая в Киеве, могла быть и правдой, потому что когда я родилась, то ещё в пелёнках я понимала язык взрослых. Я не могла только говорить, потому что язык, который во рту не подчинялся мне, но о чём говорят взрослые – я понимала. Мама подходила, пеленала меня, и приговаривала: «Не сопротивляйся, надо ноги связать, а то будешь кривоногая, как твой папа Либтас…» А я же понимала о чём она говорит! Моё сердце наполнялось огромной любовью к папе, и слова мамы воспринимались, как оскорбление. По этой причине я вырывалась ещё больше и очень кричала, плакала, кричала ночами, не давая маме спать. Мои мама и бабушка не могли понять, почему такой неспокойный ребёнок, а вся причина была в том, что они оскорбляли папу и подшучивали, что у папы кривые ноги. Заговорила я ровно в год очень чётким и понятным языком, без сюсюкания. Когда я шла по дороге или ехала где-то на электричке, и по дороге разговаривала с мамой, то все люди смотрели на меня с большим удивлением и спрашивали - сколько мне лет. Мама отвечала им, что один год, а они и верили, и не верили. Я была очень маленькой, поэтому верили. Но в один годик так чисто и чётко не говорят, поэтому не верили. Откуда же я знала украинский язык с первого вздоха после рождения? Мама научила, пока я была у неё в животе? Нет, так не бывает. Язык я могла знать из прошлых жизней, и, скорее всего, моя прошлая жизнь была в Киеве.
Хотя я и очень сильно любила Киев, и не хотела его покидать, я всё больше и больше начинала понимать, что я должна таки попрощаться с этим городом. Незнакомые мужчины нападали на меня в самых неожиданных местах. Душа моя рвалась остаться в любимом городе, но ум постоянно подсказывал, что для моей же безопасности я должна уволиться с работы и вернуться домой в посёлок. Мои сотрудники в ОТК никак не могли понять причины моего увольнения, а объяснять им, что делают мужчины, было бесполезно, поэтому я наговорила, что люблю природу и домашнее сельское хозяйство. Все очень удивлялись, но поверили.
Последние несколько зарплат перед отъездом я решила прогулять, для наслаждения всем тем, что радовало мою Душу. Вечерами я ходила в кино, в выходные – на концерты, в театр, в музеи и парки… или просто бродила по улицам Киева. Когда отработала нужный срок после написания заявления – меня уволили, и я вернулась домой, в свой посёлок.
www.proza.ru/2013/09/16/19

00:00 

12.07.2014

Есть на свете любящие Учителя, но их единицы. Они добрые по природе своей души, и щедро делятся знаниями с людьми. Один такой Учитель выкрал в монастыре книжки с так называемыми "секретными упражнениями", чтобы дать их людям. Не хочу называть его имени, он ещё среди живых, а я не хочу, чтобы о нём говорили плохое. Таких Учителей хочется любить, поклоняться им, и ноги им целовать. О поцелуе ног - это только образно. Если в прямом смысле, то Учителю было бы неприятно. Но любвь к таким огромная.
Вивекананда тоже был одним из таких, - он ничего не скрывал от людей. В его книгах написано, что таинственность уничтожила 90% йоги - величайшей из наук, и этим затормозила духовное развитие целых народов на тысячи лет. В своей книге "Четыре йоги" Вивекананда пишет, что в йоге секретов нет, и ничего опасного тоже нет. Это такая наука, которую можно проповедовать на улицах всем подряд. Наборот, опасно делать из йоги тайну, потому что тайны в духовных науках имеют очень тяжкие последствия.
Как же не похожи эти добрейшие Духовные Учителя на тех, которые вымогают у учеников на протяжении, например, пяти лет заниматься ерундой в обмен на то, что им за это кинут какие-то крохи, и ещё кармой пугают. Жизнь уходит, человек на корохах ничего не научился, но он преданный такому Учителю, как собака, и готов загрызть любого, кто скажет ему правду в глаза, что у него украли время аж целой жизни, и что потерянных годов не вернёшь.
Учителя таинственности также толкают людей, желающих добыть знания, на опасные эксперименты, и многие в таких экспериментах отдали свои жизни, стараясь что-то познать или чего-то научиться. Если бы у таких Учителей было хоть капля любви, то они рассказали бы, что можно делать, а чего нельзя, и как делать правильно. Ученик, получивший доверие Учителя, и сам не сделает то, чего нельзя.
От Учителей таинственности надо уходить, и то - как можно быстрее, чтобы не терять время зря и не разбить себе сердце. Обидно пять лет выполнять все причуды Учителя, а он тебе кинет мелочь, как собаке кость, и занимайся ерундой дальше. Потом жизнь прожита, ничего не достиг, а мелочи, полученные тяжким и бесполезным трудом, сотрутся при перевоплощении, и капец эволюции. Вивекананда правду сказал, что таинственность погубила 90% прекрасного.

Добавлю седьмую главу своей книги, хотя она и не про таинственность.

Глава-07 Прикосновение к мистике
Виктория Авосур
Глава-07 Прикосновение к мистике

Когда я вернулась домой, в посёлок, то сначала работала почтальоном, а потом, чуть позже, принимала посылки на почте. Однажды ко мне позвонили из районного центра и предложили поучиться на курсах радиооператоров, в Черкассах. Кого-то надо было поставить работать на радиостанции, но не было ни одного специалиста в этом деле. Место радиооператора предложили мне. Я тогда совсем не понимала, что я буду делать, когда закончу загадочные курсы, но я согласилась.
Черкассы. Наше общежитие было на улице Октябрьской, и в те дни оно мне очень даже понравилось. На коридорах, в холле и в комнатах было чисто, приятно на вид, и кухня хорошая. Совсем не далеко от нас находился лес - сосновка. В то время нас окружала красивая, радующая сердце и душу, обстановка. Я поселилась в тихом и приятном месте. Прожитые здесь полгода, запомнились мне одними из самых-самых лучших дней в моей жизни. Помню, как ещё на первом уроке я узнала, что в нашей группе будут учиться много молодых парней и мужчин, хотя девушек и женщин – всё же больше. Хорошо это или плохо – я не могла так быстро определить.
Сначала меня заинтересовал Костя из Умани. Он был среднего роста, спортивной фигуры, с чёрными волосами и чёрными глазами. Учился он в группе электромонтёров, был женат, и очень симпатичный на вид. Я не планировала с ним долго быть, потому что он женат, и всё же получить от него немножко внимания мне хотелось. Мы с ним тогда немножко обнимались, просто держали друг друга за руки, и он ко мне, а я к нему ходили в комнату в гости. Костя угощал меня чаем из гриба чага, и рассказывал, что такой чай пробудит у меня сексуальные чувства. Я только слушала и смеялась.
С Костей, и с другими мужчинами из группы электромонтёров, мы иногда просто сидели и разговаривали, играли в карты. Кто-то рассказывал захватывающие истории, а все его слушали, и с восхищением задавали некоторые свои вопросы. Несколько человек часто нам играли на гитаре и пели красивые песни.
Ну а в моей комнате почти каждый день было захватывающее зрелище. Я и Петька из моей группы устраивали сеансы спортивной борьбы. Многие парни и девушки, из разных комнат, приходили к нам, садились в круг, и смотрели на нашу с Петей борьбу. Всё это было похоже на какое-то представление, потому что Петя был на много выше меня, а побороть меня он никак не мог. Этот факт очень заводил его, и он назначал всё новые и новые встречи, но ни одну из них всё никак не мог выиграть, не получалось показать себя перед группой победителем. А ещё ему было стыдно видеть себя проигравшим, и поэтому он желал продолжать и продолжать борьбу. Наши зрители на всё это смотрели, и смеялись по много часов подряд, аж Лена из Крыма однажды уписялась от смеха. Потом ей пришлось срочно стирать простынь, трусы и свой халат. Она жила со мной в одной комнате. Ну, а Костя, который жил на мужском этаже, в своей комнате, учил меня приёмам борьбы, чтобы я ещё лучше борола Петю, и чтобы ежедневное зрелище было ещё более смешным и захватывающим.
Да, я понимаю, что мужчины не любят, когда девушка сильная, как будто она - парень, и для любви они себе таких не выбирают, им нравится слабый пол. Мужчины любят ласковых, женственных, и таких, чтобы самим свою силу показывать, защищая любимую от всех напастей. Но меня разобрал какой-то азарт, и я решила, что пусть я и не понравлюсь никому, зато наиграюсь сколько душа желает.
Петя на меня совсем не обижался. Возможно, ему в те дни даже и нравилось быть в центре внимания, а также ощущать мои прикосновения и всё такое. Я точно не знаю о чём он думал, но не злился. Часто у нас бывало такое, что я, Петя и Лена ходили втроём по улицам Черкасс, и общались, как лучшие друзья.
А привлечь я постоянно старалась Костю,- красавчика из Умани. Он меня просто очаровывал своим поведением, своей внешностью, и некоторой мудростью. Но с Костей мы только обнимались или разучивали приёмы борьбы, по улицам не гуляли. А вот с Петей и с Леной я часто гуляла по Черкассам. Петя был посередине, а я и Лена – по правую и по левую руку от него. Некоторые местные жители, тоже мужчины, нас останавливали и говорили: «Эй, у тебя две, а у меня ни одной. Дай одну девушку мне». Шутка, конечно же, но было такое.
Петя был щедрым парнем, и часто нам с Леной за свои деньги покупал мороженое. Иногда бывало и такое, что поздно вечером, когда было совсем темно, мы ходили на городское кладбище и там сидели на скамейках, а Петька нам рассказывал смешные, или страшные кладбищенские истории. От его весёлого и шутливого характера нам было совсем не страшно. Спиртного мы не пили никогда, просто гуляли по городу.
У Пети были светло-русые волосы и серо-голубые глаза. Он был худенький, но высокий. Мне нравилось с ним гулять по улицам Черкасс, но я знала, что это не мой парень, а моей подруги Лены.
Так было примерно около месяца. За это время я успела заметить, что в нашей группе учится один очень загадочный мужчина, Денис, который увлекается чем-то потусторонним и мистическим. Он часто выдавал себя прямо на уроках. Молчит, молчит, а потом что-то как скажет…. И его слова были совсем не болтовнёй на мирские темы, а с намёком на знание каких-то истин. Конечно же, он меня заинтересовал, и я начала размышлять, как бы с ним познакомиться.
Была осень, и наша группа мыла и клеила окна в том кабинете, в котором мы учились. Надо было всё подготовить к наступлению холодов. Как-то случилось так, что наш учитель, он же и руководитель группы, поставил меня и Дениса мыть одно и то же окно. Разговорились:
--О чём думаешь,- начала я общение с Денисом, вытирая мокрой тряпкой стекло.
--Думаю о том, что такое время и как сделать так, чтобы побывать в будущем или увидеть прошлое,- ответил он.
--Да, интересные у тебя мысли. И давно ты над этим думаешь?- продолжала я задавать ему вопросы, стараясь завязать знакомство.
--Давно, хотя и не очень.
--Вечерами мы играем в карты, или с мячом, а тебя почти никогда с нами нет. Где же ты каждый день бываешь? Ходишь размышлять - откуда приходит и куда уходит время?- спросила я у него уже более смело и уверенно.
--Хожу в сосновку,- ответил он. --Там общаюсь с природой, купаюсь в Днепре.
--Что? Ты купаешься? Вода уже покрылась льдом!
--Ничего страшного, я купаюсь даже зимой,- с какой-то очаровательной лёгкостью ответил Денис.
--Можно пойти с тобой? Купаться я, конечно же, не буду, но я могу помочь тебе общаться с природой.
--Если ты не против побродить со мной где-то между деревьями или по берегам Днепра, то выходим сегодня в четыре вечера. Я буду ждать тебя перед окном общежития.
--Хорошо, договорились,- не скрывая радостного настроения, ответила я ему.
Под вечер мы с Денисом встретились, как и договорились. Он мне предложил, для начала, не сразу в лес идти, а просто погулять по улицам Черкасс, поговорить, познакомиться. Я была с ним согласна. Так мы впервые пошли гулять по городу и рассказывать друг другу какие-то интересные истории о себе.
В тот день произошла моя первая близкая встреча с Денисом, но не последняя. Кое-что загадочное меня к нему постоянно влекло, и поэтому мы начали часто встречаться и вместе проводить время. Меня к нему влекло особое намерение, связанное с мистикой и магией. Я хотела что-то понять, и чему-то от него научиться.
Источник любой магии только один – это энергия высших планов. Разница между двумя видами магии заключается в том, что чёрная магия никогда не может работать посредством сил Духа, потому что Дух неподвластен никакому злу вообще. Если же говорить о белой магии, то она, конечно же, работает на любом плане, но только лишь до тех пор, пока она белая. И если магия белая, то это альтруизм, а если чёрная - эгоизм.
В магии есть три правила:
1. Воздействие на человека без его ведома является чёрной магией. Порча, приворот, навязывание нужной линии поведения и т.д. – всё это виды чёрной магии. Оговорка – магия не считается таковой, если человек точно знает, что собирается помочь и не нанесёт вреда. Очень большая разница может пролегать между личным представлением мага о благе другого и собственным представлением этого человека.
2. Использование любых необычных сил для достижения личной материальной выгоды является чёрной магией. Материальная - это не только деньги.
3. Неоправданное применение магии, считается чёрной магией. Более правильное решение - это накормить голодного и научить его добывать себе в жизни пропитание, а не колдовать ему удачу.
Я тогда хотела разобраться конкретно в белой магии, а также в той мистике, которая связана с чем-то светлым и добрым, направленным на благо окружающим. У меня не было страсти к деньгам или к славе и популярности. Я никого не хотела приворожить или сделать своим рабом, всем желала любви, мира и взаимопонимания, но этого было слишком мало среди людей, и я стремилась научиться как можно больше чего-то необычного, чтобы хоть немножко уменьшить порабощение всего человечества в этом мире с ужасающей болью и страданиями. Да, один человек мало что может сделать, но мне хотелось хоть что-нибудь. Я почувствовала в Денисе какие-то необычные знания и поэтому я очень сильно к нему привязалась.
Денис многое мне рассказывал, но он не мог понять, что в духовных знаниях я ещё не знаю ничего, говорил, как со знающим человеком, и в результате я его не понимала. Кроме того, у него были некоторые способности – он владел гипнозом. Иногда он демонстрировал мне свои способности, и говорил:
--Хочешь, я сейчас сделаю, чтобы вон та женщина, в голубом платье, споткнулась и упала.
--Сделай,- отвечала я.
Денис выбирал самый подходящий момент, чтобы свалить женщину обязательно на мягкое место в траве, и не сделать человеку больно, потом посылал ей кукую-то мысль, и женщина действительно падала.
Ещё Денис говорил, что поёт и играет на гитаре, и что его приглашали в эстрадную рок-группу, но он отказался. Ему не хочется жизни артиста, хотя и имеет хороший голос, а также музыкальные способности. Его привлекает духовное самопознание, а не концерты и много зрителей. Я его понимала.
Зимой мы всё же гуляли по городу, а не в лесу. Ходили по улицам в объятиях друг друга и говорили о высших мирах. Я ничего не понимала из сказанного, но со всем соглашалась. А когда наступила весна, то мы с Денисом начали ходить в лес, в сосновку. Он мне очень понравился тем, что никогда ничего не делал против моей воли, никогда не пытался изнасиловать. Оно и неудивительно, потому что Денис был высокодуховным человеком, соблюдал правила морали и верность своей жене. Со мной у него была просто дружба – чистая дружба. Он даже словами постоянно меня утешал, чтобы я его не боялась, и обещал, что никогда не сделает ничего плохого.
Да, с таким мужчиной мне было и легко, и приятно. Я никогда не была в напряжении, никогда не опасалась, что он меня изнасилует. Характер у него оказался мягким и ласковым, Денис для меня был полностью безопасным.
В сосновке он начал петь для меня песни, и я была очарована его силой и красотой голоса. Такой сильный голос встречается очень редко, поэтому моё восхищение, и признание, что ему надо по телевизору выступать, было настоящим и истинным.
И всё же мужские чувства у него были. Когда я заметила, что он добрый, имеет совесть и не способный применять физическую силу против меня, то я сама уже начала подавать знаки, что можно было бы хоть что-нибудь, ну совсем немножко. Кроме обычных прикосновений, которые были у нас всегда и без этого никак, я начала добавлять ещё и нежные поглаживания. Он понял, и отвечал взаимностью, потом поцеловал. Наш первый поцелуй был в лесу, в конце апреля, под красивой и высокой сосной. Мы целовали друг друга в губы, и это было взаимно. Наш первый поцелуй был нежным и мягким, с лёгким растворением в первом чувстве.
Сексом мы не занимались никогда, но мы обнимались и целовались, это у нас было. Самой чувствительной зоной Дениса оказалась грудь, он мне сам по секрету признался, и мне нравилось целовать его грудь или просто прикасаться и поглаживать это место губами. Эх, мечтала я заняться магией и мистикой, а получилось так, что мы занялись лаской и нежностью.
Если бы Денис не признался, какая область тела у него самая чувствительная, то я и сама могла бы разгадать его тайну. Я когда дарю мужчине ласку, то обращаю внимание, как он на это реагирует. Если нежно провести руками по самому чувствительному месту, то мужчина делает глубокий вдох, и глаза его становятся совсем другими, как бы опьяневшими. У разных мужчин разные места могут быть самыми чувствительными к женской ласке. И вот я точно узнала, что у Дениса этим местом была грудь. Я целовала его в грудь лёгкими прикосновениями своих губ, а в соски я это делала по-особенному. Почти как в губы, но не присосом, а слабее, лаская сосок языком. Нам нравились такие отношения, и ничего другого мы не делали, только это. Ни он, ни я не могли себе позволить измену его жене. Я помнила о его семье, и полностью была уверена в том, что сохраню свою совесть при любых сердечных чувствах, даже при очень сильных и очень сильных.
Песни, поцелуи и нежности – это было не всё, чем мы с Денисом занимались в лесу Черкасс. Ещё мы много времени уделяли урокам. Вместе учили радиокоды, устройство антенн, объясняли друг другу схемы приёмника и передатчика. Мы заходили в лес, находили какое-то поваленное дерево, но уже не сырое, высохшее, садились на него, и, обняв друг друга за плечи или за талию, читали учебный конспект. Мы были очень серьёзными, и по-настоящему готовились к урокам. А на следующий день вся группа удивлялась, что я и Денис гуляли где-то до самой ночи, и при этом все контрольные сданы у нас на отлично. Для них это было загадкой и нас постоянно засыпали вопросами, стараясь узнать как такое возможно.
Если не было серьёзных уроков – мы брали с собой мяч и играли вдвоём в разные игры. Иногда брали салат, хлеб, колбасу…. Может и ещё какие-то продукты. А ложки, как всегда, забывали. Денис придумал, вместо ложек, брать еду тройными палочками из дерева. Мы сидели, как опьяневшие, но без спиртного, и Дениска мне говорил: «Как приятно понюхать запах птиц, послушать щебетание деревьев…..» Потом мы пели какие-то песни, и я тоже пела вместе с ним, хотя и голос у меня никакой. А по сравнению с таким талантливым певцом – просто ужас. Да, поведение – как у пьяных, но мы не пили ни капли спиртного, мы пьянели от любви.
Иногда Денис рассказывал мне истории об Учителях, которые являются хранителями и управителями человеческой эволюции, которые ничего не навязывают, лишь оберегают мир и человечество от разрушительных сил чёрной магии и гонки вооружений. Многие и не знают, что такие "хранители" присутствуют везде, и бестелесно всегда стоят на охране определённого участка.
Рассказывал и о людях, которые получили освобождение. Те, кто сходит с колеса перевоплощений, идут тремя путями. Первый - уход в истинное бытие, ближе к Создателю, своего рода рай, но оттуда нет возврата, пока не закончится срок земной эволюции. Второй - на высоких планах ждать, пока остальное человечество закончит перевоплощения, чтобы уйти вместе. Третий - остаться в мире и помогать людям, оберегая их от зла. И так, пока люди не завершат свои дела на Земле.
Ещё он говорил о семи принципах.
1. Красный - жизненность, страсти, инстинкты
2. Оранжевый - физическое тело с его тонкими энергиями.
3. Жёлтый - принцип Христа, его духовные качества.
4. Зелёный - низший ум, инстинкты и потребности тела - его задача.
5. Голубой - первичная материя-энергия, Дух.
6. Синий - высший ум, его поприще философия, благие дела, абстрактные размышления.
7. Фиолетовый - тонкое тело на плане сна, передатчик и трансформатор тонких энергий.
Да, много было у нас разговоров на духовные темы, но я в них ничего не понимала. Я только слушала его и соглашалась с интересными объяснениями устройства мира. Это не говорит о том, что я не хотела ничего понять. Я хотела, очень хотела. Ведь именно ради этого я и подружилась с Денисом. Просто у меня не получалось.
Начиная с мая месяца, он брал плавки, а я купальник, и мы купались в Днепре. Однажды я была в воде, а мой добрый и милый друг – на берегу. Я ему показывала «колесо», а он стоял и смотрел на меня, не отрывая глаз. Когда я закончила упражнение «колесо» - я остановилась и начала выходить из воды. А он стоит и смотрит на меня очумаренным взглядом. Я не могла никак понять, почему он на меня так смотрит, а потом… неожиданно я заметила, что у меня слетел лифчик, и он уже где-то возле шеи. Я быстро его натянула, вышла из воды и начала убегать, потому что мне было неудобно перед чужим мужчиной. Я же ему не жена. Денис меня догнал и начал утешать:
--Я понимаю, что ты не хотела этого, и что получилось нечаянно. Не уходи. Почему ты так?
--Я обиделась на тебя. Почему ты так внимательно смотрел? Бессовестный, мог бы и отвернуться.
--Прости, я не мог,- начал оправдываться мой друг.
После нескольких минут выяснения отношений мы всё же помирились. Я простила ему, и купания наши не прекратились. После этого случая мы ещё не один раз купались на Днепре, но уже осторожно, без никаких подобных приключений.
Однажды я и мой друг в лесу заблудились. Началось из того, что мы просто бродили по сосновке, потом дошли до какого-то непонятного здания, потом не поняли где мы, и куда бы мы не пошли - все дороги вели к одному и тому же месту – к дырявому мячу, который кто-то повесил на дерево. То есть, мы ходили по кругу и не находили выхода из заколдованного места.
Позже из заколдованного места мы всё же вышли, но заблудились ещё больше и забрели в какую-то деревню Дахновка, которой нет даже на широкомасштабной карте местности. На часах 22:30, а общежитие закрывают в 22:00, и мы в Дахновке, а дороги назад не знаем, и начинается дождь. Денис что-то молился, но я не верила никаким Богам, я переживала. Потом появился автобус с маршрутом на Черкассы, и это было огромным счастьем.
В общежитии пришлось очень сильно стучать в дверь, чтобы разбудить комендантшу. Меня тогда прямо трясло от страха, что за нарушение дисциплины нас обоих могут выгнать из учебного заведения. Не знаю, что тогда помогло, может даже и гипноз моего друга, не знаю. Но всё же мне кажется, что коменданты общежития и учителя нашей группы Дениса очень любили. У него душа была добрая, и это все видели, поэтому отношение к нашему нарушению было не строгим. Нас просто молча пропустили в общежитие, и мы пошли по комнатам спать.
Как я уже сказала раньше, о нашей дружбе все уже знали, но непонятно только откуда. Когда и каком месте встречаемся – мы с Денисом договаривались тайно. На уроках, в практической части, мы с ним подключались к технике друг друга, и договаривались азбукой Морзе (морзянкой) где и в сколько часов состоится наша новая встреча. Подслушать нас никто не мог, потому что в прямой эфир мы не выходили, это были учебные занятия. Но из какого-то непонятного источника все о нашей дружбе узнали. Поэтому, когда я ночью вернулась из Дахновки – однокомнатницы начали читать мораль и рассказывать, как предохраняться от беременности:
--Вы хотя бы презервативы купили или таблетки противозачаточные. Или ты размечталась, что он бросит свою семью и женится на тебе?- начала меня учить подруга.
--Лена, мы не занимаемся сексом,- ответила я ей.
--Ты хоть не рассказывай сказки. На днях мы его поздравляли с рождением дочки. Пока он здесь, на курсах, – дома ребёнок родился. Ты понимаешь о чём это говорит?- спросила у меня Света.
--О чём?- поинтересовалась я.
--А о том, что он не больной, и не импотент. Денис – нормальный и здоровый мужчина. И если он ходит с тобой в лесу, если вы с ним там сидите и днём и ночью без никаких свидетелей, то не рассказывай, что он деревянный, и что у него нет к тебе никаких чувств.
--Да, чувства у него есть, он не деревянный, я согласна. Но он умеет контролировать свои чувства, и общаться со мной так, чтобы не изменять жене,- объяснила я своим подругам очень расстроенным голосом, потому что мне было горько осознавать их нехорошие подозрения.
--Я тебе не верю,- ответила Света. Ни один мужчина не в состоянии контролировать свои чувства, если они действительно у него есть, не утверждаю то же самое и про импотентов. Я на много старше тебя, и я видела много мужчин в своей жизни, и я точно знаю, о чём я говорю, - ответила Света.
--Да, и я того же мнения,- поддержала её Лена. –Когда у мужчины появляется страсть, то ни мысли о жене, ни мысли о ребёнке, ни о святом монастыре, ничто не в силах его удержать. Знаю из личного опыта. Поэтому ты, Энни, не обманывай нас, а лучше признайся, что вы с ним трахались, и сходи к гинекологу, пока не поздно.
Я была просто в отчаянии, потому что никто из моих самых лучших подруг мне не верил. Я говорила правду, а мне не верили. Какой ужас! И одновременно было приятно и сладко, что я общаюсь с мужчиной, который не такой, как все. Он особенный и сила духа у него сильнее за силу тела. Во время близких отношений с Денисом это очень чувствовалось. Мне было приятно, что я в руках того, кто не способен пойти против моей воли и причинить мне боль. Я была счастлива чувствовать от мужчины преимущество любви и ласки по сравнению с сексуальной страстью, которую он сдерживал в себе. И делал он это ради меня, ради своей жены, а также ради того духовного пути, который он выбрал для себя и для своего духовного совершенствования. Что мне было делать с подругами? Не оставалось ничего другого, чем просто смириться с их неверием и постоянными советами на самую неприятную тему – как быть, если случайно забеременела.
Денис был выше меня ростом, спортивного телосложения, с чёрными волосами и сине-голубыми глазами. Такие красивенные глаза, я видела только два раза за всю свою жизнь – у него, и у моего бывшего соседа, который, к сожалению, уже давно умер. Такие глаза – ярко-голубые и с очень синим ободком вокруг голубого фона приворожили мою соседку к её мужу. И глаза Дениса тоже очень сильно на меня действовали, зачаровывали своей красотой. А если ещё и учитывать тот факт, что парень владел гипнозом, то это совсем капец. Я влюбилась.
Свою любовь к Денису я почувствовала на выходе из леса. Перед этим мы готовились к экзамену и долго учили радиокоды. А ещё мы разбирались со схемой передатчика, и каждый из нас старался научить другого всего того, что знает и умеет сам. Потом мы шли по лесной дорожке. Я говорила радиокод, а мой друг называл его значение или наоборот. Дальше мы вышли из леса, и мне стало холодно. Денис понял это, снял свой свитер и дал его мне, объяснив при этом, что он закалённый, купается зимой в Днепре, и что ему совсем не холодно. Я надела его свитер, и мы пошли по направлению к общежитию. В какой-то момент я почувствовала, что из одетого свитера исходит какое-то необычное тепло – его энергия. И моё сердце реагировало на эту энергию особым способом – из области груди выходил какой-то сладкий поток, и разливался во мне, наполняя всю меня сладчайшим блаженством самой Вселенной. Что это? Я остановила своего друга и стала перед его лицом.
--Денис, остановись. Я хочу что-то у тебя спросить, это очень важно для меня. Скажи: что ты по отношению ко мне чувствуешь?
--Я люблю тебя,- не задумываясь, ответил он, и обнял меня, прижав к своему телу.
--Я тоже тебя люблю, и любовь моя очень сильна . Но, одновременно, я понимаю и то, что наша любовь безнадёжна, она не имеет будущего. Ты же чувствуешь о чём я говорю? Правда?
--И знаю, и чувствую, и понимаю. Но что мы с тобой должны сделать в этой, хорошо нам понятной ситуации? Отказаться от последних радостных дней, проведённых вместе?- спросил Денис.
--Нет, нет, только не это. Пойдём дальше, нам с тобой пора возвращаться в общежитие.
Я потом никогда в жизни не могла забыть об этом весеннем дне, когда мы с Денисом шли из сосновки по дороге. Всегда помнила наш разговор о любви, и приятное, тёплое чувство у меня в груди. Такие дни, как этот, никогда в жизни не забываются.
Все представления моей спортивной борьбы, с Петей в нашей комнате, на то время уже прекратились. Но причиной такой перемены настроения была не только моя дружба с Денисом, а и один неприятный случай, который произошёл совсем ненамеренно.
Я стояла в холле возле окна и смотрела вдаль, размышляя о своей жизни. Вдруг ко мне подошёл парень из группы электромонтёров и начал спрашивать я или не я занимаюсь захватывающей борьбой с парнем, от которой все так смеются, что от смеха аж на четвереньках ползают. Ну, я ему предложила на секунду попробовать со мной схватку, чтобы всё понять самому, а не брать на веру. Он согласился, и мы сцепились возле окна. Потом как-то неосторожно я повернулась, и этот незнакомый парень влетел спиной в стекло. Я его отпустила, и одним шагом он отскочил ко мне. Но было уже поздно, стекло разбилось и осколками разной величины посыпалось нам на голову. Когда упало последнее стёклышко – мы посмотрели вокруг себя и увидели, что стёкла лежат возле наших ног со всех сторон, а на нас не упало ни одно. И я, и тот парень, даже руку не порезали. Мне совсем ничего, а ему маленький осколочек, не более сантиметра попал в ногу немножко ниже колена. Ничего страшного не было, и даже крови не было, просто прокололо штаны. Как могло произойти такое чудо – я потом размышляла много лет подряд, но так и не поняла. Помню, как кто-то на коридоре закричал: «Вот это да! Как в американских фильмах!» Но я уже не смотрела, кто такое сказал, мне было не до этого.
Электромонтёры и наши радиооператоры быстренько вынесли разбившееся стекло и вениками подмели остатки происшествия. Меня тогда никто не выдал, и у меня совсем не было неприятностей за разбитое окно, потому что отношение ко мне было совсем другим, не таким как в школе или в училище. Когда я училась на этих курсах – меня любили, даже уважали, и я там была - как своя среди своих.
Жители Черкасс тоже были какими-то более спокойными, и на улицах ко мне не приставали. Я свободно могла перемещаться по городу в любом направлении, даже одна. Никто меня не трогал, всё было хорошо.
Я считалась самым лучшим радистом в моей группе, хотя и никогда не учила эту морзянку поза уроками. Все сидели в общежитии и выстукивали буквы, чтобы запомнить. А мне полностью хватало того, что я успевала выучить на уроках. И никогда, ни единого раза, не было такого, чтобы я где-то ошиблась. Помню, я как-то написала букву, которая не то «п», не то «к», просто неразборчивым почерком. Потом, когда учитель попросил прочитать радиограмму, - я вместо «к» сказала «п». Он молча выправил у себя, с полной уверенностью, что ошибся он, а не я, и вся группа тоже выправила. Вот до какой степени мне доверяли. Выяснилось только тогда, когда я сама нечаянно заметила и сказала. Такая ошибка была только один-единственный раз.
Когда мы заканчивали курсы, то, учитывая мой талант, учителя мне делали предложения работать с геологами, на кораблях в мореплавании, на стройках в тайге, и многие другие. От меня ничего не требовалось, кроме как передавать радиограммы. А физическая работа даже была и противопоказана, потому что, по правилам, радистам запрещается поднимать груз более десяти килограмм, чтобы не сорвать свою руку. Эх, не знали тогда мои учителя, какие схватки, эта рука радиста, вытворяла с Петькой на спортивной борьбе! Там были не какие-то десять килограмм, а прямо выворачивание суставов. А ещё, когда он старался прижать меня к полу – я поднимала весь его вес на своих руках и ускользала из-под него. Петя точно был более десяти килограмм, я в этом уверена. И ничего страшного не случалось. На следующий день я передавала радиограммы лучше всех.
А в моей комнате каждый день продолжалось одно и то же. Мои подруги-однокомнатницы доказывали мне, что я от Дениса беременна, советовали сделать аборт пока не поздно, и очень уговаривали. А если я старалась объяснить, что между нами секса нет – мне никто не верил, и все доказывали, что ни один мужчина, тем более женатый, не будет ходить с женщиной или с девушкой по лесам, если она не удовлетворяет его физически.
Немного накаркали, но не совсем. Однажды я попросила своего друга Дениса, чтобы он попробовал применить свои способности владения гипнозом по отношению ко мне. В ответ на это он сказал, что в момент гипнотизирования человека плохо контролирует свои чувства. Поэтому у него появится страсть ко мне и под гипнозом он меня изнасилует.
Что же делать? Я села на сухую траву под невысоким деревцем и погрузилась в размышления. Несколько минут вспоминала прошлое. Помню, как приезжал гипнотизёр у нас в посёлок, и я выходила на сцену. В тот вечер все погрузились в необычное состояние, а меня попросили уйти со сцены и даже выйти из зала. И это не смотря на то, что я очень притворялась. Я через приоткрытые глаза подглядывала, что надо делать под гипнозом, если он говорит – «жарко» или ещё что-то там говорит, и повторяла за другими участниками. Второй случай был в Киеве, когда я попала на сеансы какого-то Дмитрия Верещагина. Он, помню, всем сделал так, что руки сжались в замок, и не разжимались. Меня опять не взяло. И третий случай был в самих Черкассах. Тоже какой-то гипнотизёр проводил сеанс, и опять я выходила на сцену, но меня попросили уйти со сцены и сесть как можно дальше. Теперь намечался четвёртый. Очень сомнительно, что если гипноз не подействовал на меня три раза, то на четвёртый это дело у моего друга хорошо получится. И всё же, могу и проиграть. Что потом буду делать в таком случае? Ничего. Я люблю его, и если он сделает то, чего не смог со мной сделать ни один человек из людей силы, то пусть берёт меня. Это будет его наградой.
--Насилия не будет,- ответила я Денису после некоторых размышлений. –Отдаюсь тебе добровольно, если ты, действительно, сможешь меня загипнотизировать.
--Хорошо, в таком случае садись напротив меня и смотри мне прямо в глаза,- предложил мой друг приятным и спокойным тоном.
Мы сели на траву друг против друга и взялись за руки. Он сказал смотреть ему в глаза и не моргать. Ну и чтобы погрузиться в состояние гипноза – я ещё должна была расслабиться и довериться ему. Так и сделала!
Смотрю в его глаза где-то минуту, две, три, потом не выдержала, опустила голову, передохнула. Попробовали ещё раз, потом ещё и ещё….. Ничего не получается. Денис объяснил, что раз уж не получился у нас гипноз, то мы должны друг другу хотя бы присниться ночью. На этом все наши эксперименты с гипнозом закончились.
Раньше мой друг, вместе со всеми нами, ходил в столовую, потом перестал, и я не понимала причины такого поведения. Решила всё у него расспросить. Как выяснилось, после откровенного разговора, у него закончились деньги, и не осталось даже на еду. Я начала его кормить за свой счёт. А так как девушке расплачиваться за обед парня очень неприлично,- это социальное мнение, то я наперёд давала ему деньги и мы демонстрировали - вроде это он покупает мне обед, а не наоборот. Так было у нас в последний месяц учёбы.
Перед отъездом у нас с Денисом была прощальная ночь. Мы пошли в отдельную комнату общежития, в которой никто не жил, и закрылись там шваброй на всю ночь. То есть, просунули швабру в ручку двери, и к нам невозможно было войти. Мы вдвоём легли на какую-то кровать, и там играли в любовь до самого утра. Нет, сексом мы не занимались, этого у нас никогда не было. Но мы обнимались, целовались, дарили друг другу ласку, и шёпотом рассказывали как нам в эту последнюю ночь хорошо. Потом, неожиданно, Денис у меня спросил:
--Что бы ты мне ответила, если бы я тебе сказал, что разведусь со своей женой и женюсь на тебе? Ты бы пошла за меня замуж?
--Денис, даже и не думай, что я способна на горе и слезах несчастной женщины и двоих маленьких детей решиться построить своё счастье. Я никогда в жизни на это не пойду, какой бы горячей и сильной не была моя любовь к тебе. Нет ни одной такой причины, которая бы стоила того, чтобы детки маленькие остались без папы. Даже и не думай об этом. А то, что касается подаренной тебе ласки, и если я умею что-то такое, чего не умеет твоя жена, то дело тут поправимое. Я научила тебя, а ты научи свою жену. Расскажи ей и покажи, как это делается, и она тебе заменит меня, и ты получишь от неё всё то, что умею я.
--Ладно, не волнуйся за это. Я и не думал, что ты способна на такое. Просто захотелось услышать от тебя такие слова. Я тоже понимаю, что на тяжких грехах дорогу в высшие миры себе не проложишь. Прости за глупый вопрос.
Утром девушки из нашего этажа сильно стучали в дверь чем-то очень тяжёлым. Было ощущение какой-то доски или табуретки. Они настойчиво просили открыть, а мне было неприятно, что они портят мою последнюю сладкую встречу. Когда я, наконец, вышла из нежилой комнаты, и вошла в свою комнату, то увидела у нас на столе банку с цветами. Мне объяснили, что у меня День Рождения, меня хотели поздравить, а я никого не впускала. Ну и опять много соболезнований по поводу беременности. Они доказывали, что не мог молодой мужчина пролежать с девушкой на одной кровати всю ночь и ничего не сделать. Но мне уже было всё равно. Я не оправдывалась, соглашалась на все неправдивые обвинения.
Потом мы все попрощались и начали разъезжаться по домам. Мой билет на автобус был раньше, чем билет Дениса на самолёт, и мой друг меня провожал. Когда мы приехали на автостанцию, то до отправки автобуса ещё оставалось много времени и чтобы последние мгновения побыть наедине, мы свернули в яблоневый сад, который находился недалеко от автостанции. Там мы целовались и очень плакали.
Никогда я не забуду этот момент. Говорят, что мужчины не плачут? Да? Денис обнимал меня и плакал, я собственными глазами видела, как слёзы текли по его щекам. Я смотрела на его слёзы, и не знала чем его утешить, потому что я и сама плакала. И он, и я, хорошо понимали, что видим друг друга в последний раз, поэтому мы не могли сдержаться от рыданий. Я обнимала его, гладила его волосы, вытирала его слёзы, но это было не утешением, а ещё большим расстройством.
Денис посадил меня на автобус, и возле автобуса плакал прямо перед людьми, а я плакала в автобусе. У меня внутри было какое-то предчувствие, что подобного ему вряд ли я встречу когда-нибудь в своей жизни.
Какое-то время мы ещё переписывались. У нас был договор, что я буду писать от имени мужчины, и письма мои будут холодными, только о том, что может мужчина написать мужчине, не более. Денис же мог писать всё, и он писал о том, как сильно страдает за мной, как скучает. А на каких частотах он работает и своих позывных не написал, забыл.
Много недель подряд я перебирала разные частоты на радиоприёмнике радиостанции «Ангара». У меня в кабинете стояла и «Полоса-2», но на той у меня был доступ до малого количества частот. А я искала своего друга, и я хотела найти его по почерку, и я хотела нарушить Закон. Только на «Ангаре» было такое возможно. Да, мне очень сильно не повезло, потому что Денис был не из Киевской области, и я не могла с ним работать в прямом контакте, я не имела права.
А потом…. В один прекрасный день, среди сотен звуков морзяночного писка, я вдруг узнала почерк своего любимого Дениса. Я быстро подключилась передатчиком на этих частотах и вышла на прямую связь со своим любимым. Делать такое было очень опасно, потому что если бы кто-то из начальства поймал наши «переговоры», то были бы неприятности и у него и у меня. Но мы пошли на огромный риск. Всё было хорошо, и ничего ужасного не случилось. Тот, кто не был радистом, тот вряд ли поймёт, зачем мы это сделали, если можно и по почте посылать друг другу письма или говорить по телефону. Но тот, кто этим занимался, тот знает, что у каждого радиста имеется свой личный почерк. И если любишь человека, то этот почерк превращается в неповторимую мелодию, которая касается сердца энергией любви. Хочется в неё погрузиться, и растаять в этой мелодии рук любимого. Вроде такие же точки-тире, вроде обыкновенные буквы, но ни одна рука не передаст один и тот же текст точно так, как передаёт рука конкретного знакомого человека.
Вот так оно и в музыке. Одну и ту же самую музыкальную композицию, идеально и с точностью по нотам, не могут проиграть абсолютно одинаково два разных музыканта. Сделать такое просто невозможно. И если разбираешься в почерке любимого музыканта, то найдёшь конкретно все те музыкальные композиции, которые играли его руки, среди многих вариантов разной музыки. Почерк музыки музыканта или почерк сигналов радиста - это ещё один способ погружения друг в друга, и кто в этом разбирается – тот пережил очень интересные моменты в своей жизни.
Так же и в других видах искусства. Преподаватель живописи входит в кабинет с рисунками и точно знает, кто из учеников какой рисунок рисовал. Ошибиться невозможно.
Прошло несколько месяцев, и Денис про меня забыл. Так сильно плакал при расставании и так быстро забыл! А я то рассчитывала на более длительные дружеские отношения. Эх! Позже я ещё много-много раз убеждалась, что познакомиться с хорошим человеком – это не самое главное для счастья в жизни. Самое главное – это быть нужной хорошему человеку! В мире много добрых и милых людей, но если я им не нужна, то какая мне радость от того, что они добрые и милые? Какая-то радость всё же есть,- приятно видеть движение любви на планете. Но радость эта всё же не полная!
www.proza.ru/2013/09/19/224

00:15 

13.07.2014

Сегодня ужасный день, я потеряла двоих своих самых лучших друзей. Один друг, наверное, заболел. Он не мог уйти, и не было повода для ухода. Ни на какие страшные темы я ему ничего такого не писала. Очень переживаю за него, и хочу, чтобы всё у него было хорошо.
Второй друг поставил мне условия, причём на целый год,- за то, что он мне даст знания про Кундалини. Это список какой-то морали, которую он не смог бы проконтролировать. Не имей я совести - легко могла бы его обмануть. Всё у него очень важно, иначе ему страшно, карма накажет. А мне хотелось, чтобы он доверял, что я не могу сделать что-то опасное ему, себе, или людям,- во вред, или против его воли. У меня был план. Я хотела, чтобы он просто согласился и всё. Я бы очень обрадовалась, сохранила бы нашу дружбу, а от страшных знаний я отказалась бы. Я сказала бы ему: "Я так благодарна тебе за согласие любить безусловно!!!!! Больше ничего мне и не надо. Не говори, и не присылай своих тайн. Твоего намерения мне достаточно." Я не взяла бы у него ничего, кроме отказа от условий.
Как отнеслись бы к его подвигу его Учителя? Я думала над этим, и пришла к выводам, что каждый человек этого мира имеет право на яркую интуицию. Мой друг имеет право согласиться открыть мне тайные знания, если его интуиция ему подсказывает, что, узнав о намерении, я больше ничего и не возьму. Я хотела от всего отказаться, как только получу то, что хотела - безусловную любовь. А чтобы её получить - текст страшной тайны даже и не нужен, а только намерение.
В общем, он хотел меня переделать под правила морали, а я размечталась пробудить его интуицию, с которой он бы понял, что мне сразу же станет "ничего не надо", как только я получу хоть намёк на доверие.
Он обиделся и написал, что ушёл навсегда, а мне грустно. Перекрылся мой шанс продемонстрировать красоту души, когда за одно лишь намерение я показываю свою совесть, ответственность и все самые высокие качества.
Получается, что условия поставили и я, и он, но он начал первый, а мои условия - это следствие его условий.
Ниже просто ещё одна глава романа, к беде не относится.

Глава-08 Сексуальная энергия
Виктория Авосур
Глава-08 Сексуальная энергия

Сидела я дома, на горе, под грушей, и размышляла о своей жизни. Эта груша росла не совсем дома. Она, всего лишь, находилась не очень далеко от нашего двора, на ничейной территории. Когда-то здесь жила старенькая бабушка Келина, потом она умерла, дом развалился, бывший огород зарос дикорастущими растениями, а от фруктового сада осталась только груша. Мне хотелось уединиться, поэтому я пошла в такое заброшенное место и села под грушей. Я до сих пор вспоминала Дениса и никак не могла о нём забыть. Любить женатого мужчину может быть и легко, но только до тех пор, пока не думаешь об этом, пока есть твоё «здесь и сейчас», и в будущее не хочется заглянуть ни на минутку. Но когда он уже потерян, и понимаешь, что делать какие-то поступки для его возвращения нельзя, то в такие моменты становится тяжело и больно. Чтобы отключиться от своих грустных и невыносимых мыслей я решила погрузиться в воспоминания о чём-то приятном из своего прошлого. Рассматривая густые кусты вокруг себя, я мысленно отправилась в Крым.
Как-то один-единственный раз в своей жизни случилось так, что я побывала на море. Мой отчим Гунзыр ездил к своим родственникам, которые жили в Симферополе, и взял меня вместе с собой. Так мы попали в Крым, но погостевали мы тогда очень мало - только три дня. И всё же, к самому морю мы решили, ну хотя бы на несколько минут, в один из этих дней, таки подъехать, хотя и погода в то время была неблагоприятной: холодно, штормовой ветер и облачно.
На пляже никого не было, никто не купался, но я решила сделать подвиг. Я как будто интуитивно чувствовала, что море я вижу первый и последний раз в своей жизни. Да, так оно и было. Купаться в море при штормовой погоде очень опасно, но я не знала об этом. Я была ещё совсем ребёнком, и мне было только десять лет. От берега я далеко не отходила, из-за больших волн, но я всё же купалась, ловила медуз, вынимала их из воды и, положив себе на руку, показывала отчиму и его родственникам какие же эти жители моря разные и какие красивые. Кто-то предупредил, что медузы жалят, но меня это не беспокоило и они меня не жалили. Позже мы все вместе плавали по морю на катере, и я не закачалась, что очень удивило моих сопровождающих. На берегу я насобирала камушков и ракушек….
Мои размышления о прошлом прервало сопение носом, но каким-то странным и нечеловеческим. Я осторожно повернула голову в сторону и увидела маленькую зверюшку. Как эта зверюшка называлась – я не знала, но я очень хорошо определила, что у неё ценный мех. Четвероногий незнакомец подошёл ко мне очень близко и начал меня обнюхивать, удивляя такой необычной доверчивостью и смелостью. Он смотрел на меня чёрненькими, как угольки, глазками и чего-то от меня хотел. В этот момент я для себя твёрдо решила, что об этой необычной встрече не скажу никому. Если рассказать дома, то обязательно поставят капканы и погибнет всё семейство, а мне не хотелось смерти этому доверчивому созданию. Зверёк обнюхал меня и убежал куда-то в кусты.
Я вообще-то всегда любила животных. Ещё в школьные годы у меня был котик Мурчик. Я почти никогда не ела в школе котлет, чтобы принести ему. О том, что я постоянно угощаю котика котлетами, и почему я это делаю, не знал никто. Однажды моего любимого Мурчика очень порвали собаки и он умер. Я за ним плакала много дней подряд, и даже сделала ему могилку, как для человека.
Домашняя коза всегда понимала мой язык, и все удивлялись, что козы такие противные, а наша – хорошая, и она у меня как под гипнозом. Всё, что ей говорила, она делала. И только я одна знала причину её послушного поведения. За те копейки, которые мама выделяла для меня в школу, я покупала конфеты, потом приносила их домой и угощала козочку. О наших секретных отношениях тоже никто не знал. А ещё я брала по чуть-чуть сигареты у отчима Гунзыра, чтобы он не видел, и давала их нашей Зозульке (козочке), потому что она очень любила их съедать. И об этом никто не знал.
Однажды ливень залил наших цыплят и двоих мы так и не нашли. Я долго ходила и искала их. Через несколько часов поиска я нашла пропавших цыплят на дороге, в луже воды, и они не дышали. Не смотря ни на какие доказательства смерти (холодное тело и отсутствие дыхания) я взяла этих цыплят в свою комнату, замотала в тряпку, и начала дышать на них своим дыханием. Цыплята всё равно не дышали. Ну, так я открывала их ротики и делала им искусственное дыхание. Где-то часа через два таких процедур они ожили и начали дышать. Думаю, что они были в коме, но не мёртвыми. Иначе я не смогла бы их оживить.
Гунзыр очень избивал одного котёнка. Однажды он бил его и душил, у котёнка кровь горлом пошла. Бедное измученное существо уже не могло употреблять пищу, хотя и было голодным. Я давала ему поесть, но котик не мог глотать. Это врезалось в мою память на многие годы, и всегда, когда я плакала от боли и потерь, я вспоминала этого котёнка. Почему я так делала – я и сама не знаю.
На этом размышления под грушей закончились. Мне надо было идти домой, дома много работы. Я вышла из кустов и пошла к своему дому. В эти дни мне было по-особенному тяжело. Со мной произошло что-то странное, и моя сексуальная энергия вышла из-под контроля. У меня начали появляться очень сильные страсти к молодым мужчинам, и я не могла ничего с собой сделать. И в такой тяжелейшей ситуации мне надо было выдержать, сохранить девственность, не превратиться в проститутку.
Совсем недавно я познакомилась по телефону с одним мужчиной, одноклассница дала ему мой номер. Он был уже не очень молодым, но зато он оказался по-настоящему очень вредным. Я не любила этого мужчину, из-за его невыносимого характера, но послать его на все четыре стороны я не могла. Моя внутренняя страсть, которая сжигала меня изнутри, не давала мне этого сделать. Вот где самое страшное и самое трудное место в жизни любой девушки или женщины! Я была девушкой, и мне было девятнадцать лет. Я знала, что я его не люблю, а также понимала, что если влюбится в меня он, то я разобью ему сердце. Но и отказать ему я тоже не могла, потому что моё тело горело огнём, когда я о нём думала или его видела.
Почти конец смены. Я сижу в наушниках перед своей радиостанцией и стучу на ключе - передаю последнюю радиограмму в Кагарлык. Вдруг открывается дверь и в кабинет входит он – Женька. На календаре ноябрь месяц, уже давно выпал снег, а он принёс букет земляники, выращенной в теплице, и даёт мне. Я заканчиваю связь с Кагарлыком и выключаю радиостанцию.
Дальше беру этот букет земляники, благодарю его и не знаю, что с ним делать. Сначала мы минут двадцать разговариваем на разные темы, а потом я размышляю так. Он это принёс для меня, значит, ему должно быть приятно, если я его подарок съем. Букетик был маленьким и ягод совсем немножко. Да, надо их съесть…. Так я и сделала. Женька молчит, ничего не говорит, просто подходит ко мне и обнимает. Я отвечаю ему взаимностью, и мы соединяемся в поцелуе. Я понимаю, что этот мужчина, как человек, – он для меня не подходит. Постоянно меня критикует, грубит, не знает ласковых слов, даже толстяк, и не очень симпатичный, хотя не это главное. Но я не могу его оттолкнуть, потому что мне сейчас нужен хотя бы какой-нибудь, для удовлетворения физических потребностей и для облегчения сильнейших страданий. Я понимаю, что я ему не отдамся, и секса у нас не будет, но и отказаться от каких-нибудь отношений в этот момент я тоже уже не могу. Я помещаю Женьку в свои объятия, страстно поглаживаю его, и целую всё его тело, как ненормальная. Он делает то же самое, и огонь страстей разжигает нас до появления жара и пота. Трудно точно определить, что именно мы делаем в этот момент, но ясно одно – нам жарко, мы быстро и тяжело дышим, пот стекает по нашим лицам, с моим и с его соображением туговато, но одна фраза постоянно кричит у меня в голове: «Я обязательно должна остановиться!»
Должна, должна, должна… Но как это сделать? Вот в чём вопрос. Наконец я собираю всю свою силу воли и начинаю отталкивать Женьку от себя. Ясное дело, что ему это не нравится. Ну а я то, чем могу ему помочь? Я же не виновата, что я должна. Мы все в этом мире делаем не то, что нам хочется, а то, что мы должны в том или другом случае делать, и только так, не иначе. Если я сейчас позволю нашему безумию продолжаться, то будет половой акт, потом нежелательная беременность, потом ребёнок без папы, и сломанная жизнь его и моя. Да, он уверен, что он женится на мне. Но я то уверена в обратном! Поэтому Женька возмущается, а я ему говорю, что рабочий день закончился, надо закрывать кабинет и идти домой. Я уже стала совсем не ласковой и прошу освободить моё рабочее место в конце смены. Хотя нам и не хочется, но мы всё же вынуждены закрыть кабинет и выйти из здания, чтобы отправиться домой.
Не знаю, какими там воспоминаниями нагружал себя Женька, но лично мне дома было просто невыносимо. Я вспоминала нашу встречу, и волны сексуальных чувств накрывали меня с головой. От этого мне было очень мучительно и очень жарко. Чтобы облегчить свои мучения – я решила оставить на себе одежды – как можно меньше. Разделась до лифчика и трусов, легла сверху на одеяло кровати и охлаждаюсь. Вдруг вошла в мою комнату мама, чтобы пожаловаться на то, что газовщики совсем потеряли совесть. Середина ноября, морозы, а они отключили газ и делают какой-то ремонт. Мама стояла передо мной в зимнем пальто, в шапке и в сапогах.
--Мама, ты с улицы?- спросила я.
--С какой ещё улицы? Я уже часа три сижу в спальне и никак не могу согреться.
--Мам, ты серьёзно,- удивляюсь я.
--Энни, ты специально притворяешься? Если тебе хочется поиграть в вопросы и ответы, то посмотри на градусник,- отвечает мама.
Я сползаю с кровати и подхожу к градуснику, который висит у меня возле двери, и с огромнейшим удивлением обнаруживаю на нём – плюс восемь градусов. Мама замечает во мне что-то непонятное, и делает предположение, что я заболела, у меня грипп. А я говорю маме, что всё хорошо, и выхожу во двор, чтобы на всю жизнь отложить в своей памяти это интересное состояние. Приседаю возле порога и всовываю руки в снег. Я не чувствую холода и снег тает вокруг меня. Вот это состояние! Впервые в жизни я почувствовала такое.
Кому-то может показаться, что подобной сексуальной страсти не бывает, но на самом деле, всё то, о чём я говорю, реально происходило в моей собственной жизни, и это истинная правда, и я пережила такое на собственном жизненном опыте. Если в прочитанное совсем не верится, то, в ответ на это неверие, мне хочется порекомендовать поинтересоваться йогой туммо.
Есть много информации о том, что йоги туммо сидят голые на снегу в сильный мороз. У них на плечах может быть накинуто мокрое покрывало. Из покрывала поднимается пар, и снег тает вокруг них. За ночь это покрывало мочат несколько раз, и оно постоянно высыхает. Таким людям ни в какие морозы не бывает холодно.
Сначала йогин туммо соблюдает строжайшее половое воздержание, чтобы накопить сексуальную энергию. И это условие, в мои девятнадцать лет, мной было идеально выполнено, потому что до этого момента я только обнимала и целовала мужчин. Сексом я с ними не занималась. Потом йогин превращает сексуальную энергию в тонкую огненную энергию, посредством которой вырабатывается внутреннее психо-физическое тепло и эта энергия должна циркулировать по нервным каналам психической нервной системы. Мужчины туммо визуализируют танцующую обнажённую девушку шестнадцати лет в форме Ваджра Дакини, а женщины воображают себя этой девушкой. Цель – пробудить сексуальную энергию и силой мысли заставить её согревать своё физическое тело внутренним огнём.
В те дни я ещё не знала, что такое туммо и никогда об этом даже и не слышала. Но я это туммо неосознанно выполняла. Мама ходила по комнате в шапке, и в зимнем пальто, а я в одних только трусах и лифчике плавила снег перед порогом дома и не знала чем охладиться. Я не воображала Богини Ваджры Даккини, но я воображала «божество» по имени Женька, и мне казалось, что я быстрее сойду с ума, чем всё это когда-нибудь прекратится. Я не знаю, что при этом чувствуют йоги, но мои личные ощущения были просто ужасными.
Выходной. Мама сварила суп на завтрак и всем насыпала в тарелки. Я вошла на кухню, попробовала, и что-то мне этот супчик показался на вкус - как вода. Я добавила немножко соли. Пробую ещё раз, а суп опять, как вода. Я ещё половину ложки добавила, но ничего не изменилось. И когда я и сама уже начала соображать, что здесь что-то не то, мама в ужасе проговорила:
--Что ты делаешь? Я же сегодня нечаянно суп пересолила.
--А мне показалось, что не досолила,- ответила я.
Потом я всё же съела суп, какой есть, и молча пошла в свою комнату. Вот это новости! Я не чувствую вкуса соли. Наконец-то я начала понимать, почему если кто-то сыпет много соли в пищу, то ему говорят, что он влюбился. Но только к этому надо добавить одно замечание. Любовь на соль не действует. Действуют сексуальные чувства.
Телефонный звонок. Поднимаю трубку – Женька. Чего на этот раз он заявит обвиняющего и невыносимого? Ага, поняла. Выругал меня за то, что я съела его землянику, и не поделилась с ним. А тот факт, что я растерялась, не зная как быть и что мне делать – всё не считается. Называет меня некультурной и невоспитанной. Ну, такое поведение в его стиле, я уже привыкла. Эх, нет, чтобы хоть раз в год меня похвалить…. Всё только критика, критика и критика. Ладно, пусть что хочет, то и думает. Всё равно я замуж за него не пойду. Он сам добился моего отказа, своим характером.
Когда наступила зима – в наш посёлок приехал какой-то экстрасенс-целитель. Его имя было - Николай Иванович. Мама уговорила меня пойти к нему и проверить своё здоровье. Он принимал у какой-то женщины дома, под дверью была очередь. Когда уже дошло до меня, и он меня проверял – наши глаза встретились, и, похоже, что ему понравился этот взгляд глаза в глаза. Как я узнала? По его голосу, который неожиданно стал слишком мягким, и по его взгляду, который как бы засиял. Целителем был мужчина, который более чем на тридцать лет старше меня, поэтому я не ожидала от него ничего особенного. Он пригласил меня в Киев, дал адрес, и объяснил, что мне надо срочно что-то там подлечить, вроде бы желудок, я уже точно и не помню.
Приехала, нашла его дом, его квартиру, и под дверью много людей. Минут через двадцать он вышел посмотреть, что там за дверью, и увидел меня. Сразу же пригласил войти без очереди.
В комнате он, на расстоянии десяти сантиметров от моего тела, водил руками, делал какие-то магические движения, а потом спросил: «Ты что-нибудь чувствуешь?» «Да, чувствую. Энергия идёт из низа живота вверх»,- ответила я ему честно и откровенно, как пациент в кабинете врача. У меня тогда не было к нему сексуальных чувств. Это было что-то другое, но, также само, оно выходило из низа живота и поднималось вверх.
Николай Иванович обнял меня и прижал к себе. Я испугалась и оттолкнула его. Потом он назначил для меня специальную встречу в неприёмный день, и объяснил, что людей не будет, можно хорошо полечиться и пообщаться. Я ничего не сказала против этого, молча уехала домой.
Дома я сама себя испугалась. Когда я вспоминала целителя – у меня тоже появлялись сексуальные чувства. Какой ужас! Старый дед, который более чем на тридцать лет старше меня, а я к нему тоже что-то чувствую! Пусть и не так ярко выраженно, как к Женьке, но всё равно что-то есть. Как же я буду со всем этим жить? Где найти лекарство от этого.
В назначенный день, через недельку, я всё же к нему поехала. Встретил он меня дружелюбно, пригласил в комнату, и сначала решил пообщаться со мной на интересные темы.
Он что-то рассказывал о духовных путях, о людях, о приходящих и уходящих цивилизациях, но я в его рассказах не могла никак понять одного: откуда у него вера в то, что он мне говорит, и где источник пророчеств? Очень было похоже на то, что он хотел мне внушить какое-то безразличие к происходящему в нашей жизни, потому что моя жизнь, как и жизнь многих цивилизаций на планете, коротка, как одно мгновение, и не надо на всё смотреть серьёзно. То есть, подготавливал к безумному решению.
Это уже сейчас я хорошо знаю обо всём, что происходит вокруг, но тогда я не знала ничего, просто внимательно слушала. А он рассказывал совсем не то, что известно мне сейчас, но что-то рассказывал. После беседы Николай Иванович пригласил меня на кухню и угостил облепиховым чаем. Расхваливал, что облепиха – это не просто вкусное варенье, но и очень полезное. Потом он сделал мне предложение. Он предложил выйти за него замуж. От удивления я чуть не упала под стол. Дед пятидесяти двух лет женится на девятнадцатилетней девушке! Вот это была бы сенсация! Но не будет этой сенсации, потому что за деда, которого я даже и не знаю, как человека, замуж я не пойду. Целитель меня не понимал. Он говорил, что многие женщины хотят выйти за него замуж, но он всем отказывает, а мне вот предложил. Ещё напоминал, что у меня будет квартира в Киеве, киевская прописка и много денег. Нет, я всё равно не соглашалась.
Дальше было настоящее приключение. Он повёл меня в комнату и начал угрожать, что гипнозом вырубит меня за пять минут. Опять гипноз? Надо же - пятый сеанс гипноза в моей жизни. Нет, этого я уже не боялась. Кто меня только не гипнотизировал до встречи с Николаем Ивановичем, но ни у кого не получилось, значит и у него не получится. Да, я угадала, у него тоже ничего не вышло, и он потащил меня на свой диван.
--Это мой личный диван, и на этом месте сплю только я. Посетители не имеют права к нему прикасаться. Одной только тебе я разрешил войти сюда и лечь на этот диван,- объяснил мне целитель.
--Я вас понимаю, но необязательно так жертвовать своим местом. Я согласна прямо сейчас его освободить,- ответила я.
Нет, Николай Иванович не желал меня отпускать, как и я, в своё время, не желала отпускать Женьку. Ах-ах-ах, дедушку я понимала. Когда он уже был на мне, и я не хотела с ним бороться, как раньше боролась с молодыми и сильными парнями, я сказала ему, что я приехала не одна, а с тётей. Тётя у меня очень неспокойная, и если я здесь задержусь, то она начнёт что-то делать. Для полной уверенности я словесно нарисовала своему насильнику, где живёт моя тётя, и каким транспортом мы сегодня добирались. А чтобы не сомневался – я обращалась с ним очень ласково, пообещала отвезти тётю домой и часика через два вернуться к нему опять, потому что наши отношения вроде бы мне понравились.
Он поверил, согласился, отпустил. Ему действительно очень хотелось, чтобы я отправила свою тётю домой, и она не торчала у него под дверью. Я сказала, что я сейчас, я быстренько, и поцеловала его в щёчку.
На самом деле я тогда приехала к нему прямо из родного дома, а не от тёти, и в тот день совсем никого под дверью не было. После того, как я узнала какие намерения у Николая Ивановича, то я срочно от него убежала, и не вернулась к нему ни через два часа, ни через два дня, ни через два года, и вообще никогда в жизни. На этом моё знакомство с экстрасенсом-целителем закончилось.
А дома, в моём посёлке, меня, как и раньше, ждал Женька. И этот парень тоже уже начал продумывать свой план захвата жертвы. Однажды он посадил меня на мотоцикл, и мы с ним уехали на хутор. Там почти не было людей, и в отдалённом месте, возле речки, он пытался меня изнасиловать. Спасло меня только то, что я начала убегать, а у него что-то случилось с мотоциклом, и он не мог его бросить на чужом хуторе. Потом мне стало опасно даже сидеть где-нибудь на природе. Ведь он уже несколько раз накинулся на меня возле речки и пытался прямо там изнасиловать. А я даже и не имела права ни в чём его обвинить, потому что сама же, своим собственным поведением, разожгла в нём эту животную страсть. И мне было плохо, и он сходил с ума… Выход был только один – уехать из дома. Но куда? После некоторых размышлений я кое-что придумала. Надо поступить в любое учебное заведение!
www.proza.ru/2013/09/20/1092

10:37 

14.07.2014

Я вчера написала, что мы с моим другом выставили друг другу условия, но это не совсем правильная фраза. Я только хотела СНЯТЬ условия, и в глубине души, поставить свои совсем не планировала. А так, как объяснила я вчера правильно, то ничего редактировать в своём Дневнике не буду.
Моя совесть перед ним чиста, но он недооценил чистоту моей совести и силу моей любви. Чтобы оценить поведение моего сердца правильно - даже и яркая интуиция, о которой я вчера намекнула, была ему не нужна. Достаточно и обычной мужской логики! Говорят, что у всех мужчин хорошо развита логика, и если бы мой друг воспользовался только логикой, то он бы вспомнил, что я НИКОГДА не брала чужое и незаслуженное. Он много раз предлагал мне материальную помощь, но я не взяла у него ни копейки, потому что это не мои деньги и я их не заслужила. Так было много раз, и на фундаменте одной лишь только логики он мог построить логическую цепочку, и понять, что я не возьму, как он выразился - "добытых его пятилетним тяжким трудом" знаний просто так и незаслуженно.
Ну кому из нас приятно, если говорят, что ты вот нехороший человек и тебе надо целый год моралью заниматься, чтобы стать лучше? Любому такое было бы неприятно, потому что все мы, в глазах своих любимых друзей, хотим быть хорошими и достойными. Если бы он сказал, что я хорошая и достойная, и что он, просто по любви, даст мне то, на что сам истратил пять лет (знания про Кундалини), то я бы обняла его любовью своего сердца и сказала бы: "Не надо ничего давать. Я и так верю, что я тебе нравлюсь,- без доказательств". И всё у нас было бы хорошо, и я больше никогда в жизни не напомнила бы своему другу о том, что у него есть великие пятилетние заслуги перед какими-то Учителями.
Мне очень больно, что он меня так сильно недооценил, и не увидел чистоту моей совести, с которой я и сама не беру чужого и незаслуженного. Нет, я не собиралась поставить ему условия для любви и дружбы. Я только хотела снять ЕГО условия. И ещё грустно, что Учителя своими тайнами, о которых Вивекананда говорит, что эти тайны убили 90% всего прекрасного в духовном развитии человечества, ссорят лучших друзей.

Глава-09 Необъяснимый вид любви
Виктория Авосур
Глава-09 Необъяснимый вид любви

Хотя Николай Иванович оказался и странным очень, но, благодаря ему, у меня появился интерес к духовным познаниям. Я никак не могла забыть услышанных от него тем, на которые он совсем немножко что-то там мне рассказывал. Перед нашим с ним чаепитием он мне намекнул, что где-то там есть невидимые миры, а также он говорил о том, что многие цивилизации приходят и уходят, но Вселенная существует всегда, и поэтому нашу жизнь можно считать бесконечной. Что же он имел в виду?! «Эх, если бы я сейчас жила в Киеве – я многое могла бы узнать!»- сказала я самой себе. А что мешает попробовать? В случае успеха я могла и от влечения к Женьке избавиться, и узнать о духовных мирах. Так я ещё раз поставила себе цель поступить в какое-то учебное заведение.
К поступлению я готовилась второй раз. Однажды я уже пробовала поступить в педагогический, но мне не повезло, и я не прошла по конкурсу. И вот теперь вторая попытка.
Перед экзаменом мне захотелось сходить к гадалке, и погадать – поступлю я или нет. Я тогда ещё верила в судьбу, поэтому появилась такая мысль. Через много лет я хорошо поняла, что каждый человек сам строит своё будущее - собственными стремлениями и силой мысли. Но на тот момент я ещё верила всяким гадалкам. Тётя Галя (гадалка) нагадала мне, что если я не выйду из кабинета преждевременно, то поступлю. В общем, посоветовала сидеть до последнего.
Поступала я в Ирпень на бухгалтера, по собеседованию. У меня, в свидетельстве о среднем образовании, стояли только хорошие оценки, поэтому я не должна была сдавать экзаменов. Воспользовалась я советом гадалки и поступила. Какая радость! Мне навсегда запомнилось внутреннее ощущение в груди, которое было в тот день, когда я нашла себя в списке поступивших. Душа была в состоянии полёта, словами этого просто не передать.
С первых же дней учёбы я опять сдружилась с кришнаитами, и начала к ним ходить, но теперь меня уже интересовало не это. Я серьёзно заинтересовалась бессмертием Души и тонкими мирами. Однажды, в каком-то подземном переходе, я купила книгу Раймонда Моуди «Жизнь после жизни» и прочитала с огромным интересом. Позже начала посещать лекции на духовные темы, и ходить в планетарий, где разные духовные группы продавали свою литературу. Несколько книг мне удалось купить, на остальные не хватило денег.
А с сексуальной энергией всё утряслось очень необычным способом. Я влюбилась в молодую преподавательницу политэкономии, и это меня спасло. Тамара Викторовна работала только первый год после окончания института, и ей было двадцать четыре года, а мне – двадцать. В этой девушке я почувствовала какую-то очаровательную лёгкость и красоту жестов. У неё было доброе сердце и красивый звонкий голос. Она всех нас умела заинтересовать на своих уроках и рассказывала нам не только политэкономию, а ещё и немножко касалась разных сторон реальной жизни студентов. Она нами интересовалась! Я была околдована этой девушкой-преподавательницей и по-настоящему в неё влюбилась.
То, что я тогда чувствовала и переживала, не каждому дано попробовать в своей жизни. Так сильно влюбиться в человека своего же собственного пола было сюрпризом даже и для меня самой. Я чувствовала по отношению к Тамаре пламенный огонь в груди, который горел у меня в области сердца, и этот огонь был горячим и настоящим, он ничем не отличался от огня к любимому парню или к мужчине. Все мои мысли теперь были направлены на неё, и такая концентрация тоже свидетельствовала о любви. Я не могла думать ни о чём другом, кроме своей любимой, и если Тамары долго не было – я уединялась и начинала плакать. Я уже и сама очень удивлялась, что у меня получилось влюбиться в девушку, но я влюбилась, и это был факт, от которого никуда не деться.
Сначала я стеснялась ей об этом сказать, и я проявляла к ней внимание тайно. Однажды я дождалась, когда она будет возвращаться домой, и тайно проследила за ней, чтобы узнать точный адрес дома и квартиры, где она живёт. Квартиры не оказалось, это был дом, и я записала себе адрес. Потом я начала писать ей письма, в которых объяснялась в любви, и открыто признавалась ей, что я девушка – ученица одной из её групп. А ещё я писала ей все свои новости о духовных познаниях.
После занятий я ездила в Киев в одну эзотерическую группу. На лекциях мы занимались разными энергетическими экспериментами. Сжимали и разжимали в руках энергетический шарик, перекатывали его из одной руки в другую, пробовали себя почувствовать большими или маленькими, трогали своё биополе, учились открывать третий глаз, и многое другое. Сами лекции тоже были захватывающими, потому что нам рассказывали разные истины на эзотерические темы. И ещё мы пели некоторые мантры для пробуждения внутренних энергий. Всё, чего я там научилась или познала, я писала в таинственных письмах и посылала Тамаре Викторовне. А подписывалась я цифрами 3105, и она не знала, кто из девушек пишет ей любовные письма.
Позже я начала о своей любимой сочинять стихи, и тоже посылала ей в конверте. Иногда добавляла рисуночки или открытки.
Потом появилась одна идея. В магазине я купила детскую резиновую игрушку, написала на ней 3105 большими и жирными цифрами, после чего тайно пробралась в наш кабинет, со мной никого не было. Я поставила возле стены стол, на стол – несколько стульев, ещё сверху стул, и ещё. После построения такой пирамиды, я осторожно вылезла по ней на самый верх, и приспособила резиновую игрушку под самым потолком. Никто не мог так высоко достать, чтобы снять. На уроке политэкономии Тамара это увидела.
Так я шифровалась несколько месяцев, а дальше не выдержала. Я же хотела провожать её домой, я хотела общаться с ней. Тот факт, что я скрывала своё имя, не давал мне этого добиться, и надо было что-то срочно менять. В одном из последующих писем я откровенно призналась, кто я такая и ждала результата. Моя любимая мне ответила, и тон письма был хорошим.
Потом мы с Тамарой очень даже подружились, и она ничего не имела против моей любви. Но на оценки это повлияло в худшую сторону. Я могла выучить урок на отлично, а она мне занижала оценки. Дошло уже до того, что вся группа начала меня защищать и добиваться справедливости.
Когда наша дружба стала видимой, и любовь моя тоже стала видимой - все мои одногруппницы начали насмехаться, что я принадлежу к геям. Они были и правы и неправы одновременно. С одной стороны – это было правдой, потому что я очень и очень сильно влюбилась в Тамару, и любила я её до огня в сердце, до постоянных мыслей о ней, и до горячих слёз любви, которые текли из моих глаз, если мы не виделись несколько дней. А с другой стороны – это было неправдой, потому что сексуальных чувств я к ней не имела.
Я и сама не могла понять, что тогда со мной происходило. Вроде и влюбилась, но к сексу с девушкой меня не тянуло. Она мне снилась в моих снах, и я по ней сходила с ума, но и вместе с тем, я не воображала даже прикосновений к её руке, не говоря уже о всём остальном. Но зато эта загадочная и непонятная любовь очень хорошо утихомирила мою сексуальную энергию. Сердце моё теперь принадлежало Тамаре, и все мои мысли тоже были направлены на неё. Поэтому ни на каких мужчин внимания уже не оставалось. Я даже и не знаю, что она обо мне думала. Не знаю я и причины, по которой всё так получилось.
Был один интересный случай. Мне приснился сон, что я поехала в родной город своей любимой и сквозь стены вошла в её дом. Она спала, а я сидела возле неё на диване, и любовь изливалась из моего сердца. Потом она проснулась и чего-то испугалась, а я растерялась и вылетела в открытую форточку.
На второй день, а это был понедельник, я её встретила и описала словами её комнату. Она от удивления аж рот открыла. Дело в том, что я точно описала ту комнату, в которой никогда в жизни не была. А ещё Тамара мне сказала, что в эти выходные она действительно ездила домой к родителям. Тогда мне показалось, что она обманывает, но на самом деле она говорила правду. Примерно через полгода, она пригласила меня в гости и я поехала к ней. Когда я вошла в её личную комнату, то узнала ту же самую обстановку, которую я видела во сне. А она не раз меня приглашала, и мы с ней гуляли в парке её города, потом заходили к ней домой. На собственную свадьбу она меня тоже пригласила.
Я своей любовью, наверное, создала какую-то связь между нами. Помню, как я однажды очень сильно ждала Тамару, а её нигде не было. Я искала её и не нашла. Потом я забрела на какую-то улицу, по которой никогда в жизни не ходили ни я, ни она. Села на скамейку, и опустив голову, очень сильно молилась Богу Кришне. Я просила Кришну свести меня с Тамарой. Молилась, молилась… потом просто сидела и скучала. Вдруг кто-то подошёл ко мне сзади и обнял меня. Когда я подняла голову и посмотрела в сторону «кого-то», то я была в шоке. Передо мной стояла Тамара Викторовна. Она мне рассказала, что ездила домой к родителям. Когда приехала в Ирпень – вышла из электрички, и почему-то захотелось пройтись по этой улице, хотя ни разу в жизни по ней не ходила. Ничего себе! Кришна мне тогда помог или моя собственная сила мысли – я не знаю. Но то, что произошло чудо – это точно, и нет никаких сомнений.
Не только Николай Иванович очень повлиял на меня и подтолкнул к поиску духовных знаний, но и гадалка тоже чем-то внушительно повлияла. Меня очень заинтересовал тот факт, что она посоветовала сидеть на собеседовании до победного конца и не выходить из кабинета. Это мне помогло поступить. Теперь я купила карты и тоже решила попробовать гадать. Попытка оказалась успешной. Ко мне приходили студенты из разных групп, которых я даже и не знала, плюс свои, и все просили погадать. Я раскладывала карты и честно говорила о том, что на них видела. Проходило какое-то время, и выяснялось, что почти всё сбылось. Именно это и сделало мои гадания такими привлекательными, что все старались ко мне попасть. Если бы я не угадывала, то никто бы ко мне и не приходил. Дошло уже до того, что за предсказанием судьбы ко мне начали обращаться не только студенты, а даже и учителя. Хорошо помню, как я гадала учителям, и тоже сбывалось.
Но однажды случилось кое-что очень интересное, что полностью изменило моё отношение к гаданиям. Ко мне подошла одна девушка, у которой были серьёзные проблемы, и совсем не ерундовые, как у других. Она попросила меня погадать, но на картах было плохое, очень плохое. Мне тогда не хотелось её расстраивать, и я решила на этот раз проиграть, и оказаться плохой гадалкой, но утешить девушку. Я ей рассказала, что на картах выпал очень хороший вариант решения её проблемы. Какой именно вариант – я выдумала, и сказала ей. Она обрадовалась и пошла в свою комнату. Где-то дней через десять, опять прибежала ко мне, вся сияющая, и говорит: «Энни, твои гадания сбылись! Всё произошло так, как ты и говорила, всё наладилось!» Она была счастлива, а я в шоке. Просто случайного совпадения быть не могло, потому что вариант решения проблемы я придумала очень фантастический.
После того, что мне открылось через проблему этой девушки, я поняла, что я не угадываю, а я кодирую и программирую чужое будущее. И все те люди, которые обращались ко мне с просьбой погадать,- они своей верой только запускали созданную мной программу! Какой ужас! Я решила с этим завязать, и больше никогда в жизни не заниматься гаданиями. Так я и сделала.
И так. Что нового я узнала? В первый год, после поступления в техникум, я поняла, что Душа бессмертна, что существуют иные миры, и тонкие миры, я узнала, что энергию можно чувствовать и энергией управлять. Я узнала, что гадания – это совсем не гадания, а программирование будущего, и что девушка может влюбиться в девушку. Но я не поняла, по какой причине мне приснилась во сне чужая комната в таком виде, в каком она существует в реале. Не поняла, как мой сон узнал, что Тамара не в Ирпене, а дома. И ещё я не поняла, кто мне помогал превращать мечты в реальность. Это мог быть и Кришна, а могла также быть и моя собственная сила мысли.
www.proza.ru/2013/09/21/272

03:54 

15.07.2014

В прошедший вечер у меня был немножко праздник - мой дружочек, из города на берегу реки, вернулся. Уставший, немногословный, но, как всегда, верный нашей дружбе и нашему общению. Написал, что пока у него нет для меня подходящих текстов в голове. Я очень обрадовалась, что он вернулся.
Эх, если бы ещё и тот, который из города на берегу моря, вернулся, то всё было бы совсем хорошо. Но он не может, он думает, что для возвращения надо тайны рассказывать, и ещё ему неприятно, что он сделал мне больно (чувство вины). Но тайн мне не надо, а только намерение их сказать, и всё, оно меня полностью удовлетворило бы. А что касается боли, то нет никакой боли. Просто мы друг друга не поняли. Он подумал, что я хочу какие-то тайны "на шару получить", а я подумала, что у него временно нет логики и интуиции, но совсем скоро она пробудится.
Сегодня зашла на Проза.ру на 35-ю главу, а там у меня Рецензия от Юли Пилявской, написанная ещё в мае. Очень неудобно, что я не ответила, а у меня то ли система оповещения не сработала, то ли может что-то другое. Я там написала, но с опозданием.

Глава-10 Сила веры
Виктория Авосур
Глава-10 Сила веры

После окончания первого курса в техникуме у нас была олимпиада по бухгалтерскому учёту, и я в ней принимала участие. А так как училась я хорошо, то ничего удивительного, что оказалась среди победителей. В награду я получила путёвку, на поездку в Одессу, Кишинёв, Псков и Санкт-Петербург, который тогда назывался Ленинградом. Из нашей группы я была не одна. Со мной поехала ещё и Катя, моя подруга.
И вот мы оказались в Пскове. Наш туристический поезд остановился на турбазе, где организаторы экскурсии разрешили нам выйти и подышать свежим воздухом. Часика четыре можно было погулять, если кто-то имеет желание. Ну а отправление в Ленинград – так вообще ночью намечалось. И вдруг у Кати появилась идея:
--Энни, а давай мы с тобой сходим на вокзал.
--Чтобы поезд уехал без нас, а мы остались в Пскове?- ответила я ей, не отводя глаз от окна своего вагона, и не проявив интереса к неразумному предложению.
--У нас в запасе целых четыре часа, мы успеем,- продолжала настаивать на своём моя подруга.
--А как мы туда будем добираться? В каком направлении идти?- спрашиваю я её.
--Ну и что здесь думать? Идём по шпалам,- по рельсам, и они ни в какое другое место, кроме вокзала, нас не приведут.
--Да ладно. Что нам на том вокзале делать? Сиди лучше в поезде и мечтай о завтрашней экскурсии.
--Энни, там же можно домой позвонить! На центральном вокзале есть телефонные будки.
--Ты думаешь - вокзал отсюда не далеко?- уже более серьёзно спрашиваю я.
--Конечно же, не далеко. Говорят, что на центральный вокзал можно за час или за полтора дойти.
--Ну ладно, идём,- согласилась я, и минут через десять мы с ней отправились в небезопасный пеший поход.
Вокзал действительно оказался не очень далеко, и, по шпалам, мы добрались до него быстро. Когда уже вошли в здание - Катя действительно поговорила с родными по телефону, а у меня, по какой-то причине, с моим домом связи не было. Походили мы ещё там просто ради интереса и решили, что пора уже возвращаться опять на турбазу, потому что ночью наш поезд отправляется в Ленинград.
Выходим из помещения вокзала и… от страха напала жуть. Железнодорожные пути ведут в разные стороны, и куда не взгляни – одни рельсы, их огромное количество, а по каким надо идти – мы понятия не имеем. Начали спрашивать у людей. Нам рассказали, в каком направлении идти, и мы пошли, но позже увидели разветвление и заблудились. Что же делать? Наступила ночь, а мы в чужом, незнакомом городе, и не просто на ровной местности, а в густом лесу. Сначала мы долго шли по шпалам хоть куда-нибудь, но пришли не туда, и на нас напало отчаяние.
Вдруг, среди ночи в лесу, на том же железнодорожном пути, где-то взялась какая-то женщина. Она появилась неизвестно откуда. Мы с Катей спросили у неё, как нам добраться на турбазу, и она проявила желание нас провести.
--Как же так, что вы ночью оказались совсем одни в незнакомой местности?- спросила жительница Пскова. –Наверное, вы неместные?
--Мы из Киева. Приехали на экскурсию и решили сходить по шпалам на центральный вокзал, чтобы позвонить к родным,- отвечает Катя. –Потом начали искать тот путь, которым пришли, а их так много, что найти нужный уже невозможно.
--А вам тоже надо в этом же направлении, что и нам идти или нет?- поинтересовалась я.
--Нет, мне надо идти совсем в другую сторону. Но если я только расскажу вам, где турбаза и вы будете туда добираться сами, то вы её не найдёте. Уже ночь и ваш поезд скоро может уйти,- объяснила незнакомая женщина.
--Да, это точно. Если опять будет разветвление путей – мы ещё больше заблудимся,- поспешила уточнить Катя.
--Почему вы ради нас это делаете?- спросила я у загадочной женщины.
--Я провожаю вас по той причине, что и у меня тоже есть дети. Я постаралась представить, как оно было бы моим детям в чужом городе и примерно в такой ситуации. То, что я почувствовала – оно и подсказало мне пойти вместе с вами и провести вас аж до самой турбазы.
Шли долго, не меньше часа, а когда уже почти пришли, и поезд было видно на расстоянии, жительница Пскова остановилась. Она предложила бежать к поезду, и мы побежали, поблагодарив её перед этим. Где-то после трёх минут пробежки я обернулась, чтобы посмотреть в след той незнакомки, которая спасла нас от страшной беды, но её уже не было. Она так быстро растворилась, как будто была даже и не человеком, а тонко-материальным существом.
В поезде нас немного поругали, а потом всё же простили и экскурсия продолжилась.
Когда мы возвращались из Ленинграда в Киев – я смотрела в окно вагона на густые леса России, и долго размышляла о всём, что произошло.
Говорят, что русские украинцев недолюбливают, а ведь это неправда. Хорошие люди есть в каждом городе и в каждой стране и не надо нас всех разделять по национальности. Конечно же, мы с Катей могли нарваться и на плохих людей, но в последнее время я начала всё больше и больше понимать, что если мы во что-то очень сильно верим, то притягиваем события в свою жизнь в соответствии с нашей верой. Понятное дело, что не все события нашей жизни строятся только силой веры, и многие из них происходят сами по себе. Но если во что-то по-настоящему поверить, то мы, на предстоящие события, очень сильно влияем. И тогда уже всё происходит не как-нибудь, а по нашей вере. И я это поняла намного раньше, чем прочитала во многих эзотерических книгах. Книги появились позже.
Где берётся вера? Её рождает любовь! Кто из людей не знает о том, что если любишь любимого человека, то веришь ему всегда? Такое знают все. И даже если он обманывает, даже если он недостойный твоей веры и твоего доверия – всё равно ты веришь ему, потому что он любимый. Но этот секрет действует не только в отношениях с любимым человеком. Закон возникновения веры на фундаменте любви работает везде и в любом месте.
Я приехала в Псков с большой любовью к самому городу и к жителям этого города. Я тогда верила только в то, что в Пскове живут хорошие люди, и город ответил мне взаимностью. И когда я там попала в беду, то моя вера и моя любовь, притянули ко мне добрую душу на помощь. Да, я согласна теперь уже с тем, что так работает закон притяжения.
www.proza.ru/2013/09/22/205

20:45 

18.07.2014

Пишу сорок шестую главу своей книги, она ещё не закончена. Читателю может показаться, что после тридцать пятой главы пошла уже одна только фантастика. Но у меня реально есть два виртуальных друга: из Саратова и Краснодара. Аня Раевская - реально существующее лицо, и события из её жизни настоящие. О прошлом родственников я тоже пишу правду. Вот описываю жизнь бабушки, копируя собранные данные из истории родословной. Та и Духовный Учитель Велиарам в нашей эзотерике реально существует, и о нём написано много книг. Мировоззрение Велиарама в моей книге такое же, как и в тех эзотерических книгах. Понятное дело, что имя Учителя, а также имена моих родственников и друзей вымышленные. Ну и жизнь моя на Камрегдане - это действительно фантастика.

Глава-11 Таинственность красоты
Виктория Авосур
Глава-11 Таинственность красоты

В продолжение своего пути к духовным мирам я начала задумываться о таинственности красоты в нашей Вселенной. Раньше я только училась видеть, слышать и ощущать прекрасное, но размышлений на эту тему у меня не возникало. Просто нравилось, было приятно, появлялось восхищение, сердце наполнялось радостью, и я была счастлива. Но теперь я начала ещё и задумываться - откуда появляется красивое, а также - с чем оно связано и что это такое. Я заинтересовалась - почему красота имеет такое большое значение и почему все люди так сильно к ней стремятся. Меня начал волновать смысл прекрасного, и я начала догадываться, что ничто не имело бы смысла, если бы некому было хоть что-то оценить. А кто может оценить? Животное или птица не оценят прекрасную живопись, или скульптуру, не поймут музыку.
Всё больше я начала замечать, что настоящие шедевры создаются только в том случае, если их создатель имеет многие знания, духовность, мудрость и жизненный опыт. Просто красиво нарисовать или написать музыку – это ремесло. Чтобы получилось произведение искусства – надо не просто написать или нарисовать. Это должно быть творение, соединённое с каким-то глубоким смыслом или идеей. Например, фотоаппарат может быть очень даже хорошим, и может точно передать то, что находится в поле видимости. Но этого совсем не достаточно для того, чтобы зажечь необыкновенное чувство в груди. Когда смотришь на картину великого художника, то в области сердца появляется какое-то чувство. Это чувство невозможно ничем описать, его невозможно передать никакими словами, но оно есть, и никакая другая форма жизни, кроме человеческой, не способна пробудить в себе это таинственное и загадочное чувство. Где оно появляется? Какой орган его улавливает и передаёт в мозг? Подобные нейронные связи появляются не просто так, их что-то создаёт. У меня была цель найти ответы на поставленные вопросы.
Заинтересованность красотой подарила мне восхищения, приключения и даже неприятные события из-за глупостей. Случалось по-разному.
Однажды в выходные мы с Дианкой решили съездить в Ботанический сад им. Фомина в Киеве. Была уже поздняя весна, и мы понимали, что появилось много интересного.
Вошли мы на территорию Ботанического сада и, за какое-то время, осмотрели всё, что там росло. Нам понравились и цветы, и деревья, и обыкновенные растения, но этого всё же было недостаточно. Мы хотели больше цветов, нам не хватало тропических растений и возможности насладиться ароматом магнолии обратнояйцевидной, которую мы очень искали и пока ещё не нашли. А за забором доступного сада был недоступный сад – какая-то научно-исследовательская зона, которая закрыта для посетителей, но она была открыта для тех, кто там работает. Что же делать? Сначала мы с подругой попробовали войти через проходную, но там нас остановили и не пропустили. Чуть позже у меня появилась идея:
--Диана, а давай прыгнем через забор?- предложила я.
--Ты думаешь, у нас получится? Он высокий, многометровый, металлический, и вокруг много людей, сразу же заметят,- ответила Диана.
--Получится, мы выследим момент, когда люди разойдутся и перепрыгнем. Надо только чтобы не было внутри сторожевых собак.
--Ага, согласилась Диана. –Но их там не видно, да и много рабочих ходят по территории, они бы не стали так рисковать с собаками.
Первая попытка не удалась. Мы выследили, чтобы никого не было, но Дианка чего-то побоялась и всё пропало. А минут через двадцать я не стала ждать её смелости и первой перепрыгнула через забор, подруга за мной. Наш поступок очень удивил одну влюблённую парочку, которая сидела недалеко от нас. Мы слышали их восхитительные крики нам в след.
А дальше мы подошли к огромным грядкам цветов и почувствовали себя, как в индийском фильме. Долго ими восхищались, прямо дух перехватывало, не хотелось уходить, но надо было, потому что влекли и другие участки исследовательской зоны. Мы перешли мост из металлических прутьев, и попали в теплицу с кактусами. Такое огромное количество видов кактусов, как в тот день, я ещё не видела никогда в своей жизни. Они там были и высокими и низкими, и круглыми, и разных удивительных форм. Мне казалось, что у всех этих кактусов – шубки, как у пушистых зверюшек. Какое очарование! Всё это я ощущала чем-то необъяснимым внутри себя, и мне хотелось понять, чем именно. Никакая курица или овца не в состоянии почувствовать то, что чувствовала я, или даже, правильнее сказать, - мы с Дианкой. Но почему? Что-то же есть такого в человеке, чего нет у других видов существ, обитающих на нашей планете! А может в этом месте и заключается ответ на вопрос – как это Бог создал человека по образу и подобию Своему?! Вот курица не подобие Бога, и поэтому красоты цветочной грядки ей не понять. Так или нет – над возникшим вопросом я пока не размышляла. Мы очень старательно искали магнолию обратнояйцевидную, и наконец-то её нашли.
Есть много разных видов магнолий. Они отличаются высотой деревца, величиной цветов, периодом цветения и своим ароматом. А среди них и она – обратнояйцевидная,- красавица среди магнолий, королева красоты и аромата. Мы нашли её в центре научно-исследовательской зоны Ботанического сада им. Фомина, в Киеве. Дерево было очень высоким, чего не скажешь о других видах, а цветки большие, низко свисающие, и мы с Дианкой могли их достать. То я, то она засовывали нос в самый нижний цветок этой магнолии и «пьянели» от необыкновенного чудесного аромата, который показался нам просто волшебным и сказочным. Подруга тоже была такого мнения. Мы очаровывались также красотой и формой цветков, их гармонией расположения и сиянием лепестков под лучами весеннего солнца.
Интересно: способна ли почувствовать такое курица? А свинья? Думаю, что нет. Многие Учения никак не признают существования Души, но они не правы. В чём же именно, кроме Души, возможны соединение понимания жизни и чувства, возникающего в груди от увиденного или познанного через слух, нюх, а также прикосновения? Если расшифровка этой тайны только в присутствии всеобщего Духа-Абсолюта, который через нас познаёт мир, то чего ему не хватает в курице, чтобы почувствовать то, что чувствует человек? А вот чего-то не всё же не хватает – ступеней развития Души.
Назад из запрещённой зоны мы с Дианкой выбирались тем же самым способом – через забор. А потом, уже в общежитии, весь вечер рассказывали своим друзьям про всё интересное, что нам удалось увидеть и почувствовать.
Путешествие в Ботанический сад можно считать удачным приключением в поисках прекрасного, но бывали и неудачные. Расскажу об одном из них.
Восхищаться можно не только природой или произведениями искусств. Есть в нашем мире также и люди, на которых приятно смотреть. Однажды, по службе знакомств, я познакомилась с парнем, и он оказался очень красивым. У него были очаровательные формы лица и такое же телосложение. Мне также понравились и его глаза, но совсем не потому, что они были синие, а потому, что взгляд его был приятным,- как будто излучал какое-то сияние. Волосы чёрные, но это не важно. Просто понравился и всё, словами такое не передать. Но это уже позже я признала, что он красивый. А в данный момент я ещё не знала какой он, и ни разу в жизни его не видела. Как-то случилось так, что он пригласил меня на свидание, в парк, который находился не далеко от его дома, чтобы впервые встретиться и познакомиться.. Не знаю о чём я тогда себе думала. Скорее всего, ни о чём не думала, и это плохо, поэтому к парню я поехала без нужной для таких встреч осторожности.
Толик жил в многоэтажном доме на улице Жмеринской. Но это была не его личная квартира, он её снимал, и я ещё не знала об этом. Я была уверена, что он живёт у родителей, и не надо будет к нему даже заходить, достаточно только позвать. У меня не получилось приехать в назначенное время, а мобильных телефонов тогда не было. Помню, что в день нашей встречи даже и на секунду не возникало такой мысли, что я иду к нему в гости. Просто я хотела его позвать из квартиры, не более. А он открыл дверь и сказал:
--Я давно тебя жду,- входи.
На какое-то мгновение я не подумала, что я делаю, как-то по глупости, просто растерялась, но для неисправимой ошибки одного такого мгновения бывает достаточно, и я переступила порог. Как только я сделала этот шаг – Толик захлопнул дверь, и я поняла, что дороги назад уже нет. У него была бронированная дверь с большим набором замков и с такой сложной системой защиты, что открыть всё это мог только он. В общем, на двери была коробка, а на ней разные кнопки, ручки, защёлки. Что-то похожее я уже видела в квартире Андрея, и разница была лишь в том, что Андрей жил на первом этаже, а Толик на восьмом, через окно не выпрыгнуть. Да, сложная ситуация. В этот момент я заметила, что парень оказался очень красивым, и это тоже факт.
Честно говоря, мне стало по-настоящему страшно, и я понимала, что я в ловушке. Теперь я в плену у этого синеглазого красавца и что будет дальше – решает только он. Да, Толик действительно был приятной внешности, но я не знала о нём ничего, кроме его имени. Мы же познакомились через службу знакомств, и вот сейчас была наша первая встреча, знакомство.
Синеглазый красавец прошёл в комнату, сел на диван и позвал меня:
--Подойди ко мне ближе.
Я подошла и стала напротив него. Старалась показать ему смелость и спокойствие, а у самой от страха прямо сердце выпрыгивало из груди.
--Говори, я тебя слушаю,- отвечаю я ему и стараюсь расслабиться, снять напряжение и не давать ему повода заинтересоваться моим страхом.
--Я очень рад твоему приезду,- говорит мне Толик хоть что-нибудь, но он уже мало чего соображает из сказанного им же самим, потому что мысли его совсем о другом.
Он схватил меня в свои объятия и начал целовать в губы разными видами поцелуев. Я очень испугалась. Мой страх был чрезмерно велик, и одновременно я понимала, что применением физической силы я себя освободить не смогу. С этим человеком надо поступать умом и хитростью, но никак не силой. Трудно описать словами, что чувствуется в тот момент, когда на тебя накинулся абсолютно незнакомый мужчина, которого ты видишь впервые в жизни, и ещё не успела с ним даже познакомиться и поговорить. Трудно передать тот ужас внутри, который бывает в такие моменты жизни, когда кто-то физически очень сильный, и властный возможностями своей бронированной двери, а также защитными замками, накинулся на тебя с сумасшедшей страстью, и целует прямо в губы горячими и крепкими поцелуями, а ты не знаешь что делать, и не спешишь ему сопротивляться, чтобы он не почувствовал панику, иначе любая хитрость будет уже бесполезной.
Моя ошибка была в том, что я растерялась в момент его приглашения войти в квартиру, и нечаянно сделала этот шаг. Как же я теперь жалела об этом! Но вернуть свой ошибочный шаг я уже не могла, и мне не оставалось ничего другого, чем думать, как уговорить этого синеглазого мальчика отпустить меня домой. Его поведение меня удивляло. Я только вошла в его комнату, как он тут же на меня накинулся, начал страстно целовать, даже не посчитав нужным перед этим поговорить, и познакомиться, поэтому и было мне перед ним очень страшно.
В минуты этих поцелуев я начала догадываться, что девушки к Толику, наверное, не очень липнут, потому что, не смотря на всю его смелость и привлекательную внешность, проявлять ласку и нежность он не умеет. Надо же начинать из очаровательной мелодии любви, соединённой с движениями, и только со временем свои движения можно ускорять, делать более резкими. Ведь любовь не похожа на «тяжёлый рок» и её мелодия должна передаваться нежно, плавно, с медленными и ласковыми поглаживаниями. Но у моего нового знакомого «тяжёлый рок» был с первой же минуты, как только я переступила порог его квартиры, и он поглаживал меня так, как поглаживают волосы расчёской, когда куда-то опаздывают, а тут ещё и срочно надо расчесаться.
От его любви я устала, он замучил меня очень сильно, довёл до изнеможения. Кроме того, его поведение логически никак не объяснялось. Если бы он был слишком сексуальным и развратным, то руки его делали бы непристойные движения. Но в происходящей ситуации ничего подобного не происходило. Он ничего подобного себе не разрешал, своего тела пока не открывал и секса не навязывал. Откуда же тогда такое нахальство к совсем незнакомой девушке? Я его совсем не понимала.
Я спросила у Толика - где находятся его родители, и он ответил, что живут в какой-то деревне, и что эту квартиру он и ещё два его друга временно снимают. От услышанного ответа мой страх увеличился вдесятеро. Что же теперь будет, если минут через пять или двадцать пять два его друга вернутся и войдут в эту же самую квартиру?! Да, я понимала, что глупо было переступить порог чужой квартиры, но и оправдывала себя тем, что я это сделала совсем нечаянно. Я растерялась, потом один шаг – и всё, ловушка.
Когда я поняла, что обстоятельства плохие совсем, то начала проситься в парк на прогулку. Толик объяснил, что не может прямо сейчас со мной пойти, потому что поставил варить суп, на маленький огонь, и теперь надо срочно доварить. Эх, что же делать? Ну не будут же они все из-за меня сидеть голодными?! Пришлось согласиться его подождать.
Дальше было немножко смешно. На кухне он мне объяснил, что забыл добавить в суп луковицу в самом начале варки, и добавит сейчас. Потом прочитал лекцию о вреде жаренного для организма, и налил сырого подсолнечного масла. Но это ещё не всё. Он этим супом, с полусырым луком и сырым подсолнечным маслом начал угощать меня. Я попробовала суп, а вкус его ужасный. Но гостеприимный парень просил меня вместе с ним пообедать, и даже не догадывался, что такое его кулинарное изделие может кому-то не понравиться. Чтобы не обижать моего нового знакомого, который так и оставался - почти незнакомым, суп я всё же съела, хотя и с большим трудом.
Толик пообедал так, как будто обед очень вкусный. При этом он обрезал все корочки хлеба от каждого кусочка, и собирал на кучку, а серединки ел. Чем провинился хлеб – он мне так и не рассказывал, а я постеснялась спросить. Ещё я заметила, что в его квартире не было бутылок из-под водки и сигарет. Всё было чисто, аккуратно, скорее было похоже на квартиру сектантов-фанатиков, чем на квартиру развратников. Увиденное и обдуманное немного успокоило меня, но не очень.
После супа я напомнила, что мы собирались в парк, а Толику опять туда не хотелось:
--Куда ты так спешишь? Пойдём в комнату, посидим ещё немножко, поговорим.
--Но мне сейчас очень хочется в парке прогуляться, я не люблю в квартире сидеть,- говорю я ему, а в самой уже начинается настоящая паника, потому что несколько часов подряд я не могу выбраться из квартиры незнакомого мне человека.
--Энни, иди ко мне, я хочу побыть с тобой. Ну зачем тебе этот парк?- уговаривает меня Толик.
Я подхожу, глажу его чёрные, как смоль, волосы, смотрю в его синие-синие глаза, и уверенно, внушительно говорю:
--Мне с тобой хорошо, и ты мне очень нравишься, и у нас впереди большое будущее. Давай пройдёмся, как друзья, поговорим, пообщаемся. «Быстренько собирайся»,- говорю я ему, а сама только и думаю о том, что как только он меня выпустит из своей ловушки, то я уеду домой, и больше никогда-никогда к нему не вернусь, потому что Толик для меня чужой, я с ним незнакома, мне страшно, я его не знаю и не люблю, и к тому же – он очень нахальный.
--Хорошо, пойдём. Но побудь ещё здесь со мной хоть немножко,- старался добиться своего Толик.
--Не надо так бояться, что я от тебя уйду. Сегодня я же пришла? Правильно? Значит, много раз приду, и будет у нас много встреч, и будешь ты моим парнем, а я твоей девушкой. Давай пойдём в парк.
Он опять притянул меня к себе, держал за руки, и видно было, что он не хочет отпускать. Потом опять что-то с ним случилось, и он опять накинулся на меня страстными поцелуями. Я уже была в отчаянии. Мне всё больше открывалось понимание того, как сильно бывает плохо любому человеку, в сердце которого живёт страх. Если бы при этой встрече не было так мучительно страшно, то, может быть, я смогла бы и удовольствие получить, потому что со мной был действительно очень красивый парень. Но страх мой абсолютно всё испортил, и вместо приятного удовольствия я чувствовала внутри себя какой-то невыносимый кошмар.
Я не с каждым мужчиной была сильной и смелой и не всегда я боролась физически. В случае с Толиком я борьбу даже и не начинала. Всё получилось так, что он много часов подряд держал меня в состоянии психологического стресса, не давая расслабиться ни на минутку, и от такой обстановки я очень устала. С Андреем происходило на много проще. Там я чувствовала свою силу, потому что о нашем уединённом месте знали только я и он. Там я понимала тот факт, что до тех пор, пока мы не выясним наши отношения – никто не войдёт. А с Толиком было на много хуже. В этой квартире жил не только он один, а ещё и несколько молодых мужчин, к которым могут приходить другие люди - их друзья. К тому же, у каждого был свой ключ. В общем, дело безнадёжное.
В какой-то момент я начала понимать, что если отдаться только одному мужчине, то это более благоприятный вариант, чем групповое изнасилование от его друзей с которыми он живёт. «Если их будет много, то будет очень больно, потому что я ещё девственница. Лучше пусть это сделает только один, чем все вместе»- решила я, и легла на его диван. Я уже начала верить в то, что чем быстрее он сделает всё то, к чему его побуждает эта многочасовая сексуальная страсть, тем быстрее он меня выпустит из своей квартиры.
Сначала он расстегнул и свою и мою одежду в области груди, целовал - где хотел и как хотел, я не сопротивлялась. Удивляло только то, что я, по отношению к нему, ничего не чувствовала. Человеческий организм – это очень загадочный и непонятный инструмент. С Женькой на радиостанции у меня была такая сильнейшая страсть, что я зимой во дворе своим телом снег плавила. Огонь горел у нас внутри, и пот стекал по нашим лицам, до такой степени мы друг друга хотели. При этом он был толстяком, непривлекательным, и очень вредным по характеру. А теперь вот передо мной красавец, и не критикует он меня, и ничего обидного не говорит, а я ничего к нему не чувствую. Почему? А кто его знает почему?! Но я догадывалась, в чём дело. В тот день, на радиостанции, у нас с Женькой была взаимность, никто никого не насиловал. Обстановка равноправия и во мне тоже пробудила чувства. А здесь, перед Толиком, я была подавленной и придавленной. Парень сумел показать свою силу и власть, а я не люблю этого. Все мы разные, и каждому своё. Кому-то нравится быть рабом своего хозяина, а я люблю свободу. А может и страх был причиной отсутствия чувств,- точного ответа на свой вопрос я не знала.
Когда я уже потеряла любую надежду на спасение – Толик остановился. Он мне сказал:
--Не бойся, я не изнасилую тебя в день нашего знакомства, у меня есть совесть.
--Спасибо,- поблагодарила я его, не веря своим ушам, что такое вообще-то даже возможно.
--Кажется, ты хотела в парк? Собирайся, сейчас пойдём, но сначала зайдём в магазин,- объяснил мой синеглазый друг, приводя в порядок всё то, что на нём было.
--Зачем такая спешка? Все магазины долго работают, до вечера успеешь,- ответила я ему.
--Я хочу купить тебе подарок,- спокойно объяснил Толик.
--Давай не сегодня. Почему тебе надо всё сделать в один день, как будто завтра умрём?- запротестовала я под воздействием чувства совести, и с пониманием того, что продолжения не будет.
--Я никогда не оставляю на завтра то, что можно сделать сегодня. А ещё я привык поступать с друзьями по любви. Я эзотерик.
--Кто?- переспросила я, чуть не свалившись ещё раз на его диван от удивления.
--Видишь, в моём доме нет спиртного, нет сигарет, я вегетарианец, если ты заметила. К тому же, я ничего плохого тебе не сделал, не изнасиловал. Разве моё поведение ни о чём не говорит?
--Да, теперь говорит,- ответила я, ещё раз подумав о корочках хлеба, которые он обрезал, но спросить - зачем он это делал, так и не решилась.
Ещё несколько минут и сто замков, управляемые сотней кнопок и защёлок, открылись. Я вышла во двор и почувствовала себя птицей, выпущенной из клетки. Это было незабываемое ощущение, которое наиболее выражено именно в тот момент, когда из рабства вырываешься на свободу. Да, я ещё всю жизнь буду гнаться за этим сладким, и пьянящим своими вибрациями, ощущением, но об этом позже.
В магазин не пошли, мне удалось его уговорить. Но мы пошли в парк, и долго там прогуливались, общаясь на разные темы. Толик оказался хорошим человеком, судя по тому, что он мне говорил. Но после всего того, что случилось перед нашей прогулкой, продолжать отношения было неприятно. Я даже и не знаю, как это объяснить, просто стыдно и неприятно. Он вёл себя слишком смело и много себе позволял. Но и я тоже была виновата перед самой собой за всё то, что между нами произошло в его квартире. Если он эзотерик, то мне же надо было запретить ему, и сказать прямо в глаза, что при первой встрече я не целуюсь и слишком интимными отношениями не занимаюсь, он не стал бы меня насиловать. К сожалению, я не знала, кто он, я думала что он - бабник, который тягается с проститутками. Поэтому я не сопротивлялась, а только переживала свой страх и ужас внутри себя. Да, я не знала кто он, а он не знал, кто я, и подумал, что мне очень нравится его поведение и старался делать то, что он делал, как можно лучше. Ужас, какое глупое и бессмысленное непонимание друг друга! И вот теперь стыдно, неприятно, между нами психологический барьер, испорченное знакомство. Кроме того, на меня ещё и воспитание очень сильно действовало. В меня вселилось чувство вины перед этим парнем. Я была уверена, что если я разрешила ему при первой встрече вот такое, то он уже никогда не сможет про меня хорошо думать и считать порядочной. Конкретно это действовало на меня сильнее, чем всё остальное. А объяснить ему, что я от страха чуть с ума не сошла, не хотелось и пробовать, не поверит.
После прогулки в парке Толик провёл меня на троллейбус, просил писать, звонить, назначил время следующей встречи. Но я попрощалась с ним и уехала навсегда. На его письма я не отвечала, а где я, в Ирпене, в общежитии живу – он не знал. Я ему сказала, что в общежитии, но он не знал, как меня найти, потому что адрес у меня был неконкретный, все письма шли на первый этаж и если кто-то искал свою фамилию, то перебирал кучу писем в ящичках возле вахтёрши.
Я тогда была ещё слишком юной, не имела жизненного опыта, и всё решила и за него, и за себя. Может он и не осуждал бы меня за моё поведение в день знакомства. Может, при отсутствии страха, у меня и чувства к нему появились бы, но я была уверена, что после произошедшего случая, хорошего мнения обо мне, этот парень не будет уже иметь никогда в жизни, поэтому продолжение дружбы – это только потеря времени, и надо как можно быстрее всё закончить. Я прекратила любые отношения с Толиком, и мы с ним больше не виделись. Всё получилось именно так - в первую очередь, из-за воспитания, вложенного в меня с детства.
Бывает, что дружба длится очень долго, а в памяти почти ничего от неё не остаётся. А бывает и такое, что одна-единственная встреча может перевернуть всю твою жизнь. Именно такой и была моя встреча с Толиком. Я никак не могла его забыть, хотя и очень старалась, потому что я почувствовала в нём что-то светлое. Да, я понимаю, что он, как и я, был неопытным, налетел на меня – как только увидел, слушал только себя и не спрашивал, что при этом чувствую и ощущаю я. Но и что-то светлое тоже от него исходило. Особого вида образ жизни, разговоры о доброте и любви, чувство совести, из-за которого он меня не изнасиловал… Всё это было интересным и очень внушительным. И если после встречи с Николаем Ивановичем я только заинтересовалась духовной стороной жизни, то после встречи с Толиком я уже и сама решила стать такой. Мне хотелось быть доброй, как он, и не причинять людям боль. Толик назвал себя эзотериком, поэтому я тоже решила стать эзотериком.
Я опять ходила в планетарий и в подземные переходы Киева, чтобы поговорить с эзотерическими группами, которые продавали литературу разных духовных направлений. Вопрос того места, из которого рождается прекрасное, и причина появления прекрасного, опять были для меня на главном месте. Я очень хотела это понять.
Добывая всё новые и новые знания, я начала понимать, что эзотерика бывает очень и очень противоречивой. Одни стремятся к погружению в высокодуховные чувства, а другие уверены, что совсем никаких чувств не должно быть. Одни стремятся стать лучше, а другие говорят, что нет ни добра, ни зла, что называемое добром или злом – это равноценные части Единого Бога, и это – совершенство. Говорят, что красивого или обычного тоже не бывает, потому что, определяя что-то словом «красивое», мы подразумеваем, что есть и некрасивое, а это суждения. Даже Иисус Христос учил не судить. Какая Сила и какая причина рождает творческий импульс – этого я понять не могла. Позже я встретилась ещё и с такими эзотериками, которые считают, что нас вообще-то и нет, а весь мир – сплошная иллюзия. Теперь мне ещё больше захотелось во всём разобраться, но я не знала как.
www.proza.ru/2013/09/24/1799

01:06 

20.07.014

20-го июля в моей жизни произошли некоторые изменения - поворот в хорошую сторону. Благодарю Господа!

Глава-12 Бродяжническая жизнь
Виктория Авосур
Глава-12 Бродяжническая жизнь

Когда я училась в техникуме на втором курсе – общежития у меня не было. И всем тогда не дали общежития или только некоторым из нас – не это главное. Может быть, тогда был ремонт полностью всего здания, которое выделялось для проживания студентов, или что-то другое – это тоже не важно. Главное то, что были в то время студенты, которые снимали квартиры или жили у родственников, чтобы хоть как-то доучиться до дня выпуска. В том году наступил очень трудный период в моей жизни, потому что, по причине отсутствия денег в моей семье, я опять была вынуждена жить у дяди Коли, который меня очень недолюбливал, и что бы я ему не говорила – он никогда мне не верил. Наши отношения становились всё более сложными, и на все мои поступки он всегда находил причины рассердиться. Для него не имело значения, что именно я сделала. Всё было не так и всё неправильно, он постоянно меня ругал.
Однажды я насушила себе душицы, потому что эта трава – очень хорошее дезинфицирующее средство. У меня в те годы слишком часто болело горло, и ничем не получалось его вылечить. На аптечные лекарства у меня не было денег, поэтому я лечилась домашними травами. Дядя Коля увидел у меня душицу и раскричался, что я регулярно занимаюсь сексом, поэтому мне понадобилась трава для абортов, чтобы срывать беременность. Доказать ему, что я никогда в жизни не срывала никакой беременности, было невозможно.
Как-то я пришла с уроков и решила застирать рукава курточки, которая была полностью чистой, но белой, поэтому на рукавах очень быстро появились маленькие грязные пятнышки. Дядя Коля увидел, что я делаю в ванной, схватил меня за горло и начал кричать: «Задушу-у-у-у!» Я вырвалась из его рук, выбежала из квартиры, и боялась вернуться назад даже на ночь. До самого утра я просидела на ступеньках возле лифта, и только примерно через неделю он объяснил, почему хотел меня задушить. По его мнению, рукава куртки стирать нельзя, обязательно надо сразу всю куртку, не смотря на, что она у меня была только одна, до выходных далеко, и завтра не будет чего надеть, чтобы поехать на занятия.
Был такой случай, когда я забыла взять ключи от квартиры, и в тот день у нас быстро закончились уроки. Приехала я на место своего проживания, а в квартире никого нет. Я долго сидела под домом и ждала. Я верила, что двоюродные братья появятся быстрее, чем дядя и тётя придут с работы, но и их всё не было, и дело уже доходило до вечера. Потом мне захотелось в туалет, но по близости туалетов нет. Можно, конечно же, съездить куда-то на Крещатик, но было уже слишком поздно,- могла не успеть. Я же терпела до ощущения - «больше не могу», и вот теперь безвыходная ситуация. Потом я заметила, что форточка кухни открыта, а через форточку можно и окно открыть. Это была идея! По винограду я подползла к поручню балкона, и сделать такое было совсем не трудно – как в школе по канату. Когда я ухватилась руками за поручень – я подтянулась, как на перекладине, и перекинула ноги на балкон. Подтягиваться на перекладине я умела, и не один раз, а где-то пять или шесть. Здесь было всё то же самое. Виноград - вместо каната, и поручень балкона - вместо перекладины. Дальше я вылезла на подоконник и просунула руку в форточку, чтобы дотянуться до защёлок окна. Я наперёд знала, что кухонное окно хорошо открывается, и сделать такое было на много легче, чем стараться пролезть через форточку всем своим телом. Но как только я ухватилась за верхнюю ручку окна – послышался звук входной двери, и я поняла, что это может быть дядя Коля. Я на огромной скорости соскочила с подоконника и выпрыгнула из балкона. Тут же спряталась под балконы и в согнутом виде побежала вперёд.
Зашла в соседний подъезд, сняла порванные колготки, выкинула их в мусоропровод и быстро побежала к квартире. Долго ждать я не могла из-за спешки в туалет. Подхожу к двери, а дядя Коля и тётя Вера спорят между собой. Тётя говорит, что могло просто послышаться, а дядя доказывает, что на балконе точно кто-то был. Сказать правду я не могла, потому что моя правда могла обернуться для меня ужасной трагедией. Мне оставалось только одно - отвечать, что я ничего не понимаю и молчать. Но дядя Коля подозревал также и меня, не только грабителей. В последующем будущем он не раз намекал, что я не только беременности срываю, и стираю рукава курток, а ещё и тренируюсь обворовывать чужие квартиры. Сначала вроде тренировки на собственном балконе, а потом, за многие ограбления чужих квартир, меня посадят в тюрьму. Именно в этом дядя Коля был полностью уверен. А то, что я могла забыть ключ, и очень захотелось в туалет, - такое в его голову не приходило ни на секунду.
Последняя капля терпения дядей Колей неприятной ему Энни Раосити,- то есть, меня, капнула в чашу его терпения в тот день, когда моя мама приехала в гости. Все сидели за столом и разговаривали, они немного выпили, а я, как всегда, ни капли спиртного не пила, и была полностью трезвой. Я сидела на диване, и слушала музыку, которую включили мои братья. Потом я начала сама себе улыбаться, и что-то делать головой, под музыку. Дядя Коля увидел это, и ему показалось, что я очень похожа на своего папу Либтаса, который был влюблён в музыку, и не хотел работать возле домашних животных и на огороде. Он схватил на столе рюмку с водкой и, выкрикнув слово «Либтас», вылил всё её содержимое мне в лицо. А так как я ничего плохого не делала, потому что просто сидела, и никому даже ни одного слова не сказала, то и защитной реакции у меня тоже не было. Водка попала мне в глаза, и я побежала в ванную их промывать. Дядя Коля поспешил сзади за мной, чтобы разбить бутылку с водкой у меня на голове, но не добежал, мама моя остановила.
Я долго промывала в ванной глаза, а дядя Коля кричал на всю квартиру, что ему не нужны все куры, утки, сало, картошка, и другая продукция, которую он брал у нас в посёлке, потому что не нужна эта противная Энни. Он криком объяснял, что ненавидит меня, потому что я внешне очень похожа на Либтаса, и не только внешне. По характеру я ему тоже казалась Либтасом №2.
Мама меня понимала, но у неё не было денег, чтобы снять для меня квартиру. Бросить техникум и уехать домой - совсем не хотелось. Если я закончу хоть какое-то учебное заведение – у меня будет работа. Просто так всё покинуть было похожим на безумие, особенно учитывая тот факт, что осталось совсем немного до выпуска. Оставалось только одно – жить на вокзале.
Объявления о приходах и уходах поездов стали моей ежедневной музыкой. Скамейки для ожидающих – постоянным местом жительства. Все мои основные вещи и деньги лежали в камере хранения. Тогда с этим делом было очень просто. Достаточно было круглыми ручками выставить номер, вкинуть монеты и всё готово. Камеры хранения в те времена чувствовались не дорогими, поэтому пользоваться ими вместо того, чтобы снять квартиру, мне было выгодно.
Чтобы помыться, переодеться или постирать одежду – я могла каждую неделю съездить домой к маме, а вот с продуктами оказалось на много хуже. Холодильника у меня не было, никакой плиты тоже. Что-то с собой взять из дома я не могла, и часто доставать продукты из камеры хранения – тоже не выгодно. У меня хватало денег только на то, чтобы заглянуть туда раз в три дня, а не пользоваться как домашней тумбочкой. На то, чтобы ходить в столовую по два раза в день у меня тоже не было денег.
В общем, в столовой, раз в день, я обедала в Ирпене, во время занятий, а вот мой ужин, почти каждый день, был в обществе кришнаитов. Я разузнала адреса всех центров, в которых они собирались, и ездила к ним, чтобы выжить, не умереть с голода. Не думайте, что Энни Раосити – это вымышленный персонаж. Всё, что здесь написано – всё в моей жизни было. Я ездила на улицу Котовского, дом №3, на улицу Светлицкого, дом №28, на Русановский бульвар, дом №11, и во многие другие центры. Никто сегодня не может сказать, что их там не было, потому что я пишу правду.
Мне тогда объяснили, что попрошайничать или рыться в мусорных баках – опасно. Территория распределена между группировками бомжей или попрошаек. Надо обязательно вступать в их общество, или могут избить до смерти. Но я не хотела вступать ни в какие сомнительные группы, и пойти к кришнаитам было на много более чисто, свято, удобно и безопасно.
Даже и сегодня есть на свете такие люди, которые осуждают кришнаитов, называют их сектантами, и постоянно насмехаются. Они говорят, что кришнаиты – это психически ненормальные чудики, которые в странной одежде ходят по всему миру и смешат людей. Очень многие недолюбливают служащих Кришне, и на форумах стараются им доказать, что они глупые тупицы, зомби, и не достойны даже и близко подходить к настоящим просветлённым. Но кто из этих судьей может осмелиться хотя бы один раз в своей жизни посмотреть на кришнаитов глазами многих голодных, которых они бесплатно накормили, а также утешили, согрели душу и не взяли за это ни копейки? Лично я насмотрелась на кришнаитов такими глазами большое количество раз. У них очень разумно были распределены Богослужения. На Котовского в один день, На Русановке – в другой, на Светлицкого – в третий… и т.д. Билет, на проезд в метро был пять копеек, а на проезд в троллейбусе – четыре копейки. Я почти каждый день ездила к ним, и они меня кормили. На вечерних арати эти люди никогда и ничего у меня не спрашивали, и не требовали отчёта о том, почему я их разыскиваю по всему городу, совсем не плачу им денег, ни копейки, и постоянно поедаю у них продукты. Я очень сильно полюбила кришнаитов, и они для меня стали – как родные.
Знаю, что многие «просветлённые» учат обходить людей с проблемами десятой дорогой, и с несчастными даже и не общаться. Они объясняют на форумах и в своих книгах что страдальцы – это энерговампиры, которые нагрузят вас своей проблемой и съедят вашу энергию. Уже даже целые книги написаны о том, как послать подальше несчастных, и сохранить энергетическую мощность для продвижения по духовному пути, и для открытия духовных даров. Но кришнаиты не боялись потерять свою драгоценную энергию, а также силу, святость и даже продукты из собственных холодильников. Они были рады каждому и всех кормили бесплатно.
Ночь…. Приснился сон, что я выпустила из тюрьмы три человека: украинца, русского и узбека. Потом меня долго преследовали за это, а я летала, как птица в небе. Когда светило солнце, то я при взлёте видела свою тень на земле, а спуститься я не могла, потому что меня поймали бы. Потом я превратилась в голубя и спокойно ходила в каком-то дворе. Я даже издавала голубиные звуки, но не летала в таком теле, потому что было неудобно, не привыкла. У меня не было рук, а крылья немного мешали, я чувствовала себя скрюченной и видела, что я ростом не выше курицы. Потом я подошла к одному из преследователей и из голубя опять превратилась в человека. Он испугался и в ужасе отскочил от меня в сторону. Я ему сказала, что это называется перевоплощением, и через три секунды я проснулась. Слишком громко объявляли посадку на какой-то поезд, и это меня и разбудило.
Я села, до самого утра уже заснуть не получится. Остаётся только погрузиться в невесёлые воспоминания и немножко поплакать, чтобы люди не видели. Почему-то оно так устроено, что когда становится грустно, то и мысли невесёлые лезут в голову. Нет, чтобы порадовать себя самыми радостными и светлыми воспоминаниями из прошлого. Не получается. По какой то непонятной причине в неудачные периоды жизни хочется размышлять только о грустном, соответствующем настроению в данный момент.
Я вспоминала одну девушку. Меня с ней познакомил мой бывший начальник ОТК, она оказалась его дочкой. В момент своего рождения эта девушка получила травму позвоночника и осталась инвалидом на всю жизнь – ДЦП. Мы с ней переписывались много лет подряд. Вспомнилось, как в годы нашего общения, несколько раз я даже и в гости к ней приезжала. Её звали Тоней, и жила она на улице Елены Телиги (бывшая Дзержинского). Когда я входила в её комнату, то видела измученное тело подруги. Она казалась на несколько десятков лет старше своего возраста, и каждый раз я встречала её очень нездоровой на вид, с чёрно-синими кругами под глазами. Было очень заметно, что на протяжении многих лет эта девушка почти не улыбалась. Тонечка мне постоянно рассказывала, как сильно её обижали работники скорой помощи, обзывали жирной коровой, всегда грубили, плевали в душу. Но её родители всё равно иногда были вынуждены вызывать скорую, потому что Антонине очень часто становилось совсем плохо.
Ей трудно было писать, но она регулярно писала мне письма и ждала моих ответов, которые её очень поддерживали и дарили хотя бы кратковременную радость. Кто-то может не понять, с какой целью я писала ей письма, но мои поступки очень легко объясняются. Дело в том, что если у меня получалось хоть какому-то человеку подарить радость, то я тоже радовалась. Поэтому разгадка оказывается не в той информации, которой мы обменивались, совсем нет. Ну что интересного может написать больной человек, находящийся только в одной комнате своей квартиры от самого рождения? Она мне писала всего лишь о новостях, появляющихся в домашнем телевизоре или о мечтах, в которых она имела нормальную жизнь, а также о том, как сильно ей хочется стать журналисткой. Вся разгадка секрета нашей с Тоней дружбы заключается в обмене энергией радости. Я видела, что ей приятно получать мои письма, и приятно видеть меня у себя в гостях. Тоня была счастлива от того факта, что она кому-то нужна, а я была счастлива от того, что сумела кому-то подарить радость. У нас получался как бы обмен радостями, и это удовлетворяло нас обоих.
В одну из последующих ночей, проведённых на вокзале, я вспомнила также и одного парня – Артура. Я познакомилась с ним по объявлению в какой-то газете, и мы писали друг другу письма. Он тоже мне рассказывал о своей несчастливой жизни. У него в семье папа убил маму, все дети остались сиротами, и даже его любимая девушка умерла. Раньше он был спортсменом по бегу на длинные дистанции и учился в Московском математическом университете. Потом случилось кровоизлияние в мозг и его парализовало. О спорте и учёбе пришлось забыть, по-новому учился ходить и писать. Несколько лет было хорошо, а потом опять стало плохо, и попал в больницу, в неврологию.
Он лежал в Березанской больнице, и я ездила его проведывать. Отношение к Артуру у меня было таким же, как и к Тоне, но он хотел большего, он хотел жениться на мне. Я ему написала, что не могу принять предложение, а он присылал умоляющие письма: «Энни, не бросай меня. Если ты меня бросишь, то я покончу жизнь самоубийством, я не могу жить без тебя». Но я ничего не могла с собой сделать, моё сердце не влюбилось в него, и сердцу не прикажешь. И дело было не в том, что у него слишком много несчастий в жизни, а также болезни и страдания. Всё зависело от ласки и нежности того мужчины, который должен был стать моим мужем. Если бы Артур писал мне ласковые слова, полные любви и понимания, хвалил, проявлял какие-то чувства, и говорил о прекрасном – я бы вышла за него замуж. Но этого не было, он оказался каким-то холодным, и на вид - слишком математическим, с чрезмерно развитой логикой и недоразвитой мягкостью души. Вот это и было причиной моего отказа.
И теперь, в эти бессонные ночи, проведённые на вокзалах, я часто вспоминала Артура. Когда мы с ним ещё только переписывались – у меня была моя любимая звезда на небе, на которую я много часов подряд смотрела, как только появлялась возможность увидеть чистое и безоблачное небо после захода солнца. Эта любимая звезда находилась на северной части неба, и не очень высоко над горизонтом. Да, я помню о ней всегда. Она постоянно меняла свои цвета, вспыхивая то голубым, то зелёным, то розовым, то жёлтым светом. И много было красно-розового, что меня очень заинтересовало. В одном из своих писем Артур мне написал, что в этой звезде происходят бурные вулканические процессы, и выбросы газов создают вокруг звезды оболочку, в которой много красного цвета, что свидетельствует о присутствии ртути в расплавленном виде. Объяснил, что моя звезда называется «звездой надежды», она второй величины, под знаком В. В её спектре преобладают розовый, жёлтый, синий и зелёный цвета, что свидетельствует также и о присутствии железа и цинка. Ещё написал, что расстояние от Земли до моей любимой красавицы-звезды - 380 миллионов световых лет. И вот теперь я вспоминала и звезду на ночном небе моего родного посёлка, и самого Артура, и задумывалась о его невесёлой жизни.
Конспекты я везде носила с собой. Все домашние задания делала в электричке, за пятнадцать минут, пока успевала доехать от Киева до Ирпеня. Оценки у меня всегда были хорошими, почти одни пятёрки, и я готовилась получить красный диплом. Не знаю, почему у меня так хорошо получалось с учёбой. Конкретно в то время я полностью была уверена в том, что все мои успехи были подарками Кришны. Я даже и к экзаменам готовилась в электричке, за пятнадцать минут. Я успевала выучить только один билет, а потом именно он мне и попадался. За всё благодарила Кришну, и ещё больше восхищалась его чудесной помощью.
Помню, у нас были уроки программирования на калькуляторах, и я этот предмет очень хорошо знала. Ко мне даже приходили из других групп, чтобы я объяснила, как это делается. В то время я так хорошо училась, что никто даже и не догадывался о моей жизни в необычных условиях.
Дядя Коля знал, где я живу, ему об этом рассказали, и тётя Вера тоже знала. Мне было не известно, о чём именно они между собой говорили, но однажды тётя Вера меня нашла и попросила вернуться в квартиру. Так я вернулась на прежнее место жительства, и встретили меня нормально, без ругани и побоев.
www.proza.ru/2013/09/27/174

03:03 

31.07.2014

Мой близкий друг оказался не тем человеком, за кого себя выдавал. Когда я узнала кто он, то это меня очень удивило. Но между нами есть много общего, и такая информация оказалась для меня слишком неожиданной. Теперь он имеет сильное влияние на меня, и я на него тоже. Он сказал: "Мы с тобой одинаковые на много больше, чем ты можешь представить."
У меня теперь появились секреты даже от мужа и родных дочерей. Нет, нет, это не виртуальный секс, это другое. Тема секретов - глубокая, как океан.
А теперь добавлю ещё одну главу книги:

Глава-13 Время, как самая загадочная тайна Вселенной
Виктория Авосур
Глава-13 Время, как самая загадочная тайна Вселенной

Вернувшись в квартиру дяди Коли и тёти Веры, я начала понимать, что с каких-то пор всё больше и больше меня тянет к чувствованию Бога и к мистическим размышлениям, а знания о пространстве и времени заинтересовали меня сильней всего. Я вспомнила, что когда-то в Черкассах, именно эта тема стала главной причиной незабываемого общения с Денисом, и вот теперь почему-то мне показалось, что для себя самого мой друг открыл больше, чем посчитал тогда нужным рассказать и объяснить мне. «Смогу ли и я прикоснуться в своей жизни к тому же источнику знаний, к которому прикоснулся он?»- размышляла я в минуты тишины и одиночества. И хотя со своим далёким другом Денисом я давно уже не имела никаких контактов - вопрос понимания времени всё так же оставался для меня открытым, и по-прежнему продолжал мучить и интересовать.
С одной стороны время – это движение и жизнь. Если полностью остановить время, то и жизнь тоже остановится. Без времени станет абсолютно невозможным сделать или проявить хоть что-нибудь. Не появится ни один вздох, не зазвучит никакой звук, не будет ни единого удара сердца, и даже мысль никак и никем не почувствуется. При полном отсутствии времени не сможет больше работать ни один Закон Вселенной, потому что все Законы станут бессмысленными, и их невозможно будет даже и объяснить. А с другой стороны время – это старение и смерть, возвращение в небытие, растворение человека, как соляной куклы в океане. И каждая душа согласна принять что угодно, кроме небытия.
Есть в нашем мире Учения, которые утверждают, что все мы имеем возможность выйти за пределы течения времени и тогда наше сознание, и наши души, станут бессмертными. Но в прямом смысле за пределы течения времени не выйдешь, потому что при достижении такого успеха не только время остановится, но и движение жизни в том числе. Значит, смысл должен быть не прямым, а каким-то другим. Ну и каким? Я над этим очень задумалась.
Сначала я хотела разобраться, что же такое время вообще и как его понимать. После некоторых размышлений мне стало ясно и понятно, что возникает оно исключительно только по отношению к чему-то. Если взять бесконечное пространство пустоты, и поставить в нём точку, то в любом направлении у точки будет бесконечность, и никакого времени она не почувствует. Даже маленькая эта точка или большая – ну никак нельзя определить по причине полного отсутствия хоть какого-то объекта для сравнения. Увеличивать или уменьшать поставленную в пространстве точку тоже возможно до бесконечности, и время для неё от этого не появится. Понятый факт свидетельствует о том, что появившаяся в пустоте точка, существующая сама по себе, полностью за пределами времени. Для того чтобы возникло время, надо целое разделить на части. Вот когда и ещё одна точка появится, или несколько точек, тогда они начнут двигаться одна относительно другой, и на основе этого разностороннего движения уже можно будет отсчитывать время.
За свою проживаемую жизнь мы много раз двигаемся по отношению к столбам, домам, деревьям, животным или по отношению к другим людям. Но такое движение не заставляет нас подсчитывать время. Наше подсознание как-то инстинктивно привязано к небесным светилам, и все наши прожитые дни и годы считаются относительно них. Подтверждением этой теории являются многие факты. Например, человек отправляется в летаргический сон и его тело не стареет, потому что во сне ни у кого из нас не бывает наблюдения за днём и ночью или за временами года. Во сне мы всегда себя чувствуем одного и того же возраста, и никогда не стареем. Или ещё такой пример. Иногда люди попадали в подземный лабиринт и долго не могли из него выбраться. Проходило целых три месяца, а им казалось, что прошло только три дня. Они не уставали, не чувствовали беды, не умерли от голода, и не постарели. Почему? Потому что пропавшие туристы не видели под землёй, когда начинается день или ночь.
Значит можно сделать серьёзные выводы, что для изменения существующей ситуации будет правильно отключить своё сознание и подсознание от наблюдения за небесными светилами, и подключить к наблюдению за вечным и неизменным. Постоянно надо держать на нём концентрацию, и это поможет стать той единственной точкой в пространстве, которая живёт относительно не имеющего ни начала, ни конца. И пусть этой точкой «Я» будет целая Вселенная. Да, так и есть. Надо вообразить себя Вселенной в бесконечном пространстве. Пусть внутри меня движутся и звёзды, и солнце, но «Я» должно чувствовать себя относительно вечного и неизменного. Только так можно остановить время, не остановив при этом жизнь!
А что будет с нашей эволюцией, если вот так остановится время? Мой друг Денис заинтересовал меня вопросом времени, а Николай Иванович что-то говорил о приходящих и уходящих цивилизациях. Из его рассказов я не помнила уже ничего, но из книг, прочитанных позже, мне удалось узнать, что все мы – пятая раса человечества на Земле. Если говорить о европейцах с белой кожей, то это пятая подраса пятой расы. Ещё две подрасы появятся позже. Одна из них потихоньку образуется в Америке. Чёрные и жёлтые люди - остатки четвёртых суб-рас в пятой расе. Бушмены Австралии и некоторые народности Индонезийского архипелага - остатки суб-рас третьей расы в нашей пятой. А шестая раса появится в ощутимом количестве, лет через 700. Единичные представители уже есть среди нас и сейчас. Пятую расу сметёт катаклизм, когда окрепнет шестая, но до этого ещё тысячи лет, если не десятки тысяч. Но меньшие катаклизмы, способные уничтожить две трети человечества - возможны даже в ближайшие десятилетия. Причиной гибели нашей расы будет умственная и духовная деградация. Поэтому всё же надо относиться к жизни серьёзно, и стараться подняться к более совершенному состоянию, а не стремиться к безразличию. Сейчас духовная деградация проявляется многократно ярче, чем 100-300 лет назад, и из-за этого климат начинает сходить с ума. Уничтожение нашей расы начнётся с Англии и Японии - вулканами. Потом будет потоп и землетрясения. Всех рас, до окончания эволюции на Земле, будет семь. Пятая раса, хотя бы в остатках, проживёт ещё сотни тысяч лет, если не миллионы - как теперешние дикари, но и до этого ещё очень далеко. Земля теряет плотность, вместе с населяющими её, уже давно, и будет дематериализоваться ещё долго. Шестая раса избавится от физических тел - и то, не в начале своём.
Кто создал все эти пророчества и почему? Какой смысл в их исполнении? Что будет с этими расами и суб-расами, если люди всё поймут, почувствуют себя Вселенной относительно вечного и неизменного, чем и остановят течение личного времени? В то время я ещё ничего этого не понимала, и очень хотелось всё расшифровать.
У тёти Веры был праздник,- День Рождения и в доме собрались гости. Я никого из этих людей не знала, потому что когда-то я работала в четвёртом цехе, а тётя Вера – во втором и она не знала людей четвёртого цеха, а я никого не знала со второго цеха. Тётя Вера была фрезеровщиком, стояла за станком и делала детали для моторов мотоциклов. Все её сотрудники занимались тем же самым. И ещё тётя Зина была на празднике,- её лучшая подруга, из соседнего подъезда. А работала она в гальванике, кажется в девятом цехе.
Когда все сидели за столом – я понравилась одному блондину с голубыми глазами. Он постоянно на меня смотрел и что-то говорил, говорил, говорил... Это был Богдан,- очень активный и чрезмерно разговорчивый. Но я его почти не замечала, потому что мне самой понравился совсем другой парень, который сидел напротив меня. Он был спокойным, говорил мало, и тоже встречался со мной глазами. А глаза у него были чёрные-чёрные, как ночь, и волосы чёрные.
После сладкого стола многие начали ходить по квартире. Богдан играл на гармошке и пел народные песни. А между песнями он подходил ко мне и назначал свидание возле метро. Я ему постоянно отказывала,- уверенно говорила, что не приду. Потом я пошла по направлению к кухне и возле ванной встретила черноглазого красавца. Наш первый разговор начала я сама:
--За столом себя все назвали, кроме тебя. Ты кто? Как тебя зовут?- спросила я у него.
--Я Максим. А ты кто? – ответил он.
--Я Энни Раосити, племянница дяди Коли. А ты где живёшь?
--В общежитии на Семьи Хохловых, 8,- ответил красивый незнакомец.
--А в какой комнате? – неожиданно спросила я.
--А ты угадай,- сказал Максим и подошёл ко мне очень близко.
Пока я называла какие-то цифры – он меня обнял и положил руку на плечо.
--Девяносто четвёртая? Да?- продолжала я угадывать.
--Ещё больший номер,- подсказывал он. –Ты почти угадала.
--Комната… сто десять!
--Правильно, угадала. Я живу в комнате №110,- сказал Максим, подарил мне свою улыбку и сделал шаг, чтобы идти по направлению к комнате.
В этот момент я взяла его за руку, и он остановился. А дальше мы встретились глазами, и Максим всё понял. Трудно сказать, кто на кого накинулся – я на него или он на меня. Похоже на то, что это было взаимно, и мы соединились в горячем поцелуе.
Вот так-то оно в жизни получается! Если при первой встрече, даже не познакомившись со мной, начал целоваться Толик, то я очень сильно испугалась его поступка, и после этого я так и не смогла ему поверить, что он будет способным когда-нибудь простить моё разрешение такое сделать. А если то же самое получилось с Максимом, с которым я даже и в письмах не переписывалась, то всё нормально.
Мне известно, что есть на свете любители осуждать других людей, которые копаются в чужих сердцах и душах, выискивая чьи-то грехи и ошибки, но жизненный опыт подсказывает, что часто бывают такие моменты, когда мы не можем разобраться даже и в своей собственной душе.
В тот вечер в нашей с Максимом смелости было много несмелости. Он меня спросил:
--Мы ещё когда-нибудь встретимся?
--Не знаю,- ответила я ему, раздумывая о том, что он прав, и хорошо было бы где-то встретиться. Но не я же должна назначать место встречи?!
--Ты где-то работаешь?- спросил Максим.
--В Ирпене на бухгалтера учусь. А ты?
--Я фрезеровщик, с твоей тётей Верой работаю.
--Ну да, это я и так поняла,- ответила я ему, и мы пошли в комнату.
На следующий день я вспомнила, что Максим сказал мне свой адрес, и даже номер комнаты. Но как же я пойду к парню в общежитие? Нет, этого я сделать не могла. Но и ждать, что он сам начнёт меня разыскивать, тоже было как-то не очень правильно, потому что он работал вместе с тётей Верой, и я хорошо понимала, как мало бывает смелости перед своими сотрудниками. «Может написать ему письмо?»- подумалось мне. О, нет, это точно не очень хорошая идея. Если кто-то живёт в общежитии, то все письма лежат на первом этаже в ящичках. Однокомнатники могут забрать, открыть, или просто выпрашивать, чтобы показал текст письма, по-разному бывает. Ну и ещё я не имела права забывать о том, что Максим может не желать нашей встречи. Конкретно это можно было считать самым главным препятствием.
После некоторых размышлений я кое-что придумала. Письмо всё же я решила послать, но не прямым текстом. Я ему написала, что если он догадывается от кого послание, и если вопрос о встрече был серьёзным, то я жду его в зашифрованном месте. Первая буква названия места встречи точно такая, как и первая буква имени женщины, у которой мы познакомились (Вера - в). Вторая буква такая, как и третья в моей фамилии (Раосити - о). Третья буква – это первая в названии времени года, в которое состоялась наша встреча (зима – з) Четвёртая – сторона моей квартиры, если войти в подъезд (левая – л) и т.д. Слово «возле» могли и его друзья расшифровать, если бы хорошо подумали, а вот продолжение моей шифровки было таким, что только я и он знали ответы на поставленные вопросы, потому что следующая часть моего кроссворда прямо касалась увиденного на Дне Рождения у тёти Веры. Он мог и не суметь расшифровать мой текст. В таком случае наша встреча никогда бы не состоялась. И в то же время моё письмо давало ему право выбора. Если я ему не нужна – пусть сделает вид, что не смог разгадать мой кроссворд и на том конец, а если нужна, то мы встретимся.
Выходной, жду его возле кинотеатра им. Гагарина, так он тогда назывался. Приближается указанное время. Уже жду с большим нетерпением и волнением, поглядываю на часы, ещё немножко… Пришёл. Мы встретились, и он подарил мне букет роз. Я была безмерно счастлива, потому что впервые в жизни мужчина подарил мне цветы. И в то же время мне было немного грустно от того, что розы зимой очень дорогие, а он жил в общаге и работал обычным фрезеровщиком.
Мы с Максимом начали встречаться и очень сильно полюбили друг друга. По-настоящему прекрасный, и восхитительно-чудесный период наступил тогда в моей жизни. Мой любимый оказался именно таким, как я и хотела: добрым, нежным и ласковым. Он никогда не грубил, и ни разу в жизни не сказал ни одного недоброго слова, а самым главным нашим плюсом я считала тот факт, что у нас с ним всегда было равноправие. Иногда оно немножко даже и вредило, потому что мы по полчаса выясняли, кто из нас примет решение, и наконец-то мы определимся на какой фильм идём в кинотеатр. Но даже и это в нашей дружбе мне нравилось.
Не всегда мы с ним ходили в кино. Иногда он брал меня в гости к сестре, и его сестра угощала нас, а в тёплое время года мы любили ходить в парк. Ещё он иногда покупал мне подарки и дарил цветы. Влюбилась я в своего Максимчика очень сильно, и он в меня тоже.
Сидим на скамейке в парке, а я всё никак не могу забыть тот же самый волнующий меня вопрос:
--Максим, как ты думаешь: а что такое время?
--Ну…,- задумался он. Время – это такое понятие, которое не существует, когда мы с тобой вместе, - ответил мой любимый.
--Ага, не существует. Ты лучше посмотри на часы. Скоро надо идти домой и мы хорошо понимаем, что нам надо идти, хотя и совсем не хочется. Когда мы с тобой вместе, то времени просто становится меньше, но оно есть.
--Для тебя есть, а для меня нет. Это ты смотришь на часы, а я не смотрю,- сказал Максим и притянул меня к себе. А дальше… В общем, и так понятно что дальше.
В моём любимом была только одна-единственная странность. И даже не в нём, а сверху на нём - это его чрезмерная растительность. Нормально побриться он не мог, потому что после бритья обязательно все щёки были чёрными. Оно у него из-под кожи светилось. От шеи и до пальцев ног – густой чёрный ковёр. Что делать? Я не могла отказать ему в любви только из-за этого. Он же не виноват, что он – как кот Черныш?! Шерстяные тоже хотят любви, и я его любила.
Сексуальность у него была чрезмерно повышенной, но и я была не холодной. Тем, что называется половым актом, мы с Максимом не занимались, но я и без секса хорошо знала, как себя вести, чтобы любимому было хорошо.
Этот тоже однажды меня чуть не изнасиловал. Как-то я пришла к нему в гости, в общежитие, и я ничего не боялась, потому что у него в гостях я уже была не первый раз. Мы лежали на кровати и развлекались. Потом, в какой-то момент, его страсть стала сильнее ума. Он накинулся на меня и вперёд. Но сексуальное насилие – это не одно и то же, что и спортивная борьба, когда ты кладёшь противника на спину и всё - ты победитель. В сексе надо приподняться, чтобы продолжить начатое дело. И как только он это сделал – я собралась силами и сделала такой рывок из его рук, что кровать отлетела от стены на несколько метров, и вся постель слетела на пол. Наши движения создали страшный грохот, на который прибежала вахтёрша и начала кричать на всю комнату:
--Ты хочешь, чтобы тебя выселили из общежития и с работы хочешь полететь?
В это время я стояла к ней спиной, и лицом к столу. Одной рукой я заправляла одежду, а другой наливала воду из чайника в чашку. Потом повернулась к вахтёрше и серьёзным видом говорю:
--А что случилось? Почему вы на него кричите?
--Это я у тебя спрашиваю. Что случилось? Что он тебе делал?- продолжала разгневанная женщина.
--Мне? А-а-а, вы, наверное, звуки услышали? Это мы так убираем в комнате,- с удивлением ответила я. –Максим, я же тебе говорила: «Давай помогу!»- а ты сам тянул эту кровать и напугал вахтёршу. Пойди и принеси воды для пола, веником я сама подмету.
После этого я взяла совок и веник, которые, к счастью, где-то взялись в углу комнаты, и начала мести. Вахтёрша поняла, что скандала не получится, развернулась и пошла на своё место, а мы привели в порядок комнату и я пошла домой.
Никакой ссоры или выяснения отношений у нас с Максимом, после произошедшего случая, не было. Наоборот, мы решили пожениться, и он приехал в мой посёлок познакомиться с моими родителями.
У меня дома он нас всех угощал тортом. После чаепития мы с ним провели ночь в моей комнате. Я ему не отдалась, просто мы вместе лежали и всё. Дело в том, что я была физически сильной, и ни один мужчина ничего не мог со мной сделать, пока я сама этого не захочу. Но мама моя, к сожалению, в такую силу воли не поверила, и на следующий день долго читала мне мораль, и ругала за то, что я переспала с мужчиной, который на мне ещё не женился. Объяснить, что сексом мы не занимались, я была не в состоянии. Кроме того, я опять утром не чувствовала соли, и мама это заметила. Потеря чувствительности к соли указывала на ночные страсти и от такого понимания расстройство моей мамы очень сильно увеличилось. Но было и то, что очень сильно её покорило. Там, где никто нас не слышал, мама несколько раз повторяла одно и то же: «Против того, что твой Максим очень красивый, я ничего сказать не могу. И лицо, и глаза, и фигура – всё как на конкурсе красоты. И где ты их только таких красавцев находишь?»
За красивую внешность Максима расхваливала не только моя мама. Все мои друзья и знакомые тоже с удивлением замечали, что мой друг очень красивый. Многие говорили мне о том, что они даже и в кино среди артистов такого красивого мужчины не встречали. Но я его полюбила не за внешность. У моего друга по-настоящему была добрая душа, он никогда не грубил, не злился и не приказывал. Ну а то, что он работал фрезеровщиком, а не каким-нибудь начальником – это в моих глазах было только плюсом, а не одним из недостатков. Кому-то другому влечение к такой простоте может показаться странным, но я заметила даже какой-то особый вид удовольствия в том, что я полюбила фрезеровщика. С ним всегда было легко и просто. Я заметила, что иногда те люди, которые имеют высшее образование, бывают психологически слишком трудными для восприятия и понимания в моменты общения, не все. И дело то не в уме, потому что все мои друзья, которые имеют много знаний, наоборот, всегда очень нравятся. Дело в том, что начальники привыкли командовать и с девушкой поступают также, а я люблю равноправие.
После поездки к моим родителям, мы с Максимом ещё очень долго дружили. Но позже в наших отношениях случилась настоящая беда, которая нам всё испортила. Я узнала о пристрастии своего друга к спиртным напиткам и начала ему об этом говорить, а ему не нравилось. Сначала мне рассказали его же родственники и я от них узнала, что он уже несколько лет в рядах пьющих. Потом тётя Вера где-то узнала и рассказала то же самое, а ещё позже я и сама начала постоянно видеть своего любимого пьяным, и даже на свидания со мной он являлся в нетрезвом виде. Если бы он пил как-то умеренно, то я бы ему простила и надеялась бы на улучшение ситуации. Но вся беда была в том, что пил он слишком много и уже не первый год.
Теперь я уже по-настоящему не знала, что мне делать. Бросить его было как-то подло, потому что и его и мои родители уже готовились к нашей свадьбе. Кроме того, я знала, что он любит меня и не хотелось разбить ему сердце. А себе? Я ведь тоже его любила, не смотря ни на что! У меня сложилась безвыходная ситуация. В состоянии сильнейшего расстройства я решила обратиться к своему Богу Кришне, которому я на тот момент полностью доверяла. Позже я узнала, что Бог не только Кришна, а и вся сознательная сила любви. Но это было позже, через много лет. А сейчас я попросила помощи у Кришны. Я плакала и молилась: «Дорогой и возлюбленный Боже! Помоги мне найти выход из сложившейся безвыходной ситуации. Мой горячо любимый черноглазый друг оказался пьяницей, а мне очень важно, чтобы был он нормальным трезвым человеком. Я хочу… Я хочу его видеть просто непьющим моим любимым или эзотериком! Мне подходит всё – и его характер, и его цвет глаз, а также волос, мне подходит его рост, вес, национальность, профессия фрезеровщика… всё подходит. Но сделай его таким, чтобы он больше не пил спиртного, или эзотериком, или разлучи меня с ним навсегда. Я не смогу разбить сердце любимого человека. Лучше ты, Боже, Сам очисти его от нашей любви или измени» После молитвы, я повторяла на чётках мантру Кришне более двадцати кругов. На каком-то круге у меня появился свет передо мной при закрытых глазах. Этот свет был очень ярким и большим, как пламя свечи. Я всё поняла – это был ответ Кришны! По свету, увиденному на высоте глаз, я догадалась, что Кришна услышал мою молитву и ответил на неё. Каким образом Он ответил – это должно было проявиться на протяжении ближайшего времени.
После такой страстной молитвы я своего любимого не видела больше никогда. Он ушёл от меня, ушёл без объяснений, и мы больше ни разу в жизни не встречались. Ничего страшного с ним не произошло, и тётя Вера часто рассказывала, что на работу он ходит, всё нормально, спиртное тоже пьёт постоянно, и об этом было известно всем его сотрудникам. Просто Бог его очистил от любви ко мне, по моей молитве. Ну а я, после этого, страдала за ним очень сильно и очень долго. Я так плакала, что нет сил и слов описать степень моей горечи и моей душевной боли. Правильно я поступила или нет – одному только Богу известно, и осуждать себя за то, что я отказалась от сильной любви из-за пьянства любимого человека – дело бесполезное. Что уже случилось – то случилось, и назад ничего не вернуть. После этой любовной истории я ещё много лет подряд задавала себе один и тот же вопрос: «Ну почему вот такие добрые, милые и прекрасные люди очень часто спиваются? Почему?» И каждый раз я не находила ни одного удовлетворяющего душу объяснения в своих горьких и грустных непониманиях. И всё же, залечить мои душевные раны, и когда-нибудь подарить ответ на терзающий мою душу вопрос, имело возможность только время. Да, это могло сделать именно оно – многообещающее, и уносящее меня на своих космических крыльях, ничем и никем необъяснимое, вселенское время, которое, ну совсем ещё недавно, я очень хотела убить, остановить, изменить или направить по другому Закону.
www.proza.ru/2013/09/30/235

00:39 

26.09.2014


Виктория Авосур
Глава-14 Уход от насилия и жестокости

Окончить техникум на красный диплом у меня не получилось. Когда я писала дипломную работу, то совсем ещё не знала и даже не догадывалась о том, что есть на свете трафаретки и даже специальные буквы, которые продавались в магазинах. А их, оказывается, можно было наклеивать на бумагу, чтобы создавать таким интересным способом, красивые заголовки для серьёзных работ. Ещё, как вариант, можно было писать под трафаретку, но об этом я тоже ничего не знала, и никто мне тогда не подсказал. Я написала всё от руки, кривым почерком, и этого было достаточно для того, чтобы за дипломную работу получить тройку. Ну а на синий диплом можно было и к экзаменам то не очень готовится. Я и так много всего хорошо знала, поэтому сдала, синий диплом получила.
В техникуме я училась по направлению, поэтому с устройством на работу проблем у меня не было. Я вернулась в ту организацию, которая и направляла меня на учёбу – в РТП (ремонтно-транспортное предприятие). Да, направление мне достал отчим, и здесь почувствовалась его поддержка. Там где он сделал доброе дело – я не умалчиваю, и выражаю ему свои благодарности. А там, где он был совсем ненормальным – там тоже говорю правду. Обо всём признаюсь честно.
Утро. Под ногами роса. Я бегу по тропинке наших родных гор и вслушиваюсь в красивую, и немного волшебную мелодию спадающей на водосборах воды, которая доносится ко мне от неспокойной речки, протекающей с правой стороны моего маршрута. В этот момент начинается восход солнца, и я стараюсь как можно чаще поворачивать голову в его сторону, и поглядывать на эти прекрасные утренние лучики, которые, пробиваясь сквозь густые листья деревьев, создают прямые и сверкающие нити.
Такие наблюдения дарили мне особый вид удовольствия, потому, что увлёкшись игрой сверкающего света, я забывала про все свои проблемы, свалившиеся на мою голову из-за жестокости и грубости отчима Гунзыра. Не было ни единого дня, в который бы он не придумал к чему бы ему придраться, и устроить скандал, поэтому я по утрам занималась бегом. Во время своих пробежек я любовалась великолепием рассвета и наслаждалась лёгким шумом ветерка в зарослях камышей и рогоза, а также восхищалась неповоротливостью больших чубатых птиц, с пушистыми и ярко-жёлтыми животиками. Наверное, это были редкие создания, потому что ни раньше, ни позже, я больше ни разу в жизни не видела в наших краях таких птиц. Они спокойно прохаживались передо мной по тропинке, и казалось, что почти совсем меня не боятся. Под воздействием таких наблюдений все неприятности временно забывались.
Немного позже я начала бегать на очень большие расстояния. Утром, на рассвете, я выбегала из дома. Пробегала половину своего посёлка, потом, дорогой с посадками деревьев с двух сторон, я добегала до соседней деревни, пересекала её от начала и до конца – под самый лес, потом возвращалась домой, причём с пробежкой под крутую гору, собиралась и шла на работу. Все, кто меня видели, очень сильно удивлялись, и не могли поверить, что возможно бегать по утрам на такие длинные дистанции, причём без выходных. В то время у меня очень сильно накачались мышцы ног, и открылся такой вид дыхания, при котором не было разницы делаю я вдохи и выдохи - сидя на работе на стуле, или во время бега по много километров.
Я любила бегать и днём и вечером, потому что скорость пробежки лечила мою душу. Отчим Гунзыр очень пил и страдал белой горячкой. Ему постоянно чудились привидения, и он пытался нас с мамкой убить или зарезать. В беге на больших скоростях, мой ум отключался почти полностью, и я не чувствовала боли души. Иногда я брала велосипед, и крутила педали - сколько есть сил в любом направлении и на любых дорогах. Наматывание километров этих велосипедных гонок не давали думать о неприятностях, и я почувствовала сильное пристрастие к таким видам спорта.
Но как бы там ни было, а мой отчим всё же являлся членом семьи, и я была обязана иногда соглашаться на некоторые совместные работы с ним. Однажды мы поехали в Саварку, Богуславского района. В то время мы задумали сделать уборку во дворе старенького полуразваленного дома, который остался нам по наследству от прабабушки Татьяны Андреевны. Выехали мы в субботу, добрались к Бовкуну и через Сич пошли в лес. Помню, мы начали своё путешествие - как можно раньше, и у нас хватило времени на то, чтобы насладиться поспевшей земляникой, а потом пошли в Синицу. Там мы немножко полежали на берегу речки Рось. Гунзыр не купался, побоялся холодной воды, а я несколько раз скупалась. Вода оказалась очень чистой и прозрачной, сквозь неё я наблюдала, как красиво плавают рыбки. Потом, с помощью парома, мы переплыли в Саварку.
Добравшись на задуманное место, мы сделали все запланированные работы, но не нашли нормальной постели, чтобы переночевать, поэтому мы пошли к бабушке Оле. Она нас накормила, и предложила провести в её доме ночь. Перед сном я расспрашивала свою двоюродную бабушку о прожитой жизни.
Она мне рассказала, что во время войны убили её мужа. Обстоятельства сложились так, что с одной стороны Днепра находились наши, а с другой немцы. Наши переправляли на сторону своих разное имущество и особенно мужчин, чтобы их немцы не вывезли, как рабочую силу, на каторгу. И в то время, любимому Григорию, своему мужу, жена Оля, она же теперь моя бабушка, родила дочку, и он переплыл Днепр, чтобы посмотреть на новорождённого ребёнка. Сначала ему за это дали 25 лет тюрьмы, а потом расстреляли. Жену Олю с детками отправили на высылку в Казахстан и присудили пять лет каторжных работ, за мужа. Родная сестра Лида приехала спасти детей из тюрьмы, и тайно забрала их. Оля подняла панику, что девочек украли. Так они тогда договорились между собой. Лида ехала с детьми на товарных поездах, на буферах. Солдаты увидели и пригласили её в вагон. В вагоне детки расплакались, что это не их мама, и Лида сказала солдатам: «А что же делать, если мать бросила детей? Не выкинуть же их!» В общем, детей сестра спасла, а сама Оля много лет пробыла в тюрьме. Вот такой ценой было заплачено за встречу папы с новорождённой дочкой.
Утром мы с отчимом продолжили работы возле нежилого дома, и когда всё закончили - днём я спросила у него - как будем ехать домой. Сначала он ответил – «молча», а потом начал кричать и угрожать. Я убежала от него к речке Рось, а денег ни копейки. Сама пошла на паром, и переправила лодку парома из Саварки в Синицу. Подали какие-то дети, а тащить на другой берег пришлось самой, и занятие это было немного трудным, но я справилась. Потом я не знала - куда мне идти дальше – в обход или через лес. В обход то оно было правильно, но только беда в том, что я не могла определить самого главного - вправо или влево выбирать направление. Решила идти через лес, прямой дорогой, так тоже казалось правильно. Вошла в глубину леса, увидела дикую природу с густыми зарослями кустов и с крапивой выше моего роста, услышала непривычные крики лесных птиц, и подумалось о волках и диких кабанах. Разорвут – значит, такое решение Бога, от судьбы не убежишь. В то время я ещё в судьбу верила. Но звери не разорвали, и через несколько часов я оказалась на большом поле. Потом пошла влево, увидев какую-то деревню, а с правой стороны я заметила только поля и посадки. На остановке прочитала – Синица. В сторону леса не пошла, потому что пять минут назад я из него вышла. Решила идти в противоположную сторону, а потом заблудилась ещё больше. В то время я очень жалела, что не взяла с собой карту местности, но что-то изменить было уже невозможно.
Ещё несколько сотен метров и я увидела знакомое место. Когда-то давно, после шестого класса я была в пионерском лагере, и мы ходили в поход с ночёвкой. Здесь мы останавливались и даже дети из моего отряда заходили в магазин. Но куда надо идти из этого места – я не помнила, и пошла - куда глаза глядят. Попала в Бородани, потом в Дыбенцы. Я знала, что не туда иду, потому что шла на юг, но другой дороги я не видела и не знала, куда мне можно свернуть.
Проходя дорогами возле полей, я очень боялась людей, и пряталась в пшеницу, как только появлялся звук машины или мотоцикла. Потом я уже очень проголодалась и в Дыбенцах накинулась на шелковицу, с жадностью поедая её плоды. Это дало мне прилив сил, и я на всю жизнь запомнила, что если нет еды, то ни земляника и ничто другое, а именно шелковица может вернуть силы и дать почувствовать насыщение организма энергией. В Дыбенцах у меня был нужный поворот - совсем рядом, но из-за отсутствия карты местности пришлось сесть в автобус и ехать домой через Богуслав. Я очень просила водителя взять меня без денег, потому что попала в беду, и он согласился. В то время было много добрых людей. Водитель только спросил меня: «Вкусные шелковицы?».
Домой добралась с веткой сосны в руках и с шишкой на ней. Повесила над кроватью, чтобы лежать, смотреть на неё и вспоминать Дениса. Это его идея вешать ветку сосны над кроватью. Когда мы с ним в Черкассах ходили в сосновку – он иногда так делал. И вот теперь я вспоминала его, скучала и повторяла его привычки.
Утром следующего дня я обнаружила в шее клеща и вытягивала его иголкой. Гунзыр подсмотрел через щель двери и начал кричать на весь дом, что я прокалываю вену шеи, чтобы после нашей ссоры с ним, покончить жизнь самоубийством. Объяснить я ничего не могла, потому что он очень кричал и меня не слышал. Входить в дом стало опасно и страшно, поэтому я опять пошла на природу. Больше некуда было идти, у меня не оставалось выбора.
И опять я побрела на наши горы, дошла к роднику и попила воды, немного посидела. Потом добралась, к посадке, и приземлилась под каким-то кустом. Сумку с едой я прихватила с собой, поэтому можно было перекусить и ждать вечера. Спать отправилась на поле в солому. По какой-то причине мне уже ночью даже и страшно не было. Может быть, я на то время уже привыкла к такой жизни, и поэтому не боялась, даже и не знаю.
Ночами, проведёнными на поле в соломе, я лежала и размышляла что такое любовь к Богу. Говорят, что любовь к Богу хотя и является служением Ему, но это служение не просто Богу, а и самим Богом, потому что Бог – Он же и есть любовь. Служить Богу – совсем не означает прислуживать. Можно воспринимать любовь - как полезность кому-то, как способность принести выгоду. Это и так, и не так, одновременно. В какой-то степени оно и верно, если не зацикливаться на материальном аспекте. Бартер - "дашь - не дашь", как определяющая основа любви, тут неуместен. Вследствие этого, некоторые люди думают, что любовь определяется наличием сил и способностей. И это тоже не так. Есть мнение, что слепоглухонемой паралитик может быть даже более ярким Солнцем для окружающих, чем депрессивный меланхолический красавец. В присутствии такого человека гаснут ссоры, уходит дурное настроение, улучшается самочувствие и т.д. Те, для кого Дух, он же Бог ( который и есть любовь), является истинной внутренней сутью, именно таковы. Солнце светит всем, не разделяя заслуг, и не по какой-то причине, а по своей природе. Каждый же берёт от этого света ровно столько, сколько может и хочет. Вот такое говорят о любви к Богу.
А смогу ли я полюбить Бога? Мне захотелось Его почувствовать, понять, хоть немного познать, но я не знала с чего начать проявлять свою любовь к Нему, и действительно ли то, что говорят о любви к людям, это также является и любовью к Богу. А может Его надо любить как-то по-особенному? Может нужные какие-то ритуалы, поклоны, свечки? Этого я пока не знала.
Бабушка Оля тогда обиделась на меня, что я ушла, не попрощавшись. Она ждала нас на обед, а я не пришла. У меня появилась работа писать письма и просить прощения.
Женька про меня не забыл. Как только я окончила техникум, и вернулась домой – он опять начал мне звонить и приглашал на встречи. В тёплое время года мы встречались или возле одного родника – там, где местные горы, или возле другого родника, войдя в маленький лесок возле его территории. Он рассматривал мои руки и называл ленивой, потому что все копают огороды, а у меня нет мозолей. А я любила копать в перчатках, но он не знал об этом. Ещё он мог найти у меня абсолютно нормальные вены и доказывать, что это будущий варикоз, потому что их не должно быть видно. Не угадал, будущее показало, что эта беда обошла меня стороной. Ещё ему не нравилось, если после дождя я приходила без обуви, пророчил бронхит и воспаление лёгких, тоже не угадывал. То есть, от его «комплиментов» для девушки, на которой собрался жениться, можно было только удивляться. Но на встречи я приходила, потому что какая-то сила тянула меня к нему. Я по-прежнему чувствовала, по отношению к Женьке, сексуальные чувства, и мне хотелось побыть рядом с ним. Как-то глупо встречаться с парнем только ради таких чувств, без любви, но в возрасте до тридцати лет ещё очень мало бывает мудрых поступков.
В посадках, в кустах, или на полях в соломе, я спала не один раз. Но в холодное время года становилось по-настоящему страшно. Однажды, в декабре месяце, Гунзыру что-то привиделось, и он накинулся на нас с топором. Мамка выскочила через одно окно, а я – через другое. Идти в солому спать было страшно, там можно замёрзнуть насмерть. Поэтому я направилась в центр, к магазинам, и по дороге размышляла - куда же я пойду дальше. Дошла до поворота и чёрная кошка перебежала дорогу. В то время я была ещё немного суеверной, поэтому повернула в левую сторону и, по другой уже дороге, пошла дальше. Вдруг вспомнила, что где-то в этом месте живёт моя сотрудница по работе - тётя Валя, с которой я в бухгалтерии сижу за одним столом.
Днём, перед самым происшествием, к нам в бухгалтерию приходила какая-то женщина, и тётя Валя платила ей страховку на свой дом. При мне они говорили о том месте, где тётя Валя живёт, и я всё запомнила. Теперь я задумала попроситься к ней на ночёвку. Пустит или нет – этого я не знала, но попробовать то можно!
Поговорили, согласилась, впустила меня в дом. В этот вечер тётя Валя на кухне лепила вареники, а мне, чтобы я не скучала, дала посмотреть альбомы с домашними фотографиями и много поздравительных открыток. Я сидела в комнате и листала альбомы, разглядывая снимки людей, которых я совсем не знала. Потом меня заинтересовал один молодой мужчина. Мне его взгляд показался очень добродушным, и лицо – каким-то светлым, похож на святого. Я подошла к тёте Вале на кухню и заговорила об этом семейном секрете:
--Можно спросить? А это кто такой?- проговорила я очень несмело, как бы опасаясь собственного вопроса.
--Это мой родной брат, Ярослав,- он живёт в Броварах. Ему уже сорок лет, а он до сих пор не женат. Постоянно у него что-то не клеится с женщинами,- ответила тётя Валя.
--А-а-а, понятно. Просто мне показалось, что это артист из какого-то кино, и я решила спросить,- сказала я ей неправду, потому что правда была недопустимой.
После выяснения – кого я вижу, я опять вошла в комнату. И так, альбомов много, исчезновение одной-единственной фотографии никто и не заметит. Я ещё никогда в жизни ничего не воровала, но сегодня впервые решила украсть. Я аккуратно оторвала фотографию и засунула себе под свитер. Теперь мне надо было срочно добыть ещё и его адрес. Я взяла предложенные открытки и быстренько отыскала ту, которая из Броваров. Вот и хорошо, открытку я тоже засунула под свитер. Дальше я сидела и просто листала альбомы, ничего ни у кого не спрашивая. После ужина с тётей Валей и её семьёй я легла спать, но не спала. Боялась, чтобы не выпали открытка и фотография.
Когда мне удалось добраться домой – я наклеила фотографию на картон и обшила прозрачной плёнкой. А по добытому адресу послала в Бровары Новогоднюю открытку от Снегурочки. Обратный адрес был, и Ярослав мог мне ответить, если будет желание. Мне тогда было двадцать три года, а ему – сорок.
Вот такими приключениями повернулись события в моей жизни. Я тогда была полностью уверена, что если всё произошедшее сформировалось в такую последовательность, при которой тётя Валя встретилась на моём пути, то это значит, что и с её братом Ярославом мне тоже надо познакомиться и пообщаться. Случившуюся неприятность я воспринимала как знак свыше. Некоторые люди мне говорили, что ничему не надо сопротивляться, потому что сопротивление приносит конфликты и борьбу. Там, где есть сопротивление – там проблемы, и любое несчастье всегда сопротивляется каким-то условиям. Я им тогда верила, и не сопротивлялась. Я же говорю, что в тот период своей жизни, я всё ещё очень верила в судьбу. Как оно было позже – это уже другие истории и другие понимания. А на данный момент было именно так.
Ярослав на моё поздравление ответил, и написал грустное письмо о том, что его бросила девушка, и в эти дни он переживает трудные времена. Я, с большим пониманием и с любовью, написала ему ответ, и между нами началось регулярное общение в письмах. Впервые в жизни я встретила человека, который писал мне красивые слова, объяснялся в любви, называл солнышком, хорошенькой, дорогой, и радостью своей мечты. От таких слов я тут же влюбилась, хотя ещё и ни разу в жизни не видела своего друга по переписке, а также, не смотря на то, что разница между его и моим возрастом была - аж целых семнадцать лет.
Я постоянно думала о любимом человеке и спала с его фотографией у себя на груди. А чуть позже я сделала одно открытие. Оказывается, что если кто-то тебя любит и если кому-то ты нужна, или нужен, то все невзгоды жизни, все трудности и неприятности, полностью теряют свою силу. Там, где раньше было очень обидно и больно - теперь не болит. Там, где раньше душа разрывалась от мучений и страданий - теперь нейтральное восприятие. И там, где были расстройство и слёзы – теперь радость. Этот момент очень запомнился и врезался в память так, что остался в ней навеки. Позже такое понимание изменит всю мою жизнь, и поможет сделать выбор не только в этом нашем физическом мире, но и для духовного пути. Всё это соединится с ещё одним открытием и навсегда станет моим идеалом, но это случится позже. А сейчас я радовалась знакомству с Ярославом и наслаждалась самой настоящей и возвышенной взаимной любовью. Вот так я спряталась от насилия и жестокости в волшебную сказку любви.
www.proza.ru/2013/10/02/1028

19:45 

28.09.2014

Ещё одна глава о жизни. Подсказки девушкам, чтобы знали - что такое роддом, и наперёд всё обдумывали.

Виктория Авосур
Глава-15 Жуткие ужасы современного мира

Размышления, которые я имела бессонными ночами, на полях в соломе, в никуда не исчезли. Я нашла свою иконку, которую мне подарили, когда я была ещё ребёнком, в день крещения в православной Церкви, и начала каждый день перед ней молиться. Сначала я не знала, как это делается и молилась только «Отче наш», а немножко позже я придумала, как можно о чувствах в моей душе рассказывать Богу просто своими словами. Во мне появилась какая-то внутренняя потребность познать - Кто такой Бог. А ещё я в то время очень стремилась понять, чем Его можно обрадовать или удовлетворить. Мне хотелось войти в настоящее присутствие Святого Духа, и добиться взаимной любви с Богом. Да, мечты, конечно же, были у меня слишком большими, но в то время я ещё не знала - до какой степени бывает трудно добиться этого, и мне казалось, что Бог-Отец и Бог-Дух всегда находится где-то рядом со мной, и каждый раз Он слышит мои молитвы.
В жизни я старалась быть хорошим человеком, и, по возможности, всегда делала как можно больше добрых поступков. В те годы я ещё верила, что хорошее – это Бог, а плохое – дьявол. Добрые дела у меня были запланированы совсем не для того, чтобы Бог меня похвалил, а потому, что я и сама любила людей. Например, в то время вышел указ, что в связи с либерализацией цен, при начислении отпускных, суммы зарплат за прошлый год, до первого декабря, увеличиваются на 116%. В моём понимании надо было взять сумму, которая есть, и плюс ещё 116%, получится в 2,1 раза больше. А экономист доказывал, что должно быть 116% всего, и надо увеличить зарплаты людей только на 16%. Но я никак не могла такого допустить, чтобы мои рабочие были обижены и всем им заплатили меньше денег. Я спорила с главным бухгалтером и с главным экономистом, а потом, при мне, они звонили в финансовые органы, в Киев, и всё закончилось тем, что я выиграла спор, и увеличила отпускные всех работников РТП, о чём они никогда в жизни так и не узнали. Ещё я добивалась за разные доплаты простым людям и тому подобное. Когда у меня получалось помочь человеку, то я очень радовалась такому успеху, и мне было по-настоящему приятно осознавать тот факт, что я делаю что-то доброе в этом мире.
Дома, конечно же, ничего хорошего не было. И после моих православных молитв отчим Гунзыр становился не лучше, а ещё более злым, чем раньше. Но теперь я имела очень сильное лекарство от душевной боли. У меня, в области сердца, находилась моя любовь к желанному другу по переписке – к Ярославу. Каждый день мой отчим очень злился и кричал на весь дом. Если физическую силу он ко мне не применял, то в такие моменты я сидела за столом, молчала, и только писала в своей тетради: «Пришёл с работы Гунзыр, и очень на всех кричит, но я не думаю ни о чём другом, кроме любимого человека, поэтому мне без разницы. Но как бы там ни было, а поведение Гунзыра имеет нехорошее влияние. Повышение голоса действует на слуховые ощущения и лишает спокойствия души. Смысл и значение слов, хотя и воспринимаются нечётко, но эмоциональное утомление вызывают. Чтобы раздражение Гунзыра не влияло на меня совсем плохо, и не вызывало при этом ускоренное сердцебиение, неритмическое дыхание и сокращение мышц тела,– я его слова представляю в образе энергетических яблок-кислиц. Вот он старается кидать в меня своими «яблоками», чтобы я не могла нормально воспринимать прочитанные письма от любимого Ярослава. Старается помешать обрабатывать поступившую в мозг информацию, и даже правильно выполнять необходимые физические движения. Хотя и неосознанно, но он задумал лишить меня сна, ухудшить аппетит и память, а также добиться моего утомления до изнеможения. Но я его «слова-кислицы» не раскусываю, и те, которые упали возле меня, не собираю. Ого! Ничего себе! За пять секунд штук десять «кислиц» пролетело. Когда он ими по мне кидает, то создаётся звук, потому что они летят со свистом. Надо молчать, чтобы не направлялись на мой голос и не попали прямо по голове. Наверное, ему эти энергетические кислицы тоже мешают, поэтому он расстроен и вот таким способом от них избавляется. Покричит, и ему легче станет. Ой-ой-ой, слишком большое «яблоко-кислицу» кинул на меня, прямо возле моей головы пролетело. Гунзыр стал таким смешным, со своими «кислицами»! А особенно с желанием от них избавиться! Но я хорошо знаю, что скоро эти «яблочки» у него закончатся, и тогда наступит облегчение...»
Ярослав назначил мне первое свидание в Киеве, и я была очень счастлива. Но перед самой поездкой я заболела гриппом и у меня поднялась температура до тридцати девяти градусов. Дело было зимой, и я не знала, что мне делать. Молилась Богу, но молитвы не помогали. Немного подумала и вспомнила, как в такие моменты поступал мой бывший друг Денис, с которым я дружила в Черкассах. Набрала я ледяной воды, и поставила за домом. Потом полностью разделась, и надела только шубу. Просто мне не хотелось ходить полностью голой перед мамкой и Гунзырем. Было темно, и я пошла за дом к ведру с водой. Потом сняла шубу и вылила ведро воды на себя. После этого опять надела шубу и пошла в дом. За несколько часов физическое состояние нормализовалось, и грипп куда-то исчез. В выходные я всё же поехала в Киев, и встретилась с Ярославом. Он был очень рад нашей встрече и пообещал на мне жениться.
Когда мой отчим ещё раз выгнал меня из дома – в солому я больше не пошла, и в посадку тоже. Я собрала вещи в чемодан и уехала в Бровары к Ярославу. Он такого поворота событий не ожидал, но и не выгнал меня. Наоборот, был счастлив, что на этот раз его не бросят, и невеста уже сама приехала к нему в квартиру.
В первую же ночь я ему отдалась и получила шок от того, что не сорвалась моя девственность. «Как же так? Я столько мужчин уложила за свою девственность, а тот, кому это досталось, никогда о моих стараниях даже и не узнает?»- с глубокой обидой размышляла я на следующий день. Но мои расстройства были напрасными, потому что на следующие сутки любви - ожидаемое произошло.
Да, мы тогда были ещё не расписаны, и я всё же была способной отдаться любимому мужчине без штампа в паспорте, это так. Для других я была недоступной совсем не по причине большого страха, что меня бросят. Просто они не умели говорить так, чтобы я почувствовала их любовь. Ярослав писал мне красивые письма. Он называл меня и любимой, и хорошенькой, и солнышком, и своей Королевой, и даже Ангелом. Я не чувствовала фальши в его словах, и за такие слова я ему отдалась. Какое-то внутренне чувство интуиции подсказывало мне, что он меня не бросит, и так оно и было.
Свадьбу мы отгуляли в июне, когда я уже была на четвёртом месяце беременности. На неё мы пригласили только самых ближних родственников, которые могли поместиться за маленьким столиком однокомнатной квартиры моего будущего мужа. На большую свадьбу у нас не было денег, поэтому получилась маленькая. Но расписались мы тогда красиво, как все молодые пары. И белое платье у меня тоже было, хотя и не новое. А на новое, опять же, не было денег, и мы в каком-то магазине купили такое, которое уже на многих невестах побывало. Когда мы подавали заявление в ЗАГСа, то там немного возмущались, что жених на семнадцать лет старше невесты, но были вынуждены согласиться с этим.
Жаль, что не получилось пригласить на свадьбу свою самую лучшую подругу Иру. С ней мы подружились ещё в техникуме, долго жили в одной комнате, и с тех пор она всегда была моим близким и родным человеком. Хотя мы с ней и разъехались в разные стороны, но постоянно писали друг другу письма с поддержкой и в горе, и в радости.
Когда я жила в Броварах – однажды произошёл непонятный и ничем не объяснимый случай. После просмотра какой-то телепередачи я поднялась с дивана, и высыпала из руки на табуретку семечки подсолнуха. Они упали не кучкой, а православным крестом, как на кладбище возле могил. Ярослав увидел и очень удивлялся, не мог понять к чему бы такой знак. Я тоже не могла этого понять, и тоже тогда удивлялась. А на следующий день, утром, пришла телеграмма, что умер дядя Коля, у которого я много лет жила, в Киеве. Его нашли в ближайшем от его дома парке убитым. Вот такие бывают знаки, которых мы иногда не можем ни понять, ни объяснить.
Что же такое любовь между парнем и девушкой, или между мужчиной и женщиной, соединяющая их навсегда? Это очень широкая тема, а сама любовь, как процесс, имеет множество нюансов и вариаций.
Тело мужчины или женщины имеет определённый тип энергии, присущей лишь полу и ничему другому. Поэтому, при наличии поблизости другого типа энергии, происходит активация обоих, и это является первым шагом к симпатии. Не зря же у некоторых народов юношам запрещалось оставаться наедине с женщиной, будь она хоть младенцем. А девушка имела право появляться в постороннем обществе лишь в сопровождении родителей, либо воспитательницы. Эта энергия очень сильная, и она не понимает возраста.
С определённого этапа (12-15 лет и далее), к названой полярности добавляется ещё и гормональная готовность тела к функциям воспроизводства - это и инстинкт, и сигналы тела которые улавливаются нашими чувствами, минуя сознание. Бывает так, что всё это ошибочно воспринимается за зов сердца.
Что касается сознания, то оно тоже определяет характеристики привлекательности, основываясь на законах социума, собственных предпочтениях и степени нашей внутренней свободы. Всё это - скорее прерогатива ума.
Сердце выносит окончательный вердикт, но ум, чаще всего, объяснить его не умеет. Может лишь принять или воспротивиться, да и то не всегда удачно.
Глаза - видят, Ум - анализирует, Сердце - выбирает. Красота может привлечь, но неспособна удержать, если за ней не стоит ничего достойного.
Бывает и так, что Дух узнаёт любовь своих прошлых жизней. Иногда друг к другу притягивает сходство характеров или наоборот – их различие, и тогда всё в жизни проходит гладко. Обстоятельства порой способны и эти отношения сломать, но всё же они крепки изначально.
Хуже, когда происходит другое и этому "другому" девушки подвержены больше парней, по той причине, что они чаще ориентируются на эмоционально-чувственную составляющую отношений. Этим обманывается ум, но не сердце, если уметь его слушать.
Вся проблема в фантазиях. Наших любимых хочется «носить на руках», окружать их заботой, и не заморачиваясь мелкими недостатками. Порой, мы склонны идеализировать и так фантазировать образ любимого, что уже не в состоянии видеть той истины, что его недостатки превалируют над достоинствами. Со временем мы можем заплатить за это очень горьким опытом. Эмоции и обманувшийся ум, иногда нам кажутся голосом сердца, но именно в буре эмоций голоса сердца и не услышать. Поэтому, в отношениях с любимыми очень важно избегать сильных страстей. Любить надо искренне и горячо, но не безумно. Правильно, если прощать мелкие недостатки, но не терпеть, когда они становятся пороком, и нас попросту используют. Принципы - "стерпится - слюбится" или "бьёт - значит любит" – это глупость и даже мерзость. Насилие никогда не бывает любовью. Любое давление или принуждение, пусть и в мелочах,- это не любовь. Всегда следует помнить, что как птица пользуется двумя крыльями, и поэтому летает, так и у человека должны быть два крыла, его несущие, - ум и сердце. На одном же крыле не полетишь.
Всё это я хорошо знала, и мудро подходила к созданию семейной жизни. Я знала, что Ярослав меня любит. Он писал об этом в письмах, и письма его были с чувствами,- то есть, не фальшивые. Женились мы не по страсти, а по любви. Никаких страшных недостатков, которые надо терпеть, я в нём не видела. Всё было хорошо, но в одном интересном месте я всё же не предвидела кое-что важное и главное, но об этом позже.
В первые месяцы после свадьбы было всё хорошо. Мы ходили в городской парк, в лес под Броварами или в кино, ездили в Киев в Ботанический сад и даже на концерты. Но медовые месяцы быстро оборвались угрозами врачей, что беременность может прерваться. Я хорошо себя чувствовала, и верить им было как-то глупо, но, на всякий случай решила лечь в больницу. Позже они начали говорить, что в роддоме нет четвёртой группы крови, резус положительный, поэтому я умру при родах. И ещё пугали, что роды будут страшными, потому что положение ребёнка не головкой вниз, а попкой. Я не могла тогда ни родственников с моей группой крови найти, ни купить. Но зато я легко и быстро справилась с неправильным положением ребёнка. Просто легла дома на диван, приподняла низ плода из тазового дна и своими же собственными руками перевернула. После такой домашней процедуры УЗИ уже показало абсолютно правильное положение.
Роды проходили в ужасной обстановке, в которой к каждой роженице относились так, как относятся к жертве концлагеря. Всех ругали и насмехались: «Что хорошо было, когда давала? А теперь вот надо за всё хорошее платить». Особенно злой и жестокой была там заведующая – высокая блондинка. Я слышала, как она взбесилась и какую-то женщину била по лицу, обзывала такими словами, что стыдно их повторять, и кричала: «Чего мычишь как корова, дуйся!» Я от шести вечера не могла родить, потому что меня дуло, а места на кресле не было. Рожать в палате, на кровать, было запрещено, потому что все медики заняты, и новорождённый ребёнок умрёт. Я тогда обращалась к Богу, молилась Ему искренне и от всего сердца, но Бог не отвечал.
Потом я решила, что чем рожать в «концлагере», то лучше уже умереть, и пошла в туалет, чтобы оторвать полоску халата и повеситься. Но халат был с толстыми швами, а ножа я не взяла, и ещё при этом какая-то женщина очень стучала в дверь. Я решила разрешить ей сделать своё дело, и потом вешаться. Место было уже выбрано – зацепить за бачок. Время уже близилось к утру, и работники роддома, который без преувеличения можно назвать концлагерем, решили послушать, что там у меня в животе. Схватки уже почти прекратились, а у ребёнка останавливалось сердце. Это их взбодрило, и они решили хотя бы мёртвое дитя выдавить у меня из живота. Привели какого-то толстого мужика, и он выдавливал. Я потеряла сознание, а они кропили мне лицо какой-то водой, потом оживляли и дальше выдавливали. Я вышла из тела и летала под потолком, видела всё, что они делают, и чувствовала дух раздражения и безответственности тех, кто принимал роды. Мне хотелось улететь из этого мира и больше его не видеть, но я увидела, что ребёнок на самом деле не умер, и появилось желание вернуться.
Позже я много раз задумывалась над причиной человеческого счастья и поняла, что самое большое счастье – это любовь. И если даже тебя окружили проблемы, то при взаимной любви они кажутся пустяками. Все страшные ужасы окружающего мира воспринимаются с улыбкой, если есть любовь. Люди идут на смерть во имя любви и не чувствуют страха. Даже самые тяжкие болезни отступают, не выдерживая вибраций энергии любви. Боль тела и боль души от вибраций любви тоже притупляются, потому что любовь способна творить чудеса.
Если бы я, во время родов, сконцентрировала своё внимание на любимом человеке, то я бы не почувствовала всей тяжести издевательств, направленных на рожениц той ночью. Мне было бы легче, и я не травмировала бы свою душу до состояния многолетних ночных кошмаров во время снов. Но я была слишком молодой и неопытной. Это были мои первые роды и первый ребёнок. Я увидела другую обстановку, много людей, отчаянные крики, боль, безысходность в глазах каждой несчастной, и растерялась. Вместо того, чтобы думать о любимом мужчине и ребёнке, я испугалась и думала как бы мне повеситься в туалете и особенно о том, когда мне просто разрешат родить. Я уже даже и не помощи ждала от людей в белых халатах, а всего лишь обыкновенного разрешения рожать, но такого разрешения у меня не было. Я не имела ничего, кроме адской боли и холодной плитки родильного помещения, залитой водой, мочой и лужами крови, как на бойне. Постоянно бегали уборщицы и убирали, но они не успевали, потому что появлялось новое. Мне тогда так не хватало правильной концентрации мыслей и вхождения в энергетическое поле любви! Так не хватало! Если бы хоть кто-нибудь подсказал такое, научил или хотя бы намекнул, что мысли о любимом человеке и ребёнке могут что-то изменить и помочь в страданиях, то всё было бы по-другому. Но такого помощника у меня не было.
Зашивали нас всех тоже с большой руганью, как будто мы не люди, а какие-то гадкие мешки. Делали они это без обезболивающего, и в минуты шитья болтали на мирские темы кто и как провёл летом отпуск. А то, что роженицам больно, и что они шьют их живое тело и йодом поливают, это воспринималось, как нудная работа на ферме. Такое было отношение к людям. На все стоны и крики они отвечали: «Не стони, и не забывай, что ты здесь никому не нужна.» Особым видом жестокости выделялась высокая блондинка.
После родов я много лет подряд старалась узнать - откуда у медиков столько ненависти, но понять это было очень и очень трудно. Может обстановка очень тяжёлая, и со временем она им становится невыносимой, но деться они никуда не могут, потому что на такую профессию учились и другой работы по специальности нет?! Или может чужая боль - просто зажигает им свои собственные внутренние конфликты и все беды кажутся не такими большими, особенно когда видишь, что другому человеку, находящемуся рядом с тобой, на много хуже чем тебе?! Я даже и не знаю, какая может быть причина подобного зверства, с которым я столкнулась в Броварском роддоме.
После зашивания положили меня на каталку, а хоть каким-то покрывалом прикрыть пожалели. В родильном зале и вообще во всём помещении был страшный холод и на календаре – январь месяц, но они нас оставили на коридоре на половину суток голыми, и не прикрыли даже руки и плечи покрывалом. При этом ещё и лёд на живот положили. Могли бы хоть верх прикрыть, но они к роженицам относились так, как будто работают не с живыми людьми, а с трупами в морге. Нас много часов так трясло от холода, что ногти на руках посинели, а руки и ноги так дрожали, что просто подпрыгивали. Акушерки и гинекологи видели это и насмехались. Для них посинение рожениц от холода и жуткая дрожь наших тел были ещё одной развлекательной серией цирка на рабочем месте.
Новорождённую девочку ко мне долго не приносили кормить. Объяснили, что она на искусственном вскармливании, потому что какая-то у неё гематома головки и опухлость из-за чрезмерно долгого пребывания в проходе. Но была то она в понятном проходе по причине отсутствия мест в родильном зале! И в плате тоже было запрещено рожать, иначе ребёнок не получит помощи, задохнётся и умрёт. Моя девочка и так чуть не умерла, потому что заинтересовались они ей именно в тот момент, когда у ребёнка уже начало останавливаться сердцебиение, и у меня прекратились схватки.
Каждый день работники этого роддома сидели в отдельных кабинетах, и употребляли то, что им надарили за приём родов. К роженицам они только приходили кричать, и обзывать дурами или такими словами, которые стыдно здесь написать. Да, на кресло, в конце концов, забирали, но скорее хотелось повеситься в туалете, чем попадать в руки таких «помощников». Их жестокость ничем не отличалась от жестокости моего отчима Гунзыра, который досками бил животных по морде, и потом у них горлом вытекла кровь. А мою мамку он бил железным ломом по спине. Работники Броварского роддома были такими же, но об этом не принято говорить. Подобные факты замалчиваются и считаются не допустимыми для разглашения. Каждая роженица никому не признаётся, что ей делали в роддоме города Бровары, и бережёт секретную правду, как военнослужащие берегут свои военные тайны.
После возвращения из роддома моя девочка плакала каждую ночь, а я была очень обессиленной. У меня так приняли роды, что в глазах висели большие сгустки скипевшейся крови и месяцами не рассасывались. Через закипевшую кровь в глазах я плохо видела. А у ребёнка видимо болела головка, и девочка плакала и днём и ночью, не давала мне спать. Внутри было всё порванное и порезанное, зашитое нитками. Психическое равновесие тоже очень подорвалось таким отношением к людям. Как только мне удавалось вздремнуть хоть на минутку, то тут же снилось, что я рожаю. Во сне я видела озверевшие лица медиков и крики руганью. Снилось, что меня били по лицу и кричали - «дуйся, чего мычишь, как корова…» Говорят, что боль родов быстро забывается, но мне причинили моральную боль, а она на много хуже физической, поэтому меня после такого издевательства преследовали ночные кошмары на протяжении многих лет. От горя не только за себя, но и за всех женщин мира, у меня разрывалось сердце, и что-то в моём сердце всё же надорвалось. В течение ближайшего года, после выписки из этого роддома, появились первые перебои в работе сердца, которые и сделали меня инвалидом на многие десятилетия.
Муж мой ни единого раза не встал ночью успокоить ребёнка, и я удивлялась, что он не понимает как мне тяжело. А когда у девочки начались резаться зубки, то за каждым зубчиком забирали в больницу, и почему-то делали уколы в голову, на которых мне запрещалось присутствовать.
Ярослава нельзя назвать безответственным. Он и еду готовил, и по магазинам ходил, и помогал с любой домашней работой. Но как только наступала ночь – это было его золотое время. Хоть ты с пушки стреляй, а ему надо выспаться. К ребёнку он ни разу не встал.
Ещё в Броварах я поняла, что нет более страшного монстра, чем наша медицина. И я уже завидовала тем дням, когда Гунзыр бегал за мной и за мамкой с топором, когда он бил всех подряд ломом по спине и камнями по голове, и мы с мамкой в ужасе куда-то убегали. Ночи, проведённые в посадках и в лесах, а также на поле в соломе, показались мне сладким Раем, по сравнению с тем, что я встретила в роддоме и в больницах города Бровары. А ещё где-то там, на полях и в лесах, я ночью могла хоть немного поспать. Но теперь, когда вышла замуж, то такое понятие, как сон, стало для меня недоступным. И, кроме того, в те годы ещё не было подгузников, поэтому я с утра до вечера занималась стиркой пелёнок одними только руками. Стиральной машинки у нас не было.
Не смотря на все ужасы жизни, я боялась одиночества своей малышки в далёком будущем, и поэтому я решилась завести и ещё одного ребёнка. Сама я всю жизнь была одна, и хорошо понимала, как это грустно и жутко остаться без родственников. Я не хотела, чтобы моя дочка постоянно мучилась без братьев и сестёр, как мучилась я сама. Только по причине огромной любви к своей девочке я решилась на второго ребёнка, не иначе. Мой муж тоже был не против рождения ещё и сына. Это было совсем не насилием над ним, а взаимным решением.
И опять у меня было неправильное положение плода – попкой вниз, а надо головкой. Об этом я узнала после УЗИ. Дома я легла на кровать и сама своими руками перевернула ребёнка у себя в животе. Ну а что делать, если наша медицина не способна на такие мелочи? Пришлось вместо наших гинекологов заняться такой процедурой своими руками. В дополнение ко всем бедам появились перебои в работе сердца, которое мне сорвали в роддоме города Бровары.
Когда я забеременела вторым ребёнком, то маленькой однокомнатной квартиры нам стало мало. Теперь мы начали думать - как и где жить. Сама я была совсем не против того, чтобы остаться в Броварах, в тесноте, но Ярослав постоянно мечтал о природе, писал в записных книжках - как сильно он любит свою родную сельскую местность и стремился домой к родителям. Я очень любила его, и поэтому ради него согласилась на переезд из города Бровары в деревню Киевской области.
Сына я поехала рожать в Богуслав, и перед родами жила у родственников. После предыдущей неудачи я хорошо всё обдумала, и решила, что больше никаких акушеров и гинекологов слушать не буду, и как только начнутся роды – рожу куда-нибудь.
Примерно в шесть утра у меня началась тяжесть в животе. А Света, внучка той бабушки, у которой я жила, взяла и вызвала скорую помощь. Я ожидала встретить ещё одну группу злых сущностей, которые начнут ругать меня за то, что я слишком рано приехала, и утверждать, что я никому не нужна, и всех рожениц обзывать нехорошими словами, но, к моему огромному удивлению, этого не произошло. Гинекологи Богуслава говорили со мной приятным ласковым тоном, и с душевной теплотой отправили в десятую палату. Я почувствовала по отношению к себе даже любовь и доброту. От этого мне стало тепло на сердце. Схваток не было, и боли тоже. Я стояла и смотрела в окно, размышляя на этот раз о муже, дочке и о хороших людях. Вдруг начались потуги, и сразу же, без схваток. Я добежала до кровати и начала дуться. Сына родила за пять или десять минут, но вместе с водами и он не дышал. Его подхватили, потом на какой-то аппаратуре откачали, и я услышала крик. Но ребёнка не унесли, а положили воле меня, и предложили покормить. Одежду никто с меня не стягивал, как это было в Броварах. Я лежала в ночной сорочке и в халате, и сыночек возле меня. Нам было тепло и хорошо. Никакого зверства я в Богуславе не увидела. В тот же день я заметила, что они так по-хорошему не только ко мне, а и ко всем роженицам. В Богуславе совсем другое отношение к людям, более человечное. От восхищения такой спокойной обстановкой я расплакалась. Какие-то женщины меня не поняли, и спрашивали - что случилось, а я им отвечала, что это слёзы счастья.
Много лет прошло с тех пор, и уже ни в Богуславе, ни в Броварах невозможно найти тех работников роддома, с которыми меня свела жизнь. Но, вспоминая прошлое, хочется пожелать всем людям мира быть людьми, и не превращаться в зверей, даже если надоело рабочее место и давно на сердце мечта дождаться выходных и пойти в отпуск. Все мы – дети единого Бога, и боль – она настоящая, даже не смотря на то, что вы прослушали несколько сотен эзотерических лекций о том, что вас не существует и весь мир – это иллюзия.
www.proza.ru/2013/10/04/207

16:43 

01.10.2014


Виктория Авосур
Глава-16 Мистическая энергия прекрасного

Свою девочку мы назвали Валерией, а мальчика Русланом. Такое же имя и у моего младшего двоюродного брата из Киева.
Был солнечный летний день. Лерочка играла своими одёжками, а Русланчик уснул. Я быстренько занялась стиркой, и когда выносила из дома постиранное, то в веранде встретилась с интересным молодым мужчиной. Он был приятным на вид и очень даже привлекательной внешности. Увидев друг друга, мы с ним остановились и он заговорил первым:
--Привет. Ты случайно не жена моего брата Ярослава??
--Да, я его жена. А ты кто? – задала я свой вопрос, немного растерявшись перед незнакомцем.
--Говорю же, что я его брат. А ты – так, ничего…, - начал было говорить этот светловолосый незнакомец, но я очень быстро убежала и наш разговор закончился.
Я то знала, что у моего мужа есть ещё и родной брат, которого зовут Димой, а также знала и о том, что он младше Ярослава на шесть лет, и что все их родственники не очень его уважают, иногда стараются раскритиковать. Сёстры его считали красивым, но непутёвым, советовали остерегаться. Все доносившиеся до меня слухи каким-то образом всё же действовали на моё подсознание и вселяли к Диме недоверие, но мне кажется, что не очень сильное. Хотя я и никогда в жизни раньше с ним ещё не встречалась – знакомиться в тот день не очень хотелось,- было немного страшновато. Вспоминалось также наше прошлое, когда тётя Валя посоветовала, чтобы мы даже и на свадьбу Диму не приглашали, потому что он может напиться водки и начнёт что-то вытворять. Всех напугает своим поведением и настроение гостей испортится. Верить ей или не верить – я не знала, но всё равно, по какой-то причине, я начала побаиваться этого человека, и при первой же встрече, постаралась в разговоры с ним не вступать. Лучше обойти стороной, чем попасть в нехорошую ситуацию.
Когда мы с Димой впервые встретились - я всего лишь оценила, что обыкновенным мужчиной назвать его трудновато, потому что он очень даже привлекательный на вид, и особенно своим голосом, после чего ушла. И зачем я обратила на него внимание? Не надо было. Жаль, что я об этом ещё не догадывалась. Если бы в тот момент кто-то из ясновидящих подсказал мне сколько всего придётся пережить из-за этого интересного брата, то я бы не поверила. Я сказала бы появившемуся в моей жизни пророку, что он сумасшедший, потому что так не бывает. Ни в одной реальной жизни не встречается таких совпадений. Ну разве что в кино или в художественной книге, но только не в жизни. Кто его знает: может быть именно по этой причине никто мне тогда и не подсказал? Зачем же подсказывать, если я всё равно не смогла бы в такое поверить?!
Через каждые пять или семь дней мы с мужем ходили из его деревни в мой посёлок, чтобы побывать у моих родителей в гостях. Автобусов не было, поэтому мы были вынуждены добираться из одного населённого пункта в другой пешком. Своего сына Русланчика я не в коляске тогда возила, а несла на руках. Потом Ярослав и на работу там устроился, в РТП, ездил велосипедом.
В деревне моего мужа я имела внутреннюю потребность хотя бы раз в два месяца пройтись по безлюдным уголкам природы и полюбоваться, манящей меня своей неразгаданной тайной, красивой местностью. Я помню, как в те дни, меня просто завораживал таинственных шёпот трав и шелест листьев на деревьях. Всегда очень нравились полевые цветы, а также порхающие по ним бабочки и ползающие неповоротливые жучки. Приятно было сесть в тенёк под дерево, на склоне какой-нибудь горы, и долго смотреть вдаль, наблюдая за золотыми волнами солнечного света над прудами и за длинноволосыми ивами, склонившимися над водой. Я то хорошо понимала, что дома меня ждут маленькие дети, стирка, и огород. Знала, что у меня много работы и прогулки на природе осуждались людьми, приравниваясь ко греху. Но я также знала и о том, что всё прекрасное, что я видела вокруг себя, наполнено какой-то неразгаданной тайной, которая связана с загадочными энергиями, и в какой-то степени они по чуть-чуть во мне пробуждались.
Что мы знаем о воздействии красивого на тонкие вибрации души? А почти ничего не знаем. Есть люди, которые осуждают понимание красивого, потому что оно подразумевает и некрасивое, разделяя Бога на части. Но это только теория. Практика говорит о том, что в минуты восхищение чем-то красивым, сравнивать невозможно. Просто видишь, погружаешься в чувства, и кроме этих чувств не существует ничего. Слова «это красивое» приравниваются к словам «я люблю». И разве возможно в состоянии погружения в чувство любви думать, что существует ненависть и сравнивать? Никто и никогда в такие мгновения о ненависти не думает, это точно.
Рамакришна однажды шёл между бороздами рисового поля. Случайно поднял глаза к небу и увидел грозовую тучу, под которой пролетела стая белоснежных журавлей. Это было настолько прекрасно, что дух его унёсся в заоблачные дали и он упал. В тот день он впервые вознёсся в экстазе. Я не верю, что когда душа Рамакришны признала, что журавли прекрасные, то что-то в нём сравнивало эту красоту с воронами или крысами и определяло, что красивее – вороны и крысы или журавли. Теорию можно создать какую угодно, и доказывать своё, но практика открывает, что ощущение прекрасного – это чистая любовь без никакого сравнивания.
В другое время Гедадхар (Рамакришна) в детской драматической группе играл роль Шивы. И на столько прекрасной он чувствовал эту игру, что опять вознёсся в экстазе. После упомянутых случаев прошло несколько десятков лет, и он признал своим любимым учеником Нарена (Нарендраната Датта), который тоже оказался небезразличным к прекрасному. Нарен был очень талантливым: пел, танцевал, увлекался исследованием музыки.
Ещё мы знаем о влиянии прекрасного на людей в книге Джеймса Редфилда «Селестинские пророчества», особенно в описании мистического озарения на горе. Многие духовные практики и писатели давно уже задумались о таинственности непонятных энергий, пробуждающихся под воздействием всего красивого, но объяснить увиденное и прочувствованное какими-то научными методами пока ещё никто не сумел.
Почему у нас появляются сексуальные чувства к тем людям, которых мы считаем красивыми своим телом или душой? А потому что где-то внутри начинает пробуждаться неразгаданная таинственная энергия. И направим мы её на секс или на что-то другое – это уже зависит от нас. Не всегда нам хочется конкретно секса. Если энергия идёт выше, чем только до второй чакры, то мы о своих любимых пишем стихи или песни, стараемся подарить им танец или создать для них необыкновенную музыку.
Иногда я ходила на природу, чтобы прикоснуться к тайне прекрасного, и опять же я не знала и не догадывалась о том, какие чудеса произойдут в моём будущем именно на эту тему. Если бы в то время пришёл ко мне пророк, и хоть намёком намекнул о загадочных энергиях, которые скоро появятся в моей жизни, и о том, что они во мне будут делать, то и в это я тоже не поверила бы, как и не поверила бы в то, что с Дмитрием у меня могут случиться очень нежелательные и страшные приключения.
Я продолжала каждый день молиться Богу и кроме выученных молитв у меня были ещё и свои собственные: «Вечная слава Тебе, Всемогущий Боже, пребывающий на небесах! Услышь меня Господи, и прими моё хваление и прославление Тебя! Вечная слава Тебе, наш Великий Отец, дающий счастье, радость и успокоение каждому сердцу! Я на Тебя надеюсь, как и все, кто Тебя знает, потому что не отвернёшься Ты, Господи, от тех, кто ищет Тебя! Я зову Тебя, Боже, и знаю, что Ты мне ответишь. Покажи мне дивную милость Твою, Спасителю всех, кто к Тебе обращается. Спрячь меня в тени крыльев Своих, потому что Ты – моя скала и моё могущество. О Боже! Небо извещает о Твоей славе, и о деле рук Твоих рассказывает небосвод! Ты поишь меня из потока Твоих сладостей, потому что в Твоём Свете самый наибольший Свет, и в Тебе наш источник жизни!
Спаситель мой! Надежда всех концов Земли, что горы ставишь Своей великой силой, посещаешь Землю и поишь её, щедро обогащаешь, орошаешь дождями и благословляешь её растительность! Пусть прославят Тебя все народы. Пусть веселятся и поют Тебе все племена, и слава Твоя пусть всегда наполняет всю нашу Землю! Вся честь и слава Тебе на веки вечные, наш царь бесконечной вечности, нетленный, невидимый и единый наш Господь Бог! Аминь.» Такие и подобные им молитвы я повторяла каждый день, и очень верила, что Бог услышит меня, отзовётся приятным ощущением в области сердца в ответ на мои молитвы.
Я ходила в православную Церковь, ставила свечки, молилась перед иконами, присутствовала на Богослужениях сколько могла. Но выстоять я имела возможность не до конца, потому что не хватало воздуха, тошнило, было предобморочное состояние. А ещё складывалось так, что на все большие православные праздники я очень сильно болела, и ходить в Церковь я могла только по воскресеньям.
Будучи христианкой, и очень преданной Богу, я постаралась организовать венчание со своим Ярославом. Произошло это в православной Церкви, и в день венчания я была очень счастлива. Корону держала жена Димки – Алина. Её же я взяла и крёстной матерью моего сына. Мне хотелось, чтобы мы были в родственных отношениях с семьёй брата моего мужа и я постоянно способствовала этому. Мои старания поставили меня на очень опасный жизненный путь. Зря я не послушалась тётю Валю, очень зря. Через несколько лет я пожалела, что пошла этой опасной дорогой, обросшей колючками, раздирающими сердце до крови, но было уже слишком поздно.
Чтобы обрести, наконец, спокойствие в нашей жизни, мне хотелось вернуться назад в Бровары, но было одно слишком серьёзное препятствие. Оно зажигало в моём сердце глубокое понимание и сострадание. В записных книжках моего Ярослава я несколько раз вычитала, что возвращаться в Бровары он не хочет, и душа его тянется к природе в сельской местности, и к свободе в собственном дворе, чего невозможно найти в большом городе. Исключительно только по этой причине, и ни по какой другой, я решилась на покупку старенького дома у нас в районном центре. Этот городок находится возле леса, весь утопает в зелени и в цветах, есть речка и много прудов, а также мало отличается от деревни. Для себя я его назвала – Цветущая. На карте мира - совсем не так, поэтому люди меня не поняли бы. Но в сердце моём наш тихий зелёный городок всегда называется – Цветущая.
www.proza.ru/2013/10/08/75

О жизни

главная